home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Колпак медицинской системы плавно поднялся, послышался лёгкий шум вентиляторов, обдувающих распростёртое внутри обнажённое мужское тело, которое через мгновение зашевелилось и попыталось присесть. Удивительно, но он сделал это движение не задумываясь, без всяких усилий. Пётр Рогов, ста сорока двух лет от роду, глава рода Роговых, закончил проходить курс омоложения. Полтора года в специализированной клинике… Мужчина быстро оглядел себя – воистину, наука делает чудеса! Молодое, покрытое упругой кожей тело, восставшие из небытия мышцы, внутри играет сила! Рывком, одним движением выпрыгнул наружу, снял с вешалки одноразовый халат, оставляя за собой следы спецраствора, двинулся к душевой кабине. Перед тем как уложить его на восстановление, мужчину тщательно проинструктировали, что ему предстоит сделать сразу после окончания курса. Вначале – смыть с себя все следы лечения. Затем – переодеться в специальную одежду, после чего пройти в карантинную палату, где ему предстоит провести неделю для тщательного обследования результатов и адаптации к внешней среде. В течение всего этого срока все контакты с персоналом и любыми людьми категорически запрещены. И пройдя адаптационный курс – мало ли какие кардинальные изменения могли произойти за это время на Империи, – он получит новые документы и сможет покинуть стены клиники, чтобы наконец оказаться дома и с новыми силами вгрызться в жизнь.

Первое удивление генерал в отставке испытал, когда ему озвучили срок пребывания в клинике. Вместо обещанного ему полуторагодовалого всего лишь полгода. Оказывается, процесс омоложения удалось значительно ускорить. Нет, он слышал, что подобное ускорение уже давно разработано и испытано. Но всё сдерживалось увеличенным на несколько порядков энергопотреблением, которое ему было не по карману. Да и существующий дефицит ресурсов, львиную долю которых поглощали военные заводы и армия, тоже сказывался на сроках пребывания в регенерационных ваннах. Разобрать организм по винтику, очистить от шлаков каждую клетку, заново переписать ДНК, удаляя возрастные изменения, да мало ли чего приходится делать при такой процедуре! А тут… Он мысленно прикинул, сколько энергии пришлось пустить для столь радикального изменения сроков процедуры, и невольно вздрогнул – сумма была колоссальной. Он бы точно её не потянул. Впрочем, раз медики пошли на такие расходы, то в дело явно вмешался кто-то очень высокостоящий.

Второй раз Пётр Рогов поразился, узнав о том, что наступил мир. Долгожданный для очень и очень многих, хотя и не для него, как ни кощунственно это звучало. Было кое-что, что генерал в отставке хотел вернуть клановцам. И, собственно говоря, лишь из-за этого и решился на омоложение, желая с новыми силами мстить за потерю близкого ему человека. Двадцать шесть лет назад погибла его любимая жена. Поздняя любовь, успевшая родить ему двух сыновей. Светлана ждала уже третьего, когда их полевой госпиталь был расстрелян случайным рейдером саури, умудрившимся прорваться через линию фронта Империи. Убийцу, разумеется, отловили и уничтожили. Но жену ему это не вернуло. И теперь вот мир… Хотя, по здравом размышлении… Нет. Он как-нибудь перетерпит, задавит в себе эту неослабевающую боль, будет хранить её глубоко внутри, но пусть цветут улыбки на лицах людей, дети не лишаются отцов и матерей, а влюблённые никогда не разлучаются.

Информационный голод и его утоление помогли преодолеть инкубационный период, в течение которого его адаптировали к обычной среде, незаметно. Целыми днями бывший генерал Специальных сил Империи пропадал за логгером, установленным в его палате, жадно впитывая всё, что происходило на Руси. Радостное чувство охватило его, когда узнал о невероятных поставках энергоносителей с Фиори. Теперь понятно, почему так сократился срок его нахождения в клинике. А значит, дело не в закулисных играх, а в банальном падении цен на процедуру. Хвала богам!

Затем шок, когда узнал о младшем сыне. Колька уверенно прорывался вверх по иерархической торговой лестнице, уже твёрдо входя в первую десятку корпораций Руси. Ряд новых проектов, которые тот запустил, плюс практически полная монополизация поставок человеческих товаров в кланы… Правда, тут он заскрипел зубами от ненависти и пообещал себе разобраться… Словом, Николай уверенно держал бразды правления семейного предприятия, основанного ещё дедом бывшего генерала.

С огромным удивлением Пётр Рогов узнал о женитьбе русского императора на совершенно никому не известной женщине. Долго всматривался в голографию фиорийки, пытаясь понять, что в ней нашёл Неистовый. И лишь потом сообразил – тыл. Опору. Поддержку. Не было в лице фиорийки, кстати, снова та самая Фиори, жеманности, расчётливости, злости. Огромные глаза, доверчиво смотрящие на мужа и окружающих. Невольно позавидовал Сергею, нашедшему своё счастье.

Словом, дни адаптации пролетели незаметно, и утром очередного дня он уже стоял на пороге клиники, в последний раз смотря на её вывеску. Вдохнул полной грудью пьянящий свежий воздух, сбежал, весело прыгая, по ступенькам. Как же приятно ощущать себя снова здоровым и молодым! Что внешний вид, что внутреннее чувство – двадцатилетний! Так, где тут такси?

– Пётр Михайлович? – прозвучал негромкий голос офицера, затянутого в чёрный мундир личной службы безопасности Его императорского величества.

Рука сама потянулась к виску, но опомнился – он теперь гражданский и отдавать честь не обязан.

– Да, это я. С кем имею честь?

– Прошу простить за назойливость, но с вами хотят поговорить. – Офицер показал на застывший поодаль большой глайдер, матово-чёрный, с наглухо затонированными стёклами. Ох, Тьма…

– А я могу отказаться? – Рогов чуть наклонил голову набок, ожидая приказа идти и не выёживаться.

К его удивлению, офицер кивнул:

– Можете, разумеется. Хотя мы на вас очень рассчитывали, товарищ генерал…

– Мы?

– Пока вы не согласитесь, вам знать, кто именно, не положено.

– Тьма! Я почти сто лет в строю! Сколько раз меня латали – не сосчитать! Только вышел из клиники, и вы хотите меня опять припахать?

– Время такое, Пётр Михайлович. – Лицо безопасника стало суровым.

Но бывший старик махнул рукой:

– Нет уж! Я хочу детей увидеть, узнать, что дома делается… Так что обойдитесь пока без меня! В конце концов, мир подписан, все радуются. Имею я право побыть вольным человеком?! – Он уже начал привычно-начальственно закипать, но офицер, стоящий перед ним, отступил в сторону:

– Раз таково ваше желание, Пётр Михайлович, не буду настаивать. Но если надумаете – милости просим. Ваш опыт бесценен для нас.

Как нельзя вовремя подкатило такси, и омоложенный старик, махнув рукой, полез в машину:

– Нет уж. Если действительно понадобится – сам приду. И без ваших подковёрных игр. Вот они уже где у меня… – провёл ребром по горлу, потом воткнул карточку в приёмник: – Транспортные ворота. Ближайшие. – Это последнее, что услышал офицер в чёрном мундире перед тем, как захлопнулась дверца и машина сорвалась с места…

– Простите, вы кто?

Пётр Рогов с удивлением смотрел на юную испуганную саури за кухонным столом своего дома, что-то нарезающую на большой разделочной доске. Какого…

– Это вы кто?! – Мужчина начал свирепеть – эти твари убили его любимую Светлану! А теперь пробрались в его дом?! Никогда! Ни за что! Он не потерпит этого! И отомстит за гибель жены! Рогов-старший сунул руку в карман камзола, где у него лежал личный бластер, привычный каждому гражданину Империи, стиснул ребристую рукоять. Прикосновение холодного пластика чуть успокоило его. Сдерживая ненависть, он процедил сквозь зубы: – Я – Пётр Рогов. Владелец этого дома. Кто ты, саури? И как посмела войти под мою крышу?!

– Папа!

Отец повернулся на окрик – по лестнице холла спешил Николай. Хм… Раз сын здесь, значит, он может дать объяснения присутствию этой…

Сын раскрыл объятия, крепко стиснул отца, затем отпустил его, оглядывая с ног до головы, восхищённо произнёс:

– Ну, батя! Вообще… Просто фантастика!

Пётр дёрнул подбородком в сторону так и застывшей неподвижно ушастой с испуганным личиком.

– Что это?

Сын скосил глаза, куда показывал отец, и вдруг расплылся в улыбке:

– Ой, батя, тут столько всего произошло! Ты же в курсе, что у нас с кланами мир? Больше того, мы теперь на одной стороне.

– И что? – Тон отца был суров и непреклонен. – Я не потерплю присутствия всяких… в своём доме, сын!

Николай вдруг остервенел. Внешне это было незаметно, но родитель слишком хорошо знал своего сына, чтобы не понять, что тот сейчас чувствует.

– Это, как ты выражаешься, – моя жена, Яяри Рогова! И мать твоего внука. Твой старший сын, Дмитрий, также ждёт детей от своих двух жён, и тоже из кланов! И если ты не готов смириться с тем, что твои сыновья женились на саури… Прости, отец, но мы уйдём из дома. Вместе с нашими семьями.

Николай развернулся, а Петра шатнуло – новость была слишком оглушающей. Как они только могли?! Предать память матери?! Взять в жёны тех, чьи соотечественники убили её?! Он опустился на подвернувшийся стул, предупредительно подставленный сервис-роботом, руки бессильно опали на колени. Саури испуганно закусила ладошку, глядя на отца мужа огромными глазами. Рогов-отец перевёл взгляд на неё, потом на сына, подошедшего к жене и обнявшего её за плечи, что-то шепчущего ей успокаивающее в длинное острое ушко. Саури опустила голову, отводя взор от грозного человека. Секунды раздумья, затем последовал вопрос:

– Ты сказал, что Димка тоже взял жён из кланов? И почему – жён?

О ком шла речь, пояснять не требовалось. Николай ответил:

– Да. А жён – потому что у него их две. И обе уже беременны.

– А где он сейчас?

– На Фиори. Вне Империи. Вместе с семьёй.

Снова воцарилось молчание. Саури прижималась к мужу, боясь его свирепого родителя. Пётр снова смерил сына и его жену тяжёлым взглядом, отвёл глаза, поднялся:

– Фирма как?

– Стоит прочно. Можешь проверить.

Отец махнул рукой:

– Верю. Обманывать не станешь. Но и оставаться под одной крышей с ней… – ткнул пальцем в сторону саури, испуганно прянувшей ушками, – не желаю. По крайней мере – пока. Поэтому уйду я. А там – время покажет.

– Батя! Не делай глупостей!

– Я всё сказал. – Мужчина поправил плащ и вышел из дома.

Куда двинуться? Он действительно не может оставаться под одной крышей с этой… Но Колька явно её любит. И она его, похоже, тоже. Тем более что уже родила… Внука… Не стоит им мешать. Действительно, время покажет… Взглянул на крышу семейного гнезда. В конце концов, ему есть чем заняться. Нажал на кнопку вызова такси и в ожидании его задумчиво пристроился на лавочку возле ворот ограды. Глайдер прибыл спустя десять минут. Из дома никто не выходил. Впрочем, Колька прекрасно знает, что уговаривать отца передумать – бесполезно. Правильно! Наша порода! – с теплотой подумал Пётр. С лёгким гулом машина, украшенная шашечками, замерла перед ним, предупредительно распахнула двери. Мужчина встал и шагнул в салон. Дождался, когда закроются дверцы, назвал пункт поездки:

– В ближайший военкомат.

– Принято, – прозвенел приятный голосок.

Пётр Михайлович Рогов задумчиво смотрел в окно на расстилающийся перед ним город. Сыновей он родил. Дом построил. Деревья посадил. Что ещё нужно человеку? Долг он свой перед семьёй выполнил до конца. Сыновья выросли, у них свои семьи. А что делать ему? Впрочем… Теперь настала пора заплатить Империи. Она дала ему всё. И, раз у него появилась возможность новой жизни, он не изменит своему долгу. Потому что не может поступить иначе. А там пройдёт время, и сможет решить для себя – смириться с произошедшим либо так и остаться одиночкой. Время – лучший доктор…

Глайдер высадил его возле хорошо знакомого здания городского военного комиссариата Империи. Мужчина расплатился, подождал, пока машина скроется с глаз, и шагнул в подъезд через автоматически распахнувшиеся створки. Часовой у дверей проводил его внимательным взглядом, но ничего не сказал. Пётр подошёл к дежурному:

– Где записываться?

Молодой прапорщик устало кивнул на лестницу, ведущую вверх:

– Кабинет сорок семь.

– Спасибо.

Ноги сами внесли его наверх. У названного ему кабинета толпились люди. Рогов терпеливо дождался своей очереди, вошёл внутрь и активировал свой идентификационный браслет, передавая данные. Военком привычным взглядом уставился на данные, затем икнул, снова пробежал глазами строчки, медленно поднялся:

– Товарищ генерал…

– Я в отставке, – сухо произнёс Рогов. – Прошёл курс восстановления. Хотел бы вернуться на службу.

Капитан с уважением кивнул, ввёл данные в логгер, который спустя мгновение звякнул и выплюнул предписание, которое офицер передал добровольцу:

– Вот. Вас, кстати, давно уже ждут.

– Спасибо.

– Транспорт внизу.

Пётр вышел. Внутри всё пело – он снова при деле! «Есть такая профессия – Родину защищать!» Взглянул на текст направления, выхватывая адрес: Красная-одиннадцать. Понятно. Он слышал о ней – новейшая база флота. Значит, в десантуру. Зачем ещё нужен генерал, провоевавший почти сто лет своей жизни?

ТПС набрали энергию, осветив ровным сиянием проход, и Рогов шагнул внутрь, чтобы выйти уже на другой планете и в другом мире. К нему поспешила молодая женщина в строгом мундире, отдала честь:

– Вы генерал Рогов?

– Так точно.

– Я ваш адъютант, младший сержант Лиэй дель Тумиан, господин генерал. Позвольте сопроводить вас?

Пётр кивнул, задумчиво рассматривая заставленное множеством никогда не виданных им раньше кораблей незнакомых очертаний взлётное поле. Перед выходом из приёмного покоя транспортной системы застыл небольшой глайдер. Женщина заняла место водителя, дождалась, пока мужчина усядется, спросила:

– Домой или в штаб части?

– Сначала на склад. Не могу же я предстать перед своими будущими сослуживцами в таком виде? – Он тронул свой плащ.

Женщина кивнула, включая передачу, а Пётр откинулся на спинку сиденья стандартного армейского вездехода. И радость оттого, что он снова на службе, вытесняла его злобу к саури…

– Простите, господин генерал, разрешите обратиться?

– Спрашивайте, сержант.

– А Дмитрий Рогов, который воевал на Фиори, ваш однофамилец?

Дмитрий? Воевал на Фиори? А что такое это вообще, кроме месторождений кристаллов огненных сапфиров?

– Не могу ничего сказать, девушка. Я всего сутки назад вышел из клиники и ничего не знаю, что случилось за последние полгода на Империи. А вот командующего флотом я знавал раньше. Когда-то он воевал вместе со мной.

Женщина промолчала. Похоже, ответ её удовлетворил. Спустя пару минут глайдер замер возле длинного ангара, и Рогов, попросив её подождать, направился внутрь. Лиэй стало скучно, но приходилось терпеливо ждать. Час назад асийчи бесцеремонно вышла на связь с ней и приказала немедленно явиться с машиной к ТПС, где встретить генерала Рогова, прибывающего с Империи. Почему-то аури была встревожена этим известием, но Лиэй не обратила особого внимания на вид военного стратега. По совести говоря, это назначение было непонятным для неё. Но это армия, где приказы не обсуждаются, а выполняются. Явившись к указанному месту, она успела получить ключи от генеральского коттеджа, и когда из системы телепортации вышел высокий крепкий молодой человек, даже обрадовалась – она уже давно отвыкла ничего не делать. В частях специального назначения практически не было свободного времени. И сейчас женщина уже пятнадцать минут страдала от безделья. Поэтому встретила преобразившегося гражданского с радостной улыбкой. Генерал удивлённо взглянул на неё, но промолчал. Уселся снова на заднее сиденье, коротко скомандовал:

– В штаб.

– Есть! – Она рванула глайдер с места.

Пассажир молчал, похоже, ему нравилась быстрая езда. Наконец машина послушно затормозила возле крыльца штабного барака. Пружинистым, лёгким движением генерал перемахнул через борт глайдера, отдал честь вытянувшимся в нитку часовым, вошёл внутрь. Тишина. Потом рявканье дежурного сержанта, офицеров в части практически не было. Ответ привезённого ею человека. Затем хлопнула дверь. Лиэй расслабилась, но тут же замерла в страхе – асийчи… Яяри появилась, как всегда, бесшумно и внезапно.

– Генерал прибыл?

– Так точно.

– Всё в порядке?

– Д-думаю, да. – И едва не упала с водительского кресла – аури улыбнулась и тихо произнесла себе под нос:

– Что ж, господину командующему пора узнать кое-что… – Спохватилась, вперила злой взгляд в Лиэй, процедила: – Забудь, что слышала, ясно?!

– Д-да… – Фиорийка была испугана не на шутку.

Асийчи вновь смерила Лиэй взглядом, потом буркнула:

– То-то же.

…Пётр скучал, ожидая неведомого ему стратега, который должен ввести его в курс дела и обозначить его дальнейшие действия. В принципе человек предполагал что угодно, но только не такое – дверь комнаты распахнулась, и на пороге появилась совсем юная женщина в необычном полосатом платье ало-белого цвета. Что за…

– Господин Рогов? Пётр Михайлович? Генерал в отставке?

– Да. А вы? Что на базе делает гражданский?!

Женщина спокойно подошла к длинному столу и уселась в кресло в его торце, едва заметно улыбнулась, и внезапно бывший генерал понял, что она не человек… Саури? Опять саури?! Но… Нет. Совершенно обычный, как у людей, цвет кожи, карие, правда, очень большие глаза. Ярко-рыжие пышные волосы, завивающиеся в локоны. Только уши длинные, торчат в стороны, заострённые, как у саури. Мутант? Метис? Но откуда? Дети между людьми и саури невозможны! Хотя… И у Кольки есть ребёнок, да и Дима оприходовал сразу двух…

– Прежде всего, Пётр Михайлович, я не мутант и не метис.

– Откуда вы… Читаете мои мысли?! – Человек похолодел, но молодая женщина вновь улыбнулась:

– Нет, мысли я не читаю. Не способна. Но определить по косвенным признакам, что сейчас крутится в вашей голове, для меня нетрудно. Я – аури. Третья раса, вам неизвестная. Контакт Империи с нами произошёл во время вашего лечения. Кроме того, на данный момент само наше существование пока является государственной тайной Империи.

– Третья раса?!

– Да, Пётр Михайлович. Именно так, третья раса, входящая в новый оборонительный союз.

Рогов замотал головой:

– Подождите, милочка, что-то я не пойму. Оборонительный союз… Мы же вроде ни с кем не воюем!

– Пока. Не воюем. – Аури разбила предложение на две части, выделив голосом обе.

Человек посерьёзнел. Поискал глазами, нашёл графин с водой, налил себе стакан, залпом выпил.

– И кто этот наш враг?

– Люди. Русь объявлена «предавшей вид», и на общем совещании ваших человеческих государств принято решение уничтожить граждан империи Русь как расу, ну и заодно нас, дома аури и кланы саури. Естественно, все три означенных народа покорно умирать не захотели. На встрече императора, вождя вождей и великой матери было решено заключить союз. Военный, экономический, политический и… – женщина лукаво улыбнулась, – генетический, Пётр Михайлович.

– Эт-то ещё как?!

– Перекрёстные браки. Между всеми тремя видами разумных. Так что теперь межвидовые семьи для наших народов не редкость. К примеру, у меня уже двое детей. Думали завести третьего, но с этой войной… – Она вздохнула, и Рогов не замедлил воспользоваться паузой:

– А ваш муж – саури?

– С чего вы взяли?! – Яяри даже обиделась. – Бывший пилот, Сергей Стрельцов, ныне – подданный Фиори, граф, по происхождению – русский.

– И… – Генерал чуть наклонил вперёд голову, аури вновь улыбнулась:

– Что? Нормально живём. Во всяком случае, я не считаю себя ущемлённой или обиженной. Да сами посудите: если женщина родила и хочет ещё детей, она несчастна или счастлива в браке?

– Ух… – непонятно почему выдохнул человек.

– Ваши сыновья, кстати, тоже создали семьи с саури. Правда, к старшему, Дмитрию, пришлось приложить некоторые усилия. – Она едва не рассмеялась, впрочем, Пётр это понял без особых размышлений. Уж очень живое личико было у этой… аури. – Да подобных случаев уже полно, господин генерал. Но мы отошли в сторону… – Асийчи поднялась, став пугающе серьёзной. – Генерал Рогов, Пётр Михайлович, ознакомьтесь с приказом Его величества императора Руси Сергея Неистового.

Рефлексы сработали мгновенно. Кулак сам собой влип в плечо, щёлкнули каблуки.

– Во имя Империи!

– Во славу её! – тем же жестом отсалютовала в ответ Яяри и продолжила: – «Назначить генерал-лейтенанта Рогова Петра Михайловича командиром особого соединения, предназначенного для выполнения операций особой важности».

Голова офицера склонилась на миг. Но он тут же выпрямился:

– Но я – генерал-майор…

– Были. Теперь – генерал-лейтенант. Базой части назначена эта планета. В состав входит особый флот, планетарно-десантные силы, части специального назначения, службы обеспечения. Численность личного состава – сто пятьдесят тысяч разумных…

– Разумных?!

Аури кивнула, глядя на нахмурившееся лицо человека. Пояснила:

– Аури, люди, саури и даже фиорийцы. С одной из них, кстати, вы уже встречались. Ваш адъютант, Лиэй дель Тумиан… Мы, три народа, больше не делаем никаких различий между нами. Потому что стоим на одной стороне. И у нас общий враг, безжалостный и беспощадный. Противником принята директива общего геноцида. Поэтому, как вы понимаете, война будет страшной. Нас мало. Даже объединившись, три народа не могут выставить армию, сравнимую с нашим противником: Союзом халифата, партократии и демократов. Но никто не собирается сдаваться и покорно подставлять горло под топор палача. Так что, Пётр Михайлович, сделайте всё, чтобы к началу войны ваша часть была в полной боевой готовности и смогла преподать безжалостный урок всем захватчикам и убийцам.

Рогов молча глядел на неё. Затем кивнул:

– Император не пожалеет о своём выборе.

– Разумеется, – в ответ кивнула и аури. – А чтобы вам было легче входить в курс дела, решено выделить вам своего асийчи. Правда, не первого, а пятого ранга, но гарантирую, вам будет достаточно и его. К тому же девочка подаёт большие надежды, и я лично считаю, что к концу войны Суили получит даже третий ранг. – Приложила руку к виску, едва заметно напряглась, и тут же в дверь комнаты постучали, и генерал-лейтенант Рогов Пётр Михайлович, ста сорока двух лет от роду, но омоложённый, понял, что слово «девочка» этой аури по отношению к вошедшей имеет не фигуральный, а вполне конкретный смысл.

С порога на него таращилась соплячка, которой едва минуло шестнадцать. В таком же невозможном полосатом платье, как и первая асийчи. Только вот полос у неё на юбке было куда больше.


Глава 19 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 21



Loading...