home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

– Прошу оплатить покупки, господин.

Пётр протянул расчётную карту, саури прокатала её сканером, вернула. Дзинь. Готово. Он ещё раз задержал взгляд на великолепных украшениях натурального жемчуга в три нити, украшенных по центру большим полированным роговиком. Красиво, и изумительно подходит к их глазам. Почему-то при этой мысли стало тепло на душе. Ох ты ж, Тьма! А о девушках забыл!

– Прошу прощения, юили, мне нужен браслет с рубинами и два кольца. Обручальных, лучше белого золота. Без камней.

Саури кивнула:

– Одну минутку, господин, сейчас закончу упаковывать. Или вы хотите всё вместе?

Он замотал головой:

– Что вы, девушка! Два последних украшения сейчас наденут!

– Вы имеете в виду кольца?

– Браслет тоже. – Примерился к её запястью. – Примерно как у вас. Я имею в виду размер запястья.

Саури кивнула, слегка потемнев лицом. Смущается. Он улыбнулся. Наконец с упаковкой было покончено. Алого бархата сердцевидные коробки, перевязанные одной розовой и двумя голубыми лентами. Всё как положено. Одно колье – за девочку, два – за пацанов. Бережно убрал их в рюкзак, висящий на спине. Девушка-продавец снова обратилась к нему:

– Пойдёмте посмотрим, что вы ещё хотели…

Нужная витрина оказалась в другом конце отдела. Его взгляд сразу упал на довольно широкий браслет, покрытый рубинами чистой воды с огранкой в виде ромбов, на основе из чистого серебра. Сразу ткнул пальцем:

– Вот это.

– У вас прекрасный вкус, господин. – Девушка улыбнулась. – И последнее – кольца. Какой размер?

– Ох… Ну, одно на меня. А второе… Моя жена сейчас наверху, в отделе готовой одежды… А мне хотелось бы сделать ей сюрприз… Мы недавно поженились, и это впервые, когда я покупаю ей украшение. Как-то ранее не до того было. Мы оба военнослужащие. Конечно, можно было бы заказать по линии доставки. Но вдруг бы не подошло?

Саури на мгновение задумалась. Потом просияла:

– Айе, вот что мы сделаем! – На лице появилось заговорщицкое выражение. Она выудила откуда-то небольшой переговорник, набрала номер, затем спросила Рогова: – Как выглядит ваша супруга?

– Как выглядит? Она… человек. Точнее, не совсем человек, она фиорийка. Очень красивая, шатенка, волосы заплетены в длинную, до талии, косу. И с ней племянница, она – аури.

– Аури?! – Краска отхлынула от лица продавщицы, и Пётр поспешил её успокоить:

– Да что вы так их боитесь? Ей всего шестнадцать, и у неё только… – Оборвал фразу на середине. Потом договорил: – Она ещё школу не закончила.

Саури чуть успокоилась, потом нажала на кнопку устройства:

– Девочки из семнадцатого отдела, кто обслуживает пару из женщины-человека и аури, отзовитесь.

Спустя миг из мембраны раздался нежный голос:

– Я слушаю. Шатенка, с косой?

– Да. И с ней молоденькая аури.

– Они самые.

– Тут муж госпожи хочет купить ей кольцо, но не знает размера. Можете помочь, незаметно?

– Минутку…

Ответ последовал очень быстро, и спустя пять минут Рогов уже надевал на свой палец обручальное кольцо. Широкий золотой бочонок, совершенно традиционный, как и принято в русских семьях. Второй лежал в кармане его куртки. Рассчитался, поблагодарил продавщицу, и, выйдя из отдела, поехал на второй этаж. Немного подосадовал, что не узнал, на какой стадии у дам процесс переодевания. Впрочем, вряд ли они станут закупать что-либо в большом количестве. К тому же одежды должно быть и дома навалом. Просто сейчас необходимо доехать до усадьбы, а то в осенней тёплой шкуре девчонки спарятся…

В кафетерии было, как и получасом ранее, свободно. Он выбрал угловой столик, сделал заказ. Затем, подумав, изменил его. Все женщины сластёны. Добавил большие пирожные и пару порций мороженого. Без наполнителей, чисто молочного. Вряд ли у себя они видели что-то подобное. Напитки пока не заказывал. Устроился на стуле поудобнее, приготовившись ждать долго. Взгляд упал на пару в другом уголке. Обычный русский парень, довольно молодой. И – военный. Уж что-что, а различать коллег Пётр мог безошибочно, даже в гражданской одежде… Саури – очень светленькая, похожа на продавщицу из ювелирного отдела, но какая-то не такая. Другая форма ушей, не торчащих в стороны, а прижатых к голове, как у людей, и чуть поменьше, просто концы заострены. Короткая стрижка каре. И… Он замер – глаза у этой саури не светлые, цвета пепла, а человеческие, зелёные! Вместе с тем – тонкие черты, и волосы, почему-то вызывающие ощущение золотой поры осени. Непонятно отчего. Сама девушка казалась воплощением чистоты и невинности, от неё исходило нечто вроде сияния душевной теплоты и… дома. Настоящего родного дома, где родился ты, твои родители, родятся и твои дети… Так вот как будут выглядеть его внуки, когда вырастут?..

Пётр откинулся на спинку стула, попытался представить себе взрослых внуков и внучку. Вздохнул – старый он дурак. Столько лет прожил, а ума не нажил. Что толку, что заслуженный генерал, ветеран войн и победитель во множестве операций? Дом, семья, дети, внуки – вот что больше всего нужно такому, как он. А война… На то он и мужчина, чей долг и святая обязанность защищать свой дом, своих детей, свою страну… Рогов не выдержал, поднялся и направился к столу заинтересовавшей его пары. Лицо молодого человека стало злым, похоже, его уже достало всеобщее внимание, да и лицо девушки изменилось, став… испуганным.

– Что…

– Генерал-лейтенант Рогов Пётр Михайлович. Прошу прощения, что побеспокоил… – Одновременно извлёк из кармана свой жетон, подтверждающий его слова. – Просто… даже не знаю, как вам сказать… У вас очень красивая спутница, молодой человек. Я поражён её красотой. – Он поклонился необычной саури.

Когда выпрямился, молодой человек стоял навытяжку:

– Лейтенант Кузнецов Александр Алексеевич, господин генерал! А это – моя сестра, Алия Кузнецова.

– Ещё раз прошу прощения за беспокойство, господин лейтенант, госпожа… – Ещё раз поклонился девушке. – Был рад знакомству. – Краем глаза заметив, как в дверях возникли Суили и Лиэй, разыскивая его взглядом, извинился: – Простите, мои спутницы прибыли.

Позади них маячила незнакомая саури в униформе магазина со считывателем в руках. Рогов махнул им рукой, пояснив молодым людям:

– Жена и племянница. Простите великодушно. – Кивнул и поспешил навстречу дамам.

Те преобразились, сменив свои туалеты. Особенно великолепно выглядела фиорийка в лёгком светлом сарафане, чуть приоткрывающем грудь, зато длинном до пола. На аккуратных ножках – лёгкие сандалии. Выглядела Лиэй ровесницей сидящей за столом метиске.

– Добрый день, сьере, досы…

– Здравствуйте, господин, юили…

Из-за спины Лиэй показалась Суили, и Пётр едва сдержался, чтобы не отвесить девчонке подзатыльник – аури вырядилась в короткие шорты, оставляющие открытыми три четверти бедра, и короткий топик, едва прикрывающий недозрелую грудь.

– Тьма, Суили! Ни стыда ни совести!

– Бу! – наклонилась та вперёд и высунула язык.

Лиэй опешила:

– Асий…

– Перестань проказничать!

Если саури растерялись при виде девушки-аури, то молодой человек, наоборот, рассмеялся:

– Сколько знаю светлых, у всех девчонок одно на уме – лишь бы подразниться!

Спустя мгновение смеялись все. Потом Александр взглянул на коммуникатор, охнул:

– Сестрёнка! Всё, бежим! Наша очередь подходит! Досвидания. Господин генерал, дамы… – Помог спутнице встать, поддерживая её за локоть. Бережно повёл к выходу.

Пётр вздохнул – стало завидно… Спохватился:

– Девочки, за стол. А то мороженое растает.

– Мороженое? А что это такое? – опять высунулась асийчи.

Он изобразил грозную физиономию, сделал вид, что хочет дать ей подзатыльник. Та испуганно присела, прикрывая голову ладошками.

– А вот пока не попробуешь, не узнаешь. Идёмте.

Помог аури встать, подхватил и Лиэй под руку, повёл к столу. Хвала богам, что розетки сохраняли заказ в целости. Открыл крышки и, подавая пример, первым съел кусочек угощения. Девушки осторожно, даже испуганно, попробовали. А потом… Он смотрел, как обе, забыв обо всём, уплетают невиданное лакомство. Суили вообще перемазалась, глотая свою порцию большими кусками и щурясь от удовольствия. Он ещё никогда не видел её такой счастливой. Когда с мороженым было покончено, обе девушки откинулись с блаженным видом.

– Кому кофе? Кто будет чай?

– Кофе. Если можно, господин генерал, – синхронно выпалили обе, и Рогов порадовался – похоже, вечно печальная Лиэй чуть-чуть оттаяла…

Когда с напитками и пирожными было покончено, он извлёк из кармана коробочки с подарками. Подвинул браслет Суили:

– Надень.

Та открыла, восхищённо ахнула:

– Какая красота! – Торопливо застегнула браслет на тонком запястье, закрутила перед собой рукой. – Прелесть! Чудо!

Лучи солнца, проникающие через панорамное стекло во всю стену кафетерия, заставили рубины искриться и играть множеством лучей.

– Носи. – Перевёл взгляд на вновь потупившую голову фиорийку: – Госпожа дель Тумиан, дайте, пожалуйста, мне вашу руку.

Та вскинула глаза, но послушно протянула над столом кисть.

– Правую, пожалуйста, Лиэй.

Девушка переменила руку. Пётр бережно надел ей на безымянный палец кольцо.

– Это мне? – ахнула фиорийка, заливаясь краской. – Но я не могу! Оно очень дорогое!

– Это подарок, Лиэй. Носите. У меня, кстати, такое же. Только побольше. – Он продемонстрировал свой «бочонок» на пальце. Затем окинул дам взглядом – что же, с лирикой покончено, пора за дело. – Едем, девушки? Времени у нас не так много.

…Глайдер-такси замер у порога семейного дома Роговых. На мгновение у Петра перехватило дыхание, сжалось сердце. Слишком много хорошего было с ним за время жизни здесь. И встреча с будущей женой, и рождение детей, и… Помог девушкам выйти из машины, расплатился, отпустил транспорт. У Суили округлились глаза.

– Какой большой дом! Это ваш, господин генерал?

– Разумеется. Иначе бы нас здесь не было. Идёмте, девочки.

Дверь автоматически открылась, и Рогов-старший испытал облегчение, что не придётся доказывать логгеру-управителю свою персону. Едва переступил порог, как навстречу выкатились сервис-киберы, обрадованно засвистели, махая манипуляторами. Спутницы генерала напряглись, и мужчина ощутил их испуг, постарался успокоить:

– Это домашние слуги. Не волнуйтесь. – Поднял голову к потолку: – Мажордом, кто дома?

– Никого, хозяин. Средний хозяин в роддоме, забирает своих жён. Младший хозяин на Империи, по делам фирмы. Его супруга и ребёнок с ним.

– Понятно. Нам нужны две комнаты. Одну для девушек, одну для меня.

– Ваша спальня свободна. Дам разместим на втором этаже.

– А где живут Дмитрий и его жёны?

– Средний хозяин занял для себя и семьи спальню в правом крыле.

– Понятно. – На миг задумался. – Всё ли приготовлено для прибытия моих внуков?

– Да, хозяин. Доставлены колыбели и проведена полная уборка помещений.

– Отлично. – Он опустил голову, окинул девушек взглядом. Спохватился: – Мажордом, когда Дмитрий должен вернуться домой?

– По словам среднего хозяина, через четыре часа.

– Значит, у нас есть ещё время. Мажордом, обед в полдень. Как обычно, на внутренней террасе.

– Будет исполнено, хозяин, – откликнулся управляющий домом логгер.

Пётр облегчённо вздохнул:

– Идёмте, девушки.

В пустоте дома шаги отдавались гулким эхом. Лиэй невольно поёжилась, потом чуть слышно произнесла:

– Пусто…

– Это пока. Скоро приедет старший сын с жёнами и детьми.

Женщина покраснела от смущения:

– Извините, сьере генерал, но, глядя на вас, мне как-то не верится, что у вас уже совсем взрослые сыновья и внуки. Выглядите вы совсем юным.

– Знаю. Такова медицина. Вы же, кажется, тоже пользовались услугами имперских медиков? – Зря он это сказал. Фиорийка сразу замкнулась. Её лицо стало сумрачным, и Рогов поспешил извиниться: – Простите, Лиэй. Не хотел вас обидеть.

– Вы не обидели, сьере генерал. Просто напомнили мне о том, что я хотела бы забыть. – Но её лицо говорило об обратном.

Хвала богам, что они уже пришли. Рогов толкнул двери, створки бесшумно раскрылись.

– Вот, девочки, ваши покои на эти сутки.

Неугомонная Суили, до этого вежливо молчавшая, уже привычно высунулась из-за спины Лиэй и ахнула:

– Светлые боги! Какая роскошь!

Роскошь? Пётр недоумённо заглянул в комнату – с чего аури взяла? Что тут роскошного? Ничего кричащего или помпезного. Роговы не любили излишней показухи. Наоборот, всё скромно, даже аскетично. Кровати в углах комнаты, набор мебели, состоящий из одёжного шкафа, стола с встроенной панелью управления, нескольких кресел и пары стульев. Ах да. Ещё – дамский столик… Пожал плечами:

– Ты что, Суили? Никакой роскоши. Не понимаю, о чём ты. – Взглянул на таймер. – Ах да, девушки, через два часа обед. А пока отдохните, примите ванну. – Он прошёл через комнату, открыл двери, показывая, где находится отделанная чёрным мрамором ванная комната. – Остальные удобства – там, – ткнул пальцем в сторону туалета. – А здесь – гардероб. Выбирайте всё, что требуется. Можете не волноваться – это никому не принадлежит, всего лишь образцы товаров. Так что пользуйтесь со спокойной совестью.

– Образцы товаров? – наморщила лоб Суили.

Лиэй же молча стояла, держа в руке небольшой пакет со своей старой одеждой. Он объяснил:

– Мои сыновья управляют семейным предприятием – сетью магазинов и торговых центров. В одном из них мы, кстати, сегодня и делали покупки. – Усмехнулся. – Понравилось?

Обе кивнули. Кажется, Лиэй начала успокаиваться…

– В этих местах торговые отделы сдаются в аренду другим производителям и продавцам. Но хозяин места должен же знать, чем будут торговать от его имени, согласны?

– Это справедливо, – пропела аури, фиорийка молча прикрыла глаза в знак согласия со словами мужчины.

– Поэтому нам постоянно присылают образцы продукции. Так что в доме полно всего, чего душе угодно. Тут и одежда всех видов и фасонов, и обувь любых размеров, бытовая техника… Проще сказать, чего у нас нет, чем перечислить то, что имеется. Выкидывать, сами понимаете, жалко. Да и будет выглядеть неуважением к тем, кто с нами работает. Поэтому приходится хранить. – Вздохнул. – Скоро места не будет… Ой, ладно. Отдыхайте. А я лично спешу помыться. Надо обязательно с дороги. И – да, вот ещё что: если нужна косметика или духи, там её тоже полно. – Ткнул в сторону комнаты хранилища.

И поспешил выйти, оставляя девушек одних. Не успел отойти от дверей, как услышал восторженный визг аури:

– Айе! Сколько тут всего!..

Он удовлетворённо улыбнулся – много ли надо совсем неизбалованной, как стало ясно, девочке? Совсем чуть-чуть… Вошёл в свою комнату, в ней ничего не изменилось с тех пор, как он лёг на процедуру омоложения. Прошёл на середину и замер перед портретом жены. Светлана навсегда осталась молодой и красивой. Ему было уже почти сто лет, когда они встретились в госпитале, куда он приехал навестить раненого сослуживца. Строгая молодая врач выгнала его из палаты да ещё прочитала нотацию по поводу того, что раненым вредно употреблять спиртное. А он, выслушав с покаянным видом лекцию о вреде алкоголя, вдруг выпалил, что ему настолько понравился этот рассказ, что неплохо бы госпоже стать его женой, чтобы он мог слышать её милый голосок каждый день… Роман был бурным и коротким, через месяц они поженились, а вскоре родился Дмитрий, а потом Николай, двое мальчишек. Света хотела ещё детей, но им пришлось расстаться на долгое время – его, тогда ещё полковника, перевели на другой участок фронта. Её госпиталь остался на прежнем месте и попал под прорыв саури. Выживших не было. Клановцы не стали высаживаться, а просто разнесли планету на куски аннигиляционными бомбами. Так что даже тела не осталось, чтобы похоронить жену на семейном кладбище. Впрочем, из ста сорока могил больше сотни там были символическими, пустыми. Роговы нечасто умирали своей смертью. Чаще погибали в сражении, на чужой планете, в космосе, иногда вообще пропадая без вести. Такова была судьба и многих семей Руси. Сколько помнила себя Империя, она практически всегда воевала. С другими человеческими государствами, разевающими свой рот на то, что принадлежало русским, с саури…

Он сел на кровать, глядя на портрет жены, затем глухо обронил:

– Прости, Света. Но я устал быть один…

Затем подошёл к портрету и накрыл его шторой. Убирать его куда-нибудь в подвал Пётр даже не думал, но и выдерживать её взгляд с портрета тоже больше не мог.

Горячая ванна принесла облегчение. Когда кожа заскрипела под мочалкой, сполоснулся, тщательно вытерся мохнатым полотенцем, обернул им бёдра, двинулся к шкафу. Надел бельё, задумался, глядя на ряды вешалок, что надеть по столь знаменательному поводу, как первое появление внуков в доме? Помедлив, выбрал классический костюм-тройку светло-зелёного цвета, подходящий по цвету к его глазам. Тёмные туфли на каблуке с серебряной цепочкой сзади и с острыми носами дополнили ансамбль. Добавил белую рубашку. Ни галстук, ни бабочку Пётр надевать не стал, да и воротник-стойка не подходил для этой модели мужской одежды. В принципе он готов.

– Хозяин, стол накрыт. Прошу на обед.

– А, спасибо за напоминание.

– Всегда рад служить вам, хозяин, – радостно откликнулся логгер дома.

Рогов встал, снова задержался перед портретом жены, решительно сдёрнул укрывающую его ткань. Хватит. Он выдержит. Чего бы это ему ни стоило.

– Мажордом, сколько времени осталось до прибытия Дмитрия?

– Примерно один час, хозяин.

– Хорошо, – кивнул, словно кристаллический разум нуждался в этом, решительным шагом вышел из своей комнаты и двинулся на веранду, где был накрыт стол. Взглянул на белую скатерть, покрывающую длинную столешницу, на приготовленные сервис-киберами приборы. Неплохо. – А где дамы?

– Спускаются, хозяин.

И верно, из автоматически раскрывшихся дверей на веранду шагнули две женские фигурки. Суили сменила свой наряд на довольно смелый для аури ансамбль. Пётр едва заметно улыбнулся – аури скопировала наряд сестры того лейтенанта. Точнее, нашла похожий, и, надо заметить, он ей идёт. Белые, облегающие бёдра брюки со стрелками, длиной до щиколотки, сверху – светло-голубая блуза с короткими рукавами. Кроме того, аури опять умудрилась изменить причёску, а впрочем, нет. Просто тщательно расчесала волосы и прихватила их заколками, найденными в дамском столике. Подаренный ей браслет красовался на левом запястье. Лиэй же…

Рогов замер, поражённый до глубины души. Фиорийка выглядела как юная девушка на первом балу. Длинное белое платье, свободное внизу и облегающее вверху, показывая начало ложбинки груди идеальной формы, также свободные, расширяющиеся к кистям рукава из газовой материи, не скрывающие формы точёных рук. Медового цвета волосы она расплела, прихватив на конце простым белым бантом. Теперь они почти доставали до аккуратных пяточек, выглядывающих из белоснежных бальных босоножек с плетёным верхом, заканчивающимся где-то вверху. Подойдя к столу, Лиэй смущённо улыбнулась, крутя на пальце подаренное кольцо.

– Логгер сказал, что обед готов, – смущённо прошелестела она, и внутри Петра всё замерло на мгновение.

– Да, разумеется. Присаживайтесь, да…

– Хозяин, прибыл младший хозяин с женой и дочерью.

Николай?! Со своей… Дёрнулся, но тут же взял себя в руки.

– Мажордом, ещё два стула и приборы. И пусть мне принесут из моей комнаты коробку, перевязанную розовой ленточкой. Она на столе.

– Будет исполнено, хозяин.

– Пригласи их сюда.

– Исполняю, хозяин.

Пётр развёл руками:

– Простите за задержку, дамы. Младший сын приехал с семьёй.

Обе кивнули, затем сделали шаг от стола, с любопытством глядя на двери, ведущие на веранду. Долго ждать не пришлось. Створки разошлись, и на пороге появились две фигуры. Рослая – Николая, тоненькая и хрупкая – его жены-саури. Сын буквально тянул за собой свою половину. По её тёмным щекам было видно, что она испугана. Позади них плавно двигалась робоколыбель, где, по всей видимости, спала малышка. Подойдя ближе, сын остановился, с тревогой глядя на отца. Даже напрягся, но Пётр был спокоен. Внимательно посмотрел на саури. В прошлый раз он практически и не видел её. Как понял, что у той длинные уши, так сразу перед глазами возникла пелена, и дальше он только орал.

– Бать…

– Привет, сын.

Выдохнул – невестка была красивой. Даже очень красивой. Только вот хрупкой, словно тростинка. Хотя… Всё, что надо, – кругленькое. Типичные для кланов волосы пепельного цвета, длинный тонкий прямой носик, пухлые губки идеальной формы. Одета просто, в свободное платье, под которым угадывается… Да ну?! Опять?!

– Это что? – бесцеремонно ткнул пальцем, естественно не касаясь, в живот невестки, прижавшейся к мужу. – Колька, шалопай, вы что, ещё одного ждёте?! И мне не сказали?

Пискнул сервис-кибер, сунув принесённый подарок в руки хозяина. Пётр протянул снохе коробочку:

– По русскому обычаю, в честь рождения внучки… – Имя снохи, хотя слышал его всего лишь раз и в гневе, мгновенно всплыло в памяти: – Яяри… – Открыл крышку.

Молодая женщина ахнула, несмело взглянула на свёкра. Такого юного на вид, но… Саури помнила, как он ревел в доме раненым зверем, когда увидел её на кухне. Потом хлопнул дверью и ушёл… И вот… Перевела взгляд на содержимое коробки и – изумительной красоты колье… Из натурального жемчуга. Она видела такие в каталоге, но не осмелилась просить мужа, уж слишком оно было дорогим. Тот и так её баловал… Между тем Рогов-старший трижды слегка чмокнул её в обе щёки.

– Показывай дитя, дочка.

Дочка?! Неужели он признал её? И этот подарок… Яяри готова была расплакаться от счастья, но сдержалась, сглотнув возникший в горле ком, буквально на цыпочках подвела отца к колыбели, где под силовым колпаком сладко спала Светлана. Она не возражала, когда супруг решил назвать их дочь именем своей матушки. Наоборот, была этим горда.

– Вот… батюшка…

Обращение легко слетело с её языка, и тут же она испугалась – не слишком ли рано она осмелилась назвать его отцом? Впрочем, тот даже улыбнулся, услышав это слово. На мгновение прижал к себе сильной рукой, и саури ощутила его стальные мышцы. Дедушка взглянул на сладко спящую малышку. Яяри прошептала:

– У неё ваши глаза…

– Я знаю.

Изумлённый взгляд снохи был ему наградой. Пояснил, тоже шёпотом:

– Видел. – Не будешь же объяснять, что встречался с сестрой незнакомого прежде лейтенанта… Отступил от колыбели, увлекая её за собой. – Как назвали, Коля?

Тот опустил глаза к полу.

– Бать, не ругайся только. Светланой. Как маму…

Его будто обожгло, стало тяжело дышать, но тут же перед ним возникла Лиэй, протягивая высокий бокал с водой. Он сделал жадный глоток, другой.

– Спасибо… – Взглянул на сына, на сноху. – И вам тоже. – Беспомощно улыбнулся: – Не знаю, как вы, а мы с дороги проголодались. Будете с нами?

– Конечно, батя! – пробасил сын и испуганно взглянул на колыбель, потом облегчённо вздохнул: – Уф… Никак привыкнуть не могу.

Яяри легонько шлёпнула его по руке:

– Сколько раз тебе говорила, не кричи. Ты же дома.

– Угу, – наклонился к ней, чмокнул в щёчку. Потом взглянул на фиорийку, замершую рядом с отцом, отметил кольца на пальцах обоих, и его глаза расширились.

– Батя, это то, что я думаю? – Напрягся в ожидании ответа, но отец отрицательно мотнул головой:

– Пока… – специально выделил это слово, – нет. Но думаю, только пока. Познакомься – мой адъютант, младший сержант Лиэй дель Тумиан, она с Фиори. А это, Лиэй, мой младший оболтус, Николай. Его жену зовут Яяри. Как видишь, она…

– Я знаю, господин генерал, она соотечественница моей императрицы, Ооли Прекрасной…

– Тем лучше, что знаешь. А вот эта красавица – Суили. Мой военный стратег.

– Военный стратег?! – изумился Николай.

Впрочем, другой реакции генерал и не ожидал. Усмехнулся:

– Поверь, сын. Я ничуть не шучу. Суили не просто аури. Она – асийчи.

Яяри всхлипнула, сидя рядом с мужем, начала закатывать глаза.

– Что с ней?!

Николай побелел, торопливо подхватив жену. Аури спокойно встала со своего места, наполнила стакан водой из графина, затем со всего маха плеснула в лицо саури. Та опять всхлипнула. Задышала, раскрыла глаза, едва не выскакивающие из орбит.

– Слышь, ты, мелкая! Ещё раз вырубишься – приснюсь тебе ночью и буду гонять по всей планете! У-у-у! – Она оттянула пальцем правое веко и высунула язык. Потом тут же стала серьёзной. – Яяри, ты забыла, что мы теперь союзники? Так что не стоит бояться. Ой… – Аури замерла, глядя в дальний угол веранды, где располагался выход, – двери вновь распахнулись, и на пороге появилась громадная мужская фигура с двумя саури под руку. Позади них медленно плыла колыбель.

При виде отца и Николая Дмитрий словно споткнулся, саури привычно спрятались за его спину. Затем он неуверенно произнёс:

– Батя… Ты?..


Глава 24 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 26



Loading...