home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

– Вытаскивайте, только осторожно!

Девушки молча потащили раненых из контейнера. Сорок восемь саури, обожжённые, зияющие открытыми ранами, в обугленных одеждах. Можно и нужно бы использовать сервис-киберов, но они проходили дезактивацию. Александр сдёрнул с головы шлем, вытер перчаткой потный лоб. Ему пришлось помучиться, пока смог доставить контейнер с выжившими к себе в тиб. Те были уже на последнем издыхании. Батареи, потому что генератора у этих студентов не было, умирали, и экран с каждым мгновением становился всё прозрачнее. Радиация же снаружи зашкаливала, не говоря о том, что и земля снизу защитного купола тоже начинала фонить. Конечно, уровень угрозы быстро падал, но… не так скоро, чтобы саури выжили без защиты. К тому же температура внешней среды быстро, даже слишком быстро уменьшалась, а как ушастые переносят холод, человек знал не понаслышке. Поэтому пришлось торопиться. Хвала богам, что ему удалось запихнуть всех в контейнер до того, как энергия купола окончательно иссякла, и теперь нужно было срочно приводить раненых и облучённых в порядок.

Мажордом в авральном темпе провёл диагностику, и наиболее пострадавшую студентку уже запихнули в капсулу, заранее извлечённую из заглублённого бункера под полом. Впрочем, ещё пятеро нуждались в неотложном лечении, иначе могли не дожить до утра по часам тиба. Так что, как только состояние девушки стабилизируется, её извлекут из-под крышки и положат другую. Пока же их жизнь поддерживают аптечки. Впрочем, есть вариант уложить раненых в стазис-анабиоз, но у него ограничен срок, всего двое суток. И если в течение этого времени пострадавшие не получат квалифицированную, а главное, специализированную помощь, то их можно будет только похоронить…

Человек отщёлкнул ранец, начал отстёгивать элементы брони, аккуратно укладывая их в кофр-хранилище. Процокал в полной тишине по полу первый кибер, прошедший дезактивацию, завозился возле капсулы с лежащим в ней телом. Александр бросил взгляд на суету и собрался идти наверх, ему просто необходимо было немного отдохнуть и собраться с силами. Короткая вылазка сожгла столько нервов и отняла столько сил, что он еле двигался, сильно подозревая, что выход наружу не останется без последствий для его организма.

– Лейя, остаёшься за старшую в тибе. Мне нужно немного полежать.

Усилием воли подавил головокружение и, пошатываясь, направился к лестнице. Внезапно кто-то из девчонок нырнул ему под мышку, упёрся плечом. От усталости даже не понял кто. Но явно из своих, из его бывшей группы. Закинула его руку себе на плечо, потащила. Александр с трудом передвигал ноги, напрягая все оставшиеся силы. Кое-как добрался до комнаты, буквально рухнул на кровать, ощущая сквозь какую-то пелену, что его переворачивают на спину, затем стаскивают с него одежду. Накрывают одеялом, а потом что-то обжигает его кожу, и огненные струи начинают растекаться по телу. А потом пришла темнота, вязкая и мерзкая, в которую он начал своё бесконечное падение…

Проснулся, чувствуя себя намного лучше, чем прежде. Прислушался – в тибе стояла тишина. Свет приглушён, обычный зеленоватый полумрак. Хотел встать, но, к своему изумлению, обнаружил возле себя светлую макушку, потом сообразил, что его кто-то обнимает. Как когда-то Сайя… Сглотнул комок, образовавшийся в горле. Кто? Измученное личико, удивительно светлая для саури кожа, точёные черты… Арна? Точно, она! Арна аль Даркса. Первая красавица Чемье и вторая кланов. Что на неё нашло? С чего бы вдруг неприступная красотка решилась забраться к нему в кровать? Нет, какие-то знаки внимания девушка ему оказывала, но всё больше на словах, а тут вдруг…

Мучительно захотелось пить, кое-как приподнялся и тут сообразил, что в постели кроме Арны есть кто-кто ещё… Одна саури слева, вторая – справа. Только вот вторая была ему совершенно незнакома! Совсем девчонки с ума сошли? Или уже не верят в спасение и решились на… На что? Он вряд ли был в состоянии сделать что-то. Под руку попал знакомый овал аптечки. Ох ты ж… Кажется, кто-то оказался умным и использовал аппарат для его лечения. То, что нахватался радиации да ещё едва не надорвался физически, было понятно сразу. Да ещё спалили мышечные усилители. Но по крайней мере он жив и…

Кое-как выбрался из-под одеяла, изо всех сил стараясь не потревожить спящих девушек. Достал из шкафа спортивный костюм, бесшумно ступая по приятно пружинящему полу, направился на кухню. Там горел свет, к своему изумлению, обнаружил там Муай из первокурсниц. Саури удивлённо вскинула громадные глаза при его появлении.

– Живой! – произнесла счастливо, и по её лицу разлилась облегчённая улыбка.

– А что со мной будет?

– Кофе хочешь?

Кивнул, потому что пить хотелось с каждым мгновением всё сильнее. Саури метнулась к синтезатору, притащила две кружки. Одну ему, вторую себе.

– Чего не спишь? – спросил он после того, как опорожнил треть ёмкости.

– Дежурю. Моя смена. Мало ли что… – кивнула на тёмное окно, за которым искрился силовой щит.

– Это ты зря. Мажордом, если что, предупредит.

– Знаешь, как мы перепугались, когда он объявил, что ты без сознания?! Главное, из-за своей дурной мужской гордости никому ничего не сказал! Твоя подруга в истерике билась!

– Моя подруга? – Александр удивлённо взглянул на покрасневшую девушку.

– Да, подруга. Аль Даркса. Разве не так?

Вздохнул:

– Никогда не придавал её словам особого значения. Думал, просто болтает…

– Как же! Она просто без ума от тебя!

– Ну ладно, хватит об этом. Раненые, кого я притащил, как?

Муай облегчённо выдохнула:

– Состояние стабилизировано, смерть никому не угрожает. Сейчас там лечат остальных пострадавших. Мы составили список, он в той комнате… – ткнула пальцем в стенку, за которой находилась классная комната, – оставила на столе.

Александр мягко улыбнулся:

– Спасибо. Но пожалуй, тебе тоже лучше пойти спать.

– Почему? Мы решили…

Он вскинул руку, останавливая её:

– Я всё понимаю. Но у нас есть куда лучший, чем ты или кто другой, дежурный, который никогда не спит.

– Кто? – Недоумение девушки было слишком явным, чтобы его игнорировать, и он сжалился над саури:

– Логгер-управитель тиба. Я его зову мажордомом.

– Айе… Я поражаюсь, Аалейк, сколько сюрпризов в твоём тибе… – Зябко поёжилась, потом зевнула. – Действительно, хочется спать. Только где мне пристроиться? Твои машины выдали всем складные лежанки, а мне…

– Можешь идти спать ко мне. На кровати полно места. Там таких, как ты, можно десяток уложить.

Девушка отчаянно покраснела, а человек махнул рукой:

– Главное, в серединку не лезь. А я сейчас кое-что проверю и тоже приду.

Саури залилась краской ещё больше, но согласно кивнула и ушла, а он двинулся в кабинет посмотреть список. Тогда, во время спасательной операции, ему некогда было разглядывать тех, кто под прикрытием антирадиационного покрывала выбирался из уже сдохшего купола в контейнер, потому что изо всех сил прижимал спецткань к земле. Разбушевавшийся ветер, несущий облака радиоактивной пыли, в мгновение ока мог превратить всех саури в лужи светящейся протоплазмы. Так что, кого он притащил в тиб, ему было интересно.

Вышел из кухни, подошёл к ограждению галереи. Всё пространство первого этажа занимали раскладушки. Самые обычные человеческие раскладушки, конструкция которых не менялась тысячелетия. Если не считать самого спального места. Раньше его изготавливали из обычной прочной ткани, сейчас же – из мягкого полипласта, принимающего форму тела. Ряды спящих саури, накрытых обычными армейскими человеческими одеялами. Никто не раздевался, просто сняли обувь, кто-то скрутился в клубочек, кто-то, наоборот, раскинулся спокойно и привольно. Кое-кто сдвинул свои спальные места вместе и плотно придвинулся друг к другу. Мерное дыхание спящих успокоило Александра.

Замерший в углу сервис-кибер взметнул вверх свои манипуляторы, приветствуя хозяина, но тот сделал знак рукой, останавливая машину. Студентам и так выпало за сутки слишком много, пусть спят спокойно. Вошёл в класс, сразу увидел листок писчего пластика, покрытый убористым почерком, зажёг полный свет, благо в помещении Александр находился один. Раненые, которых он притащил, расположились во второй спальне.

Пробежал листок глазами, уже привычные крючковатые письмена саури складывались в знакомый текст: десяток второкурсниц, один парень, две первокурсницы, остальные – третий курс. Всё бы ничего, но все они оказались хотя и из разных кланов, но с одной планеты. И то, что саури прятались под МЗК группой, будучи разношёрстной по составу, но, как видно, зато крепким землячеством, говорило о многом. Ну да ничего страшного. Если что, он их задавит. Да и девчонки поддержат. С этой стороны ничего не угрожает.

– Мажордом, что у нас снаружи?

– Сенсоры принимают остаточные следы разрывов. Но сейчас область бомбардировки смещена почти на тысячу километров к югу. Радиация упала почти до безопасного уровня, хотя наружу выходить категорически запрещено. Я счёл возможным снизить напряжённость нашего щита на десять процентов для экономии энергии.

Александр вскинул голову:

– Это не доставит проблем?

– Нет. Мои сканеры уже могут полностью контролировать область безопасности.

– А орбиту?

– Пока нет. Единственное, что я улавливаю, – сигнатуры вражеских кораблей. Их около ста штук, точнее определить не могу. Количество скачет из-за пыли, забивающей чувствительность систем.

– Ясно… – протянул человек. – За время моего, так сказать, отсутствия были ли между саури конфликты, ссоры, драки?

– Один, хозяин.

– Причина? – Александр напрягся.

– Вы, хозяин.

– Я?!

– Юили Арна аль Даркса и юили Хейя аль Туири не могли решить, кто из них разделит с вами ложе. В конце концов Лейя аль Айири предложила им обеим лечь с вами, хозяин, предоставив дальнейший выбор вам. На том конфликт был разрешён.

– Ага. И, как обычно, у всех на глазах?

– Нет, хозяин. Разговор происходил наедине, в вашей комнате. Кроме их троих, никого не было. Поправка, сейчас в вашей кровати три саури…

– Знаю, Муай-первокурсница. Я сам её отправил туда спать. – Человек устало махнул рукой. Потом, чуть помолчав, спросил: – Есть что-нибудь ещё, что я должен знать?

– Да, хозяин.

– И что же?

– Не могу утверждать точно, но произошло смещение оси вращения планеты. Во всяком случае, так утверждают полученные мной данные.

– И чем это нам грозит?

– В краткосрочной перспективе – ничем. В долгосрочной – значительным изменением климата.

– Ясно. Маяк пространственного телепорта мы можем запустить?

– Нет, хозяин. Несмотря на падение уровня угрозы, возмущение структуры пространства слишком велико.

– Понятно…

– По моим прогнозам, безопасный переход можно будет совершить через десять – двенадцать дней.

– Были бы они у нас…

– Защитный купол может держаться свыше ста восьмидесяти дней, хозяин.

– Купол-то продержится. А вот саури… У них нет моей подготовки.

– Верно, хозяин. Позвольте предложить занять их делом.

– Каким? – Александр махнул рукой в сторону стены, за которой бушевала страшная буря.

– Почему бы вам не продолжить читать лекции?

– Лекции? – Человек задумался. Интересное предложение. Только уместно ли в их положении? Ладно. Утро вечера мудренее, как говорится. Поднялся, коротко бросив: – Я – спать.

– Принято, хозяин, – послушно откликнулся мажордом.

Александр посетил отхожее место, привёл себя в порядок и вернулся в спальню. Муай пристроилась к новенькой саури. Как её там? Хейя? Интересные у них имена. Сразу можно определить, к какому из кругов принадлежит клан. Если в имени сдвоенная гласная буква, значит, это кланы первой сотни. Если же привычное, хотя и необычно звучащее из одиночных гласных и согласных, все другие. «Ас» между именем и двойным названием клана – семья вождя вождей. «Ал» или «ил», без мягкого знака, – первая полусотня кланов. С мягким знаком – вторая полусотня. «Ир» или «уль» – соответственно вторая и третья сотня кланов в Багряной книге. Ну и так далее. Так что все три девчонки одного уровня, что, честно говоря, даже радует. Не будет никакого задирания носов друг перед другом. И так далее, чего он очень не любит.

Сбросил с себя одежду. Осторожно, чтобы никого не потревожить, скользнул под одеяло. Хм… а спать с девушками очень приятно… Ровное уютное тепло с обеих сторон. Интересно, как Рогов управляется со своими двумя саури? И как те вообще могли решиться на то, чтобы стать жёнами одного мужчины? И ведь как-то уживаются между собой. Тьфу, Тьма! Лезет же дурное в голову…

Как-то неожиданно уснул. Сразу. То ли от усталости, то ли приятные девичьи тела по бокам. Непонятно. Зато так хорошо!.. Проснулся оттого, что кто-то уж слишком нагло начал по нему шарить руками. Мягкая ладошка скользнула по груди, потом к нему прильнули два мягких бугорка, и чья-то головка устроилась на плече. Только хотел открыть глаза, как с другой стороны началось то же самое. Но… Уже более откровенно. Касание бархатистой кожи, поскольку претендентка действовала более решительно и явно избавилась от одежды, начало его… хм… заводить. Неимоверным усилием воли сдержался, чтобы не подать голос, потому что невольно стало интересно, до чего дойдут девушки, пытаясь его закадрить. Впрочем, вскоре пришлось проснуться, хотя с каждой секундой становилось всё интереснее. Уж слишком саури расшалились, и Арна уже нырнула под покрывало, пробираясь… Хлопнул по возвышавшейся под одеялом макушке:

– Перестань!

Тишина. Затем короткая возня, и наружу вынырнула покрасневшая, смущённая мордашка аль Дарксы. Строго взглянул на неё:

– Ты что это удумала?

Отвернулась, затем вдруг села, ничуть не смущаясь того, что на ней ни ниточки. Упс! Ладно. Благо сидит спиной. Буркнула:

– Ты дурак, Аалейк!

– Не дурак, – горячо возразила Хейя. Невольно повернулся к впервые подавшей голос девушке, едва удержался от изумления – Сайя?! Но та, словно зная, какой эффект произвела на молодого человека, спокойным, плавным движением поправила взъерошенные волосы, едва заметно улыбнулась и повторила: – Не дурак. Просто не хочет слишком рано жениться.

– Слишком рано?! – Арна едва не зашипела, а вторая студентка опять спокойно объяснила:

– Слишком рано. Ему всего ничего. Обычно люди женятся, когда им не меньше двадцати пяти циклов. Взять жену раньше никто не запрещает, но обычаи…

– Это так, Аалейк?

Александр кивнул:

– Да, считается, что двадцать пять лет – самый оптимальный возраст для женитьбы. К этому времени, как правило, русич имеет специальность, своё жильё, работу. У него сформирован характер, и мужчина твёрдо знает, какая хозяйка ему нужна…

Из-за спины Хейи появилась любопытная мордашка Муай, жадно впитывающей каждое слово, произнесённое им. Длинные ушки девушки ходили ходуном. Александр неожиданно прыснул, так смешно показалось ему это шевеление ушами.

– Что смешного? – насупились сразу все саури.

Прикрыл рот ладонью:

– Простите, девушки. Это я своим мыслям. И… пора вставать.

Откинул по привычке одеяло, и… По глазам ударило нагим девичьим телом изумительных пропорций. Следом раздался визг:

– А!!! Аалейк, бесстыдник, отвернись!

– П-простите, девочки… – Он вывалился из кровати, кое-как сгрёб руками одежду и ринулся к выходу. А, Тьма! Там же тоже саури… – Молчать!

Крики оборвались. Александр развернулся к ним спиной, не спеша влез в спортивный костюм. Затем, не поворачиваясь, рявкнул:

– Быстро оделись!

Послышалось шуршание ткани. Довольно долгое. Не выдержал:

– Причёсываться и прочее потом будете. Оделись?

– Нет! – пискнул кто-то.

– Считаю до трёх. Кто не успел, я не виноват. Раз. Два. Три.

Обернулся. Уф! Сидят на кровати. У одной в руках расчёска. У второй – тюбик с каким-то кремом. Третья торопливо заплетает роскошные волосы. Опять открыли рот, собираясь то ли закричать, то ли высказать своё «фи», но он взмахом руки оборвал все звуки.

– Мажордом.

– Да, хозяин?

– Доклад.

– Радиационный фон за пределами защитного экрана в норме. Температура окружающего воздуха – минус восемьдесят девять по Цельсию. Скорость ветра – выше пятидесяти метров в секунду. Угрозы тибу нет. Экран стабилен. Содержание кислорода в воздухе – сорок процентов от нормы. Атмосферное давление – плюс пять выше нормы. Содержание пылевых частиц в атмосфере – тридцать два процента. Нарушение метрики пространства – шестьдесят один процент. Выход наружу без средств защиты категорически воспрещён.

– Айе… – протянул кто-то из саури.

Александр помрачнел: запуск маяка ТПС откладывался на неопределённое время. Ох, Тьма! Самое главное не спросил!

– Мажордом, что с бомбардировкой?

– Сейсмодатчики фиксируют очень отдалённые толчки, но на последствия ядерного взрыва они не похожи. Больше напоминают подвижки планетарной коры.

– Понятно. Связь есть?

– Нет, хозяин. Никаких сигналов не фиксирую.

– Принято… – вздохнул Александр. Повернулся к девчонкам, застывшим с ошеломлённым видом на кровати. – Я умываться. Потом будем завтракать и думать, что нам делать дальше.

Вышел за послушно закрывшиеся за ним двери комнаты, оказавшись на галерее. Саури внизу и в бывшей спальне дочери Великой матери уже проснулись и приводили себя в порядок. Очереди в туалет, в ванную. Суетились оба сервис-кибера, в срочном порядке выполняя очередное распоряжение логгер-мажордома. К удовлетворению Александра, в нужные места его пустили без очереди, так что уже через пятнадцать минут он сидел на кухне и с аппетитом уплетал горячие блины с вареньем под удивлёнными взглядами студенток, никогда не видевших такого блюда.

Когда с едой было покончено, человек направился в учебный класс. Там у него было нечто вроде штаба. Устроившись за столом, активировал клавиатуру и откинулся на спинку стула, приводя в порядок мысли. Вчера всё получилось спонтанно, сплошная импровизация. Впрочем, не в таких условиях планировать что-то заранее. Кто мог знать, что война начнётся именно в тот момент, когда он переступит порог университета? И почему вдруг вождь вождей отложил своё решение о расформировании Чемье? Из-за надвигающейся войны, которая разразилась над всеми тремя государствами Союза? Скорее всего. Жаль, мало, практически нет никакой информации. Он хоть и член семьи императора, тем не менее никаких льгот или дополнительной информированности. Только то, что положено знать офицеру его звания и остальным гражданам Руси…

От раздумий отвлёк мощный толчок, от которого вздрогнули стены. Опять началась бомбардировка?

– Мажордом? – окликнул логгера-управителя, и тот тут же откликнулся:

– Это сейсмическая активность, хозяин.

– Сейсмическая?

– Да, хозяин. Бомбардировка давно прекратилась.

– Так… – Нехорошие предчувствия внезапно охватили Александра, и он невольно напрягся. – Позови-ка ко мне кого-нибудь из старшекурсниц…

Буквально через несколько секунд двери в помещение открылись, и на пороге появилась Хейя, на губах которой играла довольная улыбка. Впрочем, почти тотчас исчезнувшая, когда девушка услышала вопрос:

– Не соблаговолит ли юили ответить мне на единственный вопрос: сколько землетрясений было за время вашего обучения в университете?

– Ни разу…

– Точно?

– Совершенно точно, ююти! Можете спросить любого студента, и каждый ответит, что никогда ничего подобного не случалось. Чемье – одна из старейших планет кланов и отличается повышенной стабильностью…

– Понял. Спасибо. Можешь идти.

– А…

Как можно мягче он произнёс:

– Я прошу. У меня очень много работы.

Саури молча склонила голову и исчезла за дверью.

– Мажордом! Просчитай последствия планеторазрушающей бомбы.

Мгновения напряжённой тишины, и чёткий, отчего и ещё более жуткий ответ:

– Все признаки соответствуют использованию стандартного планеторазрушающего боеприпаса производства американской демократии класса «Хелл-024» мощностью двести сорок квергов.

– Следовательно, у нас…

Логгер закончил фразу:

– Если в течение следующих пятнадцати минут будет серия, штук шесть толчков не менее трёх баллов, значит, применена «адская бомба».

Оба, и живой человек, и кристаллический разум, замерли. Томительно, невыносимо медленно таймер отсчитывал минуты. Время! Вода в чашке, заблаговременно налитой и поставленной на стол, задрожала. Потом выплеснулась. Раз. Другой. Третий… Александр смахнул выступивший пот со лба и задал вопрос:

– Сколько у нас осталось времени до… конца?

– Примерно двадцать часов. Затем начнётся реакция распада планетарной воды и разрушение коры планеты. Далее…

– Я знаю. Включи отсчёт. Здесь.

– Выполнено.

Совершенно без надежды, Сашка всё же спросил:

– У нас нет ни шанса?

– Почему? Целых два.

– Что?!

– Два шанса уцелеть. Но не уверен, что второй из них гарантирует нам спасение.

– Выкладывай!

Логгер тут же послушно доложил:

– Первый шанс на спасение: в течение оставшегося времени к Чемье подойдут корабли Союза. Вероятность – ноль целых, ноль девять девятимиллиардных процента, поскольку изуродованная метрика пространства не позволит ни одному кораблю приблизиться достаточно близко к планете.

– Понятно. А второй?

– Использовать маяк наведения транспортно-планетарной системы в качестве одноразового телепорта.

– Это реально?!

– Вполне. Но нет ни одного шанса, что мы попадём именно туда, куда планируем. Опять же из-за множественных возмущений и искажений пространства.

Сашка задумался. Риск, конечно, огромен. Но всё же это возможность спастись… Хотя искин ещё ничего не сказал о третьем варианте!

– А последний вариант?

Ответ прозвучал не то чтобы обычно, а даже с некой гордостью за Империю:

– Установленные в данном здании эффекторы защитного поля и мощность генераторов позволяют нормальное существование тиба в открытом космосе в течение полугода.

– Стоп! – Человек едва не заорал. – Значит, мы можем спокойно висеть в пространстве и дожидаться помощи?!

– Совершенно верно, хозяин. Так, как вы сказали. В течение ста восьмидесяти суток. Именно столько мои ресурсы позволяют содержать то количество разумных, находящихся сейчас в зоне моей ответственности без каких-либо ограничений.

– Погоди-погоди-погоди! – Сашка даже затряс головой, переваривая услышанное. Всю жизнь ему внушали, что оружия страшнее планетоуничтожающих бомб не существует, и вдруг – на тебе! – А сам взрыв планеты? Сможем мы его пережить?!

– Наша удача в том, хозяин, что использован именно боеприпас «Хелл-024». Данное оружие было разработано специально для уничтожения планет без взрыва, для создания астероидных поясов и их последующей разработки. Кора планеты постепенно разрушается, превращаясь в астероидный поток, вытянутый по орбите прародителя, так сказать. Поэтому, по имеющимся в памяти расчётам, мы сможем пережить как само уничтожение и распад планеты, так и достаточно длительное пребывание в вакууме космического пространства. Это даёт нам возможность дождаться помощи извне. Естественно, если мы подадим сигнал бедствия.

– Что значит, если подадим?

Человеку показалось, что кристаллический разум вздохнул с сожалением:

– Некоторое время, примерно десять – двенадцать дней, нам придётся избегать подобной возможности. Несмотря на то что использован так называемый «гуманный» тип планеторазрушающего боеприпаса, метрика пространства будет непоправимо изуродована. И названное мной предварительное время будет необходимо для того, чтобы структура космоса как-то упорядочилась. Только тогда я могу гарантировать, что отправленный нами сигнал дойдёт до адресата.

Александр облегчённо откинулся на спинку стула:

– Что ж, тогда зови сюда старших групп и этого парня, саури.

– Того, что спасли, хозяин?

– Его…


Глава 1 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 3



Loading...