home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Ангар носителя был погружён в обычную военную работу. Стройные ряды угловатых и одновременно обтекаемых носителей-орбиттеров, призванных доставлять людей и технику на поверхность. Чёткие, выверенные до миллиметров действия техников, диспетчеров, киберов обслуживания. Чуть подрагивающие шланги систем снабжения, подключённые к объёмистым топливным и воздушным бакам, к силовым батареям. Всё как на учениях, десятки и сотни раз проведённых ранее. Единственное отличие – на этот раз подразделения пойдут в бой, а не выгрузятся после сигнала отбоя.

Андрей привычным движением включил тактический шлем, и перед глазами на забрале спроецировалась тактическая картинка: количество бойцов, машин, боевых киберов, быстродействие линий связи, загрузка обеспечения и боезапаса. Полупрозрачные значки не мешали. Он уже давно научился пропускать мимо себя лишнее и сосредотачиваться на том, что необходимо сейчас. Чёткое каре бойцов ожидало распоряжения, и оно не заставило себя ждать.

– Первый канал. Начать погрузку личного состава.

Мгновение, строй рассыпался, люди бросились внутрь шаттла. Рядом застыли ещё четыре точно таких же машины и столько же огромных яиц, в которых находились туши подавителей. Отдельно замер плоский брусок орбиттера, несущий боевых киберов. Цифры на стекле быстро менялись. Вспыхнули зелёным. Готово. Пора и ему. Шагнул внутрь корабля, окидывая взглядом застывших в личных отсеках бойцов. Короткое движение веком – и капсулы захлопнулись, загудели насосы, нагоняя внутрь амортизирующий гель. Занял свою кабинку, умная машинерия внутри шлема сама установила связь с пилотами.

Чуть прошуршало:

– Старт через три… две… одну…

Дёрнуло так, что только страховочные ремни удержали от того, чтобы не прошибить бронёй пластик капсулы. Тут же навалилась тяжесть перегрузки. Стартовали сразу на полном ускорении. Шевельнул языком, переключая сенсор, темнота капсулы исчезла, вместо неё появилось изображение с камер носителя, и Андрей зачарованно замер. Сколько раз он уже выбрасывался, и всё равно величественная картинка вселенной всегда завораживала его… Сияние белой туманности в несколько световых лет отсюда, раскинувшейся на десятки парсеков, и мрачная темнота впереди, усеянная редкими звёздами. Чёткий, внушающий страх врагам и гордость своим строй кораблей Союза, окружённый мошками москитного флота с штурмоносцев, вьющихся в непрерывном движении вокруг гранёных корпусов кораблей. Сеть эсминцев и корветов охранения, огромные округлые туши танкеров и судов обеспечения с генераторами накачки силового поля. Всё как всегда. И в то же время…

Неожиданно для него разлапистая туша необычного вида рейдера вдруг начала резко уменьшаться в размерах. Что за… Корабль, представляющий собой пятигранный вытянутый брус с чуть затёсанной на плоский угол рубкой, словно парил тысячами капель и окутывался туманом. Но это был не туман и не дым. Киберы, до этого просто бывшие обшивкой, отсоединялись от носителя, строясь в длинную трубу гигантского диаметра, в которую ныряли штурмовики класса «космос-атмосфера», растопыренные треугольники с опущенными изломанными плоскостями крыльев, ощетинившиеся ракетами и контейнерами с орудиями и бомбами. Андрей ещё никогда не видел ничего подобного: новая техника? Судя по всему.

Внезапно импровизированная «труба» озарилась знакомым сиянием силового поля. Даже отсюда он увидел, как от подошедших к её началу генераторных кораблей потянулись толстые светящиеся струи энергетических каналов, и зачарованно застыл, думая о мощности напряжения силового поля.

– Две минуты до начала, лейтенант.

– Принял.

Эти сто двадцать секунд тянулись мучительно медленно. До того момента, как орбиттер дрогнул и вдруг всё вокруг завертелось в бешеном темпе. Изображение с камер скачком дёрнулось, увеличиваясь. Листы брони, отдельные детали кораблей, стволы и решётки сканеров, вспышки пламени из орудий. Всё слилось в бешеный калейдоскоп. Офицер на мгновение прикрыл веки, стирая суматоху цветов и изображений. Благословенная тьма помогла очистить разум. Корпус десантного корабля задрожал – вход в атмосферу. Он сейчас не видел, но мог представить длинные языки огня, охватившие корпус.

– Сорок секунд, лейтенант!

– Принял! – Тут же переключился на ротный канал. – Погонщики, запускайте зверей!

– Есть!

Мощный гул заставил немного скривиться, но тут же стало легче. Генераторы боевых киберов издавали звук только при запуске. Как только разогрев заканчивался, а это занимало три-четыре секунды, дальше всё работало бесшумно.

– Касание!

– Принял. Вскрыть капсулы!

Впрочем, команды не требовалось – пластик кабин раскрывался автоматически. Но – традиция. Так что лишний раз подать голос стоило.

Переборка перед ним ушла в стойку, и дальше тело действовало автоматически. Первый шаг, второй. Ливень крысоподобных роботов из потолочного контейнера, устремившихся сплошной стальной рекой наружу. Их задача – пробить безопасный периметр вокруг посадочного модуля и обеспечить разминирование территории. Ну и заодно приголубить случайных зрителей. Тех, кто уцелел после предварительного захода штурмовиков. Бойцы уже заняли свои места на планшете.

– Третья позиция!

Бух! Земля дрогнула – в прямоугольник пехотинцев рухнул кирпич носителя подавителей. Огромные механизмы аури выкатывались наружу, гремя широкими гусеницами. Тут же пилоты занимали свои места при помощи индивидуальных микролифтов, двигая машины согласно отработанному плану на позиции.

Ба-бах! Сдвоенный удар ознаменовал посадку «зверей». Сотни паукообразных киберов вывалились сплошной стеной, выдвигая свои орудия и запуская в воздух тысячи микроботов, обеспечивающих разведку и оборону от воздушных целей.

– Ротный – один! Выдвинуться в точку четыре – три.

– Принято.

Голос координирующего высадку асийчи он узнал сразу, тут же отдавая приказы роте. Стальная лава рванулась в указанный квадрат. Это их будущая позиция. Точка обороны номер четыре – три. Все подавители идут вытянутым квадратом. Вокруг них – боевые киберы. Люди, то есть разумные, под их защитой. Он в середине построения. Мозг автоматически фиксирует всё вокруг. Неплохо поработали пилоты. Превращённые в груду обломков и мусора строения, оплавленные каркасы машин, выгоревшие дотла цепи электронных заграждений. Кое-где – чёрные скорченные фигурки сгоревших заживо халифатцев в каплях расплавленного металла. Ему привычно, а как бойцы? Мельком вызвал на забрало показания медицинских модулей брони подчинённых – норма. Только у пары новичков давление скачет да мозговая деятельность увеличена. Ну так первый бой…

Над головой с рёвом и свистом прошёл штурмовик, разлапистая махина. С изломанных плоскостей срываются языки огня и струи лазерных трасс. Андрей невольно передёрнул плечами, представив картинку попаданий. И тут же ойкнул про себя от неожиданного укола встроенного кибермедика. Краски сразу стали тускнеть. А, Тьма! Вот же зараза! Логгер посчитал, что у него повышенная эмоциональность, и вмешался. Неприятно. Пискнул датчик наведения. На месте. Громадное плоское поле, прячущееся за горизонтом. Дикая пустыня. Только не песчаная, а каменистая. Совсем как на Фиори…

– Начать подготовку позиций!

«Крысы» тут же принялись за дело. Итак, двадцать пять километров на роту. Стандартная линия обороны. Через каждые пять тысяч метров – позиция подавителей. Под них роем большой капонир. И не один. Для пехотинцев – широкая траншея с отнорками, блиндажами и укрытиями. Киберы знают свою программу, а «погонщики» дело – сплошная туча грунта, камня. Постепенно всё оседает, открывая картинку идеального оборонительного района. В нужные точки выдвигаются генераторы голографических киберов, и проецируемая картинка закрывает построенные укрепления плотной голограммой. Мало того что противник не может определить разницу своими сканерами, так ещё и повышенная плотность служит дополнительным щитом для воинов и техники. Взгляд на часы – укладываемся. Доклад.

– Ротный-один – четвёртому-большому. Точка четыре – три под контролем и обустроена.

– Четвёртый-большой принял, ротный-один. Посылаю к вам землероек. Примите пакет.

Снова пищит тактический логгер шлема. Принят пароль и отзыв для прибывающих сапёров. Бойцы уже на местах. Техника тоже в готовности «один». Киберы затаились и ждут команды погонщиков. Пять километров на одного бойца. Всё как положено по боевому уставу. Много? Ха, мало! Для этой операции сократили линию обороны на подразделение вдвое! Хорошо? Может, да. А может, нет. Увидим… В воздухе парят разведчики, фиксируя всё до мелочей. До микронов. Опять писк связи. Свои. Пароль уходит одним импульсом. Мгновение – тут же принят отзыв.

– Всем – свои.

По ротному каналу, естественно. И тут же взгляд на показатели. Ого! Или боевая химия на высоте, или народ уже успокоился. Это хорошо. Прибытие сапёров принято нормально. Те сразу вгрызаются в камни. Проплавляют туннели, прокидывают коммуникации, строят уже не лёгкую, а стационарную оборону. Голограмма рывком взмывает в небо, резко увеличивая свою протяжённость и теряя в прочности, и автоматические минёры устанавливают свои гостинцы – мины нескольких видов. От противопехотных до противовоздушных. Тут же их маскируют, включают систему распознавания, ставят на дежурство. Сигнал к активации подаст он. И тогда живые позавидуют мертвецам…

– Первая смена – отдых! Четыре часа. Потом вторая.

Тут же в наушниках системы связи звучит голос асийчи:

– Лейтенант, сократите время наполовину. Пусть вторая часть ваших разумных тоже отдохнёт два часа. Лучше потом, если будет время, прогоните ещё раз. Непонятное шевеление у противника.

– Принял. – Андрей тут же переключился: – Поправка. Режим – два через два.

– Товарищ лей…

Он обрывает любопытного кодовым словом:

– Талга.

Всё. Тишина в эфире. По этому сигналу все, кому положено, погружаются в сон. Так задумано. Небольшая гипнограмма, и всё. Никаких последствий, потому что она разовая. За это время медицинские комплексы доспехов снимут последствия боевых стимуляторов, прогонят очищающие процедуры, подкормят израсходовавшие запас сил организмы, подлечат и успокоят взвинченные ожиданием нервы.

Снова взгляд на монитор – сапёры уже заканчивают. Отлично. И подтверждением этому – маскировочная голограмма снова постепенно возвращается в прежние размеры, увеличивая свою плотность. Жаль, не поставить гравитонную защиту. Она появилась совсем недавно, одна из технологий аури, но может использоваться лишь на объектах планетарной обороны, слишком большой расход энергии. Зато работает – ого-го! Полоса повышенной от пятидесяти раз и выше силы тяжести в определённой полосе местности. Снаряды падают, словно камни, ничто – ни живое, ни механическое, ни тем более воздушное или космическое не может преодолеть такую полосу обороны. Всё живое просто плющит, а у механики клинит и уродует конструкционные и передаточные части. Ничего, обойдутся своими силами. Может, тоже пока подремать? Вполглаза? И словно подтверждение мысли в наушниках звучит голос командира бригады:

– Первый-Гор.

– А?

Взгляд на часы доспехов: ну вот, два часа крепкого сна пролетело в одно мгновение. Умный логгер, встроенный в шлем, уже услужливо тыкает трубочкой в губы. Машинально принял, глотнул – горячий чай мгновенно согревает мышцы, заставляет кровь струиться быстрее по жилам. Следующий взгляд на тактический монитор, одновременно глотая сладкую крепкую жидкость. Сапёры закончили и убрались на другой участок. Ничего себе, наворотили ребята! – Андрей восхищённо щёлкнул языком – вот же, появилась привычка от носителя! Откуда только? «Землеройки» отгрохали целый город в несколько уровней. А минные поля опоясали густо-густо всё вокруг позиций. Плюс автоматические турели огневых точек. М-да… Халифатцы, да и все прочие, умоются кровью знатно!

Пиу! Вызов из штаба. Не бригады. Всего подразделения.

– Ротный один-четыре.

– Принял.

– Перейти на режим три. – Это уже комбриг.

– Принял. – Переключение и дублирование последнего приказа подчинённым: – Режим три.

– Принято. Принято. Принято. – Перекличка мужских и женских голосов его солдат.

Сейчас командиры взводов выделят дежурных на позициях, остальные пойдут в блиндажи и бункеры, смогут снять доспехи, перекусить, попить чай или кофе, ну или поделать кому чего захочется: полежать на койках, чуть расслабиться… Странно, что их до сих пор не трогают. Или гарнизон планеты не ожидал такого десанта? Да не может того быть. Грызёт исподволь маленький такой червячок душу командира роты. Грызёт. Противно, противно и нудно. И эта обмолвка насчёт непонятной возни. Интересно, техники поставили планетарные ворота или нет? Иначе придётся туго, если навалятся всей массой. На длительный бой боеприпасов не хватит. Даже и энергетическое оружие не поможет. Хотя… Если здесь залежи кристаллов, то заправку реакторов и батарей можно организовать на месте. Наверняка фабрики по очистке захватили вместе с содержимым и рабочими…

– Ротный-один. Режим три.

– Принял, – машинально дал подтверждение, счастливо улыбнулся – вот ему можно чуть расслабиться.

Распрямился, пошёл к командному бункеру. Полюбовался литыми стенами из укреплённого арматурой модифицированного камня, открыл переходной тамбур, миновал шлюз, вошёл внутрь. Первым делом осмотрелся по сторонам. Прилично! Лёгкая мебель в виде нескольких стульев, табуретов и пары столов. Один большой, второй поменьше. Потолочная стандартная панель ярко освещает внутренность. На большом столе – большой тактический логгер, над которым мягко мерцает стандартная голограмма заставки защищённого режима. Рядом – ряд сенсоров управления минными полями, турелями и прочими хитростями для встречи незваных гостей. Впрочем, это дублирующий пульт. Основной у тех, кому положено по штату управлять гостинцами. У погонщиков киберов, взвода тяжёлого оружия, у тактиков роты, контролирующих и управляющих личным составом. Он – голова. Они – его руки и ноги, если придётся.

Андрей выбрался из доспехов, замерших у зарядного реактора. Нужно пополнить запас энергии накопителей. Пусть они практически не тронуты, но привычка, намертво вбитая в подкорку мозга, действует сама. И правильно…

Пискнул вызов по внутренней сети. Он было собрался ответить, но тут же сигнал прервался воем тревожного зуммера. Вспыхнула, окрасившись алым, голограмма приоритетного вызова. Андрей вздрогнул, что за… В сфере возникло сосредоточенное хмурое лицо генерала Рогова. Почему-то офицеру вдруг показалось, что оно залито кровью, и молодой человек в душе проклял тех, кто додумался до подобной глупости – выделять голограммы цветом.

– Внимание всему личному составу! Довожу до вашего сведения, что подкрепления не будет. На планете установлены системы глушения транспортных переходов, поэтому все силы поддержки будут перебрасываться через космос. Задача прежняя – во что бы то ни стало удержать захваченные нами рудники. Они не должны вернуться врагу. Действовать по обстановке, беречь личный состав. Помните о своём долге.

Сфера погасла. Офицер торопливо стал надевать боевой костюм и спохватился – кто же его вызывал-то перед генералом? Но логгер молчал. А отвлекаться даже на миг желания не было. Вызвал тактика роты. Тот откликнулся сразу:

– Да, командир?

– Немедленно дай заявку на склад, пусть везут всё, что можно: боезапас, оружие, продукты, средства защиты. Выдели пару чел… бойцов, пусть примут и распихают по всем бункерам. Остальным – отдыхать!

– Но, командир…

– Отдыхать! И не дёргаться!

– Принято, командир.

Сержант опустил голову, отключаясь от связи, а ротный, захлопнув дверцу, присел, прикрепляя к спине ранец обеспечения. Увидев загоревшиеся зелёным значки системы, выпрямился и двинулся на наблюдательный пост роты, расположенный неподалёку. Мышечные усилители работали отлично – техники знали своё дело. Так что напрягаться не приходилось. Буквально влетел в округлый капонир, крыша которого была сейчас поднята. Над приборами согнулись спины операторов. Сухо бросил:

– Доклад.

– Фиксирую многочисленные толчки по азимуту пятнадцать градусов от высоты тринадцать – одиннадцать.

– Что говорит логгер?

– Аналог установки пусковых батарей ракет класса «земля – земля» тип «Гнев пророка». Не менее десяти штук.

– «Гнев пророка»? – Андрей повернулся к оператору оборонительных систем, откинул забрало – успеет ещё использовать фильтры, сейчас пока можно дышать обычным воздухом.

– Увеличить напряжённость защитной голограммы до предела. Вынести второй слой минимальной плотности на расстояние, которое позволят генераторы, от основного щита.

Тот кивнул. Тут же пискнул сигнал вызова:

– Ротный-один.

Канал был бригадным, так что это кто-то из своих. Ну да, сам комбриг. Раскосые серые глаза смотрели требовательно и сердито.

– Что за самодеятельность, лейтенант?! Какого… ты грабишь наш склад? Остальным что, по-твоему, ничего не нужно?!

Ротный напрягся:

– Прошу выделить всё по максимуму, товарищ полковник. Потом некогда будет бегать.

Саури дёрнул головой в перенятом у людей жесте, потом, став ещё более мрачным, выдохнул:

– Да помогут тебе светлые боги, лейтенант! – Отключился, так толком ничего и не сказав. А что болтать-то? Не до того…

– Пуск ракет с обнаруженной позиции! – вдруг заорал оператор систем обнаружения.

– Надеть боевые костюмы! Все на позиции!

Кто-то хлопнул по сенсору, тут же толстая броневая крышка рухнула на стены капонира, превращая его в бункер. Взвыла сирена, но человек не двинулся с места. Он – командир. И ему сейчас ещё рано стрелять. На это есть подчинённые. Его задача – управлять боем. Поэтому он, лейтенант, на своём месте.

Словно само небо вспыхнуло пламенем. Попав на маскировочную голограмму, мгновенно срабатывали чувствительные взрыватели ракет и снарядов, отчего высоко в небе и задолго до линии укреплений детонировали боеприпасы. По поверхности проекции пошли волны. Искажения от ударного воздействия обстрела заставляли эмиттеры поля искрить. Первая волна стрельбы была очень мощной. Не менее сотни рельсовых орудий били по позициям роты. Впрочем, пока защита держалась.

Все согласно диспозиции заняли свои места. «Погонщики», на армейском жаргоне, или операторы роботехники, находящиеся в защищённых бункерах, приготовили свои машины к работе. Сотни бронированных пресмыкающихся разных видов и назначения ждали только команды с пультов, чтобы броситься в бой. Впрочем, их хозяева, как и другие воины подразделения, тоже. Громадные туши подавителей уже запустили свои реакторы на всю мощь, сбрасывая излишек энергии в накопители. Скоро, совсем скоро, когда начнётся бой, этот запас пойдёт в дело… Лейтенант бросил взгляд на проецируемые на забрало брони данные – все бойцы на местах, в полной готовности. Квадратики, обозначающие его подчинённых, окрашены зелёным цветом, сигнализируя о том, что все целы и здоровы. Между тем небеса за маскировочной голограммой вновь озарились багрово-чёрным пламенем второй волны обстрела. Тем не менее голограмма повышенной плотности держалась прочно, не давая противнику нанести урон десанту. Только волны интерференции пробегали по внешней поверхности поля, и всё.

– Ротный-один, что у вас? – послышался вопрос комбрига.

Андрей привычно доложил, переключив языком сенсор:

– Прошла вторая волна. Потерь нет. Поле в норме. Напряжённость, согласно показаниям, – семьдесят восемь процентов от нормы.

– Принято. При падении поля до тридцати процентов немедленно сообщите.

– Принял.

Щелчок. Полковник отключился, а офицер снова вывел перед глазами стандартную панель. Вдруг землю тряхнуло так, что почувствовалось даже через броню. Что за… Вспыхнуло алым забрало, неживой голос встроенного искина доложил:

– Применён тактический боеприпас массового поражения. Мощность боеприпаса – десять мегатонн. Поле будет снято через тридцать… Двадцать… Десять… Поле снято!

И тут же голограмма, до этого непрерывно светящаяся и вибрирующая, поползла клочьями и исчезла. Человек взглянул в светящуюся сферу логгера и, не удержавшись, ахнул: в небо, клубясь, поднимался громадный гриб пыли и испарений. Основание светилось призрачно алым светом, быстро разрастаясь по диаметру.

– Ядерная тревога! Приготовиться!

С лязгом защёлкнулись дополнительные замки, крепящие детали бункера, загудел встроенный реактор, до этого работавший совершенно беззвучно. По поверхности брони побежали жёлтые всполохи личного силового поля… С грохотом в стены командного бункера врезалась ударная волна – стена пыли, камней, оплавленных останков непонятно чего. Взвыл дозиметр, но радиацию уже гасили дезактиваторы, в доли секунды определившие радиационную волну и подобравшие противофазу излучения. По сути, сейчас для обороняющихся были опасны лишь прочие факторы воздействия ядерного боеприпаса: ударная волна, световая, тепловая, и электромагнитный импульс. Впрочем, последний был не так опасен, как во времена зарождения данного оружия, – защита интеллектроники в империи Русь была на недосягаемой для прочих высоте. Так что проблем не ожидалось, что и подтвердилось бесперебойной связью с подчинёнными.

Андрей снова сосредоточился на своих прямых обязанностях командира роты:

– Доклад!

В наушниках загудели голоса бойцов, подтверждающих нормальное состояние. Конечно, кое-кто был в шоке, впервые попав под ядерный взрыв, но аптечки боевых костюмов уже впрыснули необходимые препараты, нормализуя состояние разумных.

– Ротный-один, доклад?

– Потерь нет. Всё в норме.

– Принято. Будьте готовы к атаке воздушных сил противника.

– Принято.

Связь привычно отключилась. Хм… Неужели? Откуда они, в смысле, противник, возьмут воздушную поддержку? Хотя это Халифат. У них всякого устаревшего дерьма навалом. А орбиту должны прикрыть флотские.

– Операторам роботов, приготовиться к налёту авиации противника.

– Принято. Принято. Принято… – прозвучали голоса «погонщиков».

Если они не справятся, придётся привлечь подавителей. Но не хотелось бы раньше времени напрягать народ. Ладно, будем надеяться на лучшее… Впрочем, авиацией флаеры и глайдеры среди военных называют лишь по традиции. Её, той самой авиации, нет уже сотни лет. Вначале так обозначали атмосферные аппараты. А впоследствии, с развитием техники, такие аппараты стали аэрокосмическими. То есть работающие и в космосе, и в атмосферах планет. Хотя были и чисто космические аппараты. Правда, мало кто обращает внимание на то, как обзывают малую авиацию, потому что от названия воздействие на противника не зависит. Зато напрямую связано с вооружением.

– Что там у халифатцев на вооружении? – задал Андрей вопрос тактическому логгеру.

Тот услужливо вывел картинку и россыпь данных. Однако немало. Вопрос на засыпку: а что конкретно имеется здесь? На этой планете? И тут же машинально пожал плечами – скоро узнаем. Пискнул шлем – система наблюдения уже зафиксировала приближающиеся аппараты врага и оповестила военнослужащих. Замельтешили, выстраиваясь в ряды, строчки: количество единиц противника – 602. Классификация – штурмовик типа «Аль-Джазира». Вес – 50 тонн, бомбовый запас – 16 тонн. Вооружение – средние лазеры, 5 штук. Напряжённость силового поля – 0. Значит, Халифат так и не смог решить проблему защитного экрана в атмосфере. Как и его союзники. Это радует! Нам-то с этим помогли аури…

Едва заметные точки быстро приближались, идя на высоте почти семь тысяч метров по дальномеру шлема. Логгер послушно увеличил изображение, и Андрей скривился: выглядел халифатский штурмовик на редкость уродливо. Тем не менее машинка была достаточно быстрой и смертоносной. Так что расслабляться не стоило. Часть аппаратов, одно крыло, или десять штук, немного довернуло машины, направляясь к позиции его роты. Дальномер отщёлкивал расстояние, попискивая на тысячах метров.

– Погонщики, открывать огонь по достижении семидесятипроцентной вероятности, – спокойно отдал он приказ операторам.

И в ту же секунду из-под земли рванулись вверх тугие огненные хвосты ракет-перехватчиков, практически мгновенно набравших сумасшедшую скорость в десяток махов, отчего в атмосфере вспыхнули оранжевые полосы выгоревшего кислорода, и влипли в мишени, грамотно распределив цели. По тройке штук на каждого уродца хватило за глаза, учитывая ещё нетронутый боезапас. Миг – и медленно гаснущие пылающие шары вспыхнули в серой после ядерного взрыва высоте.

– Цели уничтожены, командир.

– Подтверждаю.

Итак, в зоне обороны его роты пока всё нормально. Артиллерийский налёт выдержали. Тактический фугас – без проблем. Попытку бомбардировки – аналогично. Всё идёт просто отлично. И это как раз и напрягает. Причём очень. Ну не бывает такого, что всё происходит гладко и спокойно. Как там у студентов сказано? Если эксперимент удался с первого раза, ищите ошибку! Так и тут: если всё идёт без потерь и без усилий, значит, нам готовят неприятный сюрприз. Чует его пятая точка скорые гадости. Ой чует! Слишком всё легко! Не может Альянс так наплевательски отнестись к потере всех энергоресурсов! И если сейчас в штабах и правительствах царит паника, то очень скоро противник придёт в себя, выработает единую стратегию, затем бросит все без исключения силы на то, чтобы освободить шахты по добыче огненных сапфиров. Или он не офицер Империи, а дилетант-самоучка!

Снова треснула связь:

– Ротный-один, как у тебя?

– Порядок, первый.

– Отлично. Так и продолжай.

– Принято.

Машинально дал отбой и только тогда спохватился – почему генерал интересуется, как у него дела? С чего вдруг? Вроде ничего особого насчёт него лично не сообщали… Ладно. Будет время, разберёмся. Что там у нас по графику? Ужин? Значит, пора принимать пищу… Дал команду подчинённым, сам пока ждал. Пусть заместитель освободится, сам после успеет перекусить.

Минуты тянулись медленно, но спокойно. Противник пока ничего не предпринимал, так что все успели поесть. Опять вызов:

– Ротный-один, даю отбой положения ноль. Перейти на состояние два.

Ого! Сразу второй уровень? Но там, наверху, виднее… Продублировал команду бойцам. Это значит, что люди могут покинуть бронекостюмы, оставив дежурную смену. Он, кстати, тоже. Теперь всем можно отдохнуть. Отбой, короче. Будет бдить боевое охранение и дежурные. Ну и ладно. Правда, так и вертится внутри какое-то смутное чувство, ожидание чего-то нехорошего… Усилием воли задавил его, вышел из укрытия, направился к своему блиндажу. Там выбрался из брони, поставив её на зарядку. Боезапас полный, пострелять ему сегодня не пришлось. Сделал себе чашку кофе, уселся за стол и включил логгер. Заявка на израсходованные боеприпасы, заявка на замену эмиттеров силового поля. Расход на еду на утро. На медикаменты в аптечках. Вроде всё. Погонщики докладывают, что потерь среди их машин нет. Замечательно.

Отставил пустую кружку, сладко потянулся. Посмотреть общую обстановку? Разумеется. Вошёл в общую сеть. Есть!

Сводка за сегодня. Потерь среди личного состава десанта нет. Потери техники незначительны, уже восполнены. Орбитальная обстановка спокойна. Ничего необычного или постороннего не замечено. Полная блокада окружающего пространства и системы. Ха! А смысл в этом, если у врага стоят блокираторы ТПС, давящие наши системы, и они спокойно перебрасывают сейчас силы на планету при помощи своих ворот?


Глава 19 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 21



Loading...