home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

…Занимаю понравившееся место. Оно возле громадного камина, где установлено нечто вроде стола, на котором стоят кружки с вином, кое-какая закуска. Секунду смотрю на еду и напитки, выбираю себе нечто светлое. Осторожно пробую – вроде ничего. Потом отхожу чуть в сторону, освобождая место, и прислоняюсь к стене. Со стороны кажется, что я просто пью безбожно разбавленное вино. На деле, мои глаза непрерывно сканируют окружение. Дамы, в смысле, слабый пол, в глухих платьях, скрывающих фигуру полностью. Грубый, простой и одинаковый покрой. Разница лишь в вышивке и качестве тканей. Довольно, кстати, топорных по фактуре. Мужчины… А их то практически и нет. Если десяток моих ровесников и чуть постарше и наберётся почти на сто человек, то это уже будет много. Причём из аристократов лишь ещё один парнишка, чуть даже младше меня. Где-то на год. Остальные – горожане. И девочки, девушки, женщины… Странное ощущение, что аристократы, горожане и сервы-слуги принадлежат к разным расам. Подобное уже закрадывалось в голову, но у меня имелось слишком мало статистического материала для обработки. Аристократы – высокие, стройные, гибкие, если судить по дамам. Горожане – крепкие на вид, среднего роста. Сервы – низкорослые, узкоплечие, с вечно пригнутой головой. Я – нечто непонятное. Шириной плеч в свои пятнадцать превосхожу любого взрослого. По росту – уже сравнялся с горожанами, и очень скоро их обгоню. И намного. Любой серв из слуг находящихся сейчас в зале, ниже меня на голову, а то и полторы. Любопытное наблюдение. Ко мне проталкивается парнишка аристократ. С любопытством смотрит мне в лицо, его черты открытые и приятные. Слегка наклоняет голову, представляется:

– Наследник графства Юрат, Меко.

– Наследник баронства Парда, Атти. Прошу прощения за неучтивость и любопытство, сьере виконт, Юрат, это севернее?

– Да, мы на самом краю маркизата Тумиан, куда входит наша область. Почти возле самой Ганадрбы…

…Это название мне знакомо – этакий коронный город, если можно так выразиться. А проще – столица. Место, где каждый год проходит Совет Властителей Фиори.

– О, сьере Меко, каким же ветром вас занесло сюда? В наше захолустье?

Парнишка краснеет:

– Мой отец посылает меня каждый год в разные места… Хочет подобрать супругу…

Машу рукой:

– В этом нет ничего такого, не смущайтесь, сьере Меко.

– А вы? И откуда у вас такой интересный знак?

Всматривается в печать, висящую на вычурной серебряной цепи, потом спрашивает:

– Это – ваше? Точно – ваше, сьере Атти?

Улыбаюсь, как можно более открыто:

– Сегодня получил от сьере Ушура. Вам знакомо это имя?

– Разумеется! Кто же в Фиори не знает этого имени?

Ещё раз оба улыбаемся друг другу, и тут лицо парнишки меняется:

– Простите… Сьере Ушур вручил это вам?! Лично?

– Ну, да.

Его рот приоткрывается от изумления, потом закрывается, краем глаза замечаю, как довольно симпатичная девчонка в простеньком наряде вдруг шарахается в сторону, проталкиваясь через любопытных, навостривших уши и слушающих нашу беседу.

– Значит ли, что… Что… Постойте, сьере Атти… Как то пролетело между ушей… Вы – наследник Парда?! Того самого?!

Честно пытаюсь покраснеть от смущения, но мне это удаётся с трудом. Точнее, совсем не удаётся. Потому перехожу в наступление:

– Да. Наследник Парда. А в следующем году стану бароном. Когда мне исполнится шестнадцать.

– Но это же… Это…

Он совершенно растерялся, и я прихожу к нему на помощь. Парень мне нравится. Похоже, нормальный человек. Совершенно не ощущаю в нём некоей кичливости и превосходства, которое сквозит у многих в зале.

– Вам рассказали про меня какие то ужасы?

Виконт машет руками:

– Что вы, сьере Атти! Просто мой батюшка упоминал о баронстве Парда, и жалел, что сьере Ушур прибрал к рукам все контакты с вами…

– Не хочу вас обижать, виконт… Но я не особо стремлюсь расширять уже имеющиеся связи. Не обижайтесь. Меня полностью устраивают наши деловые, а теперь, надеюсь, и дружеские отношения со сьере Ушуром, чтобы искать новые рынки сбыта своим товарам. Относительно же других взаимоотношений – я ещё молод, и не вступил в титул и наследие официально. Поэтому пока занимаюсь лишь делами своего владения. Вот, через год, посмотрим. Мне уже надо будет явиться на Совет Властителей, как законному барону. Тогда и…

Делаю постную физиономию. Затем учтиво кланяюсь, в лучших придворных традициях, смеюсь. Меко, похоже. тоже стало смешно, и он прыскает, прикрывая рот узкой кистью… А дальше стало совсем просто и легко. Мы болтаем о всякой ерунде. И парень оказывается сущим кладезем информации о собравшихся в зале гостях. Да ещё и остроумным собеседником. Его характеристики убийственны и всеобъёмны, парой слов он умудряется рассказать всё об интересующем меня человеке. Или не интересующем…

– Дочка барона Суори. Лейма. Приятная девушка… Ночами.. Днём же её очень тяжело рассмотреть.

– Почему?

– Очередь на запись в её кровать на ночь слишком длинна.

Улыбаемся. Понятно, что шлюха…

– Дочка графа Лари, Иоли…

Я смотрю на стройную девушку, очень и очень красивую. Не очень высокая, в отличие от прочих дам, вызывает какое то светлое чувство, когда я смотрю на неё. Ощущение домашности, тепла, уюта. Даже сквозь нелепый покрой платья можно догадаться, что у неё потрясающая фигура. Меня осторожно толкают в бок:

– Сьере Атти, осторожнее! Про неё уже поговаривают, что в Иоли невозможно не влюбиться, раз увидев её.

– Хм… Даже так? Сьере Меко, а что вы знаете о ней?

Парень пожимает плечами:

– Увы, увы. Папочка девицы ни за что не выдаст её ни за вас, ни за меня. Хотя насчёт вас, сьере Атти, увидев знак Гильдии в дополнение к вашему титулу, я не уверен… Последнее время в Лари не очень хорошо. Два года подряд засуха, и поговаривают, что сьере граф желал бы продать часть своих крепостных, только не может найти покупателя.

– Он настолько жаден?

Меко мотает головой в знак отрицания:

– Не больше и не меньше чем все остальные. Просто желающих нет. Недавно закончилась война между маркизатами Юрас и Сехоро. Потому рынки забиты сервами. Только в Салье торговля людьми не особо приветствуется…

– Тогда где же?

– На Западе Фиори. Город Урмас. Между нашими владениями и маркизатом Хельдо. Странно, что вы не знаете…

– Ничего странного. Фактически, это мой второй визит в Саль за всё время. Дела, знаете ли… А до этого вообще ни разу не выезжал из баронства. Ну а поскольку места у нас дикие…

Внезапно зал наполняется звуками музыки. Начинаются танцы. Меко краснеет.

– Ну, сейчас начнётся…

Я поначалу не понимаю, потом начинаю соображать, когда к нам устремляется вереница лакеев, несущих квадратики ткани. Нечто вроде носовых платков, с гербами и именами, вышитыми на них. Ёпс! Вот это визитки… Меко опять толкает меня в бок, уже совсем по-свойски:

– Атти, осторожнее. Возьмёшь такой – значит, кавалер одной дамы на весь вечер…

– Спасибо за предупреждение. Как тогда быть?

– Если ни один платок не взят, то девчонки могут пригласить тебя лично. Но ты ей ничем не обязан кроме танца.

– Хм… А если я захочу пригласить кого-нибудь?

– Никаких проблем. Отказывать здесь не принято. Тем более, нам, мужчинам. Сам видишь…

Тут он прав. Мы в явном и окончательном меньшинстве. В добавок, я усиленно размышляю над словами Меко о центре торговле людьми и дешевизне их из-за войны. Запасы провианта у меня большие. К тому же через сьере Ушура можно приобрести в той же империи Реко любое количество зерна по очень дешёвой цене со складов государства. Скот и мясо – в королевстве Дарб, где огромные пастбища. Корм для живности – в Ярее, на востоке Фиори… Рискнуть? Людей у меня мало. Очень мало. А сейчас свободных средств достаточно, около трёх тысяч золотых, плюс примерно двадцать тысяч серебряных бари, и порядка полумиллиона диби… Меко уходит под ручку с одной из незнакомых мне красавиц, ободряюще улыбнувшись на прощание, а я с любопытством наблюдаю за танцующими. Танцы просты, как и мелодия из трёх нот. Поклоны, приседания, прохождения под ручку по кругу, повороты. В общем, даже не умея танцевать, не оттопчешь партнёрше ноги и не наступишь на её подол. Вот же, проклятие Нижайшего… Точно придётся срочно покинуть сьере Ушура, сделав ему большой заказ на дополнительный провиант и корм для скота, да наведаться в этот Урмас. Купить бы тысяч десять человек… Сразу бы всё Парда поднял! Но хватит ли денег? Должно хватить… Мать! Замечтался!!!

…Передо мной возникают две фигурки, слегка склоняют головки под вышитыми покрывалами, приседают – приглашение на танец. Одна из них – та самая Иоли. Вторая… Я ничего не знаю о ней. Меко не заострял внимание на этой девушке. Девочке. Ей около пятнадцати, как и мне. Но выглядит помладше. Скромное, почти без украшений платье, личико… Довольно страшненькое. Но вот глаза – испуганные, полные боли. Естественно. Ведь её соперница – сама дочка графа, признанная красавица в роскошном платье, и она, серенькая мышка… Решено! Я склоняю голову в лучших традициях этикета, здесь не виденного и не слыханного:

– Атти дель Парда, доса…

– Хали… Хали дель Оворо… дочь барона Оворо…

– Вашу руку, доса…

Мне просто её жаль. Да и взгляд, которым наградила соперницу Иоли. Так смотрят не нечто мерзкое, вызывающее гадливость… Я беру чуть дрожащую ручку и мы выступаем к центру зала, где движутся танцующие пары. Так же кружимся, кланяемся друг другу, совершаем повороты вокруг невидимой остальным, но прекрасно различимой нами точки. Наконец мелодия смолкает, все начинают расходиться, я задерживаю свою партнёршу, опускаюсь перед ней на колено и целую ручку. Гробовая тишина, напоминающая взрыв… Кто-то ахает, моя девушка освобождает кисть, потом приседает в полупоклоне, словно низшая перед высшим, слегка разводя юбки. Получается просто потрясающе, словно мы сговорились, хотя ни единого слова не было произнесено. Люди в восхищении, а мы синхронно выпрямляемся, я кладу её ладошку себе на локоть, шёпотом спрашиваю:

– Куда вас отвести, доса?

Девочка так же шёпотом отвечает:

– К тому окну…

Показывает глазами, и я торжественно провожаю её к стайке подружек-одногодок, довожу до них, замерших с округлёнными глазами от удивления, коротко склоняю голову в поклоне:

– Благодарю вас за танец, доса Хали.

– И вас, сьере Атти…

Покидаю её, возвращаюсь опять к прежнему месту. Увы, Меко нет. Ищу его глазами и нахожу с той самой девушкой, которая увела его от меня. Ну, дело молодое…

– Вы предпочли эту нищенку мне, дочери графа дель Лари?!

Это не голос, а какое то шипение. Не поворачивая лица, скашиваю глаза – рядом пышущая гневом красавица Иоли. Презрительно хмыкаю:

– По сравнению с Парда, и лично со мной – вы сами нищие, доса дель Лари…

Девчонка теряется, тут вновь начинает звучать музыка, девицы пытаются обогнуть медленно заливающуюся краской гнева Иоли, но я разворачиваюсь и устремляюсь к двери. Для первого раза хватит, к тому же у меня из головы не выходят слова Меко о дешевизне и количестве сервов в Урмасе. Надо поинтересоваться у сьере Ушура подробностями… Я делаю глоток паршивого вина, поскольку ничего другого здесь не имеется, как передо мной возникает очередная девушка. Приседает в книксене, приглашая меня на танец, но я отрицательно качаю головой. Прости, дорогуша, но у меня нет настроения танцевать. Моя голова занята другим. Поняв, что ей отказывают, девушка, моя ровесница выпрямляется, и… Звонкая пощёчина звучит на весь мгновенно затихший зал. Она что, белены объелась?! Но ударить женщину, это… Да просто уважать себя перестану.

– Благодарю вас, доса. Вы указали мне моё место в вашем обществе.

Девчонка бледнеет. Только сейчас до неё дошло, что я выразил этими словами. Получается, что я, аристократ, владелец не самого маленького для этих мест баронства, едва ли не самый богатый на много лиг вокруг человек недостоин их общества? Резко разворачиваюсь, ставлю бокал на стол и двигаюсь к дверям. Позади разочарованный массовый вздох, сменяющимся восхищённым гулом, когда лакей-серв подаёт мне мой роскошный плащ с мехом чёрного волка. Набрасываю его на плечи, затем покидаю зал. Мне подводят Вороного, и мы, оба чёрные, один из-за одежды, второй из-за окраса, срываемся, чтобы исчезнуть в темноте…

– Доброе утро, сьере, доса…

Я вхожу в гостиную, где за богато накрытым столом сидит чета Ушуров. При моём появлении оба улыбаются, радушно и приветливо, затем приглашают за стол. Неожиданно прорезается аппетит, и я с удовольствием наслаждаюсь вкусной едой. Мясо просто тает во рту, а молодые плоды земляных яблок чудесны на редкость. Ем, отдавая должное искусству повара. Наконец трапеза заканчивается, подают напитки. Сьере Ушур вновь улыбается:

– Вчера вы хорошо развлеклись, сьере Атти…

– Вы опять официально, сьере Ушур? После вашего столь драгоценного подарка…

Доса машет рукой, шутливо толкает супруга в бок:

– Перестань, Хье. Видишь, Атти шутит.

Опа! Впервые я узнал имя своего компаньона. Они оба улыбаются.

– Надеюсь, я вчера не наломал дров?

– Как, как вы выразились? Наломали дров?

Доса Ушур заливисто смеётся, словно молодая девушка, и её супруг смотрит на меня с благодарностью, потом показывает на окно:

– Вы ещё не видели?

– Нет… А что?

Все трое поднимаемся, подходим к окошку, и доса распахивает раму. Мои глаза округляются – весь двор забит народом. Сервы, приказчики, слуги. С гербами своих господ, точнее, госпож. Стоит лёгкий гул, но народ терпеливо ждёт.

– Это… Это…

Супруги вновь смеются:

– Явится лично на вечер в ратуше, было чем то таким, что сродни чуду Высочайшего. А потом ваша отповедь на оскорбление вас досой дель Вейер… Вы, Атти, и так загадка для многих. Не секрет, что мои дела с вами под пристальным вниманием многих и многих, а резкий скачок нашего совместного благосостояния так же не остался без внимания. Кроме того, выяснилось, что вы – единственный на данный момент выживший после болотной лихорадки. И многие считают, что дело объясняется милостью вашего Клапауция, пожертвовавшего собой, чтобы спасти вдове единственного сына.

Делаю постную физиономию и блеющим голоском покойного произношу:

– Во имя Высочайшего…

…Как мне приятно видеть на обоих лицах эти светлые улыбки…

– В чём то они правы. Все мои умения и знания появились после того, как я вышел из последней стадии болезни святого Йормунда.

– То есть, это правда?!

Супруги поражены не на шутку:

– Но даже я считал, что это сказки…

Развожу руками:

– Увы. Я действительно умирал, и тело моё уже отказывало. Потом вдруг сквозь тьму появился свет и вошёл меня. А потом открылись глаза и увидели бездыханного святого монаха и мою плачущую от счастья матушку. Забылось почти всё, что я знал до этого, зато пришло гораздо больше. И я этому счастлив и доволен. Ну, посудите сами, смог бы тот Атти, которым я был до болезни, вытащить из нищеты и упадка своё баронство? Сделать его богатым и счастливым, заработать кучу денег…

– Денег у вас действительно, теперь хватает, Атти.

– Да. К сожалению, чем больше имеешь, тем больше хочется…

– Хорошо сказано. Надо бы запомнить…

Произносит доса.

– Теперь у меня много таких поговорок, уважаемая. Сьере не даст соврать.

– О, да! Одна каша чего стоит…

Мы смеёмся. Потом я спохватываюсь:

– Но что мне делать с этими людьми?

– Да ничего. Вы – несовершеннолетний. На момент вашего пребывания у меня в гостях я являюсь вашим опекуном. Следовательно, распоряжаюсь за вас и от вашего имени. Так вот, Атти, я – запрещаю – вам принимать посетителей, и вступать с ними в какие либо отношения…

– Спасибо вам, сьере Ушур!

Я действительно искренне ему благодарен, что мужчина вытаскивает меня из этой задницы. Купец кивает, затем зовёт слугу. Через пару минут внизу начинается суматоха, но постепенно двор очищается. Ушур вздыхает:

– Хвала Высочайшему, что их папаши не успеют получить известия от своих дочек и не явятся сами. От тех так легко не избавиться…

Теперь вздыхаем все трое. И я решаюсь:

– Сьере Ушур… Я знаю, вы не терпите торговлю людьми. Да и я, если честно, не в восторге от этого, да и от много другого. Но вы сами были в Парда… Видели, что баронство задыхается от страшной нехватки рабочих рук…

– Вы хотите купить сервов?!

Киваю, готовясь выслушать всё, что угодно, вплоть до указания на дверь и требования вернуть гильдейский знак. Но вместо этого его жена кладёт руку мужу на плечо:

– Помоги ему, Хье… Я разговаривала с Гуром, со многими, кто ездит в Парда. Все в один голос утверждают, что люди Атти живут так, как в других местах могут только мечтать…

Купец молчит. Потом выдаёт:

– Что ты хочешь, мальчик мой?

…Опа…

– Вчера я познакомился с виконтом Меко дель Юратом…

Отслеживаю реакцию хозяина дома. Тот моргает – значит, действительно граф ему знаком, и парень не солгал…

– …Так вот, парнишка поведал, что недавно закончилась большая война между двумя маркизатами, и в Урмасе все рынки забиты крепостными…

– Сколько человек вы хотите купить, Атти?

Я чуть подаюсь назад:

– Если вы поможете мне закупить достаточно продовольствия, чтобы я мог прокормить купленных до следующего урожая, то не менее чем на десять, а лучше – двенадцать тысяч человек. Зато в течение наступившего года я сделаю из Парда такое, что вы никогда не будете жалеть о том, что помогли мне с такой покупкой.

Сьере Ушур машет рукой.

– Погодите, Атти. Вы сказали, продовольствие на ваши, допустим, двенадцать тысяч человек… Что именно?

– Мука, масло, зерно в неограниченном количестве – хранить его легче, да и мельницу скоро построят, фураж для скота. Сам скот. Опять же лес для строительства домов, ткани для одежды, овчинные шкуры, я же прекрасно понимаю, как продают людей…

Купец и его жена мрачнеют. Потом неожиданно сьере Ушур задаёт вопрос:

– А что у вас с Эрайей дель Суори?

Взгляд требовательный и суровый, под таким невозможно солгать, и я отвечаю честно.

– Ничего. Бедняга и так должна уже родить неизвестно от кого. Не хватало, чтобы и я стал издеваться над ней, уподобившись неизвестному ублюдку!

– То есть, вы…

– Я же клялся вам именем Высочайшего, сьере Ушур. Девочка – личная служанка моей матушки. И всё.

Короткая пауза, потом доса изрекает:

– Мы сделаем это… Есть особые пожелания?

Киваю:

– Разумеется. Желательно поровну мужчин и женщин. Если будут отдавать с ними в придачу детей – брать всех. Нужны мастера – каменщики, рудокопы, плотники, углежоги и мастера по металлу. В общем, если человек умеет что-либо, кроме умения работать на земле – мне пригодится. И вам, разумеется, тоже.

– Но это огромная сумма… Вы уверены, что решитесь потратить её? Не пожалеете об том?

Отрицательно мотаю головой, потом говорю вслух:

– Сьере, поверьте, все эти деньги являются просто ссуженными мне в долг. Причём под очень большие проценты, которые невозможно вернуть ни золотом, ни серебром, ни медью, ни драгоценными камнями. Доверие, любовь людей к своему сеньору, их добровольный труд – всё это не измеряется деньгами…

Сьере Ушур медленно кивает в знак согласия, а его жена смотрит на меня со всё возрастающим уважением.

– Договорились, сьере Атти. Я немедленно отпишу своим представителям в Реко, Урмасе, Яххо, чтобы начинали закупку всего, о чём мы договорились. А насчёт оплаты – сделаем так. Я беру на месте – расчёт по прибытию партии товара. С чего начать?

– С плотников и продовольствия. Потом всех остальных. Я же не брошу женщин и детей в чистом поле у костров посреди зимы? Пусть хотя бы люди выроют землянки до весны. А там начнут ставить дома. И я буду вынужден вас покинуть, сьере Ушур, доса…

Киваю женщине, та восклицает:

– Но почему, Атти?

Развожу руками:

– Я – сеньор. И люди, что придут в Парда – мои люди. Значит, я должен сам, лично, подготовить всё к их приёму. Проследить за тем, как их разместят, поставить уже имеющихся у меня людей на работы по строительству временного жилья, заготовку топлива. Вы понимаете…

Женщина кивает, потом тихо добавляет:

– Удачи тебе…

…Последнее слово фразы я не слышу, но артикуляция губ совсем не такая, как у моего имени… Уже после обеда мне выводят Вороного, я взлетаю в седло, за которым переброшены перемётные сумы, из которых вкусно пахнет копчёностями. Машу рукой застывшим в окне досе и сьере Ушуру, затем срываю коня с места. Угрожающе поматывая головой, он мчится по улицам Саля, громко и злобно храпя. Вылетаем через ворота за пределы городских стен. Путь в Парда пробит – движение не прекращается ни на один день, что в одну, что в другую сторону. Непрерывно везут к нам – сырьё. От нас – готовую продукцию. Так что моему коню не составит труда отмахать дорогу до замка за пару суток. К тому же, как я слышал, что посередине пути кто-то из моих арендаторов поставил трактир. Пока в простом шатре, где можно перекусить горячего, отдохнуть в тепле. Получил разрешение от досы Аруанн. Так что там я планирую отдохнуть, немного поспать, дать передохнуть Вороному, и завтра к обеду явиться домой, потому что нас ждут огромные дела…

Время от времени мимо проносятся длинные обозы, гружёные брёвнами всех сортов и размеров. Я улыбаюсь про себя – это едет наше будущее… Наш новый мир…


Глава 12 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 14



Loading...