home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Роскошный человеческий глайдер остановился в очень удачном месте. Алия вздохнула – неужели сегодня ей повезёт? Водитель, молодой человек, вышел из машины и устремился к возвышающемуся неподалёку недавно построенному торговому центру. Метиска осторожно направилась к машине. Намётанный глаз заметил, что крышка багажника чуть приоткрыта. Может, удастся чем-нибудь поживиться? Уже два дня у неё не было ни крошки во рту, и пустой желудок всё больше давал о себе знать. Впрочем, Алии не привыкать голодать. Но сейчас, во время сезона плача, голод ощущался как никогда остро. Хвала светлым богам, что из-за проклятой крови людей, текущей в ней, она никогда не болеет морозной лихорадкой и ощущение ледяной ломоты в костях ей незнакомо.

Осторожно, оглядываясь по сторонам, девушка приблизилась к глайдеру, с восхищением обошла его, одновременно внимательно посматривая по сторонам из-под чуть прикрытых век, затем снова вернулась к задней части, присела. Узкая полоска металла скользнула в щель, заёрзала, щелчок, есть! Удача! И – тут же её охватило разочарование. Довольно большой для спортивной машины багажник был практически пуст. Кроме небольшой коробочки из пластика, внутри ничего не было. Тёмные боги! За что ей так не везёт с самого рождения?!

Только собралась выпрямиться, как услышала знакомые голоса, ахнула про себя. Это враги! Банда соседнего квартала! Что делать?! Если они увидят её здесь, убьют на месте. И это если повезёт. В худшем случае утащат к себе и будут насиловать всей толпой, пока не надоест… Взгляд влево, вправо, назад… Решение пришло само. Нырнула в багажник, притянула крышку, удерживая её, чтобы она не закрылась полностью. Как назло, саури замерли возле глайдера, восхищаясь человеческой техникой. Но вдруг их голоса смолкли, бандиты поспешили удалиться. Облегчённо вздохнула, собираясь вылезти, спохватилась – надо чуть обождать, а то выберется прямо в их лапы… Тёмные боги! Машина едва заметно качнулась. Неужели… Рывок заставил выпустить крышку багажника, щелчок замка прозвучал ритуальным похоронным колоколом. Полная темнота, лишь лёгкий гул двигателя и ощущение чего-то нереального. Теперь всё. Конец. Слёзы брызнули из глаз. Наружу ей не вылезти – замок находится в толще пластика, из которого сделан корпус, а когда её найдут…

Движение машины продолжалось довольно долго. Она даже умудрилась задремать, всё равно больше ничего другого не оставалось. Но вскоре стало неожиданно жарко. Настолько жарко, что метиска даже расстегнула толстое фаири. Это через пластик обшивки невыносимо стало печь. Только сейчас Алия сообразила, что это означает – глайдер прошёл через транспортные ворота и теперь она неизвестно где… Тёмные боги! Как вернуться обратно?! Между тем ей становилось всё хуже и хуже, от духоты жутко разболелась голова, и девушка начала задыхаться. А глайдер, судя по ощущениям, снизил скорость и вскоре замер. Если она не выберется из ловушки, ей конец – мелькнуло в затуманенном мозгу, и она со всей силы, что оставалась, грохнула по пластику. Ещё раз и ещё. На следующий удар сил не осталось. Она просто отключилась, тщетно пытаясь вдохнуть воздух. Кислорода практически не было. А потом пришла Тьма, липкая и противная…

Александр с удивлением смотрел на вспыхнувшую перед глазами надпись: «Несанкционированное проникновение». С чего бы вдруг? Пожав плечами, подошёл к багажнику, открыл крышку и застыл, глядя на худое тело, замотанное в тряпки. Поднял голову:

– Ты прав, логгер. У нас действительно гость.

Сильная рука потянула кусок грязной ткани, закутывавший голову лежащей без сознания девушки. Александр вздрогнул – перед ним была метиска. Её ушки были острыми, но не торчащими в стороны, как у обычных саури, а прижатыми к голове.

Тихий стон послышался из багажника. Александр чуть напрягся и застыл на месте – на него смотрели глаза привычного среди людей зелёного цвета. Не серого. Именно зелёного. Человеческого. Метиска слабо пошевелилась, ещё не полностью контролируя тело, но с каждым мгновением в её глазах появлялось всё больше разума. Вот зрачки метнулись влево-вправо, сосредоточились на нём. На красивом, хотя и жутко грязном лице появился ужас.

– Вылезай.

Алия медленно, с натугой, двинулась, кое-как села. Опустила ноги наружу. Потом буркнула:

– Отойди. Мешаешь.

По виду – ровесница. Может, чуть старше – он привычно оценивал метиску.

– Что ты собираешься со мной делать?

– Не знаю. Но выкидывать тебя просто так нельзя. Мы же всё-таки на Империи.

– Империи?! – Алия резко вскинула голову, отчего тряпка, прикрывающая её голову, свалилась окончательно. Густые, хотя и свалявшиеся волосы рассыпались по старому, заплатанному эчче, расстёгнутому спереди. – Это – Империя?! Люди?!

Человек усмехнулся:

– Естественно. Чего ты ещё ожидала? Это – империя Русь. А… кто ты?

Она на мгновение опустила голову, потом буркнула:

– Я – отродье канона.

Её ладошка скользнула внутрь фаири. Вытащила небольшой знак:

– Вот. Мой статус.

Александр нажал кнопку вызова экстренной службы, и когда ему ответили, спокойно произнёс:

– Нелегальный эмигрант из кланов.

– Сейчас будем. Пока задержите его.

– Принято.

Почти тут же донёсся далёкий звук полицейской сирены. Метиска задрожала, озираясь по сторонам. Почему-то ему захотелось утешить донельзя испуганную девушку:

– Не волнуйся. Ничего плохого тебе не сделают.

А с неба уже пикировал глайдер службы охраны правопорядка. Нелегалку усадили в машину служителей, на заднее сиденье. Впрочем, та и не думала сопротивляться, покорно выполняя всё, что ей говорили. Пожилой старший наряда заканчивал брать показания:

– Значит, обнаружили её уже здесь?

– Да, лейтенант. Я закончил курс университета кланов, студент по обмену, стал возвращаться домой, да решил прикупить родным подарков в местном универмаге. Похоже, тогда она ко мне и забралась. А вылезти не успела. – Он кивнул в сторону застывшей за стеклом машины метиски.

Лейтенант кивнул, убирая планшет в чехол, затем спросил:

– А почему сразу, на месте, зайца не высадили?

– Так я спешил и кинул покупки просто на заднее сиденье. У меня же кабриолет.

– Понятно. Извините за… – Не стал договаривать, просто отдал честь на гражданский манер, вскинув руку к виску: – Спасибо за помощь, господин лейтенант.

– Моя честь – моя совесть. – Александр приложил руку к груди.

Служитель закона кивнул, потом уселся в глайдер. Александр стал осматривать свою машину, выжидая, пока полиция уедет. Наконец зашумели мощные турбины. Александр облегчённо вздохнул:

– Уф, всё, – уселся к себе, запустил двигатель и рывком поднял глайдер в небо.

Ему не терпелось попасть домой, пусть он и видел не так давно родителей, но всё равно побыть с ними ему сейчас хотелось больше всего.

…Алия с испугом смотрела на людей. Ничего хорошего она не ожидала. Служители вождя вождей, как правило, не церемонились, а уж люди… Сколько страшных, жутких историй наслышалась девушка за свою жизнь! Да что далеко ходить: её мать, когда ещё была жива, рассказывала, как над ней издевался насильник, заставлял себе прислуживать, надевать развратную человеческую одежду, единственным хорошим было, что он больше никому не позволял воспользоваться телом молоденькой саури, кроме себя. А уж эти звери…

– Приехали, – обернулся к ней старший из служителей, затем вышел, открыл дверцу: – Выходи.

Девушка послушно выбралась наружу. Чудовища даже не позволяют ей спрятать волосы! Какое унижение… Впрочем, у них сейчас, кажется, сезон радости… Её взяли под локоть. Какая глупость! Бежать некуда. Это же не родные миры!.. Двери распахнулись, её деликатно ввели внутрь. К удивлению Алии, в месте закона было пусто. Нет, конечно, трое людей в форме находились внутри помещения, занимая места за своими высокими столами. Удивлённо взглянули на неё. Затем один из них, самый большой, что-то спросил, сопровождающий её старый служитель коротко что-то ответил на грубой людской речи, затем повёл дальше. Открыл дверь, завёл внутрь. В небольшой комнатке, к её удивлению, было даже уютно. Лежак, пусть и привинченный к стене. Плотный пластиковый матрас, ещё – вмурованный в пол табурет. Человек выпустил её руку:

– Побудь пока здесь. В отхожее место не хочешь?

Как грубо! Но… кивнула. Он сделал жест, не понятый ею. Догадался, произнёс на высокой речи:

– Давай за мной. Выходи обратно.

Сияющая чистота, никогда не виданная ею в кланах, – единственное, что запомнилось Алии от посещения уборной людей. Служитель вежливо дождался за дверью, пока метиска сделает свои дела, потом показал, как вымыть руки. Чистейшей водой! Величайшей ценностью для трущоб саури! Для людей же это, похоже, было обыденным… Затем снова отвёл её в комнату. Посадил на лежак. Алия сжалась, ожидая, что сейчас её повалят.

– Побудь пока здесь, а я выясню, что с тобой делать. – Мужчина задумчиво взглянул на девушку. – Помыть бы тебя для начала, вот только на смену дать нечего. Ладно, что-нибудь придумаем… – Он вышел.

Алия облегчённо вздохнула – похоже, пока её оставили в покое… Внезапно лязгнула дверь. Девушка дёрнулась, вскакивая, но, к её удивлению, в комнатку вошёл человек в военном мундире чёрного цвета. Взглянул на метиску и спокойно уселся на вмурованный в пол табурет. Молча уставился на неё.

– Имя?

Дознающий… Она похолодела. Единственным спасением от пыток будет говорить правду.

– Алия Суха ар Каири.

– Отродье канона? – Его бровь дрогнула. Качнул головой в непонятном жесте. – Твой отец был из людей?

Щёки девушки потемнели – ей всегда было стыдно говорить о своём происхождении.

– Да… Простите, не знаю, как к вам обращаться…

– Пока никак. Значит, вот оно что… Мать твоя жива?

– Умерла полгода назад.

– Другие родственники или близкие имеются? В кланах, я имею в виду?

– Никого…

Человек сочувственно вздохнул:

– Значит, сирота. Где жила?

– Под землёй. В туннелях…

Снова непонятное движение головой.

– Работа есть?

– У таких, как я, не бывает честной работы… Никто никогда не возьмёт отродье канона к себе в клан.

Человек в мундире кивнул. Затем вытащил из кармана небольшой плоский предмет:

– Дай свою руку.

Повиновалась, ожидая начала пыток. Закусила губу, чтобы сразу не закричать, не показать, что ужасно боится, не подозревая, что сейчас бледна, словно сама смерть. Почувствовала лёгкий, почти незаметный укол, удивлённо посмотрела на заигравшие по поверхности овального аппарата огоньки. Тот еле слышно прогудел. Человек неожиданно довольно улыбнулся ей:

– Вот и всё. А ты боялась. Сейчас пробьём тебя по базе данных и разыщем твоего отца.

– Отца?!

– Ну да, разумеется. Ты же сирота, выходит? Так что если твой человеческий отец жив, то будет тебя воспитывать.

– Отец?! – Она схватилась за грудь, без сил опускаясь на лежак.

– Именно. Но ничего обещать не могу. Только если он жив. Ну а если нет – не переживай. Наверняка родственники найдутся. У нас семьи большие.

Человек вышел из помещения, что-то громко сказал, Алия не знала людской речи… Спустя минут пять дверь открылась, вошёл тот, прежний служитель:

– Пойдём, девочка.

Всё? Куда её теперь? К счастью, вывели в общую комнату, подвели к свободному столу, на который приковылявший небольшой металлический паук водрузил громадный поднос, полный пищи. Служитель, мягко нажав на плечи, усадил её на ужасно неудобный высокий стул:

– Поешь, девочка. Вон какая худенькая…

Алия осмотрелась. Все занимаются своими делами, никто не обращает на неё внимания. Она несмело взялась за ложку, зачерпнула незнакомую, но, несомненно, вкусную еду, потому что запах от неё исходил просто фантастический, и её желудок болезненно сжался при одном виде пищи. Осторожно положила первую порцию в рот, едва сдержала возглас изумления. Как же вкусно! А это что? Мясо?! Не может быть! Но вот же оно! Рот чувствует все нюансы, все оттенки! Ей дали даже хлеб! Ещё тёплый, почти белый, чуть с желтизной, тающий во рту. А это что? Неужели то самое, о чём она даже не мечтала? От напитка тёмного цвета исходит волнующий аромат. Неужели кофе? Им не жаль такой дорогой еды для отродья канона?! Опустила голову. Давясь непрошеными слезами, торопливо ела. Эти… Люди…

Лёгкое движение воздуха заставило поднять голову – на пороге стоял человек. Тоже в мундире. Только не в чёрном, как у того, что был в камере, а в сером. Чуть прищурившись, человек внимательно посмотрел, как Алия ест. Неприятно, но она выдержит. Человек же, взглянув на неё, двинулся к тому служителю, что мог говорить на высокой речи. Оба возбуждённо загомонили, начали что-то объяснять друг другу, потом тот, что в сером, резко повысил голос, и служитель вытянулся перед ним. Недовольно бормоча, двинулся в угол служебной комнаты, вытащил кучу листов писчего пластика, отдал серому. Тот устроился на свободном месте, самописка замелькала по бумаге. Пока Алия ела, человек закончил писать, вернул уже заполненные листы служителю. Тот недовольно вздохнул, потом кивнул на неё. Человек в сером подошёл поближе, сел на стоящий напротив стул:

– Ты – Алия? Впрочем, чего там, никого, кроме тебя, тут нет… Поела?

– Да… – Она не знала, как обращаться к людям.

– Пошли.

– Куда?! – Испуганно сжалась. Неужели её продали кому-то из людей? То-то служитель так недоволен…

Человек окинул её непонятным взглядом:

– Надо тебя для начала в порядок привести. Не тащить же в таком виде по городу…

А потом началась сказка. Самая настоящая… Едва они вышли из здания служителей закона, как человек мягко, но сильно взял её за предплечье:

– Не глупи только. Договорились?

– Д-да… – кое-как выдохнула она из себя.

Подкатил роскошный, никогда ею не виданный огромный глайдер с непонятными знаками на боках. Наверное, гербы клана. Её усадили на поразительно мягкие подушки, человек устроился напротив неё, внимательно рассматривая девушку. Затем отдал распоряжение, и машина пришла в движение. Серый немного расслабился, затем спросил:

– Алия, сколько тебе лет?

– Двадцать один.

Кивнул:

– Всё сходится. Не волнуйся. И не делай глупостей.

– Да…

Толчок, когда глайдер опустился непонятно где. Двери распахнулись, в проёме появились человеческие девушки.

– Иди с ними. Не бойся.

Серый произнёс эти слова, не сводя с неё своих зелёных глаз. А её уже влекли куда-то внутрь роскошного здания…

…Алексей Сергеевич Кузнецов, брат императора Руси Сергея, задумчиво смотрел на дверь, из которой должна была выйти его дочь. Он был на службе, когда ему позвонил прокуратор Империи Толстиков, его старый знакомый, и ошеломил невероятной новостью. Геноанализатор показал, что нелегальный эмигрант из кланов, случайно привезённый на Русь, оказался его родной дочерью. Сашка уже дома, ждёт его, недоумевая, куда пропал отец. Супруга оборвала всю линию, разыскивая исчезнувшего мужа, а он сидит в роскошном косметическом салоне и ждёт, когда девушку-полукровку приведут в порядок… Двадцать два года назад он даже не думал, что подобное возможно. Что та странная саури, пойманная им в горах, осмелится родить от него. Но вот… Горько улыбнулся, вспоминая всё, что случилось тогда.

Он сдёрнул стандартный мешок с головы захваченной в поиске клановки и едва сдержался от возгласа восторга – мало того что та была гражданской, так ещё и очень красивой. Тонкие черты идеального лица, припухлые губки, и испуг на личике. Понятно почему – ничего хорошего клановка не ждала. Да и не могла ожидать по большому счёту. Огромные глаза привычного для саури светло-серого цвета, коротко подстриженные, но густые волосы пепельного оттенка, великолепная фигура, которую не скрывал и мешковатый комбинезон-хак армейского образца. Только вот выглядела девушка как-то странно. Немного мутные глаза, следы от непонятных пятен на щеках. От неё исходил чуть пряный запах, будивший в нём нечто тёмное, звериное… Алексей ожидал чего угодно, но только не тех чувств, которые мгновенно вспыхнули в его груди. Какая же она… Неожиданно бережно поднял её с колен, затем усадил за стол. Уселся сам, даже чуть приглушил лампу, заметив, как та болезненно щурится от сильного света. Затем внимательно стал рассматривать девушку. Молодая. Лет восемнадцать – двадцать, может, даже меньше. Видно, что только закончила школу. Каким ветром её занесло за линию фронта? Спросил на клановом наречии:

– Имя?

Она равнодушно отвернулась в сторону, монотонно, без малейших эмоций ответив:

– Зачем оно тебе, человек?

По-русски она вряд ли говорит, отметил Кузнецов про себя.

– Для интереса.

– Лучше я останусь безымянной.

– Как пожелаешь. – Он помолчал. Затем спросил: – Ты знаешь, что тебя ждёт, саури?

Она равнодушно пожала плечами:

– Одно из двух, но в любом случае смерть.

И не лгала. Кузнецов видел, что она до смерти напугана, хотя и готова умереть. Единственное, чего она боялась, что её пустят по кругу или сделают секс-игрушкой для солдат… Это мерзко, и Алексей такое у себя в подразделении запрещал категорически… Впрочем… Он усмехнулся, заставив саури побледнеть:

– Тебе, конечно, этого не хочется?

Она вновь пожала плечами и так же монотонно ответила:

– Каждому хочется пожить подольше. Но, похоже, моя дорога закончится здесь. Давай, делай своё дело, человек. Не стоит затягивать. – Облизнула острым язычком вдруг пересохшие губы.

Кузнецов поднялся из-за стола, подошёл к стене, где на небольшой полочке стоял кофейник, обернулся:

– По нашим законам приговорённому к смерти полагается специальный ужин, саури. Ресторана, как ты понимаешь, поблизости нет. Но я могу напоследок угостить тебя кофе. – Смущённо пожал плечами. – Это, конечно, не халифатский «Солнечный» урожая девяносто девятого года, но тоже неплох. Будешь?

Расширившиеся глаза девчонки были ему настоящей наградой. Она, не веря услышанному, слабо кивнула. Человек быстро приготовил напиток, поставил чашку на стол перед пленницей, снова уселся на своё место. Пошарив в ящике стола, нашёл пайковые конфеты, положенные ему по званию, водрузил коробку на стол, затем поднялся, перешёл на другую сторону своей комнаты, уселся на кровать, жалобно скрипнувшую под его массивным телом. Саури вздрогнула, проследив за ним взглядом, а мужчина спокойно улёгся, вытянув ноги:

– Пей. Остынет, будет не таким вкусным.

Она послушно сделала первый глоток, зажмурив глаза от наслаждения и заставив одним движением ресниц снова сбиться с ровного ритма его сердце. Вообще Алексея всегда поражала непосредственность саури. Они словно забывали обо всём, если им что-то нравилось… Девушка пила мелкими глотками, а он, оставаясь в тени, любовался её плавно-текучими движениями. Время шло незаметно. Но почему-то казалось, что секунды свистели мимо его головы, словно лучи бластера. Наконец она с сожалением отставила пустую чашку, нашла его взглядом.

– Жаль, что она всего одна… – едва слышно вздохнула, затем отвернулась к стене. Голосом, из которого вновь исчезли эмоции, произнесла: – Делай то, что положено, человек. Убей меня. Я всё равно ничего не скажу.

Он приподнялся на локте:

– А мне, собственно говоря, ничего от тебя и не надо, саури. Всё, что ты знаешь, мне известно. – Он рывком спрыгнул с кровати, приблизился к ней вплотную, затем заставил подняться, запрокинул ей лицо, чтобы видеть её глаза.

Девушка выдержала, не стала отводить взгляд, полный ненависти и отвращения, сменившийся чем-то таким… И это его отчего-то взбесило. Наружу вырвалось необузданное желание самки… К его удивлению, саури не стала сопротивляться, а сама потащила его к кровати. И то, что было между ними потом, поразило человека до глубины души… Три дня. Три волшебных дня. А на четвёртый девушка словно очнулась от какого-то дурмана, став совсем другой. Забилась в угол, сидела там, еле слышно поскуливая, раскачиваясь из стороны в сторону. Все его попытки вывести саури из этого состояния не увенчались успехом. А ведь уже в голове появились дурные мысли воспользоваться своим положением и увезти её на Империю, поселить где-нибудь под присмотром и жить вместе… Хвала богам, что этого не пришлось делать… Это сейчас он знает, что та глупая девчонка была в период пробуждения после сезона плача и отдалась бы первому встречному, будь он человек, саури или аури… А тогда…

Дверь открылась, персонал салона вывел преображённую девушку. Кузнецов поднялся с кресла, в котором ожидал дочь. Невольно затаил дыхание от её вида. Алия. Его дочь. Несмотря на то что она была старше сына, выглядела куда моложе его. Хрупкая фигурка, точёные черты матери и его глаза. Тонкие руки и ноги. Её волосы уложили в простую, но эффектную причёску, чуть тронули личико макияжем. От саури пахло чистотой и свежестью.

– Идём домой, – машинально произнёс он на русском. Метиска, недоумевая, подняла голову, в его зелёных глазах светилось непонимание. – Поехали, нас ждут, – повторил он на высокой речи.

К его удивлению, девушка словно съёжилась, но послушно шагнула к нему. До дома недалеко. Минут десять лёта. Нормально. Открыл дверцу машины, усадил на диван. Было видно, что девушку бьёт сильная дрожь. Она опустила взгляд, вцепившись в свои колени. Понятно, что жизнь у полукровки в кланах не очень. Но узнать, что родная дочь жила в канализации почти всю жизнь, оказалось шоком.

– Ты умеешь писать или читать?

Кивнула:

– Да… Наш сосед был грамотным, он научил меня всему…

Уже легче. Что только скажет семья?..

Глайдер пошёл на посадку, описывая плавный вираж. Девушка вздрогнула, её опять буквально затрясло, но он протянул руку, мягко оторвал одну её ладонь от колена, накрыл своими руками:

– Не бойся, всё хорошо. Никто тебя не обидит…

Она с надеждой вскинула на него свои, так хорошо ему знакомые глаза, тихо вздохнула, успокаиваясь. Глайдер уже замер на месте, щёлкнула замком, открываясь, дверца.

– Идём. Пора знакомиться с семьёй, дочка…

Девушка ахнула, отшатнулась, но он уже увлекал её из машины, не отпуская руку. Жена и сын замерли на крыльце, напряжённо глядя на мужчину, прижимающего к себе совсем юную саури. Алексей вздохнул, набирая побольше воздуха, затем, специально на наречии кланов, чтобы новообретённая дочь поняла всё, что он скажет, обратился к родным:

– Познакомьтесь, это моя дочь, Алия. Её только сегодня разыскали… Она совсем одна, так что теперь девочка будет жить с нами.

Глаза жены расширились от удивления. Впрочем, Гертруда, на мгновение чуть прикусив губу, расслабилась – явно всё произошло до их знакомства. Так что ревновать глупо. Кивнула, больше не дочери, а самой себе. Она и так переживала, что у них только один ребёнок, но теперь появилась и дочь… Александр, чуть прищурившись, рассматривал Алию.

– А ведь это я её привез на Империю, папа, – произнёс он и стал спускаться с крыльца.

Тут же следом двинулась Гертруда. Алия сжалась, попыталась выдернуть из его руки свою ладонь, но тщетно. Отец… Её обожгло – этот человек её отец! И он хочет, чтобы она жила с ним? Нет! Это невозможно! Ведь она – отродье канонов! У неё нет прав, нет ничего! Любой может её обругать, ударить, просто убить, и ему ничего не будет! А эти, несомненно, богатые люди… Человеки… Просто купили себе игрушку? Замерла на месте, когда жена её… отца… подошла совсем близко, внимательно рассматривая её.

– Посмотри на меня, девочка. – Негромкий мягкий голос, в котором лишь сочувствие, и больше ничего.

Алия нерешительно подняла голову, замерла, встретившись с добрыми серыми глазами.

– Боги… Алёша, у неё твои глаза!

Мужчина, нет, отец издал неопределённый звук, потом заговорил:

– Мне из участка сообщили. Федя Толстиков. Уж больно случай необычный. Взрослая метиска. И – вот… Дочь… Ты, Алия, познакомься. Это моя жена, Гертруда. Твоего младшего брата зовут Александром. Он учится у вас, в Чемье.

Все названные по очереди кивали. А ей было ужасно неловко. Наконец отец отпустил её ладонь. Алия даже обрадовалась, но… Внезапно человечка всплеснула руками:

– Ой, да чего же мы тут стоим? Идёмте скорее за стол! Такое нужно обязательно отпраздновать…

Алия подалась было назад, но тут вперёд выступил… брат… Взял её за руку, буквально потащил за собой в дом. Неуловимым движением сменил положение рук, взяв её за локоть. Девушка попыталась выдернуть руку из его хватки – тщетно. Сила у того была просто невероятной. Двери распахнулись, и спустя миг она оказалась в настолько роскошном, богатом доме, что метиска не могла себе представить даже в мечтах. Высокие потолки, невероятной красоты отделка стен, ковры, гобелены, портреты… Всё мелькало перед глазами, пока её тащили по коридорам и переходам. Наконец они оказались в большой зале, где стоял длинный стол, накрытый белоснежной скатертью. Её бесцеремонно ухватили за плечи, буквально запихнули на место. Затем человек посадил свою матушку, только потом сел сам, с любопытством глядя на неё. Неожиданно открыто улыбнулся:

– Привет, сестрёнка.

И почему-то ей вдруг показалось, что всё будет теперь хорошо.


Глава 21 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 23



Loading...