home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Хвала богам, что помещения любой космической станции, несмотря на её происхождение, герметичны и не пропускают звуки! Иначе услышанные вопли свели бы человека с ума. Может, и не сразу, но когда крики умирающих дарков стали бы мерещиться по ночам, вряд ли кто смог бы после этого остаться нормальным. Так что Александр в очередной раз поблагодарил технику, когда спустя тридцать минут после разговора с искином получил разрешение на выход из камеры пыток и появился в коридоре. Зрелище нарезанных ломтиками трупов начисто отбило у него аппетит и желание застревать здесь дольше необходимого. Один из вернувшихся сервис-киберов шествовал впереди человека, исполняя роль телохранителя. Второй тащил за собой одетую в специальный фиксирующий комбинезон – да-да, дарки предусмотрели и такую вещь – девушку. Через несколько палуб и переходов Александр оказался в апартаментах начальника станции. Разумеется, бывшего. Помещение было отделано с показной и какой-то кричащей, аляповатой роскошью. Всюду слишком много блестящего, вычурного, и всё разностильно. На стене – голографический портрет седого дарка с пронзительным взглядом и кучей непонятных регалий на груди. То ли местный владыка, то ли какой-то заслуженный предок. Сашка не стал вдаваться в детали, поспешив, согласно указанному искином направлению, в ванную. Сервис-кибер, тащивший дамочку, аккуратно усадил её у стенки и умчался за одеждой. Первый же, бывший ранее телохранителем, остался охранять гражданина.

Несмотря на опасения Александра, ванная оказалась нормальной. Может, форма и непривычна, да и вычурна, но функционировала, как её человеческие и клановые аналоги. Во всяком случае, вода была водой, холодной и горячей. Мочалка, или что там использовалось для мытья, тоже исправно оттирала кожу. И мыло обнаружилось во встроенном шкафчике и выглядело совершенно по-имперски. Таким же овальным бруском. Правда, ароматным до одури.

Пока принимались водные процедуры, искин немного просветил человека об империи ушастых, пользуясь полученными сведениями, что, по сути, было бесценным. Короче, с одной войны Александр попал на другую, да ещё в самое её пламя. Империя Дарксан уже несколько лет воевала с человеческими мирами. Имелись в виду, разумеется, местные миры и местные люди. Пользуясь техническим превосходством над более многочисленными хомо сапиенс, куда менее многочисленные тем не менее дарки медленно, но верно выдавливали людей из их секторов, попутно проводя геноцид. Они зачищали захваченные планеты подчистую, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. Тотальное уничтожение. Таково было их кредо. Нет, они никого не убивали специально, не строили, как в истории Руси, лагерей уничтожения. Просто из людей делали рабов, изымали продовольствие, вещи, выгоняли из жилищ, использовали на самых тяжёлых, грязных и опасных работах. Неспособные к труду быстро вымирали. Впрочем, тот же результат был и у тех, кто трудился, нося на шее специальный ошейник, контролирующий раба. Их почти не кормили, и голод и эпидемии выкашивали захваченные планеты буквально за пару лет. Тех, кто пытался бежать или противостоять даркам, показательно казнили самыми изуверскими способами. Это и называлось «стандартной процедурой», о которой слышал Александр. Самый длительный срок жизни был у особо ценных специалистов. Таких, как станционные рабы. Но и их ждал печальный конец в ближайшем будущем. Сейчас разрозненные государства людей объединились в попытке противостояния империи, и им даже удалось на какое-то время удержать паритет. Но скорее всего, как считал искин, дарки решили просто немного передохнуть. Полгода, может, год. В боевых частях пройдёт ротация, сменится поколение техники, та, что пострадала, пройдёт ремонт, пополнятся запасы. И империя с новыми силами начнёт боевые действия. И… выиграет. Без сомнений. Так что нужно решать, как быть дальше. Причём как можно скорее…

Вытираясь невероятно мягким полотенцем, сушилки здесь не оказалось, Сашка размышлял об услышанном. Не повезло. Но это с одной стороны. С другой – он жив, здоров и даже имеет пленника, чьи мозги в скором времени выпотрошит, выражаясь фигурально. Его имущество уцелело, и, имея под рукой искин производства Руси, а также двух сервис-киберов, он способен наворотить тут такого, что дарки умоются по полной! По оценке искина, если использовать градацию, принятую у людей, аборигены-люди воевали на технике второго, реже третьего поколения. Дарки вплотную приблизились к седьмому, застряв на нём уже с десяток лет. Новых разработок у ушастых не было. Русь и миры Александра пользовались уже пятнадцатым. Кланы саури – четырнадцатым. И к тому же его подруг и друзей увезли в центральные миры Дарксании. Что могут темнокожие узнать от пленных? Да, собственно, ничего. Очень и очень мало, и это узнанное никак не повлияет на дальнейший ход событий. Разница между положением Александра и саури слишком велика. Это всё равно что первоклассники в обычной школьной мастерской будут состязаться с оснащённым по последнему слову техники огромным заводом с квалифицированнейшим персоналом и мощным конструкторским бюро, укомплектованным академиками с не одним десятком научных степеней. Результат ясен. И такой завод с учёными у Александра есть! Искин и универсальные сервис-киберы. В памяти первого – научные разработки империи Русь. Вторые – инструменты, способные на всё. В том числе и на создание своих аналогов. Естественно, под управлением искина. Тот – мозг. Киберы – инструмент. Вместе – непреодолимая сила для любого. Но… Опять же саури. То, что их надо вытаскивать, ясно без слов. Русские своих не бросают! А саури теперь тоже свои. Только как? И – база! Даже крепость!.. Что делать? И обязательно вернуться к своим! Там тоже война… Но ладно. Лучший способ разобраться с проблемами – решать их постепенно, в порядке очерёдности. Итак, задача номер один – найти укрытие. Хотя бы на время.

– Искин, вычислили старшего среди освобождённых рабов?

– Да. Бывший капитан, по нашей табели рангов, республики Рарии, Лан Дитер. Сейчас – раб номер Рай дзё-кан су кан.

– Плевать. Тащи его сюда. Будем беседовать.

– Исполняю.

Один из сервис-киберов сорвался с места. Сашка осмотрелся. Ага, его вещи уже здесь. Отлично! Открыл кофр, начал извлекать из него детали боевых доспехов. Всё в целости и сохранности, как положено. Дарксанка круглыми от изумления глазами следила за его действиями, но благоразумно помалкивала. Деталь к детали, все части сами собой вставали на место. Минута – и Александр был полностью облачён в защиту высшего класса. Зашелестел, разогреваясь, реактор, скоро затихнет. Повинуясь команде, доспех окрасился в глубокий чёрный цвет, проявились все нашивки и кресты на погонах, знаки квалификации. На пару секунд надел шлем. Замки сыто чавкнули, герметизируясь, на забрале замелькали значки тестового прогона. Всё в норме, замечаний нет.

Отстегнул шлем, подошёл ко второму кофру. Первым делом вытащил на свет бластер. Отечественная, естественно, разработка. Поражающая способность – пять тысяч условных единиц. В усиленном режиме прошивает пластину из обеднённого урана метровой толщины на дистанции тысяча пятьсот метров. В обычном противопехотном использовании – безусловное поражение цели до пяти тысяч метров. Свыше – десять процентов на каждую сотню метров в сторону уменьшения. Зато не превзойдённая никем традиционная русская надёжность и простота, солидный запас энергии в стандартной спаренной батарее, возможность подключения к стационарному источнику. Возможность перезарядки батареи от реактора стандартной бронезащиты. Сашка собрал бластер, проверил его, со щелчком загнал в приклад запасной комплект батарей. Подцепил штатный захват доспехов. Тот сухо утянул оружие за спину.

Едем дальше. На пояс – тесак, кобуру с личным бластером, меч. Тот самый, из чёрного гарнита. В набедренные карманы – запас гранат и наноботов на все случаи жизни. За спину – стандартный десяток «умных» мин с интеллектуальной начинкой плюс тяжёлый противокорабельный гранатомёт. Линкор им, конечно, не уничтожишь, но в случае, если придётся разбираться с абордажниками противника, типичный бот моментально превратит в облачко плазмы. Передатчик и сканер – встроенная функция доспехов.

Человек закрыл кофры-хранилища, выпрямился. Снова смерил взглядом девчонку. Та превратилась в символ изумления. Рот приоткрыт, глаза круглые, лоб сморщен от тяжких мыслей.

– Что? Вопросы появились?

Та отмерла:

– Кто ты такой?!

– Лейтенант империи Русь Александр Кузнецов. Всё, что тебе нужно знать. Куда увезли тех, кто был со мной?

Со стуком захлопнула рот. Хоть режь – ничего не скажет. Хотел было вколоть ей средство для развязывания языка, да передумал: вдруг, даже скорее, биохимия у нас разная? Тогда средства для людей могут запросто отправить на тот свет подругу, и где потом искать саури? Но предпринять ещё что-либо радикальное он не успел – дверь апартаментов распахнулась, и на пороге появились кибер и главный среди рабов. Едва завидев Сашку, стоящего к нему спиной, абориген вытянулся по струнке и бодро отрапортовал:

– Раб номер Рай дзё-кан су кан явился к вашей милости!

Александр развернулся, и рарец опешил – перед ним был не дарк, а человек. В невиданной ранее защите, с непонятными символами на полосах плечевых пластин, с огромным оружием за спиной и мечом, как у дарков, на поясе. Но самое главное… он вдруг увидел, как на груди неизвестного, бывшего, кстати, очень уж крупным для местного обитателя, начал проявляться древний символ Изначальных. Дарксанка его тоже заметила и побледнела, словно смерть.

– Ты теперь не раб, Лан Дитер. Сними ошейник.

– Я… я не могу, господин. Это убьёт меня…

– Не убьёт.

Повинуясь неслышимой команде, ужасающий механизм, притащивший бывшего офицера республики Рария, поднял страшные манипуляторы. Щелчок – и символ рабства и средство принуждения бесшумно упало на пушистый коврик, покрывающий пол бывших апартаментов командующего станцией.

– Ч-что вы хотите, господин?

– Что я хочу… Лан, если я явлюсь в республику на трофейном корабле, даже на нескольких, привезя с собой освобождённых рабов, что со мной будет?

Рарец замялся, потом выдавил:

– Не знаю, господин… За один символ на груди вашей защиты могут казнить. Он запрещён у нас. Считается ересью…

Одно это слово сказало Александру больше, чем собирался выдать ему бывший раб. Теократическая республика! Самое страшное, что может возникнуть в человеческих отношениях… Ну уж нет! Обойдётся он, пожалуй, без таких союзников! Но виду не подал, удержав на лице прежнее спокойное выражение.

– Значит, так, Лан. Слушай меня внимательно. Сейчас я сниму с вас рабские ошейники. Выбирайте себе корабль и уносите ноги. Вы свободны. Времени у вас будет немного. Часа два. Можете, конечно, задержаться, но я уже тогда не обещаю вам безопасного коридора. Устраивает?

Рарец с такой скоростью замотал головой, что на миг Сашка испугался – вдруг отвалится?

– Да или нет?

– Да, господин! Да! Мы согласны!

Русский перевёл взгляд на одного из сервис-киберов:

– Снять со всех ошейники, обеспечить им проход к любому кораблю.

– Принято, – откликнулся искин.

Человек махнул рукой рарцу:

– Всё. Свободен. Беги.

Дверь открылась, и аборигена словно ветром сдуло. Едва робота не опередил от радости.

Оставшись вдвоём с дарксанкой, Александр вздохнул:

– Никуда от тебя не избавиться… Ладно. Искин, подбери нам корабль. Справишься?

– Без проблем.

– Тогда… Сколько ты сможешь контролировать судов?

Пауза. Очень короткая.

– Все.

Сашка довольно потёр руки:

– Тогда заберём всё, что можно. Отдай команду местной технике – грузить на корабли всё. До упора. И быстро. Что посоветуешь флагманом? Для меня лично?

– Имеется дредноут, по местной классификации. Корабль большой, вместительный. Хорошо, для местных, вооружённый. Довольно быстрый.

– Тогда распоряжайся. А я немного побеседую с дамой…

– Принято.

– Почему я могу говорить на вашем языке?

– Пока ты был без сознания, мы закачали тебе языковую базу.

– Каким образом?

– У нас есть специальные машины, которые могут производить эту операцию. Запись идёт напрямую в мозг.

– Существуют ли какие-нибудь ограничения для этой технологии?

– Разумеется. – Девчонка сглотнула, потом тихо ответила: – Если мозг подвергнутого процедуре записи развит слабо, то почти со стопроцентной вероятностью он станет овощем, тебе знакомо это понятие?

– Как видишь, я не дикий, – зло усмехнулся Сашка и продолжил допрос: – Куда отвезли тех, кто был со мной?

– Поскольку они являются нашими родственниками, то их направили в один из адаптационных центров империи. Там над ними также проведут гипнообучение, а далее постепенно введут в наше общество…

– В качестве кого?

Дарксанка снова сглотнула, было видно, что говорить ей об этом не очень хочется, но выбора не было. Слишком она боялась этого… чужака. Да и эмблема на груди внушала настоящий ужас.

– Кланы передерутся за возможность влить в себя свежую кровь… Скорее всего их разберут в качестве… – Замолкла.

Александр зло надавил:

– Кого?!

– Они должны будут рожать либо покрывать наших женщин, чтобы появилось новое поколение. Наша раса… очень стара. Мы вырождаемся. И нам нужна свежая кровь. Очень нужна! – В дарксанке даже прорезались эмоции. Было видно, что уже в столь юном возрасте девчонку очень волнует этот вопрос.

– Хм… Тогда почему вы не используете для этого людей?

– Людей?! – Презрение, прозвучавшее в её голосе, можно было пощупать руками. – Разве их можно считать разумными существами?! Хрупкие создания, не приспособленные для жизни, для борьбы, не заслуживающие ничего другого, кроме как быть нашими рабами! Да любая дарксанка скорее предпочтёт умереть, чем ляжет с человеком!

Сашка оскалился, и по коже девушки пробежал холодок.

– Проверим… – Одно слово, брошенное небрежно, заставило темнокожую вновь побледнеть. – Страшно? Ну-ну. Где находится адаптационный центр? Координаты системы!

– Я не знаю!

– Врёшь.

– Клянусь всем святым, не знаю! Их всего четыре на всю империю! И то это – дань традиции. Все находятся на разных краях государства!

– Ты знаешь, где они размещены?

Дарксанка согласно замотала головой. Но не так, как кивают люди, сверху вниз, а, наоборот, словно отрицала:

– Каждый из истинных дарков знает о них всё!

– Значит, проверим все…

В беседу вмешался голос искина:

– Командир, бывшие рабы убыли. Наблюдаю старт их транспорта.

Человек облегчённо вздохнул – хвала богам, теперь никто не будет путаться под ногами…

– Что у нас с погрузкой?

– Заканчиваем. Вы можете перебираться на дредноут. Атмосфера корабля восстановлена, все механизмы полностью под моим контролем. В рубке управления задействованы местные роботы. Ваше присутствие на мостике не требуется.

– Ясно. Надеюсь, ты обдираешь станцию по максимуму?

– Разумеется! Все припасы, расходники, материалы, базы данных, информационные носители, оружие и боеприпасы…

– Материалы для постройки автоматического завода?

– Само собой. Но думаю, нам придётся использовать корпуса кораблей, которые мы захватим. Создание производства с имеющимися в нашем распоряжении силами займёт достаточно много времени… В зависимости от того, что вы планируете построить…

Александр хотел было ответить, но бросил короткий взгляд на девчонку, закованную в спецкомбинезон, и промолчал.

– Ладно. Решим вопрос позже. Челнок подготовлен?

– Шестой ангар. Сбрасываю схему движения.

Пискнул пристёгнутый к боку шлем, докладывая о получении пакета информации.

– Принял. Сам когда переберёшься на борт?

– Вместе с вами, командир. На том же челноке.

– Тогда пошли. Мы и так тут слишком задержались…

Он легко забросил стройное тело на плечо и двинулся в указанном искином направлении, которое подсвечивал шлем на боку. Веса в дарксанке было немного, так что человек почти не чувствовал нагрузки. Помогло и то, что боевой коктейль из хитрой зубной коронки он не использовал на всю катушку. Так что тело уже отошло от химии и работало нормально. К тому же сила тяжести на станции была хоть ненамного, но слабее привычной ему.

Путь до ангара занял немного времени. Там уже стоял на опорах вытянутый клин небольшого корабля. Мало того что небольшого, так ещё и все внутренности челнока были до отказа забиты ящиками, колбами, листами пластика и какими-то контейнерами. Александр с трудом нашёл свободное местечко, где смог пристроиться. Девчонку просто засунул на стопки ящиков, загромождающих проход. Ждать долго не пришлось. Роботы местного производства, послушно выполняя команды русского искина, быстро завершили свои дела, вошли внутрь, дополнительно потеснив человека, и приняли транспортное положение. Аппарель закрылась. Спустя миг челнок стартовал.

– Могу передать картинку с обзорных камер на тактический шлем, командир, – подал голос искин.

Сашка отмахнулся:

– Не надо. Ещё надоест космос, чует моё сердце, хуже горькой редьки…

Полёт прошёл в молчании, да и летели буквально двадцать минут. И вот клинышек внутрисистемного кораблика нырнул в огромные ворота приёмной палубы линкора, которые послушно закрылись, а ещё спустя пару минут из громадных соплов ударило пламя. Тотчас же ожили двигатели остальных кораблей, болтающихся на орбите вокруг станции. Они перестраивались в походный ордер, занимая свои места в строю. И караван начал набирать скорость, глубоко уходя в не исследованный местными космос.

Едва корабли отошли на достаточно большое расстояние, как на месте секретной станции полыхнула вспышка. Дарки получили первый большой щелчок по носу…

Тишину в рубке, нарушаемую лишь писком сенсоров и датчиков, нарушил голос искина:

– Укажите курс, командир.

– Курс? – Об этом Александр как-то не подумал. – Не знаю, если честно.

– Тогда изложите требования к желаемой системе.

– Хм… Стандартная звезда человеческого класса, желательно наличие астероидного пояса, чтобы получше замаскироваться. И наличие минералов для создания базы.

– Принято. Разрешите исполнять?

– Покажи, куда мы двинемся?

– По имеющимся у меня звёздным картам аборигенов, в ста десяти днях полёта отсюда находится подходящая система. Я предлагаю зависнуть в ней на некоторое время для накопления наличествующих в ней ресурсов и в автоматическом режиме послать пару разведчиков в неисследованные области пространства. Одновременно мы начнём создание комплекса для производства сервис-киберов. Если успеем, то переоборудуем под него один из транспортов. Затем, после окончательного выбора подходящей нам звёздной системы, перебазируемся туда и устраиваемся уже окончательно. Там ведём подготовку к освобождению саури и возвращению в наши миры.

Сашка задумался. Искин предлагал лучший вариант из всех имеющихся, но… Он поднял взгляд на дарксанку:

– Где находится ближайший адаптационный центр?

– Система Шахзар. До неё шестнадцать световых лет.

– На каком корабле их повезли?

Девушка вздохнула:

– Стандартный транспорт империи класса «Вао». Будет добираться около тридцати дней…

– Молодец. Умница. Соображаешь. – Сашка снова обратился к искину: – Рассчитать возможность перехвата транспорта имеющимся в наличии дредноутом.

– Семьдесят два процента. Двадцать восемь, если они идут в другом направлении.

– Это вряд ли. Точка перехвата?

– Ориентировочно – в десяти световых годах от бывшего места расположения станции.

– Значит, пару дней мы можем посвятить нашим делам?

– Да.

– Отлично. Сейчас необходимо переделать систему управления дредноутом таким образом, чтобы им мог управлять один человек, я. Плюс подготовить каюты для спасённых…

– В наличии свыше пятисот мест для членов экипажа.

– Замечательно. А есть на этом борту автоматические киберы-абордажники?

– Да. Стандартный комплекс. Плюс на трёх кораблях в наличии ещё столько же.

– Тогда… – Сашка глубоко вздохнул, словно бросаясь в омут. – Всех абордажников перевести на борт дредноута. Перепрошить искин, имеющийся на борту, на безусловное подчинение. Максимально усилить вооружение и скорость. Тебе – перебазироваться на любой из остающихся кораблей, забрать имперских сервис-киберов. Двигаться в выбранную тобой первоначальную точку, там приступить к озвученным ранее действиям.

Тишина, которая затянулась на целую минуту…

– Я не имею права оставлять вас, командир. Ваш приказ противоречит введённым в меня установкам…

Александр зло грохнул кулаком по стене: хоть убейся, но искин не может нарушить программные директивы! Либо он двинется с ним, и придётся потерять всё захваченное и корабли, либо… Стоп!

– Ты говорил, что всё моё имущество было на станции? И мы его забрали?

– Так точно. Оболочка тиба буксируется за транспортом номер шесть каравана.

Вот оно!!!

– Спасательный бункер на месте?

– Так точно, командир. – Пауза. Затем искин осторожно осведомился: – Вы хотите использовать искусственный интеллект убежища в качестве моего дубля, командир?

– Нет. Его нужно установить вместо местного мозга в качестве главного корабельного, материалы бункера использовать для увеличения безопасности и ударной силы этого дредноута. А тебе исполнять поставленную задачу по созданию завода и временной базы. Поскольку со мной будет находиться ещё один имперский искин, то никаких противоречий в директивах не будет и ты можешь спокойно работать.

Снова пауза.

– Это разрешённый вариант, командир. Разрешите начать работы?

– Действуй!

Сашка про себя усмехнулся – выход всегда можно найти. Из любого положения. Вопрос только, насколько он будет удобным для ищущего ответы…


Глава 4 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 6



Loading...