home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Чем больше Антанариэль узнавала чужака, тем больше поражалась ему. Неимоверное упорство, поразительная жажда знаний, воля – вот как она могла бы охарактеризовать человека. Давно ушло в прошлое презрение к круглоухому, сменившись вначале скукой, потом любопытством, а затем и интересом. Этот пришелец был… Увы, сравнение с её знакомыми соплеменниками было явно не в их пользу. Поначалу, после выхода из медкапсулы, девушка ожидала чего угодно – пыток, издевательств, публичной казни. Как ни странно, ничего из ожиданий не сбылось. Совсем ничего. Разве что клетка… Но в ней она только спала. Остальное время могла свободно, относительно конечно, передвигаться по кораблю, посещать столовую наравне с остальными пришельцами, которые теперь её полностью игнорировали, словно пустое место, не позволяя себе никаких выпадов в её сторону. В развлечениях дарку тоже не ограничивали: хочешь посмотреть голо? Пожалуйста. Любые фильмы из имеющихся на борту, а их было много. Прежний экипаж оставил. Пусть старые, но всё равно, если выбирать не из чего. Хочешь почитать? Тоже без ограничений. Ей выдали планшет, пользуйся. Правда, под контролем искина. А обмануть того… Проще сдвинуть звезду с орбиты. Так что живи спокойно и трепыхайся, как говорится. Спортзал? Без ограничений. Спать? Сколько влезет. Но в клетке. Ради интереса спросила – почему? Чужак даже не снизошёл до ответа. Просто взглянул на неё как на пустое место, и всё. Зацепило. Сильно. Захотелось доказать ему, что она ничем не хуже его. Попыталась учиться – где там! Совершенно ничего не понимала в учебных программах пришельцев. Ни капельки. Хотя их язык выучила. Даже оба. Имперский и клановый. Немного путалась сначала, потом всё же начала нормально говорить. Но толку-то от этого… Лишь иногда вскинутая удивлённо бровь её… хозяина или удивление в глазах сородичей. Не больше.

Между тем окружающая её обстановка быстро менялась. Как говорится, не по дням, а по часам. Появилось непонятно откуда большое количество механических пауков. Если два таких смогли провести полную зачистку секретной базы с персоналом из тысячи высших и двухсот рабов, то что произойдёт, когда таких пауков будет, например, сотня? Антанариэль просто пугалась – такие машины пройдут через ряды воинов дарков словно через паутину, даже не заметив. Но это было лишь одним из изменений.

Через три десятидневия после того, как её выпустили из медицинской капсулы, круглоухий явился в каюту необычно весёлый, вроде даже под хмельком, как ей показалось поначалу. Впрочем, как выяснилось через пару минут, оживление человека было вызвано не алкоголем, а совсем другим. Он велел собираться. Переезжают они. Оба. Это сняло первый испуг, так как ей почему-то показалось, что её возвращают в тюремные казематы корабля. Оказалось, вовсе нет. Но то, что предстало её глазам, вызвало настоящий шок! Дарка застыла на месте, не веря своим глазам: через галерею было видно колоссальное сооружение в виде огромного, не меньше пяти лиг в длину, додекаэдра. Двенадцать чёрных граней матово поблёскивали в свете далёкого красного гиганта. В этот день она впервые увидела звёздное небо, окружающее их. Обрадовалась, но, как выяснилось, рано. Рисунок созвездий был ей незнаком. Да и времени разглядывать человек не дал. Крепко ухватив за локоть, буквально протащил по переходу в огромную станцию, втолкнул в лифт, и тот вознёс их в одну из вершин.

Додекаэдр оказался космической станцией пришельцев, построенной уже здесь. Несмотря на мизерное, по меркам дарков, количество народу, места было не так много – почти всё пространство занимали энергостанции, галереи оранжерей и производственные отсеки. Спустя некоторое время Антанариэль узнала, что такая станция производит энергии и продукции в десятки раз больше, чем промышленный сектор Дарксании. Сравнение вышло опять не в пользу её империи, и девушке снова стало страшно. Чужаки обладали невероятными технологиями, оперировали запредельными энергиями, знали практически всё. И если они пожелают, то… Что именно, даже представлять не хотелось.

На станции ей дали чуть больше свободы. Во всяком случае, теперь её спальное место было не в клетке, а в отдельной комнатке, которая запиралась снаружи замком непонятного действия. Ни скважин для ключей, ни кодера для карточки или пульта для набора пароля не было. Тем не менее, когда наступал положенный час, слышался щелчок – и всё. Монолит из неизвестного ей материала было бесполезно резать, сверлить, пилить. Никакое воздействие на материал не оставляло ни царапин, ни других следов. Из этого материала и была построена станция. А потом…

Потом стало ещё страшнее. В расчищенном от камней пространстве недалеко от станции появился невероятных размеров каркас, по которому струились волны видимой даже в вакууме энергии, омывающие колоссальных размеров конструкции. С каждым днём тот становился всё больше и больше, словно рос. Впрочем, так и оказалось на самом деле. Впервые на заданный вопрос за последнее время дарка получила ответ: это строился корабль. Космический корабль. Боевой. Линейный крейсер какого-то чужого проекта. Но… Каждый раз при взгляде на постепенно материализующийся корпус чудовищных размеров корабля дарку пробирал озноб – она ясно понимала, что соперников этому чудовищу в известной ей галактике нет и не будет очень и очень долго.

Вот и сейчас она стояла на обзорной галерее станции и остановившимся взглядом смотрела на суету тех самых жутких пауков возле уже почти покрытого полностью бронёй корабля…

– А, вот ты где! – Голос человека раздался внезапно над самым ухом.

Вздрогнув, дарксанка резко повернулась к нему.

– Напугал? Не бери в голову. Скажи лучше, что это за камешек?

На ладони человека лежал кристалл селл-алмаза. Небольшой. Бросовый.

Она равнодушно махнула рукой в уже перенятом и привычном у круглоухого жесте:

– Мусор. Таких полно в любой системе. С виду красивый, внутри язычок пламени дрожит. Но обработке не поддаётся. Вообще. Так что мы их не используем.

– Совсем не используете?

Антанариэль кивнула.

Неожиданно хозяин задал новый вопрос:

– А где можно разжиться такими камешками? Купить или набрать?

Дарка хмыкнула:

– Да их везде полно. На любой нашей или человеческой планете. У шахтёров. Они их в плавильных печах жгут. Как присадку к стали.

Брови человека дрогнули, но это было единственным знаком непонятных ей эмоций.

– Даже так? Понятно… Ладно. Спасибо за консультацию.

Сашка, небрежно подбрасывая на ладони камешек, отошёл от огромного иллюминатора обзорной галереи и не спеша направился к выходу. Но едва оказался в другом коридоре, как буквально бегом устремился к себе. Империя, Демократия, кланы использовали огненные сапфиры для получения энергии. Здесь же шахтёрские корабли совершенно случайно наткнулись на нечто похожее, но… Анализ показал, что это не модификант оксида алюминия, а углерод, обволакивающий внутреннее пламя камня. А также что количество энергии в одном таком пламенном алмазе превышает в таком же по весу огненном сапфире в десятки тысяч раз. Искин клялся и божился, что реакторы людей и кланов могут использовать данный энергетик без каких-либо переделок. И в новом корабле Кузнецов собирался использовать в качестве топлива именно местные пламенные алмазы. Гранить их человек, естественно, не собирался. А если слова дарки окажутся правдивы, то… От перспектив захватывало дух! Но… выдержат ли реакторы и другие потребители такой поток энергии?

Впрочем, как показали более углублённые исследования, при повышении величины магнитного поля все проблемы исчезали сами собой. Более того, становилось возможным регулировать и мощность, и длительность энергетического потока. А это и было самым главным. И если при использовании огненного сапфира весом в пять карат реактор работал в среднем сто – сто десять лет, выдавая на-гора стабильный поток в тридцать петаватт, то при использовании пламенного алмаза мощность и длительность вырастали в сотни раз. Фактически реактор становился вечным. Если считать за таковую десять – пятнадцать тысяч стандартных человеческих лет работы без потери мощности на таком же пятикаратном камешке. Так что было отчего поразиться и заодно порадоваться.

Кроме того, становилось возможным уменьшить сами реакторы в несколько раз, опять же не теряя ни в чём, а, наоборот, приобретая и выигрывая. Даже сейчас, при постройке первого корабля в этой галактике при использовании пламенных алмазов выходило, что линейный крейсер стандартного для Руси класса «Перехватчик-4» получал запредельные характеристики защитного поля, увеличенную в несколько раз мощность двигателей, не говоря уж о повышении на порядок силы бортового залпа. Стандартные для людей лазеры с метровой линзой увеличивали дальность прямого выстрела без потери поражающего фактора в двенадцать раз! А рельсовые орудия главного калибра вплотную подходили на две десятых к сверхсветовой скорости полёта снаряда, что давало колоссальные, просто невероятные возможности. Разогнанные до таких скоростей болванки из любого материала, по возможности достаточно твёрдого, сами по себе при попадании в любое препятствие аннигилировали не хуже антивещества. Фактически получалось, что пятисоткилограммовая чушка из обычного железа эквивалентна такому же количеству антиматерии. А если брать для изготовления болванок не железо, а ту же броневую сталь или, того круче, обеднённый уран или вольфрам, которого полным-полно в пространстве? Тогда…

Сашка понял, что его, как говорится, понесло неведомо куда. Сначала нужно построить хотя бы один корабль. Самый первый. Хвала богам, что добывающим кораблям удалось набрать достаточное количество пламенных алмазов, чтобы полностью обеспечить все потребности строящегося корабля в них. И похоже, дарка действительно не соврала – прозрачных камешков с пляшущими огоньками внутри попадалось действительно не просто много, а очень и очень много! Так что… Человек улыбнулся: будет весело!

Александр взглянул на выведенные в голосферу графики работ. Что там у нас? Так-так… Окончание постройки крейсера – семь суток. Экипаж давно сформирован и провёл все мыслимые и немыслимые тренировки в учебных капсулах и тренажёрах. Отлично! Заводы… Функционируют на сто процентов. Замечательно! Полным ходом трудятся круглосуточно все молекулярные синтезаторы. Их плюс, что данные машины используют не только чистые металлы, но и любую породу. Даже обычный базальт и гранит. С использованием в качестве рабочих кристаллов пламенных алмазов появилась возможность не обращать внимания на качество рабочих смесей. Теперь чистотой загрузки бункеров синтезаторов можно просто пренебречь. Имеется достаточно энергии для расщепления любой материи и построения нужных атомарных решёток.

Сборка спутника для отправки сигнала бедствия через червоточину – тоже семь суток. В принципе так и планировалось, чтобы и корабль, и запускаемый модуль были готовы одновременно. Это самый лучший вариант. Как только оба будут готовы, крейсер сразу отправится к червоточине и запустит в неё спутник. После этого сбросит маяк-ретранслятор и отпрыгнет к ближайшей системе, где ляжет в дрейф, ожидая сигнала от спутника. Сам же отправляемый аппарат при попадании в их родное пространство, в нужную галактику, мощнейшим лучом передаст сигнал бедствия к ближайшей станции Союза, потом ляжет в дрейф и станет ждать ответа и прибытия спасателей. Как только те явятся, передаст все данные по червоточине и клану. Дальше – ждать приказа Трёх владык.

Ну а пока крейсер будет добираться и запускать, начать строить ещё один корабль, только куда более мощный и сильный. Аррах уже работает над проектом. Всё-таки голова у саури варит ого-го! И надо бы послать разведку пошарить насчёт шахтёрских баз аборигенов. Камешки нужны. Ещё как нужны! Если удастся наладить связи с Союзом через червоточину, то разумным понадобятся новые носители энергии, без всяких сомнений! Жаль, Атти и его планета потеряют свою исключительность, но тут уж никуда не денешься… Кузнецов вздохнул: родственника подставлять очень не хотелось!

Внезапно проснулся искин:

– Командир, я нашёл в захваченных нами банках данных интересные сведения. Не желаете ознакомиться?

– Интересные, говоришь? Выводи в сферу.

Александр поднялся налить себе кофе – надо бы немножко прийти в себя. Голова уже слабо варит. Но, сделав глоток ароматного напитка и пробежав глазами первые строчки светящегося в голосфере документа, забыл обо всём: ничего себе! Оказывается, среди всего прочего в данной галактике свирепствовало пиратство! Вещь, давно и успешно искоренённая в человеческих мирах и зонах проживания саури! А здесь… Целые пиратские республики и царства! Независимые станции, кланы… короче, существовали места, куда мог прилететь любой, хоть человек, хоть дарк, хоть неведомо кто. Места, где можно было продать и купить всё что угодно. Рабов? Пожалуйста! Прихватил добычу, надо избавиться? Целые государства, специализирующиеся на перепродаже и скупке честно уворованного имущества. Чёрные трансплантологи, производство и продажа наркотиков и прочий нелегальный бизнес. Хочешь армию? Да без проблем! Только плати! Звонкой монетой или ценным имуществом. Ресурсами, рабами, энергией.

Ушлые дельцы обеих рас всё оценят, подсчитают, продадут, купят. Никаких проблем. И… Искин даже смог создать кое-какие карты, анализируя информацию из имеющихся источников. Впрочем, дарки и не скрывали ничего. Судя по всему, темнокожие ушаны сами часто пользовались услугами пиратов.

Покрутив в удивлении головой, Александр поднялся и двинулся к Арраху. Полученные сведения стоили того, чтобы поделиться со своим заместителем…

Между тем время летело неумолимо и стремительно. Даже старт первого корабля к червоточине прошёл как-то обыденно за повседневными работами и учёбой. Пройдя извилистый путь среди астероидного облака, разведчик набрал скорость и исчез в пространстве, встав на курс к червоточине. Клан занимался своими повседневными делами – разумным некогда было рефлексировать или скучать. С утра до вечера учёба, тренировки, слаживание подразделений, расчёты, планирование, ну и прочие текущие повседневные мелочи. Все как-то притирались друг к другу, находили общие интересы, занятия, так что жизнь юного клана была насыщенной. Уже проходил энергетическую обработку огромный силовой каркас будущего флагмана Пришедших извне. Гигантских, невиданных здесь прежде размеров, напоминающий скелет неизвестного животного почти в десять километров длиной. Одновременно была наконец достроена новая фабрика по производству улучшенных реакторов, предназначенных для работы на пламенных алмазах. На агрегаты ставили усиленные магнитные ловушки, более точный блок управления восемнадцатой ступени чёткости сведения с отрицательными спин-числами электронов. И теперь производство могло выдавать любое количество реакторов самого разного назначения. Следующим была закладка ещё нескольких производств для строительства космических кораблей и станций: систем жизнеобеспечения, модернизированных к новым источникам энергии эффекторов защитного поля. Ещё Кузнецов дал задачу искину попытаться рассчитать максимально возможную величину молекулярного синтезатора, который бы мог изготавливать всё необходимое. Кристаллический разум погрузился было в расчёты, но тут же отказался от них – не было главного, размера энергокристалла, используемого для приведения будущего аппарата в действие. Не имея исходных данных, потраченное время будет пустым действием… В общем, время летело, стремительно пожирая дни и недели.

– Командир! – В монотонном голосе искина вновь проскользнуло волнение.

Сашка оторвался от очередного документа, – как ни удивительно, но в жизни маленького клана оказалось огромное количество всякой необходимой для его нормального функционирования документации.

– Да?

– Принимаю запрос с крейсера-разведчика на открытие прохода.

– Крейсер-разведчик?

Мысли ещё путались. Он не сразу переключился с документа на текучку.

– Да, командир. Наш посланец вернулся. Командир корабля настаивает на немедленной встрече с вами.

– Тьма! Это что?! Уже два месяца прошло с отправки?! – Человек вскочил, торопливо подбежав к иллюминатору апартаментов, и взглянул через толстое бронестекло. Потёр виски неосознанным движением. – Действительно… Так, открыть коридор, командира ко мне. И вызови всех начальников служб клана.

– Исполняю, командир!

Вскоре апартаменты наполнились народом. Явились, естественно, все. Обе «руки» вождя, заместители. Всего – шестеро. Достаточно для столь маленького клана. Кузнецов с удивлением поймал себя на мысли, что его студенты и студентки, ставшие кланом, близки ему, словно родная семья. Это согревало. Человек переживал за каждого, потому что они сделали свой выбор.

Короткий обмен приветствиями, саури уже знали о возвращении разведчика и так же, как и Александр, были удивлены прошедшим сроком. Как-то все упустили, сколько уже времени находятся в чужой галактике. Пока Кузнецов, как радушный хозяин, наливал всем кофе, прошумел лифт, и через пару минут в помещение вошла Муай. Бывшая староста группы первокурсников стала командиром крейсера-разведчика. Остановилась, отдавая честь, под напряжёнными взглядами всех присутствующих, пытающихся прочитать на её лице ответ на самый главный вопрос: удачно ли всё вышло? Тишина была нарушена её звонким голосом:

– Вождь, докладываю: разведчик полностью выполнил поставленную перед ним задачу.

Бывший профессор Чемье, теперь казначей клана, счастливо выдохнула:

– Есть связь?

Девушка отрицательно мотнула головой:

– Нет.

По помещению пронёсся тихий ропот. Одновременно удачно и нет? Что за шутки? Между тем саури продолжила свой доклад:

– Как было приказано, мы запустили спутник в червоточину. Через разлом он прошёл успешно. Почти сразу же мы получили картинку созвездий с той стороны. Она полностью совпадала с известными нам созвездиями. За небольшим отличием – все они соответствовали положенному со сдвигом по времени около десяти тысяч лет… – Девушка опустила голову. Затем погасшим голосом продолжила: – Спутник не фиксировал никаких сигналов искусственного происхождения ни с одной планеты, принадлежащей к известным нам ареалам обитания людей, кланов и Домов. Чтобы разобраться в происходящем, мы решились нарушить приказ и направили корабль в проход, прекрасно осознавая возможные последствия… – Она набрала в грудь побольше воздуха, собираясь с мыслями. Затем продолжила: – Первым шокирующим событием стало наличие на орбите системы звезды Чемье, погибшей при известных событиях на планете, где располагался наш университет…

– Что?! – не выдержала «левая рука», заставив вздрогнуть Муай от неожиданности.

Но Александр вскинул руку, удерживая всех от проявления эмоций.

– Дальше, девочка.

Та машинально кивнула и продолжила:

– Согласно нашим летописям, кланы высоких и истинных имели один материнский мир, где располагается резиденция вождя вождей…

Она замолчала, и тишину прорезал голос Кузнецова:

– Она оказалась единственной населённой?

Муай молча кивнула в ответ. Потом с трудом произнесла:

– Да, вождь. Так и вышло.

Александр сдавленно прошипел что-то непонятное через стиснутые плотно зубы. Потом всё же взял себя в руки и произнёс:

– Что-то ещё?

– Да, вождь. Мы знаем, что цивилизация людей зародилась на планете Земля в так называемой Солнечной системе, и двинулись туда, чтобы окончательно увериться в том, что произошло…

Кузнецов напрягся.

– И?..

– Мне неизвестна система летоисчисления, принятая в вашем мире в то время, но там шла война. Примитивная, естественно, но огромная по размаху.

– Есть записи?

– Разумеется, вождь. Мы производили съёмку во всех мирах, которые посетили. Вот. – Девушка шагнула к столу и положила кристалл записи, вынув его из кармана кителя.

– Спасибо. – Сашка сглотнул, не отрывая глаз от кристалла. Потом спохватился. – Что-то ещё, Муай?

– Да. Мы определились со временем: по исчислению кланов, у нас сейчас эра воссоединения. Когда разобщённые прежде саури образовывают единое государство.

Все присутствующие соплеменники командира крейсера начали переглядываться. Только железная дисциплина удерживала саури от того, чтобы наброситься на Муай с расспросами. Александр решительно положил ладонь на стол:

– Это всё?

– Так точно, вождь. Основное – всё. Вся дополнительная информация на кристалле.

Саури вытянулась по стойке «смирно». Кузнецов отдал ответную честь, затем мягким голосом произнёс:

– Можете быть свободны, командир. Вы и ваша команда. Отдыхайте. Запрета на информацию… не будет. Можете ничего не скрывать. Спокойно поделитесь с вашими друзьями и товарищами по клану всем, что посчитаете нужным.

– Благодарю, вождь. – Муай чётким строевым шагом вышла из апартаментов.

Аррах зло выругался:

– Счастье Тёмных богов!

– Айе! Как некультурно!

– Юили профессор! Мне сейчас не до культуры!

– Тихо! – рявкнул Кузнецов, разом пресекая готовую вспыхнуть разборку. – Успокойтесь все. Пожалуйста, – добавил уже нормальным тоном.

Саури замерли.

– Я прошу прощения, что пришлось кричать, юили и ююти, но сейчас, когда мы думали, что все проблемы позади, то, что произошло, совершенно неожиданно и невероятно. И нам нужно думать, как быть дальше. Похоже, при образовании червоточины мы получили не просто пространственный разлом, но и временной сдвиг. Кстати, искин, что скажешь ты?

Безжизненный искусственный голос хорошо охладил разгорячённых саури:

– Это реально. Никто никогда не исследовал механизм возникновения червоточин как таковой. Тем более искусственно созданных. Более того, в моей памяти нет ни одного случая описания подобного, кроме произошедшего с нами. Для создания искусственных червоточин необходимо огромное количество факторов. Начиная от инициации процесса до параметров пространства-времени. Наверное, именно поэтому «парадокс Чемье», как я назвал случившееся, и является единственным случаем в банке имеющихся данных.

Искин затих, и Александр повернулся к Арраху:

– Что за эра воссоединения? Я ничего о ней не знаю.

Саури скривился:

– Зачистка неугодных. Глобализация. Размывание культурных и моральных аспектов жизни. Приведение к единому знаменателю. Сейчас это время превозносят. И в принципе правильно. Потому что в результате этого появилось единое государство высоких и истинных. Но с другой стороны, потери саури превысили все разумные пределы.

Ясно. У нас тоже было нечто подобное. Хвала богам, кое-как мы выпутались, но потери у нас сказываются до сих пор… Ладно. Предлагаю взглянуть в кристалл. Вам будет интересно узнать, как мы жили раньше. Да и я попытаюсь определиться со временем моего мира.

Присутствующие кивнули, и Александр вставил кристалл в приёмник искина. Вспыхнула сфера. И все невольно отшатнулись, когда первым, что они увидели, было окровавленное бородатое лицо, искажённое чудовищной мукой…

– Это…

– Он мёртв, – потухшим, едва слышным голосом произнесла старшая саури. – Видите? – Она поднялась, вошла в картинку, ткнула пальцем в застывший глаз человека. – Насекомое в углу глаза. А он – не моргает.

– И верно…

Действительно, картинка была статичной. А Кузнецов жадно всматривался в изображение. Наконец снимающая головка сместилась и двинулась вниз. Серая, груботканая одежда, измазанная в крови и жёлтой грязи. Оборванный опалённый край рукава. Полуоторванная подошва сапог. Характерную только для Руси обувь Кузнецов узнал сразу. Но вот эпоха? Эпоха?! Такую одежду таскали несколько десятков лет!.. Камера сместилась, показывая грубо изготовленное, но несомненно оружие! Деревянное ложе, длинная трубка ствола, с набитыми на него кольцами. Длинный трёхгранный штык…

Саури зашептались, а человек мучительно копался в памяти. Какое время?! Какое?!!


* * * | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 14



Loading...