home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

С одной стороны, подобная спешка выглядела авантюрой. Даже глупостью. С другой… В голове Александра вертелась та фраза, сказанная дарксанкой: «Они должны будут рожать либо покрывать наших женщин, чтобы появилось новое поколение». Этого было достаточно, чтобы человек пошёл на огромный риск, иначе саури станут настоящими детородными машинами и производителями. Судя по тому, что Александр успел испытать, их не будут спрашивать ни о чём, а заставят рожать без перерыва, на износ, не заботясь ни о чувствах, ни о мнении тех, кого станут использовать. Нет, вполне вероятно, что процесс могут, так сказать, гуманизировать: станут изымать только яйцеклетки у женщин и сперматозоиды у мужчин хирургическим путём. Только иллюзий насчёт дарков он не питал. Не пойдут они на такое, сто процентов! Скорее всего, точнее, наверняка первых детей сделают обычным, классическим путём. Что значит: девчонок попросту изнасилуют, а парней одурманят препаратами, а потом подсунут своих женщин. Поэтому он и спешил изо всех сил.

С пленницей же поступил просто: найдя на схеме корабельную гауптвахту, засунул её в камеру и забыл на время. Настроенная автоматика кормила, поила и следила за девчонкой. Заложница могла пригодиться в будущем. Да и как знаток обычаев и нравов дарков, тоже являлась достаточной ценностью. Поскольку других её соплеменников не было. Искин исполнял вложенную в него установку со скрупулёзной точностью. Живых не осталось ни одного, хм, дарка. Так что за двое суток, необходимых для хотя бы частичной модернизации захваченного дредноута, Александр извёлся, словно ёжик возле кувшина с молоком: нос обоняет, а попробовать – ни-ни. Хоть ты тресни! Чтобы время шло быстрее, он учил мимоходом перекинутые ему искином базы данных, помогал, по мере возможности, киберам. Впрочем, после первой же попытки, когда он чуть не сжёг мышечные усилители своего бронекостюма, кристаллический разум его попросту прогнал. В результате пришлось торчать то в рубке, то в занятой им командирской каюте. От скуки начал приводить её в нормальный вид. По человеческим меркам, естественно. Ободрал всю позолоту, от которой рябило в глазах, снял вычурные аляпистые барельефы и непонятные картины, представляющие собой чёрточки, кружочки и прочие геометрические фигуры, и выкинул их в утилизатор. Перетряхнул всё имущество бывшего командующего и тоже выбросил к Тьме. Да и зачем ему женские тряпки? Командиром дредноута была женщина…

Уже произведя очистку, спохватился – пленнице бы не мешало сменить одёжку. Ну да ладно. Не одна же мадам-капитан была в экипаже? Так и было. Женских тряпок обнаружилось превеликое множество. Мужских, как ни странно, гораздо меньше. Ревизия захваченного оружия тоже натолкнула на размышления. Дарки использовали как энергетическое, так и кинетическое оружие. Естественно, что образцы первой категории очень сильно уступали имперскому. Но в паре экземпляров оружия второго вида он натолкнулся на интересные идеи, впрочем, уже бывшие в разработках русских инженеров. А так… Ничего нового. Всё сильно уступало отечественным образцам. Так что он со своим бронескафом, который был непробиваем местным вооружением вообще, мог считаться неуязвимым. Относительно, разумеется…

Закончив уборку каюты, с удовлетворением огляделся – строгие стены, где нет никаких излишеств, выкрашенные собственноручно в пастельные цвета. На стене – эмблема Руси. Киберы вывели в каюту второй пульт управления дредноутом. Запасной. Если придётся туго, можно управлять корабликом и отсюда. Искин бункера подключили легко. Всего-то пришлось переделать контакты. Включившись, новый кристаллический разум долго ворчал и стенал по поводу древности, в которую его запихнули, потом всё же успокоился и начал активно помогать первому, основному искину. Оба кристаллических ума едва не разодрались между собой за сервис-киберов, но потом пришли к перемирию и поделили используемое обоими время поровну. Правда, выполняли общую программу.

Внутренняя оболочка тиба, установленная русскими инженерами при изготовлении убежища для члена семьи императора и Великой матери, пошла на обшивку наиболее уязвимых мест дредноута. Одновременно оптимизировалась программная оболочка реактора, двигателей и силового щита. Последний пришлось сменить на тот, что стоял на тибе. Кузнецов не возражал – имперский щит доказал свою надёжность. К сожалению, полной мощности на дредноуте тот развить не мог – не тянул реактор. Были мысли перекинуть свой, с бункера тиба, но тут встал на дыбы главный искин – ему и так не хватало мощности для строительства будущей базы. Поступили проще – сняли с пары транспортов штатные механизмы и запихнули их в трюм дредноута. Грабить дарков Сашка пока не собирался.

Одновременно перешили программы имеющихся в наличии абордажных комплексов местного производства. Те, одним словом, удручали. Мало того что примитивные, так ещё и программы, установленные в них, были донельзя тупые. Переписать в их «мозги» имперские было можно, но… Быстродействие имеющихся процессоров сводило на нет все усилия. Решили поступить проще – переделать роботов под прямое управление искином дредноута, благо его мощности хватало на такое с избытком. Заодно Александр поделился кое-каким личным арсеналом, в бункере было полно запасного оружия.

Но долго ли, коротко ли, время, выделенное на модернизацию самому себе, вышло, и, окутавшись пламенем из дюз, дредноут, которому он так и не дал название, стартовал к тщательно рассчитанной точке перехвата. Набрав скорость, Кузнецов порадовался за себя: во-первых, скорость была выше расчётной, что экономило время. Снизился, пусть и незначительно, расход топлива. Это во-вторых. В-третьих, удалось более точно рассчитать курс транспорта с пленными саури, потому что главный из искинов нашёл данные по маршруту корабля с ними. До этого времени искать их не было. Поэтому точка рандеву просчиталась уже с девяностадевятипроцентной вероятностью, и Кузнецов пребывал в предвкушении того, как освободит ушастых подруг из плена. Благо до события оставалось всего-то неделя. Сроки выхода к точке перехвата тоже сократились.

Единственной проблемой оставалась Антанариэль из рода Ваатариэль, пленная дарксанка. Но она пока могла и посидеть в камере гауптвахты. Александр не собирался предоставлять ей возможность навредить в своих планах. А заняться ею вплотную не было ни желания, ни времени. Всю дорогу до планируемого места перехвата он был занят по горло учёбой и работой. Хотя имперских сервис-киберов пришлось оставить главному искину, тем не менее на борту дредноута имелся комплекс ремонтных дроидов местного производства. Пусть и примитивных, по русским стандартам, но кое-что они могли. Особенно если работы производились знающим человеком или искином, как в данном конкретном случае.

Выслушав пожелания Кузнецова, кристаллический разум составил план возможных переделок, и теперь дроиды круглосуточно сверлили, сваривали, гнули и переставляли с места на место силовые балки, энергошины, переборки, по винтику разбирали и собирали орудия и ракеты, имеющиеся на борту в качестве штатного вооружения. Сашка же в основном сидел под гипнообучением. Благо аппарат на борту корабля нашёлся, он входил в штатное оборудование дарксанских судов, хотя использовался обычно не для обучения, а для допроса. Под воздействием излучения машины разумный терял волю и выкладывал всё, что хотел знать от него вопрошающий. Так что семь суток ожидания встречи пролетели практически мгновенно.

На борту транспорта, где находились пленные саури, царило уныние и отчаяние. Троих парней и Аалейка отделили сразу, как только на тиб, выброшенный из червоточины, наткнулись корабли дарксанской эскадры. Немаленькое строение втянули в трюм исполинского корабля, где искин дома, судя по всему, умер, потому что защитное поле вокруг тиба отключилось практически сразу, едва помещение заполнилось атмосферой. Радостные саури выскочили наружу, поскольку двери автоматически открылись, и попали прямо в руки своих отдалённых родственников, темнокожих воинов, облачённых в боевые доспехи. Под прицелами страшного вида боевых механизмов сопротивляться никто не решился. Но, против ожидания, с ними обошлись довольно гуманно и даже, можно сказать, вежливо, просто выпроводив их из трюма. Всех отвели в одно большое помещение, откуда начали уводить по десятку разумных. Впрочем, те вскоре возвращались после непонятной процедуры. Лишь потом выяснилось, что им под гипнозом закачивали знание местного языка и обычаев. В чём-то те были схожи с порядками кланов. В чём-то очень отличались, что было неудивительным – разные миры, разные цивилизации, несмотря на внешнюю похожесть. Аалейка они больше не видели…

Через десять дней пути корабль выгрузил пассажиров в уединённой системе, где саури провели ещё двое суток. Именно там им объявили, что на них будут проводить евгенические эксперименты по размножению. Услышанное оказалось шоком для всех. Девушки попытались было возмутиться, но показная, даже нарочитая вежливость быстро сменилась истинным отношением: жестокостью, холодностью, презрением. Им дали понять, что они – всего лишь утробы, при помощи которых империя Дарксан вольёт в свои жилы свежую кровь. И весь путь в транспорте, куда перевели саури, стояло уныние. Многие девушки постоянно плакали, никому не хотелось быть подстилкой и деторождающим придатком зловещего мира. Кое-кто даже хотел наложить на себя руки, но контроль над столь ценными пленниками был круглосуточным. Поэтому все попытки практически мгновенно пресекались. Непокорных засовывали в специальные обездвиживающие костюмы. Само пребывание в них являлось достаточно суровым наказанием, и девушки решили дождаться окончания пути, надеясь, что на планете возможностей покинуть жизнь у них будет больше.

Так прошло семь дней, а на восьмой внезапно началась суматоха. Зазвенели непонятные им сигналы внешних колоколов, заморгало освещение, немногочисленный экипаж корабля облачился в боевые доспехи-скафандры. Это девушки видели по своим конвоирам: в помещении трюма, где их перевозили, постоянно дежурило пятнадцать бойцов, вооружённых нелетальным оружием, теперь же солдаты сменили вооружение и переоделись в защиту, застыв у всех проходов, через которые нападавшие могли попасть в трюм. Но самое страшное было не предстоящее сражение, саури уже поняли, что на транспорт кто-то напал. Куда хуже было другое – кроме солдат в помещении появились громадные военные роботы, направившие своё оружие на них. Отдавать кому-либо пленниц дарки не собирались.

Идущий своим курсом одинокий транспорт класса «Вао» мощные сканеры дредноута, так и оставшегося безымянным, заметили в рассчитанном ранее квадрате. Кузнецов довольно потёр ладони: пока всё шло по плану. Искины оказались на высоте. Дредноут чуть увеличил скорость, благо возможность была. Сашка не насиловал двигатели, зная, что ему ещё добираться до каравана, уходящего в глубины космоса, но даже крейсерская скорость его корабля превышала то, что мог выдавить транспортник. Так что до перехвата оставались часы. Проверив окружающее пространство, человек убедился, что оба корабля находятся в гордом одиночестве и он может действовать без особой опаски, что в самый ответственный момент вмешается кто-то посторонний.

– Командир, принимаю запрос с транспорта. Просят обозначить себя.

– Отправь им прежние коды.

– Исполняю. Отказ. Просят кодовое слово.

– Пароль? Вот же… – Он выругался. Затем на мгновение зло сжал губы, после чего процедил: – Дай видеоканал.

Искин послушно зажёг сферу голопередатчика, в которой появился седой дарк, начавший говорить:

– Неизвестный корабль, прошу… Кто ты?!

Сашка его понимал – вроде бы знакомый корабль, из его же эскадры, но вместо знакомой ему женщины-капитана в центре головки сканера-передатчика появляется фигура в неизвестном ему скафандре. Человек набрал в грудь больше воздуха и произнёс:

– Говорит корабль флота империи Русь «Перун». – Вот и название нашлось. Само собой. – Приказываю лечь в дрейф, иначе вы будете уничтожены.

Дарк усмехнулся:

– Ты, человечишка! Хоть бы научился врать! Не существует никакой империи Русь. Дарксан единственный имеет право носить это название!

Пафосно и с неимоверным презрением…

– А тебя, круглоухий, ждёт весёлая смерть в камере пыток. Об этом я лично позабочусь… – Презрительно усмехнувшись и оскалив зубы, дарк отключился, а человек нетерпеливо задал вопрос искину:

– Получилось?

– Так точно, командир! – Сашке показалось, что даже кристаллический разум доволен. – Управляющие коды взломаны.

– Отлично! Пусть незаметно тормозят, и бери под контроль всех дроидов на борту!

– Исполняю, командир.

– Всё. Я пошёл!

Человек спрыгнул с командирского кресла и поспешил в трюм, где уже выстроились готовые к бою абордажные роботы. Потянулись последние, оттого самые длинные минуты перед боем…

– Командир, стыкуемся!

Корабль вздрогнул, когда соприкоснулся бортом с транспортом. Впрочем, человеческий искин оказался на высоте. Ему удалось так синхронизировать оба судна, что вся разница в скорости нивелировалась. К тому же удачно совместил выходы из трюмов, и когда, повинуясь команде, створки раскрылись, волна вооружённых дроидов устремилась внутрь транспорта. Их… не встречали. Трюм был пуст. Все встречающие находились на противоположной стороне «Вао». Именно туда направил их взломанный искин транспорта, передающий смодулированную для дарков земным искином картинку.

Створки трюма захватываемого корабля закрылись, заработали насосы, нагнетающие воздух, восстанавливая атмосферу. Не будь на борту дарксанской лоханки саури, Кузнецов не заморачивался бы этим. Но он здесь, чтобы спасти, а не убить клановцев. Так что… Наконец давление выравнялось, и внутренние ворота трюма открылись, выпуская механических абордажников. Два тяжёлых, массивных агрегата, несущие мощный силовой щит, двигались первыми. За ними шла гусеничная платформа, на которой стоял тяжёлый русский станковый бластер. Её прикрывал дружно марширующий десяток машин гуманоидного типа, также получивший имперское оружие. Техника, не прошедшая перевооружение и имеющая лишь штатное дарксанское оружие, двигалась последней, колонной, оставляя по одной машине на перекрёстках коридоров, где те занимали оборонительное положение, перекрывая пути переброски подкреплений для дарков.

– Где находятся саури? – в который раз задавал Сашка искину этот вопрос, но тот отмалчивался – его мощности были заняты управлением дроидами-абордажниками и синхронизацией кораблей.

Наконец он доложил:

– Трюм четыре. Седьмая полётная палуба. Осторожно! Там кроме киберов находятся живые охранники! Возможны жертвы среди саури!

– Понял, – хмуро отозвался человек.

Ситуация складывалась патовая. Погибшие клановцы ему были не нужны… Подумав, он вытащил из заспинной ёмкости робомины, поставил их на ошеломляющее действие и запустил. Шестигранники небольшой величины быстро выдвинули из-под панцирей свои тонкие лапки и… исчезли. Заработал оптический камуфляж. Но Александр через визоры боевого шлема видел, как небольшие машинки, шустро перебирая лапками, вскарабкались по стенке на потолок и устремились вперёд. Едва робомины отправились делать своё дело, как откликнулся искин:

– Командир, прошу отозвать мины назад. Есть иной путь освободить пленных. Я взломал управляющие модули охранных роботов, находящихся вместе с саури, и теперь могу в любой момент уничтожить охрану.

Кузнецов с шумом выдохнул и медленно процедил:

– Это всё?

– Нет, командир. Предлагаю направить мины на палубы «Жой», «Аркар», «Сюи». Именно там находятся оборонительные позиции экипажа.

Александра отпустило. Хотя использовать мины сейчас расточительство, но Тьма с ними. Новых наклепают… Быстро набрал команду на внутреннем интерфейсе шлема.

Тем временем, поскольку движение штурмовой колонны не прекращалось, они подошли вплотную к трюму, где содержались саури.

– Дроидам внутри – уничтожить солдат противника! – отдал он команду. И тут же уловил гулкие удары из-за стальной стены переборки. – Открыть ворота!

Секундная задержка, и вот могучие створки начали рывками открываться… Сашку встретил разноголосый вой и плач. Мельком брошенный взгляд на разорванное на куски тело дарксанца объяснил причину столь бурных эмоций. Ещё бы! Нежные домашние девушки столкнулись с не прикрытой лаком цензуры изнанкой войны.

– Аалейк! – вдруг через стенания прорезался истошный крик какой-то из девчонок.

Постепенно, волнами, плач и крики начали затихать… А потом Сашка не на шутку испугался, когда саури, забыв про кровь, бросились к нему. Его тискали, тормошили, обнимали, рыдали на груди, – словом, полный букет эмоций и душевного подъёма тех, кто, можно сказать, получил помилование на эшафоте после того, как на него уже надели петлю виселицы и поставили на табуретку. Хвала богам, с помощью старост кое-как удалось прекратить ажиотаж, уговорив перенести его на борт дредноута. И Кузнецов приступил к эвакуации. Трогать или уничтожать дарков человек пока не собирался – у саури, естественно, скафандров не было, и риск разгерметизации был очень и очень велик. Поэтому Александр сразу же велел девушкам выходить. Проводником был один из киберов под управлением искина, сам же человек оставался с остальной группой для прикрытия. На всякий случай. Процессия растянулась почти на два коридора, всё-таки сто пятьдесят душ, и Кузнецов изрядно волновался, боясь, что дарки поймут, что их водят за нос. Хотя искин исправно передавал тем информацию о ещё только готовящемся захвате, показывая на экранах внешних камер неуклюже маневрирующий в поисках лучшей позиции корабль, тем не менее не полные же они идиоты. И когда первые девушки уже начали перебираться по прозрачной кишке аварийного перехода в дредноут, то, чего он боялся, произошло.

Проблема была в «мозгах» дарксанских дроидов, донельзя примитивных. Оставленные для охраны перекрёстков коридоров, они получили чёткий приказ – не выпускать дарков из занимаемого ими сектора. Но только дарков. Тёмные оказались умнее – они запустили летающие камеры. Видимо, командир транспорта заподозрил неладное. А поскольку почти бесшумно летающие роботы не были живыми, примитивные механизмы не обратили на шпионов никакого внимания, тщательно отслеживая своим оружием появление именно дарков. Сообразив, что их провели, как последних дурачков, командир темнокожих не придумал ничего лучше, как попытаться отбить саури, и бросился в бой, невзирая на предупреждения более умных из подчинённых. Сашка только усмехнулся, когда пропал сигнал одного из дроидов, стоявших на не очень важном перекрёстке проходов. Он бы не соответствовал своему званию, если бы оставил все дела на древнего робота. Дарки не успели порадоваться успеху, как рванувшая замаскированная мина превратила атакующих, одетых в «бумажные», по меркам Руси, комбезы, в облачко пыли, а заодно и часть силового каркаса в кучу перекрученных конструкций. Образовавшаяся полость внутри корабля перекрыла выход из трюма, где находились остатки экипажа. Выбраться-то они, естественно, оттуда могли. Но быстро сделать это не получалось. В результате человеку удалось перевести всех пленников на дредноут без проблем. Потери дарков оказались слишком велики, чтобы они сразу поняли намёк и больше не отсвечивали. Так что, пока проходила эвакуация, сидели тихо, моля своих богов, чтобы русский их больше не трогал.

Спустя сорок минут искин линейного корабля произвёл отстыковку от транспорта и, отойдя на безопасное расстояние, активировал некий набор программ, оставленных в управляющем центре дарксанского корабля. Миг – и тот окутался вспышками, антенны и сенсоры выгорели подчистую, не давая возможности отследить уходящий в глубину космоса дредноут и передать сигнал бедствия.

Едва дредноут лёг на курс, Кузнецов наконец смог хоть немного расслабиться. Его авантюра увенчалась полным успехом, все саури были спасены. Теперь можно было переходить ко второй части плана – найти место под базу, где можно будет построить производственный комплекс и решить проблему с возвращением в империю Русь.


Глава 5 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 7



Loading...