home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

– А это не слишком рискованно? – Светло-серые глаза Лейи, такие типичные для саури, внимательно смотрели на Александра.

Ответить девушке человек не успел, неожиданно для него вмешался Аррах, сделав неопределённый жест рукой:

– Нет. Всё нормально. Я успел посмотреть на то, что установлено в тибе… – После этих слов, к удивлению всех присутствующих, парень слегка поклонился хозяину убежища и продолжил: – И могу гарантировать, что какое-то время мы спокойно проведём здесь, в полной безопасности от всего. Но в связи с этим у меня возник один вопрос… – Он сделал паузу, потом словно спохватился: – Прошу прощения, не представился. Меня зовут Аррах уль Амати.

– Александр…

– Кузнецов, – слегка улыбнулся саури. – Не знать единственного студента-человека в Чемье – позор для старшекурсника.

Сашка даже смутился. А саури продолжил:

– По тому, что я успел увидеть, тиб оборудован по классу «А»?

– «Б». Для «А» пришлось бы полностью сносить строение, – машинально ответил человек и едва сдержал эмоции – саури оказался ох как не прост… – Откуда у вас такие познания в человеческих технологиях, ююти?

Саури снова слегка наклонил голову, ответив на изысканно правильном русском:

– До того, как клан отправил меня на учёбу, мне пришлось повоевать, господин… – вопрошающий взгляд, – капитан?

– Лейтенант. Всего лишь лейтенант Специальных сил Руси.

Снова неопределённый жест рукой:

– Айе… Не слишком-то вяжется убежище по классу «Б» с вашим чином, господин лейтенант…

– Половину первого года со мной проживала дочь Великой матери аури. Так что всё осталось от тех времён…

– Аури? – Но тут Аррах сообразил, что при разговоре присутствуют гражданские. Да и сам он начал напоминать не совет, а допрос, и поспешил объясниться: – Я, если перевести на вашу шкалу званий, господин лейтенант, в том же чине, что и вы. Только запаса. После сокращения армии в связи с мирным временем смог нормально заняться наукой. Изучать непознанное куда интереснее, чем проливать кровь разумных.

– Согласен с вами, коллега. – Сашка наконец расслабился. Ларчик открылся просто. Как и объяснился защитный купол в компании Арраха. Паранойя бывших военных кланов уже вошла в поговорку среди людей.

– Что вы там непонятно бормочете? – вмешалась в разговор мужчин Муай. – Опасности не будет?

– Не будет, – почти синхронно ответили оба молодых мужчины.

Аррах смутился, Александр же пояснил:

– Здесь стоит защита, предусмотревшая даже разрушение планеты. Поэтому мы практически в безопасности на половину года. А за это время нас подберут спасатели. Передатчик сигнала бедствия у меня есть.

Саури снова на мгновение склонил голову.

– Тогда зачем ты нас созвал, Аалейк? – теперь в разговор вернулась Лейя.

– Нужно подготовить народ к будущему событию. Это первое. А второе – подумать, чем их занять. Потому что безделье – первый шаг к конфликтам и ссорам. Да и психологическое давление от уничтожения планеты будет немалым. Не все смогут спокойно это перенести.

– Вода, воздух, питание?

Девушка удивила Александра – не таких вопросов он ожидал от молоденькой и неопытной с виду саури. Но, отдавая ей должное, вписал в мысленный блокнот жирный плюсик.

– На сто восемьдесят суток, считая количество находящихся в тибе без изменений. Энергии – с избытком.

Та крутанула головой на изящной шее:

– Аалейк, ты полон сюрпризов. Чем больше я тебя узнаю, тем больше поражаюсь…

– Это нормально. Иначе я плохо подумал бы о людях, – неожиданно для него ответил Аррах. Затем он встал и отдал честь на манер кланов: – Ты – командир. Пока мы не выберемся к своим.

Остальные присутствующие тоже встали и повторили его жест, что не выглядело странным, хотя и отдавали честь девушки, да ещё гражданские. Хором произнесли:

– Мы выбираем тебя своим вождём, Аалейк.

Ритуальная клятва? Оригинально. На мгновение Сашка растерялся, но только на мгновение. В следующий миг вступили в дело рефлексы, привитые в академии. Он тоже встал:

– Тогда слушайте приказ. Первое: назначаю Арраха уль Амати своим заместителем по общим вопросам. Муай, ты отвечаешь за дисциплину. Лейя – за тыл: на тебе продовольствие, вода, вещи. Госпожу профессора назначаю ответственной за обучение. Поскольку некоторое время нам придётся провести в космосе, то пусть обучает студентов тому, что положено по программе. Оборудование для учёбы в тибе есть, так что проблем быть не должно. На мне – безопасность, медицина, ну и прочее. Объясняю почему: в тибе имеется оружие и защита. Но всё рассчитано на меня. Необученный… разумный… с ним не справится. Просто не сможет. Так что этим надо заниматься мне. Вопросы? – Александр обвёл всех взглядом. В ответ – тишина. – Вот и славно. Сейчас объявите всем, что нас ждёт. А я займусь подготовкой…

Пояснять – к чему, нужды не было. И саури вышли из кабинета, а Сашка вновь занял место за столом:

– Мажордом, всю информацию об обстановке вокруг.

Искин тут же откликнулся, выведя голограмму перед человеком:

– В радиусе действия моих сканеров живых организмов не обнаружено. Радиация спадает, но одновременно повышается частота и амплитуда подземных толчков. Сейсмодатчики показывают нарастание напряжения планетарной коры и усиливающуюся активность мантии планеты.

– Время до разрушения?

– Сорок восемь часов плюс-минус час.

– Рекомендации?

– Использовать обоих киберов для сбора необходимых нам материалов и веществ: пластик, металл, ткань…

– Радиация?

Поскольку использовались специальные боеприпасы, через сто сорок минут активное излучение упадёт до практически безопасного уровня. Но в целях страховки предлагаю сложить найденное снаружи, в пределах защитного поля. После разрушения планеты радиация от собранного уже исчезнет, и всё можно будет свободно втащить в тиб и использовать в наших нуждах.

– Принято. Приступай немедленно.

К великому облегчению Александра, студенты восприняли страшную новость довольно спокойно. Нет, конечно, были и слёзы, и жалобы, но подавляющая масса тех полутора сотен саури, которые спасались в его тибе, оказалась адекватна и его, как человека, в гибели планеты не винила. Хотя, разумеется, он этого опасался.

Киберы, выпущенные, так сказать, на волю, тащили к тибу всё, что могли. А смогли многое: листы металла, обломки дерева, даже остатки тканей из магазина, продававшего человеческие товары. Оттуда, кстати, принесли большинство припасов. Основной склад оказался под землёй, поэтому уцелело почти всё, включая даже продукты. Правда, всё было заражено радиацией, но искин торжественно объявил, что через несколько суток она исчезнет и всем, что запасено, можно будет пользоваться без ограничений. Это обрадовало всех без исключения – многие студентки даже не рассчитывали попользоваться человеческими товарами: кому не позволяла цена – клан торговцев поддерживал высокие цены, кому – воспитание. А тут, поскольку спасшиеся образовали временный клан и вождь не против, почему бы и нет? Так что девушки были, так сказать, в предвкушении.

Александр продолжал отслеживать обстановку снаружи, и она его не радовала. Боеприпас делал своё дело. Медленно, но уверенно. Уже за двенадцать часов до предсказанного искином разрушения планеты киберов пришлось вернуть обратно – слишком велик был риск их потери. Поверхность вокруг тиба, и так выжженная ядерным пламенем, начала трескаться. Из провалов вырывалась магма, летели вулканические бомбы. Зрелище было ужасающим и завораживающим одновременно. Круглые куски лавы, взлетающие на несколько сотен метров, тучи пепла и золы, вьющиеся змеями от воздушных потоков, закручивающиеся спиралями и огибающие препятствия, наметающие серые сугробы исполинских размеров. Тиб трясло почти непрерывно. Землетрясения практически не прекращались, и последнюю ночь никто из обитателей тиба не спал. Кое-кого из девчонок рвало, все ходили бледные, точнее, не ходили, а лежали на своих раскладушках, стоять на ногах было невозможно. Сила толчков достигала десяти – двенадцати баллов по шкале Империи. Ландшафт за окнами и плёнкой силового пузыря сглаживался. Холмы превращались в грязевые озёра, булькающие от раскалённых газов, вырывающихся на поверхность. Иногда в небо взмывал пылающий факел метана, прорывающий кору. Температура воздуха снаружи стремительно падала, давление атмосферы тоже убывало на глазах. Быстро темнело – сплошной слой пылевых облаков полностью окутал гибнущую Чемье. На планете было мало океанов, точнее, их не было – лишь мелководные моря да реки с озёрами. Но и имеющейся влаги хватило, чтобы начались непрерывные дожди, которые, попадая на землю, превращались в пар. Если бы не экран защитного поля, все давно погибли бы. Александр, да и остальные прекрасно осознавали, что никого живого на планете, кроме них, не осталось…

Самыми мучительными были последние часы, когда тряска стала непрерывной. Все с ужасом смотрели, как уже практически ровная, словно выглаженная гигантским утюгом поверхность планеты пошла огромными волнами, словно это вода. Тиб подбросило в воздух, затем он упал на бок и вонзился в землю, провалившись на добрый десяток метров в глубину. В следующий миг силовой экран вытолкнул строение на поверхность, но земля вновь расступилась, словно была трясиной, и тиб начал уходить всё глубже и глубже вниз. Сашка решительно отключил внешние камеры – дать видеть подобное девчонкам он не собирался. Ему самому было не по себе, хотя он и военный. А уж гражданским… Тем более что сила тяжести уменьшалась на глазах. Нет, внутри она не менялась – искин компенсировал исчезновение гравитации своими силами. Но Александру, в отличие от остальных, данные передавались через имплант прямо в мозг. И он единственный, кроме кристаллического разума, знал, что происходит снаружи… Ещё час проваливания в бездну. Никто из окруживших его саури ничего не подозревал. Наконец Сашка решился – пора снова включать камеры внешнего обзора. Вспыхнула картинка, и ропот пронёсся по тибу. Тот медленно плыл среди бесформенных глыб, в которые превратилась когда-то известная каждому разумному Чемье…

– Всё? – Перед вождём вырос Аррах.

Александр кивнул:

– Да. Мы уже в вакууме. Теперь надо дождаться, пока вокруг немного успокоится, и можно запускать маяк. Искинтиба докладывает, что повреждений нет, защитный экран стабилен. Обломки планеты начинают формировать астероидный пояс. Так что… – Бросил взгляд на часы, вмонтированные в стену кабинета. – Отсчёт начался.

Аррах неожиданно с облегчением улыбнулся:

– Знаешь, я до самого конца не верил, что мы уцелеем. Но теперь вижу, что имперская техника выше всяких похвал. А уж если нас действительно спасут…

– Спасут. Не сомневайся. Сейчас вокруг немного успокоится, запустим маяк. А там – только ждать. Насколько я знаю, вокруг Чемье было немало военных баз… – Александр выжидательно посмотрел на собеседника.

Саури кивнул:

– Это верно. Вопрос только, смогли ли они отбиться от нападения Альянса…

– В любом случае наши просто так демократам уничтожение планеты не спустят.

– Наши тоже, – откликнулся Аррах.

– Так что остаётся только подождать… Искин, какой прогноз для запуска маяка?

Пауза, неожиданно затянувшаяся, Александру и Арраху не понравилась.

– Искин?! – повысил Сашка голос, но тот молчал. – Искин?!! – рявкнул человек, уже не на шутку обеспокоясь.

На этот раз кристаллический разум ответил:

– Фиксирую аномалию прямо по курсу нашего дрейфа.

– Аномалию?! – выдохнул Аррах.

Искин пояснил:

– По имеющимся признакам нас затягивает в пространственный разлом.

– Червоточина?! – одновременно воскликнули оба парня.

Искин подтвердил:

– Так точно. Червоточина. И… Нас в неё затягивает!!! – вдруг с неподдельным ужасом выкрикнул он, впервые проявляя какие-то эмоции, так несвойственные искусственным интеллектам.

Следующее, что запомнил Александр, – ужасающей силы удар…

– Очнулся, госпожа.

Госпожа? Совершенно незнакомый голос и… язык. Он готов был поклясться чем угодно, что речь, услышанная им, абсолютно неизвестна. Иная структура построения фраз, совсем чуждая манера произношения. Но факт оставался фактом – он не только её слышал, но и воспринимал.

Женский голос, удивительно мягкий и красивый, ответил:

– Не прикидывайся, раб. Я прекрасно знаю, что ты пришёл в себя. Поэтому лучше отвечай по-хорошему. Иначе…

Жуткая боль заставила всё тело изогнуться, и с его губ невольно сорвался глухой стон. Открыл глаза и замер: это не тиб! Хотя уже и так ясно, что попал в руки чужих. Небольшое помещение со светящимся потолком, серые мрачные стены, сам он… Судя по ощущениям, прикован или пристёгнут к плоской поверхности. Та, что задаёт вопросы, находится за спиной. Поэтому дамочку не видно, но, судя по голосу, молодая. Хотя с нынешними технологиями, Тьма её разберёт, молодая или старуха… Между тем та продолжила:

– Итак, кто ты? Из какого государства? Что за технологии использовались в твоём идиотском корабле? Каким образом он передвигается в пространстве?

Попытался ответить, но вместо слов с губ сорвалось какое-то сипение. Кое-как выдохнул на русском:

– Воды…

– Госпожа, его организм обезвожен. Нужно напоить это существо…

– Хорошо.

Откуда-то появилась рука с самой обычной колбой, в которой была прозрачная жидкость. Живительная влага коснулась губ, и Сашка сделал несколько жадных глотков. Сразу полегчало, и появилась злость: чего эти твари прячутся за спиной? Попытался взглянуть назад – тщетно. Голова оказалась крепко зафиксированной.

– Невежливо прятаться от глаз гостя… – кое-как, удивляясь сам себе, сложил фразу на чужом языке.

Позади него послышался смешок того самого бархатного голоса:

– Невежливо? Гостя? – И уже зло раздалось: – Ты не гость! Ты – раб!

– Я не раб!

– Раб, – прозвучало даже как-то лениво. – Это раньше ты был кем-то. А теперь ты – раб. Мой раб. Светлейшей Антанариэль из рода Ваатариэль.

Что за… Голос между тем продолжал:

– Итак, повторяю свой вопрос: кто ты?

Сашка понял, что вопрошающая теряет терпение. Набрал в грудь побольше воздуха, чтобы ответить, но женщина, или девушка, явно уже потеряла терпение, и его вновь скрутило ошеломляющей болью. Но, хвала богам, ненадолго. Он вырубился. На сколько – неизвестно. Очнулся оттого, что рядом кто-то разговаривал. Усилием воли удержался от каких-либо движений, контролируя сердцебиение и давление. В академии учили и не такому. Стал внимательно вслушиваться.

– …Анта, сколько раз тебе говорить, что эмоции надо сдерживать?! А если он подохнет?

– И что, папа? Что такого страшного, если сдохнет очередной низший?!

Низший? Тьма! Хоть бы увидеть, с кем вообще имею дело!

– Остальные наши дикие соплеменники показали, что именно этот… хуман… – название расы словно выплюнули, – был главный среди них.

– И что, папа?

– А то, доченька, что все технологии корабля, который мы обнаружили в пространстве, известны только ему!

– Ерунда! Окраинные миры отсталы и не могут создать что-либо сравнимое с нашими технологиями, папочка! Это – истина!

Антанариэль! Это было века назад! А сейчас расы хуманов идут с нами ноздря в ноздрю, а кое в чём даже опережают! Наши правители привыкли почивать на лаврах предков, совершенно не уделяя внимания развитию нашей расы. И теперь нам приходится пожинать плоды их политики!

– Но, папочка… Что?!

– Этот дикарь очнулся. И, как показывают приборы, довольно давно. Интересно, что он успел услышать?

– Убить? – деловито сухим тоном, который звучал довольно странно для такого чарующего голоса, осведомилась… самка? Пусть будет так. Пока он не знает, в чьи руки, лапы или щупальца попал…

Обладатель второго голоса, мужественного баритона, запротестовал:

– Ни в коем случае! Его корабль обладает неизвестными нам, да и остальным мирам технологиями. Но, как я понимаю, говорить хуман не желает. Так что тащи его под мнемоскоп, а потом… Хех… – раздался звук, который не мог быть не чем иным, как коротким смешком. – Стандартная процедура.

– Спасибо, папочка!

И такая радость прозвучала в её голосе, что Сашке стало не по себе.

Щелчок, и он почувствовал себя свободным. Точнее, наконец-то смог пошевелиться. Увы, буквально в тот же миг холодные щупальца крепко ухватили его за предплечья, буквально сбрасывая с гладкой поверхности. Зато теперь он видел своих мучителей! Довольно высокая, почти ему до уха… темнокожая саури с удивительно светлыми, с некоторой желтизной волосами, собранными в густой пучок на затылке. Подобной расы он никогда не видел. Её кожа была ближе к афрам Американской демократии, чем к саури. Большие, просто огромные карие глаза с длинными светлыми ресницами, прямой тонкий носик, как на древних картинах русских художников. Настоящая эльфийка, как в легендах, пришедших из вековой давности. Только с очень тёмной кожей. Даже самые красивые девушки саури и аури, которых он видел, казались по сравнению с этой грубоватыми. Даже в неподвижности её позы ощущалась удивительная гибкость. Высокая грудь идеальной формы, тонкая талия и крутые бёдра, плотно обтянутые комбинезоном из неизвестного материала, чуть блестящего алого оттенка.

Невольно Сашка вздохнул: как же она… красива! Тьма его побери… В следующее мгновение волшебная красавица скривила изящный пухлый ротик в гримасе презрения и щёлкнула длинными пальцами. Металлические манипуляторы двух киберов невиданной прежде человекообразной формы потащили Александра к выходу. Дверь послушно раскрылась, уходя в стены диафрагмой, и он очутился в длинном, ярко освещённом, унылом, это сравнение сразу пришло ему на ум, металлическом коридоре. Корабль? Космическая станция? Очень похоже… Поджал ноги, повиснув на лапах киберов, проверяя их реакцию. Те даже не заметили, что пленник в воздухе. Зато заметила эльфийка, и сразу же спину Сашки обожгла боль. Это был не удар, нет. Просто ему словно вонзили раскалённую иглу в позвоночник. Он снова не смог удержаться от стона… Пришлось идти своими ногами. А в полированном металле киберов увидел, что длинноухая красотка с удобством устроилась в небольшом изящном креслице, плывущем по воздуху позади него и конвоиров.

Путь оказался длинным. Не меньше километра. Когда коридор закончился, повернув круто направо, перед ними появилась дверь, точно так же, как и предыдущая, бесшумно распавшаяся на убравшиеся в стены лепестки. Его втащили в комнату. На этот раз не уныло-серую, а ослепительно-голубую, ярко насыщенного небесного цвета планеты Красавицы, где он часто бывал раньше. К его сожалению, комната была не пуста – всю её площадь занимали непонятные аппараты. Киберы подтащили его к блестящему хромом большому креслу, усадили на решётчатое сиденье, плотно зафиксировали конечности и голову специальными захватами. Он напряг мышцы – тщетно. Словно в бетонном блоке. Ни дёрнуться, ни шевельнуться. Один из механизмов, раздирая ему рот стальными пальцами, вставил в рот капу, затем на голову натянули нечто вроде глухого шлема. Послышался щелчок, в ушах загудело… А потом Сашка дико закричал, как никогда в жизни. Выносить подобную боль было выше человеческих сил…


Глава 2 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 4



Loading...