home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Несколько мгновений стояла ошеломляющая тишина. Несмотря на долгие годы власти и отточенное умение скрывать свои эмоции, никто из властителей не смог это сделать. Приоткрытый ротик Юрайи, расширившиеся зрачки на внешне каменно-спокойном лице Аафиха, вскинутые брови Сергея… Александр раньше никогда не видел подобного. Впрочем, как и никто другой. Наконец аури осторожно задала вопрос:

– Больше миллиона тонн?

– Два миллиона сто тридцать две тысячи сарха, если мерить величинами, принятыми в кланах, Могучая. Этого хватит, чтобы наши миры больше никогда не испытывали нужд в энергии. Особенно если продолжать использовать яффары Фиори.

– Но все запасы рано или поздно кончаются… – задумчиво протянул саури.

Но тут же получил ответ:

– Верно. Но в данном конкретном случае у Пришедших извне договор с Дарксанией о поставке пламенных алмазов. Так что мы можем пополнить их в любой момент. Главное, чтобы червоточина не закрылась. Но Аррах со своими специалистами подсчитал, что при подпитке прохода энергией, мы, кстати, этим уже озаботились, аномалия никогда не схлопнется. К тому же можно попытаться пробиться туда при помощи ТПС, хотя мы так и не смогли произвести расчёты для их использования в условиях временной аномалии, – неожиданно для владык Александр беспомощно улыбнулся, разведя руками, – знаний не хватило. В теории телепортации все мы плаваем как топор. А тут учёные нужны. И, властители, мне нужны разумные. В экипажи. Это… – ткнул рукой в прозрачную стену кухни, – лишь часть кораблей, которые я привёл. Да и на них далеко не полный комплект разумных. Нужны люди, саури, аури. Те, кто сможет повести их в бой и раз и навсегда поставить точку над «i»…

Снова пауза. Затем осторожный вопрос:

– Ты… хочешь их уничтожить?!

Кузнецов подобрался: именно сейчас прозвучит то, над чем ломали голову члены его клана. Что присоветовал ему император дарков, когда случайно Александр поделился проблемой. Тот, кстати, оказался умнейшим, хм, разумным!

– Нет. Ни о каком геноциде речи не идёт, властители. Вы сделали верный шаг, когда захватили Халиф-аль-Зухрейн, лишив врага источников энергии. Фиори прикрыли мои боевые станции, когда устроили там в незапамятные времена пространственный катаклизм. Пришлось постараться… – Улыбнулся каким-то своим воспоминаниям, затем вновь стал серьёзным. – В Альянсе не осталось источников энергии. Трансураниды и прочие я не считаю. Огненные сапфиры у противника в страшном дефиците. Из-за потери всех их источников. Мои бойцы захватили глушители ТПС. Не думаю, что учёным составит труда разобраться в этом устройстве. Да и количество энергии у Альянса будет сильно, если не сказать больше, ограничено. В очень скором времени…

Юрайя ахнула:

– Так ты хочешь…

Вождь Пришедших извне утвердительно качнул головой:

– Именно. Перекорёжить пространство. Запечатать Альянс в собственных пределах. Пространственные разломы, временные хроновороты, гравитационные аномалии. Дать им понять, что даже думать о том, чтобы сунутся к нам, – смерти подобно. Пусть варятся в собственном соку. Глушители ТПС установить в каждой их системе. Спрятать на газовых гигантах или других недоступных местах. Оставить им только обычные полёты. Использовать гипердвигатели они не смогут: во-первых – глушилки, во-вторых – без огненных сапфиров невозможно получить необходимое количество энергии для гиперперехода. Словом, полная изоляция секторов Альянса от нас. Им – одна половина вселенной. Нам – другая… – Он мгновение поколебался – стоит ли говорить правителям о том, что один из дарков в клане смог рассчитать теоретическую возможность создания аномалии, аналогичной той, которая образовалась у Чемье. Потом решил – нет. Не время. – Пройти к нам они не смогут. А без источников энергии и ворот телепортации Альянс быстро скатится в развитии и больше никогда не осмелится тявкать в сторону Союза. Больше того, даже самого Альянса не будет. Распадётся.

– Жестоко… – протянул Аафих.

Но тут вспыхнул Сергей:

– А уничтожать три народа под корень, по-твоему, нормально?!

Успокойся, родственник. – Мелодичный голос Юрайи оказал волшебное воздействие на Сергея. Она внимательно взглянула на повзрослевшего племянника императора Руси, оказавшегося достойным членом династии. – А что ты хочешь делать потом? С кланом? Ведь не собираешься же распускать его?

– Естественно! Это мои… разумные! И они принесли мне клятву верности! Что я за вождь, если брошу и предам их?!

Властители опять переглянулись. Затем Сергей, как родственник, всё же рискнул:

– А ты не думаешь, что…

– Нет. Я – из империи. Мой лучший друг, соратник и товарищ – саури. Моя… – Оборвал речь на полуфразе. Затем словно припечатал: – У меня нет амбиций для развязывания очередной войны. Как нет их у любого другого члена моего клана. Скорее всего, мы уйдём отсюда, если для нас не найдётся своего места. Вселенная безгранична, и, как ни больно нам будет, мы покинем эти края. Возьмём с собой тех, кто пожелает пойти с нами, и уйдём. Хотя бы для того, чтобы вам было спокойно. Да и всем остальным.

– Не руби сплеча, Саша, – выпалил Аафих. – В конце концов, ты наш, от плоти, от крови, от духа. Так что и тебе, и твоим, хм, разумным всегда будут рады. В любом месте наших земель. Я готов выделить тебе планету под жильё и клановые земли. Сразу же. На твой выбор среди незанятых планет.

– Я тоже! – поддержала мужа Юрайя.

Сергей вздохнул – похоже, он упустил инициативу, но… Сашка всё же обидчив, как и все они, Кузнецовы…

– Прости, – как ни тяжело было выдавить из себя такое, но… – Прости, Саша. Не хотел тебя оскорблять недовериями. Но пойми нас: ты – это ты. А твои разумные…

– Я понимаю, – тихо ответил племянник. – Понимаю, дядя. – Горько усмехнулся: – Так было всегда. И так, как я вижу, будет. Но я сдержу своё слово и свои обещания. С войной будет покончено. Раз и навсегда. А потом… – Махнул рукой. Улыбнулся через силу. – В конце концов, мы уже привыкли кочевать… – Воцарилась неловкая пауза, нарушенная им же. – Так что насчёт экипажей на мои корабли?

– Я немедленно отдам приказ командованию формировать их.

– Секундочку… – Александр сделал какое-то непонятное гостям движение, и спустя мгновение в комнату вошла дарка, на которую с изумлением уставились три пары глаз. Таких разумных они ещё не видели. – Антанариэль, передай, пожалуйста, послам список некомплекта разумных на флот.

– На все, вождь? – деловито осведомилась та.

Александр кивнул и добавил:

– Передай всем, что по окончании наших здесь дел мы уходим. Правда, повисим ещё некоторое время в пространстве, но всё равно уйдём. Так что пусть народ планирует свои дела.

– А… если кто захочет остаться, вождь? Мало ли…

Кузнецов улыбнулся, и властители застыли – эта улыбка была искренней, открывающей душу.

– Я же не зверь, ты знаешь.

Девушка в ответ кивнула и вышла.

– Она…

– Мой кадровик. И ничего больше. Да, чтобы не было недоразумений. Я женился. Там. А теперь, думаю, все вопросы решены. С остальным пусть разбираются специалисты. И ваши, и наши. – И после короткой паузы добавил: – Считаю на этом первый раунд переговоров законченным. Прошу… оставить меня, властители. – Александр скрестил руки на груди, всем видом показывая, что больше от него ничего не добьются.

Сергей беспомощно оглянулся на сиятельных родственников, осознавая, что совершил непоправимую ошибку, но промолчал и поднялся. За ним встали аури и саури. Кивнули Александру как равному и направились к выходу. Молча. Слова уже были произнесены. Горькие, тяжёлые, но никуда от них не деться. «Слово – не воробей. Выпустишь – не поймаешь». Опрометчивость, которая обойдётся империи и кланам слишком дорого…

– Ты соображаешь, что натворил, сват?!

Неистовый сердито молчал. Потом не выдержал, пока все трое ехали в лифтовой кабине:

– Думаете, я ничего не понимаю и мне легко?! Он к нам с открытой душой, помогает закончить войну, обезопасить наши миры, а я, как последний… Такое сморозил!

– И как теперь всё исправить?! Что ни делай, а осадок всё равно останется! – пылала праведным гневом Юрайя, не в силах успокоиться.

Муж потянул её за рукав роскошного эчче:

– Милая, мы прибыли.

И верно, двери лифтовой кабины открылись, выпуская властителей в зале, где сияли голубым светом готовности врата перехода. К ним поспешил оператор, самый обычный человек:

– Куда отправляетесь, властители? Все вместе? Или в разные адреса?

– Вместе. Прежний адрес. Откуда мы прибыли.

Оператор кивнул, в несколько мгновений ввёл данные, сделал приглашающий жест:

– Прошу.

Трое разумных исчезли за голубой пеленой…

К проводящим экскурсию послам подошёл обычный незаметный человек, что-то шепнул на ухо землянке. Та выслушала, затем обратилась к гостям:

– Господа Кузнецовы, Саша освободился и хочет с вами пообщаться.

– А мы?! – высунулась Айили.

Девушка сделала отрицающий жест:

– Позже. – И мило улыбнулась нахмурившейся аури: – Вы поймите, он столько времени не видел родителей…

Аури успокоилась. Пара людей устремилась за посыльным. Гертруда сразу поняла, что произошло что-то плохое, – сын сидел неподвижно возле камина, уставившись в одну точку, но, когда появились родители, поднялся, попытался улыбнуться, но улыбка превратилась в гримасу.

– Что случилось, Саша?! – бросилась к нему мать.

Тот махнул рукой, обнимая её.

– Так. Ничего особенного, ма. Ничего особенного. Просто я не думал, что нас… испугаются…

– Что?!

Алексей сразу понял, о чём он говорит. Напрягся:

– Вас… изгоняют?

Сын пожал плечами:

– Да не особо, пап. Что саури, что аури готовы предоставить клану системы для дальнейшей жизни.

– Сергей упёрся?! – Чего-чего, а от брата Алексей подобного никак не ожидал.

– Он сказал «А», папа. А про «Б» я уже сам понял. Император попытался дать задний ход, но ты же знаешь…

– Но… как? – Гертруда беспомощно оглянулась на мужа. На сына.

Оба молчали. Потом Александр горько усмехнулся:

– Хорошо хоть дозволяют отдохнуть немного после того, как мы всё закончим тут, и пополнить наши ряды желающими. В любом случае оставаться здесь после нашего разговора я не хочу. Вы уж простите…

– И куда вы направитесь? – выдохнул отец.

Сын махнул рукой:

– Вселенная, конечно, велика. Слов нет. Но рано или поздно… Поэтому мы уйдём в другие миры. Как тот, откуда вернулись. Тем более что для нас это осуществимо.

Воцарилось тяжёлое молчание. Затем мать спросила:

– А можно… с тобой?

– Конечно! Даже не стоило спрашивать! Внуков будете качать…

– Ты женился?! Кто она?!

Гертруда вдруг поняла, что её сын вырос. Действительно вырос. Она всегда принимала его как маленького, несмотря на прожитые годы. Но за то время, пока Александр пропадал неизвестно в каких глубинах мироздания, он стал по-настоящему взрослым…

– Да нет. Это я просто властителям сказал, чтобы не приставали ко мне с династическими браками. Жалко Айили. Её же ко мне сразу станут пихать. Не Аами же дель Парду? Она ещё слишком мала, сколько ей сейчас, девять? Десять?

Родители переглянулись.

– Уверен? Мы слышали, у тебя в Чемье что-то такое было…

Сын махнул рукой:

– Было, да прошло, дорогие мои. Видел я её сейчас. Внизу. На планете. Случайно встретил, когда осматривался. Но… Пусто тут, – коснулся рукой сердца. – Перегорело всё. – Снова воцарилось молчание, нарушенное им же. – Так что никого пока у меня нет. Только вы молчите. Не выдавайте меня.

– Надо сообщить твоей сестре.

– О, кстати, как Алия? Я по ней очень соскучился!

– Хорошо. С ней всё просто чудесно, – улыбнулся отец.

– Учится в университете, от женихов отбоя нет. Расцвела, не узнаешь сразу.

– Рад за неё. Надеюсь, увидимся до отъезда.

– Наверняка с нами попросится… – с улыбкой откликнулась Гертруда.

– Возражать не стану. Мы же семья…

Они разговаривали ещё очень долго. Но дела не стояли на месте. Сделала первый оборот новая военная машина Союза, когда в Объединённый штаб вдруг поступила срочная заявка на два с половиной миллиона военных специалистов всех видов. Выдвинулись к системам Альянса быстрые разведчики-невидимки, укутанные не обнаруживаемыми системами слежения людей маскировочными полями, устанавливающие в тайных уголках маяки наведения. Союз начал готовиться нанести окончательный удар…

– Ты как? – Мягкая ладошка ласково взъерошила волосы молодого человека.

Александр вздохнул:

– Не ожидал. Честно скажу, даже в мыслях себе не мог представить, что мне откажут.

– Люди всегда боятся неизвестного. Особенно от близких людей. Они всегда тебя знали одним, привычным им человеком. И вдруг выясняется, что ты совсем другой… Этого твой дядя и испугался.

– Угу. – Сашка вздохнул ещё тяжелее. Потом негромко произнёс: – Всё верно. А ещё, я думаю, его скрутила власть. Дядя подумал, что я хочу потеснить его, забыв о том, что, ещё когда учился, принёс ему присягу верности…

– Я знаю, что твоя клятва тебе дороже жизни, милый. Но не расстраивайся. У тебя есть мы. Я. Со временем все остальные это поймут, как и мы. А дядя… Что ж, это его проблемы. Он просто испугался. Вот и всё.

– Я понимаю, мама. Но всё-таки мне больно.

– Ничего, сын. Со временем брат поймёт, что совершил ошибку. Надеюсь, не роковую.

Все помолчали. Потом Гертруда спросила:

– Сколько ты ещё собираешься пробыть здесь, в империи?

Сын пожал плечами:

– Не знаю. Может, месяц. Может, чуть меньше. Как только завершим с Альянсом, будем перебираться отсюда. Путей много. Дорог – ещё больше.

– Жаль. Мне очень жаль, что так вышло.

– Я никогда не мог даже подумать, что мой брат способен на такое…

Матушка Александра бросила взгляд на часы, вмонтированные в стену, и ахнула:

– Боги! Уже третий час ночи! Саша, немедленно спать! Иначе утром будешь как варёный рак!

– Ой, мам! Я привычный! Ну посплю сегодня поменьше, и что такого? В конце концов, вас столько времени не видел… Вам, кстати, каюту приготовили. Тут рядом. По соседству.

Родители переглянулись, потом Гертруда сердито спросила:

– Не хочешь нам показывать свою подругу?

– Подругу? – Сашка искренне удивился. – О ком вы?

– Ну как же? Вон лежит женская щётка для волос…

Матушка поднялась с дивана, на котором сидели все трое, подошла к стоящему у стены шкафу самого обычного вида, открыла и ахнула. Затем резко развернулась к сыну, вытаскивая женскую ночную рубашку:

– И ты ещё смеешь утверждать, что у тебя никого нет?! А ну, немедленно показывай!

Александр бросил взгляд на распахнутые внутренности одёжного шкафа, улыбнулся:

– Это действительно женское, ма. И… я не знаю, откуда это взялось. Честное слово!

– Не обманывай!

– Ма! Па, хоть ты успокой её! Нет у меня никого! И откуда это взялось, я не знаю!

– Хм… – Отец тоже нахмурился: – Ты хочешь сказать, что не знаешь, откуда это и чьё? Странно. Даже слишком. Тебе не кажется?

Сашка в отчаянии махнул рукой:

– Честное слово, не знаю! Мало ли кто положил! Стоп! – Просиял. – Кажется, знаю!

– Тогда не скрывай!

Сын усмехнулся:

– Моя служба безопасности.

– Что?! – в унисон воскликнули родители.

– А кто же ещё? Я тут заикнулся насчёт того, что есть вариант моего династического брака с кем-либо из Союза, чтобы прочнее привязать меня к нему и гарантировать лояльность клана. Вот они и подсуетились, на всякий пожарный случай!

– Точно? – с подозрением спросила Гертруда.

Сашка замахал руками:

– Точно, точно, ма! Завтра же и спросим! Если не верите.

– Смотри, сын! – погрозила ему пальцем, как в далёком-далёком детстве, мама.

Алексей поднялся:

– Ну, всё, дорогая. Пойдём спать. Саше действительно нужно отдохнуть. Да и нам не мешало бы…

Женщина встала, и пара, сопровождаемая Александром, проследовала к выходу. Помещение, выделенное им, действительно оказалось напротив апартаментов сына. Но ко всеобщему удивлению, едва двери открылись, все трое увидели стройную фигурку.

– Айили? Ты откуда здесь?!

Аури опустила глаза, отчаянно краснея:

– Я… Ты… Мне надо поговорить с тобой, Алекс…

– Прости, я сейчас… Подожди немного.

Гертруда ревниво взглянула на девушку, но промолчала, лишь бросив красноречивый взгляд на сына. Мол, смотри у меня! Двери бесшумно закрылись за родителями, Александр развернулся к аури:

– Привет, подруга. Как жизнь?

– Нормально. Всё в порядке.

– Чего хотела-то?

– Так и будем разговаривать в коридоре? Не пригласишь?

Сашка прищурился:

– Мама прислала?

Айили сердито буркнула:

– Не только…

Ш-шух! – двери апартаментов вождя открылись, и оттуда показалась голая девичья ручка, уцепившаяся за рукав Александра.

– Долго тебя ещё ждать, дорогой?

– А?! – Айили опешила, глядя расширившимися глаза ми за спину Кузнецова. – Ты… ты…

Красивые руки обвили человека, и Александр почувствовал, как к нему прижались восхитительные выпуклости. Потом капризный голос произнёс:

– Скоро ты? Я совсем замёрзла без тебя… Иди скорее.

– Угу. Сейчас буду, Настя.

Ш-шух! – двери снова закрылись. Александр медленно спросил:

– Так в чём твой вопрос, Айили?

Аури молчала, только красивые губы дрожали. Наконец выдавила достаточно ровным тоном:

– Он отпал, Алекс. Этот вопрос.

– Тогда спокойной ночи, Айили. И – удачи тебе. В будущем.

Человек кивнул и, открыв двери, исчез за ними. Створки сомкнулись. Рука сама поднялась, расстёгивая пуговицы, и Сашка прошагал к спальне. К его удивлению, Анастасия устроилась под одеялом, но при виде молодого человека торопливо вскочила с кровати и потянулась за нарочито небрежно брошенным пеньюаром. Быстро накинула его, выпрямилась:

– Всё в порядке, вождь?

Сашка устало произнёс:

– Спасибо за помощь.

Девушка смущённо улыбнулась:

– Не за что, вождь.

Сделав короткую паузу, спросила:

– Я могу идти?

Человек кивнул. Анастасия проскользнула к внутреннему лифту, и спустя мгновение прозвучал сигнал отправки кабины. А он плюхнулся на кровать, заложив руки за голову, и вздохнул:

– Не ожидал я такого приёма. Никак не ожидал…

– Привет, Сайя!

Девушка застыла изваянием. И было отчего – перед ней стояла бывшая хорошая знакомая, погибшая год назад на Чемье. Правда, изменившаяся, но в лучшую сторону.

– Т-ты! – выдохнула аль Джарра. – Но ты же погибла!

– Да? Не знала, – кокетливо улыбнулась та. Затем её улыбка стала более открытой. – А ты, как я вижу, в армию пошла?

Сайя замялась, но кивнула. Между тем Арна вновь улыбнулась и вдруг заговорщически осмотрелась по сторонам и предложила:

– Ты вроде бы свободна сейчас?

Саури кивнула. У неё действительно выдалось немного времени, пока кадровики решают вопрос с её направлением на новое место службы.

– Отлично! Есть тут какая-нибудь забегаловка, где старые подруги могут выпить по чашечке кофе?

Сайя снова кивнула:

– Есть. Недалеко. Возле ворот стоит армейская лавка. Там можно взять по чашечке кофе.

Арна подхватила подругу под руку:

– Показывай…

Аль Джарра поняла, что что-то не так, когда часовые возле периметра отдали им честь. Удивлённо отмахнула ответ на заученных рефлексах, потом сообразила, что в эйфории от встречи со старой знакомой, уцелевшей несмотря на объявленную смерть, не обратила внимания на некоторые детали. И прежде всего – на мундир. Совершенно незнакомый, с непонятными ей знаками различия. Но решила выяснить всё позже. Когда в руках будет благословенный светлыми и тёмными богами человеческий напиток.

Возле лавки никого не было, лишь скучал хозяин. Правда, при виде двух саури он икнул, но кофе приготовил выше всяких похвал. Забрав дымящиеся чашки, девушки уселись на скамейку чуть поодаль от заведения, на солнышке. Саури всегда любили открытое солнце, к тому же некоторые особенности организма прямо этого требовали.

– Интересная у тебя форма, Арна аль Даркса. Где служишь?

Подруга усмехнулась:

– Во-первых, Арна Ваатариэль. Я замужем. Уже два года. И у меня сын.

– Айе… – поражённо протянула Сайя.

А вторая саури продолжила:

– Сейчас я командир боевого генератора поля «Арийе». Звание же моё – майор клана Пришедших извне.

– Пхе! Кха! Кха! Кха! – Сайя закашлялась: то, что она услышала, было просто невозможно! – Ты! Ты! Ты!!!

Арна спокойно кивнула:

– Да. Я из Пришедших извне.

– Ты с чужаками?!

Ответом была ехидная улыбка, что лишний раз доказывало – это та самая Арна. Её подруга по Чемье.

– Нет. Это они с нами. И с Аалейком…

– Он – жив?!

– Разумеется! – удивилась саури. – Ведь он – наш вождь! И это предложение было произнесено с такой гордостью, что аль Джарра невольно позавидовала подруге. Торопливо вытерла лицо от брызг заботливо подсунутым Арной платком, снова сделала глоток горячего напитка, стараясь как можно быстрее привести в порядок мечущиеся в хаосе мысли. Та деликатно молчала. Наконец саури сочувствующе произнесла, задумчиво глядя вдаль, на выжженную дотла степь, где было сражение:

– А знаешь, ты ведь его видела. Вчера. Помнишь вождя?

Сайя опустила голову, потом потерянно выдохнула:

– Значит, это действительно был он? И я… Опять…

Снова сочувствующий кивок.

– Айе, всё так, подруга. Всё так…

– Ты поможешь мне его увидеть?

Арна ответила неожиданно твёрдо:

– Нет. И не проси. Ты – аль Джарра. Саури. Чужая для нас. Я – Ваатариэль, член клана. Своя. Принёсшая клятву вождю и клану. Всё, что могла, я уже сделала. Большего не могу и не хочу, Сайя. Прости.

– Значит, мне снова надо стоять у его тиба на холоде и петь последнюю песню?

Арна вздохнула:

– Только теперь тиб его – там, – ткнула пальцем в бескрайнее небо. – И он огромен, потому что в том тибе живёт почти сто тысяч разумных… Сто тысяч членов клана Пришедших извне, принёсших ему клятву верности… И таких тибов у него – пятнадцать… И две тысячи кораблей, каких нет ни у кого в этом мире… Хотя Аалейк всё тот же для тех, кто его знал раньше. Сын для родителей. Друг, товарищ, старший брат для всех нас. Отец нашим детям. Ставящий клан и членов клана выше всего остального, Сайя.

– Он…

– Почти пять лет, Сайя, мы скитались по космосу, прежде чем вернуться домой. Было всякое. Но… Я ни о чём не жалею. Ни о чём.

– Он…

– Какое тебе дело, Сайя аль Джарра, если твоё сердце промолчало, когда он восстал их мёртвых перед тобой? Оставь его в покое, девочка. Забудь…


Глава 23 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 25



Loading...