home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

– Я не выдержу! Я больше не могу!

В воцарившейся в тибе тишине хлёсткая пощёчина прозвучала пушечным выстрелом. Александр Кузнецов, хозяин дома, с удивлением взглянул на Арну, свою соученицу, которая отвесила оплеуху начавшей впадать в истерику незнакомой ему студентке.

– Молчи! С нами Аалейк, поэтому мы останемся живы!

И такая фанатичная вера в него полыхнула в глазах второй красавицы кланов, что ему на миг самому стало не по себе, и молодой человек отвернулся, снова уткнувшись в окно, за которым творился апокалипсис. Чуть больше тридцати девяти часов назад он вернулся в университет Чемье, чтобы забрать свои документы и передать тиб, в котором жил на предыдущем курсе, обратно в учебную часть. Поспешил в ректорскую, но, увы, шла торжественная линейка по случаю открытия нового учебного года. Поэтому, пристроившись к своей группе, где он сразу был радостно зацелован и заобниман до полусмерти счастливыми от его появления девчонками, человек спокойно ждал, пока читающий напутственную речь ректор, умудрившийся пережить сезон плача, закончит свою болтологию. И в высшей точке кульминационного момента землю тряхнуло. С треском лопнули витражи, осыпав студентов осколками цветного стекла. Александр рефлекторно прикрыл голову, оборачиваясь к окну, но в этот момент яркая вспышка едва не ослепила его. На мгновение в стену впечатались изумительно чёткие силуэты теней, тут же погаснув, но ещё несколько мгновений мельтеша перед глазами рентгеновскими снимками. Что за… Впрочем, он, холодея, уже осознавал, что это такое – ядерный взрыв. И не так далеко от университетского комплекса. Судя по всему, бомба или ракета накрыла отстоящий недалеко от учебного комплекса город. А тело уже действовало само – он дёрнул аль Айири, старосту группы, замершую в ступоре, за плечо, разворачивая к себе и рявкнул ей в лицо:

– Хватай девчонок и бегом в мой тиб! Ясно?

Та склонила голову, выпрямилась, отчего стеклянное крошево посыпалось с её накидки, и выдохнула:

– Да, Аалейк! – Тут же выкрикнула: – Девочки! За мной!

Он же бросился к трибуне, на которой неподвижным изваянием застыл старый саури:

– Уводите всех в убежище! На планету напали!

Его слова сыграли роль катализатора, благодаря которому ректор очнулся и завизжал:

– Разве найдутся святотатцы, которые посягнут на многовековую историю Чемье?! Уйди, человек! Нам не грозит никакая опасность!

Александр на мгновение опешил: старик что, совсем помешался?! А, Тьма! Лично он умирать не намерен! Рванул назад, пробираясь через запаниковавшую толпу к выходу, на миг затормозил, когда его ухватили за рукав. Обернулся – перед ним была староста параллельной группы:

– Что происходит, Аалейк?! – Глаза саури были круглыми от ужаса, но девчонка оставалась восприимчивой к словам.

– Нападение! Планету бомбят враги! Нужно прятаться в убежища! Есть такие в университете?

Девушка торопливо замотала головой:

– Никто никогда не осмеливался нападать на Чемье! Это святотатство!

– О, Тьма! Понятно! Ты мне веришь?!

– Да!

– Бегом собирай своих, хватай всех, кого можешь, и ко мне в тиб! Там есть шанс уцелеть!

– Но…

– Или вы умрёте с остальными, или выживете!

Саури больше не колебалась: ухватила кого-то за руку и потащила к выходу. И вовремя – новый взрыв снова заставил землю дрогнуть. Кузнецов не раздумывая протолкался к окну и выпрыгнул наружу. То, что он увидел, заставило его прикусить губу – уродливые грибы ядерных взрывов клубились на горизонте, расползаясь мрачной стеной смерти. Новая вспышка. Он прикрыл глаза ладонью, отворачиваясь. Сзади из пошедшего трещинами здания раздался ужасающий тоскливый вой. Из окон, из дверей густо повалили саури, к его удивлению, все бросились в разные стороны, кто куда. Лишь бы подальше отсюда. Не думал он, что студенты так легко ударятся в панику… Заметил, как одна из девчонок-первокурсниц активно машет своим покрывалом, привлекая внимание. Рванул к ней, уже подбегая, услышал её голос:

– Группа «Зайхе», ко мне! Не паникуем! Сейчас всё выяснится!

На её голос проталкивались малолетки, как звали первокурсников. Вывалился из толпы перед ней:

– Ты – староста?!

– Да, ююти!

– Бери своих, кого ещё подберёшь по пути, и бегом в тот тиб! – Ткнул пальцем в своё жильё. Предупреждая вопросы, сразу добавил: – Там убежище!

– Да, ююти!

Девчонка склонилась в поклоне, потом снова замахала своей тряпкой, громко крича:

– Группа «Зайхе»! За мной! Берите с собой всех, кто рядом! Быстрее!

Как ни странно, возле неё начали собираться не только члены её группы, но и другие саури. Очередной взрыв тряхнул землю так, что глинобитные стены учебного корпуса пошли глубокими трещинами. Александр пришёл в ужас – ещё одна бомба, и здание рухнет, похоронив под своими обломками кучу студентов и преподавателей! И к тому же… Обернулся – да, именно так. Новый гриб вырос куда ближе к университету, чем раньше. Лихорадочно прикинул: у него не больше десяти минут. А, Тьма!

– Бегом! Бегом! За мной! – И устремился к тибу, по пути ухватив кого-то за руку.

Он перемахивал через растительные ограды; тот, кого тащил за собой, негромко поскуливал, совсем как маленький щенок, но упрямо бежал за ним. Успел вовремя – возле тиба уже толпились те, кто его послушал.

– Мажордом, впустить всех! Начать запуск эмиттеров силового поля!

Одновременно с уходом массивного бронеполотна двери в стену послышалось негромкое жужжание, переходящее в гул. Из стены выехали рогатые устройства, по которым начали струиться волны силового разряда. Саури замерли, но он, напрягая связки, проорал что было сил:

– Бегом внутрь! Или сейчас умрёте!

Этого оказалось достаточно: все начали ломиться в тиб. Впрочем, народу оказалось немного, так что, едва Александр, последним, как и положено командиру, вошёл внутрь, массивные двери наглухо закрылись, и с успокаивающим рёвом силовой купол встал на своё место, закутав тиб коконом радужно переливающегося пузыря. Снова тряхнуло, но теперь Кузнецов не боялся – они внутри, а экран выдержит и не такое. Торопливо раздвигая саури, прошагал к лестнице, взбежал по ней на галерею.

– Мажордом, по щелчку моих пальцев включи трансляцию.

– Будет исполнено, хозяин.

– Сколько у нас гостей?

– Сто два разумных, хозяин.

– Напряжённость защитного экрана?

– Шестьдесят процентов, хозяин. Но это нормальный режим.

– Знаю. Что у нас с энергией?

– Есть запасной реактор, можем подключить, если потребуется.

– Понятно. Держи пока про запас. Связь с городом есть?

– Отсутствует, хозяин.

– С посольством?

– Отсутствует, хозяин. Никакой связи нет.

Вздохнул. Затем щёлкнул пальцами:

– Старостам учебных групп немедленно подняться на второй этаж и пройти в учебный класс.

Саури одновременно вскинули головы к потолку, с которого раздался его голос. Потом он заметил, как кто-то начал проталкиваться через толпу к лестнице, удовлетворённо кивнул и вошёл в помещение. Спустя минуту в комнату вошла аль Айири, затем ещё три незнакомых ему девушки и с ними староста параллельной группы.

– Присаживайтесь, юили. Для тех, кто меня не знает, представлюсь: меня зовут Александр Кузнецов, я студент по обмену из империи Русь. Закончил второй курс Чемье, переведён на третий. И – вот ещё… – Он вытащил из внутреннего кармана своего форменного кителя студента жетон вождя вождей. – Чтобы вы не переживали за своё самоуправство и за то, что послушали меня…

Экран полыхнул ярким жёлтым светом, но выдержал, лишь на мгновение его жужжание поднялось до басовитых нот и опять стало прежним. Снизу послышались испуганные крики, а он медленно встал:

– Впрочем, думаю, наказывать вас будет некому…

В тибе резко потемнело, и логгер-управитель включил свет. В окнах клубилась пыль, время от времени по экрану пробегали разводы, иногда, когда в перестроенную поверхность ударялись обломки зданий или камни, вспыхивали яркие огни…

– Только что нас накрыла ядерная боеголовка. Чемье больше нет.

– К-как нет?!

Он махнул рукой в сторону окна:

– Сами смотрите. Правда, придётся подождать, пока пыль осядет…

В это время огненный протуберанец буквально растёкся по экрану, окатив кокон до самой крыши. Кто-то внизу завизжал, кто-то заплакал. Александр уселся обратно на стул.

– Есть вопросы?

Аль Айири первой открыла рот:

– Откуда у тебя это? – обвела вокруг рукой.

Человек улыбнулся:

– Помнишь, кто учился с нами половину сезона плача?

– Снимаю вопрос. – Она на мгновение опустила голову, потом опять вскинулась: – А…

– Подожди немного, Лейя. Сейчас, девочки, все идём вниз. Проверяем наличие студентов и составляем список. Если есть раненые, поднимать сюда. Поможем. У меня здесь аптечки и ещё кое-что. Так что никто не умрёт. Питание и вода имеются в достатке. Хватит на всех…

Тиб снова тряхнуло, и снизу опять послышались испуганные крики. Упёрся взглядом в первокурсницу:

– Имя?

– Муай аль Тенне, ююти. Староста группы «Зайхе».

– Молодец, Муай. Другим с тебя надо брать пример, не растерялась, отреагировала сразу.

– Спасибо, ююти. – Девушка слабо улыбнулась. – Мне пришлось в детстве побывать под бомбёжкой… Мой клан с Юзона.

– Понятно. Ладно, девчата. Вот вам… – Выдвинул ящик стола, высыпал горсть самописок и блокноты. – Переписываем своих, потом тех, кто не из ваших групп, смотрим раненых, затем думаем, что нам делать дальше. Силовое поле нас защитит, так что бомбардировка нам не страшна. – Хотел добавить «если только не сбросят десант», но не стал пугать народ. В конце концов им и так сейчас… Махнул рукой: – Всё. Идите. И – всех пострадавших сюда…

Купол поля вновь вспыхнул ярким светом, опять взревели эмиттеры. На этот раз гул возвращался к норме куда медленнее, и Александр понял, что рвануло совсем рядом.

– Мажордом, поднять наверх вооружение и броню.

– Исполняю.

Ни на что не надеясь, вытащил из кармана коммуникатор, попытался набрать номер – тщетно. Аппарат был мёртв.

В дверях появилась тонкая фигурка, нерешительно замялась на пороге. Вскинул голову:

– Ты чего? Заходи.

Девушка поклонилась и засеменила к нему.

– Что у тебя?

Она чуть прикусила нижнюю пухлую губу, затем осторожно стала заворачивать разодранный в клочья рукав форменного фаири. Увидев длинную резаную рану, Кузнецов едва не присвистнул – ого!

– Садись. – Вытащил из тумбочки аптечку, приложил к ране. Аппарат сразу загудел, замигал индикаторами. У саури начали округляться глаза, рот открылся, но он успел рявкнуть: – Молчать! Это кибернетический лекарь. Сейчас обработает твою рану, и даже шрама не останется.

– Айе… – изумлённо выдохнула девушка, забыв об испуге. Покосилась на медленно ползущий по руке овал аптечки.

Щелчок. Аппарат убрал ножки, отвалился от аккуратно зашитой раны, заклеенной биопластырем.

– Всё. А ты боялась. Давай следующего.

Саури торопливо вскочила, коротко поклонилась, выбежала со счастливым лицом из комнаты.

Ещё пришлось подлечить пять саури. Основное – резаные раны от разлетевшихся витражей, но таких больших, как у первой, больше не было. Мелочовка, можно сказать. Ну и один вывих. Тут пришлось вызвать на помощь киберов, и те быстро справились с вправлением сустава. Тем временем девушки составили список уцелевших. Получилась сборная солянка: все три курса и даже один профессор, точнее, профессорша из новеньких. Если бы Александр не узнал о статусе девушки, бывшей буквально на два года старше его, никогда не поверил бы, приняв её за старшекурсницу. В его дела педагог не вмешивалась, скромно сидя на стуле в кабинете и заинтересованно оглядываясь по сторонам, благо посмотреть было на что. Тут и ударная музыкальная человеческая установка, и развешанные на стенах инструменты и картины, да и сама обстановка помещения, тоже очень непривычная, на взгляд кланов.

Решив первоочередную задачу, человек принялся за остальное. Прежде всего затребовал от мажордома сведения о ситуации за стеной силового поля. Сведения поступили неутешительные – уровень радиации нарастал с угрожающей скоростью. Похоже, нападавшие не жалели боеприпасов, желая превратить планету в обугленный шарик. То, что официально целью этой войны должен был стать тотальный геноцид, Александру было известно. Но одно дело – представлять это как-то теоретически, другое – оказаться под ядерной бомбардировкой своей собственной персоной. Земля непрерывно вздрагивала, пыль заволокла воздух, скрывая свет местного солнца. Снаружи быстро холодало, и логгер-управитель запустил системы отопления. Впрочем, энергии было в избытке, и дополнительный расход человека не напрягал. Хуже было с едой, но на месяц собравшимся хватило бы гарантированно. Впрочем, столько сидеть здесь Александр не собирался – либо враг уйдёт сам, либо, точнее, скорее всего, придут наши и отгонят. Или уничтожат. В любом случае безнаказанной эта бомбёжка не останется. Ну а как только на орбите Чемье появятся наши корабли, он даст сигнал бедствия и их эвакуируют. Правда, будет сложно из-за радиации, но, насколько он может судить по непрерывно меняющимся данным, коалиция использует боеголовки с быстро расщепляющимися изотопами. Но пока это лишь догадки. Всё станет ясно к утру. Сектор обстрела быстро смещается, взрывы уже не так близко от бывшего учебного городка, уходят к югу. Так что можно надеяться на лучшее. Оторвался от списка, взглянул на послушно замерших на стульях старост и профессоршу, улыбнулся, что сразу успокоило присутствующих саури.

– Что ж, девочки и девушка, можно сказать, что нам повезло. Мы остались живы. Сейчас в тибе сто два разумных, из них мужского пола, кроме меня, двое. Один первокурсник и один второкурсник, остальные – дамы. Сложная ситуация, но ничего проблемного я не наблюдаю. Пока распорядок дня следующий: в двенадцать часов – обед. В девятнадцать – ужин. Еды у меня хватит на всех… – Лукаво прищурился: – И кофе тоже. – Кивнул вскинувшей привычно руку аль Айири: – Что, Лейя?

Та негромко спросила:

– Как думаешь, нас спасут?

И сразу четыре пары светлых глаз присоединились к её взгляду.

– Разумеется. Даже не сомневаюсь. Скажу больше: скоро, очень скоро, может, даже завтра. На орбиту Чемье выйдут корабли Объединённого флота, и напавшим придётся ответить за всё.

– Ты так думаешь? – Это вмешалась юили профессор.

– Я это знаю. Русские своих не бросают. Так что нам тут недолго сидеть. И бояться нечего. Силовой экран рассчитан даже на полное разрушение планеты и выдержит и не такое. Так что ваша задача, девочки и девушка, чтобы народ оставался спокоен и не впадал в крайности. Паника в замкнутом пространстве – страшная вещь. Пусть старшекурсники расскажут молодёжи об университете и его традициях, поделятся своими впечатлениями, помогут друг другу привести себя в порядок. Если что необходимо, спросят у сервис-киберов или мажордома. Главное, всем найти какое-нибудь занятие. Чтобы никто не сидел без дела. Именно оно приводит к самому плохому.

В комнате воцарилась тишина. Потом первокурсница Муай задала вопрос, который волновал всех:

– А как думаете, ююти, кто-нибудь ещё уцелел? Из студентов?

Неприятный вопрос. Но…

– Не знаю. Если у кого-нибудь в тибе было убежище или хотя бы силовой экран, то вероятность имеется. А если нет… Боеголовки данного типа считаются грязными.

– Грязными? – удивлённо переспросила староста параллельной группы, и он кивнул:

– Да. Хотя после взрыва радиация спадает буквально за сутки, но и поток поражающих факторов превосходит обычные ядерные заряды на порядок. Фактически, если бы не экран… – ткнул пальцем в желтоватую стену пузыря силового купола, – мы уже были бы все мертвы. Без исключений.

– Кто ты на самом деле, Аалейк? – Безапелляционный тон профессорши заставил его на мгновение напрячься и вновь расслабиться.

– Не понимаю смысла вашего вопроса, юили.

Огромные глаза молодой женщины опасно прищурились.

– Ты слишком много знаешь для обычного студента.

Усмехнулся:

– Скажем так, не совсем обычного, юили. Я же человек. Подданный империи Русь.

– И что?

– Прошу прощения, юили профессор, вы же в Чемье первый год? – неожиданно для Александра в их диалог вмешалась староста его группы.

Саури повернулись друг к другу.

– Да, первый. Я прибыла в университет всего два дня назад и ещё не успела изучить студентов.

– Скажу лишь одно: половину прошлого учебного года в нашей группе вёл занятия Аалейк. И по результатам этой учёбы вся наша группа сдала экзамены за курс без замечаний. Более того, ряд наших курсовых работ был аттестован как уровня доктора наук.

– Что?!

Аль Айири довольно кивнула, окинув победным взглядом своих соплеменниц:

– Это так. Добавлю: занятия Аалейк вёл прямо здесь, в этом тибе. И даже смог организовать экскурсию в учебное заведение Империи. Мы ездили всей группой и пробыли на Руси целую неделю. Ознакомились с организацией учебного процесса у людей, жили в их общежитии, общались с их студентами и нашими, переведёнными на учёбу к людям.

Профессор дёрнула головой:

– Но как?! Разве такое возможно?! Есть учебная программа, есть педагоги…

– Прошу простить меня, юили… – на этот раз встряла староста параллельной группы. – Прошедший сезон плача был очень тяжёл для университета. Многие педагоги просто физически не смогли вести занятия, и половина групп нашего курса занималась самоподготовкой. И мы очень завидовали девушкам из группы человека.

– Завидовали?! – Удивление молодой профессорши было настолько уморительным, что улыбнулся не только Александр, но и остальные, даже первокурсница.

– Завидовали, юили. Вы знаете, что такое горячая вода в сезон плача? Или не ощущать солнечную недостаточность? А уж сама учёба у Аалейка… Наши подруги давали нам конспекты его лекций, и, признаюсь, мои подруги не раз обращались в ректорат с просьбой перевести их в группу человека.

– Стоп, девочки. Хватит петь мне дифирамбы. Потом расскажете юили всё, что посчитаете нужным. А сейчас мне надо отдать мажордому кое-какие распоряжения. Например, приготовить обед на всех…

– Но мы же… – осеклась Муай.

Александр кивнул:

– Нельзя есть пищу, приготовленную вне клана. Знаю. Только я – не клан. И манипуляторы сервис-киберов не являются руками. Поэтому питайтесь спокойно.

…Сотрясения почвы становились всё слабее, хотя взрывы следовали один за другим. Просто бомбардировка уходила всё дальше и дальше. Начала спадать, как и говорил Александр, радиация. Хотя количество пыли, поднявшейся в воздух, зашкаливало все пределы. Саури, получив свои порции, с аппетитом ели пусть и непривычную, но очень вкусную еду. А когда роботы разнесли всем кофе, всеобщее обожание достигло такой плотности, что его можно было резать ножом и намазывать на хлеб. Обследовав раненых и убедившись, что проблем с ними не возникло, а парнишка, получивший вывих, уже практически здоров, Александр поднялся к себе. Дал команду киберам готовить спальные места. Улёгся на кровать, свесив ноги на пол. Радует, что взрывы бомб уже практически не ощущаются, да и уровень радиации упал уже вчетверо. Но возникает угроза десанта… Хотя вряд ли. После такой бомбардировки не уцелеет ничто… Закинул руки за голову. Сколько им ещё придётся пробыть под куполом? Конечно, на глазах девушек он бодрился. Делал уверенный вид, улыбался. А что ещё остаётся? Нельзя давать саури впасть в панику, дать понять, что он сам ничего толком не знает и ни в чём не уверен. Нет, конечно, в кое-чём, естественно, уверен. Скажем, что скоро сюда придут наши. Хотя бы разведчик, чтобы выяснить, что стало с планетой. Ведь, насколько он понял, планетарные ворота накрыли сразу же, чтобы не дать перебросить помощь и войска и заодно не допустить эвакуации гражданских. Так что пошлют корабль. А мажордом тщательно сканирует окружающую среду, чтобы засечь сигналы содружества. Сигнатуры сканеров у наших и у демократов совершенно разные. Тут ошибиться невозможно…

Внезапно пискнул сигнал в коммуникаторе. Этого не может быть! В бушующей вокруг радиационной буре давится любой сигнал! Или кто-то выбросил стационарный портал с корабля? Да ну! Это невозможно. Наверное, просто случайная помеха. Напрягся, поднеся аппарат к глазам. Тишина. А может…

– Мажордом, принимаешь ли ты какие-нибудь сигналы искусственного происхождения?

Тот отозвался немедленно:

– Да, хозяин. На северной оконечности бывшего университетского городка зафиксирован МЗК, малый защитный, или силовой, купол. Но напряжённость их поля не сравнить с нашей. И она быстро падает.

– Что?! Чего же ты молчал, железяка?!

– Прошу меня извинить, хозяин, но только сейчас появилась возможность их обнаружить. Потому что до этого уровень радиации не позволял моим сканерам нормально функционировать.

– Понятно… Быстро достать из бункера мою броню и спасательный комплект.

– Исполняю. Предлагаю использовать сервис-киберов и ваш контейнер, в котором хранится глайдер.

– Зачем?

Судя по всему, под куполом есть уцелевшие, а контейнер, который сейчас исполняет роль гаража, стандартного космического типа и может защитить разумных от радиации снаружи. Сервис-киберы же могут доставить его к малому куполу и обратно.

– Годится. Глайдер переместить в зону нашего силового поля. И подготовь медкапсулы. Малый экран вряд ли мог защитить саури полностью. Так что им наверняка понадобится медицинская помощь…

– Ваша броня, хозяин. – В спальню вошёл кибер, неся на своей спине массивный кофр военного образца, в котором хранилась личная броня лейтенанта.

Александр подошёл к контейнеру, ткнул сенсор. Раздался негромкий гул, длинная упаковка развалилась на две части.

– Помоги одеться, – отдал указание киберу.

Тот вскинул манипуляторы, и первый элемент защитного костюма был извлечён из контейнера…


* * * | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 2



Loading...