home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Вечером мы сидим в моей комнате у камина. Я, матушка, даже Эрайя пришла с дочкой. Та то чего? Муж только вернулся из поездки, так иди, ублажай всеми женскими способами после месячного воздержания… О, вот же… Млин! Не успел подумать, а уже в штанах основной орган зашевелился… Твою ж… Разбередила его Юрайта, разработала. Теперь ещё одна головная боль прибавилась… Ничего. Волю соберём – потерпим. Скоро война, а там… Цинично? А все мы, мужчины, немного циники в душе. Чувства, цветочки, романтичные вздыхания, прогулки при луне, оно, конечно, красиво, и дамы от этого без ума. Тают, словно воск. Становятся мягкими, податливыми… А на деле у нас лишь одно – завалить, и получить своё. Дальше – хоть трава не расти… Но вот эта девчонка меня чем то задела. Почему я принимал её непосредственность, доброту, ласку и нежность, которые проявлялись ночами, лишь за искусную игру? Может, стоит немного пересмотреть взгляды на слабый пол? Нет уж. Обойдёмся. Мне хватит того, что подвернётся… Нет, не под руку. Сами догадываетесь, о каком органе я говорю, на войне…

…Матушка вздыхает, услышав грустный рассказ. Эрайя вообще сидит и хлюпает носом. Глаза на мокром месте…

– А что дальше?

– … Похоронили. Как знатную даму. Она этого достойна.

– Достойна…

Эхом откликаются обе дамы. Через силу улыбаюсь:

– А какие у нас тут новости, пока меня не было?

Новости, на удивление хорошие. Сервы довольны – зима прошла сытно и тепло. Понемногу перенимают отопление сланцем, и радуются. В домах тепло, и намного легче, чем лазить по буреломам и сугробам по зимнему лесу, где того и гляди, тобой закусят. А тут – съездил на карьер, привёз полные сани топлива, своим бесплатно дают. Дома тепло и уютно. Да и дома построены на совесть. Для себя же старались. Мануфактуры и мастерские работают на полную мощность. Мои кадеты в долине тоже отличились – пока я отсутствовал, к нам решили наведаться очередные любители поживы. Но из раскололи сразу, ещё на заставе, не подав вида. Известили втихую учеников, и те взяли разбойников в ножи. В трофеях – даже кольчуга. Дерьмовая, естественно, но сам факт. Дубины, ножи, рогатины. В общем, бедные разбойнички попались… Я удивлён – ничего себе, волчатки… Ну, дают!

– Жертвы среди наших?

Обе дамы крутят головами:

– Даже не поцарапали никого. Лиходеи к одной деревне сунулись – там охрана ночная бдила. Сразу людей подняли. Из луков и арбалетов добрую треть положили. Прочие испугались, и назад. А там уже… Волчата.

Матушка смотрит на меня, и я киваю, довольный выучкой ребятишек.

– Что с деньгами?

– Ох…

Доса Аруанн даже пугается. Перед отъездом я привёл её в свои покои и открыл тайник. Женщине едва не стало плохо – матушка даже не подозревала, что мы настолько богаты. Этот факт едва не довёл её до инфаркта. Она то всё пыталась чего-то съэкономить, сберечь, хотя и догадывалась, что это впустую. Но когда увидела здоровенный сундук с тремя полными отделениями для меди, серебра и золота… Я улыбаюсь – она ведь ещё не знает, что внизу, под медью, есть ещё отделение, в котором хранятся камушки… Рубины, сапфиры, изумруды, цена которых превышает стоимость сундука раза в четыре. Сьере Ушур действительно финансовый гений! И нам перепадает не мало. А когда пойдёт экспедиция на заморский материк, существование которого уже доказано… Так, пожалуй, и улетать к себе не захочется… А чего? Устроить себе привычный комфорт, Император подпишет Указ о назначении меня представителем и наместником новой колонии, и…

Мотаю головой, чтобы отогнать наваждение, и обе дамы смотрят на меня с удивлением, машу рукой:

– Не берите в голову, просто свои мысли. Так, глупость…

Мама продолжает:

– Уж не знаю, куда и девать. Сундук полный. И потратить некуда…

– Есть куда. Храм Святому Клапауцию надо ставить, обязательно. И замок наш перестраивать. А то его сейчас любая шайка возьмёт. Конечно, кое-что сделали, но это так, для замазки совести. Чтобы её хоть чуть-чуть успокоить. А на деле – нужно строить новый, большой, удобный, крепкий!

Забывшись, взмахиваю рукой и больно стукаюсь о подлокотник кресла. Как нельзя вовремя – это приводит меня в себя, и эйфория исчезает. Некоторое время все молчим, и Эрайя, понятливо поднимается со своего места, поудобнее укладывает дочку, укутанную в меховое одеяльце:

– Я пойду, Ролло ждёт.

Оба киваем, бесшумно закрывается дверь, и, выждав минут пять, чтобы молодая женщина дошла до своей комнаты – молодым выделили покои в башне, мама настояла, доса Аруанн спрашивает самое главное:

– Тебе… Удалось?

Киваю в знак подтверждения:

– Полностью. Граф заглотил наживку по самое горло. Хотя и боится.

– Почему ты так думаешь?

– Дель Лари приходил ко мне. Вместе с дочерью. Предлагал её руку, чтобы загладить позор и заткнуть все сплетни.

– Ты, конечно, отказался? Надеюсь, достойно?

Теперь вздыхаю я, и мои плечи опускаются:

– Спасибо Юрайте… Думаю, она смогла бы быть куда более лучшей женой мне, нежели её сестра… Жалко девочку. Я даже не мог подумать, что она искренне полюбила меня. Пожалуй, я бы сейчас спрятал её в безопасном месте, ну а после войны… Кто знает, как бы всё обернулось.

Доса Аруанн смотрит на меня внимательно.

– Тоскуешь по ней.

– Не сказать, что очень, но иногда мне её не хватает…

– Врёшь про «иногда».

Спокойно соглашаюсь с ней.

– Вру. Но у меня долг перед тобой, баронством и пятнадцатью тысячами сервов, не говоря об арендаторах. Обязанности перед сьере Ушуром. Перед будущим, наконец!

– Хватит. Скажи мне одно – если в твои руки попадёт Иоли, что ты с ней сделаешь? Надеюсь, у тебя хватит ума не делать её любовницей, или, тем более, женой?

– Ма! Что я тебе плохого сделал?!

Она уже знает эту мою присказку, потому улыбается, потом встаёт с кресла:

– Вот и ладно. Спокойной тебе ночи. Отдыхай. И постарайся побыстрее забыть эту разбойницу.

Киваю. Но неожиданно звучит, уже в дверях, фраза:

– Хотя и мне эта разбойница пришлась по душе… Жаль её. Тоже, Атти. Мне тоже…

…Гр-рум! Бухает барабан, и плотный строй сервов раздвигает свои одинаковые прямоугольные щиты. Ровно на сорок пять градусов. Оттуда высовываются жала арбалетов, снова грохает барабан, и слитный плотный залп. Звук выстрелов вызывает непередаваемое ощущение, просто мурашки по коже. Этакий мощный хлопок тысячи тетив по ложам. Передний ряд бьёт с руки. Задний, через их плечи. Не дожидаясь команды, щиты вновь смыкаются в стену. Третий ряд кладёт копья на плечи впереди идущих, и шестиметровые жала выстраиваются в линию. Первый ряд возвращает арбалеты назад, и оружие плывёт по линии людей назад, где ещё одна шеренга лихорадочно взводит тетивы самого страшного оружия этого времени. Буквально, три-четыре минуты, и арбалеты вновь у первого ряда. Сервы вкладывают болты в желоб, комплект хранится в сумке на боку первой линии. Снова грохот барабана – залп… Красиво. И даже со стороны – страшно. К тому же все ополченцы имеют доспехи. Попроще, конечно, чем у всадников, которых у меня, к сожалению, меньше, чем хотелось бы – всего сотня. Но, тем не менее, для простых воинов и это чудо. А что уж говорить про моих наёмников, которые зачарованно смотрят со стен, как мои постоянные воины, те самые полторы сотни арбалетчиков, которых я лично дрессировал, воспитывают своих сельчан, набранных из деревень. Тысяча двести ополченцев. Каждый имеет доспех, меч или секиру, абсолютно одинаковый щит, арбалет, кроме копейщиков. Страшная сила. Равных ей, пожалуй, нет у абсолютного большинства феодалов. Графа и барона ждёт пренеприятный сюрприз… Люди занимаются с самого моего возвращения с Совета. Утоптанная тысячами ног большая площадка перед замком превращена в полигон, где от рассвета до заката каждый божий день только и слышны ругань, хлопанье арбалетов, бьющих по мишеням, топот ног и вопли новоиспечённых десятников и сотников:

– Сено! Солома! Рыба! Колбаса!

У кого что, короче. С каждым днём получается всё лучше и лучше, и я начинаю думать, что отделаемся мы, скорее всего, лёгким испугом. В смысле – Парда. Солнышко с каждым днём пригревает всё больше. Сугробы становятся ноздреватыми, скоро начнёт таять. Все поставки товара в баронство и из него остановлены – убытки никому из нас, я имею в виду сьере Ушура, не нужны. А первое, что сделают враги, бросятся грабить обозы. Запасы есть на всех складах, и до лета наша компания продержится без срыва контрактов. Так что… Тем более, что у сервов с каждым днём получается всё лучше и лучше исполнять те упражнения, что дают им командиры. Бываю казусы, бывают неудачи. Но люди искренне стараются, потому что для всех из них такое впервые в жизни: доспехи, защищающие их тело, и лучше чем у многих рыцарей, которых они видели в жизни. Тренировки, о которых даже не знали прежде – забрали со двора с дубиной в руках, сунули в мясорубку. Выживешь – счастливчик. Убили – твоё личное горе. Их семьи, оставшиеся сейчас в новых удобных домах, не брошены на произвол судьбы – каждому деревенскому старосте вменено в обязанность помогать родственникам тех, кто сейчас призван на службу. Это тоже впервые. Каждому известно, что в случае, не дай, конечно, Высочайший, смерти или увечья лорд будет выплачивать ему пенсию до тех пор, пока не станут взрослыми дети. Ну, или его жене. Или другим родственникам. Но точно будет! А самое главное, сервы знают, что их ждёт в случае проигрыша, и возвращаться к старому бесправию, голоду и унижению ни у кого из крепостных нет ни малейшего желания! Налоги – смешные по их меркам. Лорд – строг, но справедлив. Суд его беспристрастен. Не обманешь и не подкупишь. Девок не требует, жён не позорит. Зря не ударит и тем более, не сгонит с земли. И щедр, как никто – мясо в каше обычная вещь в ежедневном меню любой семьи. Что работающей на мануфактуре, что на земле… Так что драться они будут до последнего, стиснув зубы, собрав всю силу в кулак. И занимаются охотно, тренируются до изнеможения, потому что знают – лучше пролить ведро пота сейчас, чем оставить голову на поле битвы. Потому гордятся собой, даже после окончания занятий многие продолжают тренировки. А ещё – оружие. Не дубина и не насаженная на деревяшку обычная коса или цеп, а настоящее вооружение, про которое уже знают, что у очень и очень немногих благородных имеется такое. Словом, все ждут, когда стает снег. И вот наступает день, когда вскрывшаяся неделю назад Парда окрашивается багрянцем – враги идут. И спустя половину дня, потому что через каждые два километра проставлены подменные лошади, появляется измотанный бешеной, невообразимой скачкой гонец, который протягивает мне пропитанный конским потом кусок пергамента, и я читаю – пять рыцарей. Двадцать конных. Триста пятьдесят пеших солдат, но вооружены плохо. И… Почти тысяча ополченцев. Последняя цифра меня пугает, но лишь на мгновение. Граф сошёл с ума? Или рассчитывает поправить свои дела за счёт военных трофеев? Скорее всего. Дель Лари знает, что Парда несметно богатое баронство. Да ещё доброжелатели гарантированно нашептали, что Атти имеет не только цепь лорда, но и знак Гильдии. Такой дают лишь тем, кто имеет огромные деньги в собственности. Так что, скорее всего, лорд Лари поставил на карту всё…

– Сигнал. Выступаем.

Ролло кивает и выскакивает из залы. Спустя короткое время ревёт большой рог, а затем я вижу, как в небо взвивается густой чёрный дым. Его видят отовсюду, и каждый серв в Парда знает, что означает этот мрачный цвет. Враги! Потому нужно всё бросать, благо наиболее ценное уже закопано и запрятано, хватать семьи, приготовленный заранее провиант, гнать скотину в горы, в тайные укромные места, которые знает каждый. Но самое главное – ни в коем случае не попадать в плен… Раскалённое железо и зверские, даже – изуверские пытки развяжут язык любому. Поэтому – бегом! Бегом! Со всей мочи, на которую только способен… На равнине же, где разбит лагерь – ни суеты, ни паники. Повинуясь командам, в общую колонну строится одно подразделение за другим, выдвигается обоз к складам, где немедленно силами рабочих сервов начинается погрузка провианта. Час, и войско дель Парда выдвигается навстречу воинам дель Лари. Я, примерно, знаю, где дам генеральное сражение. Это будут сланцевые копи. К волчатам уже отправлен посланец с приказом пройти горными тропами, которые мальчишки и девчонки давно разведали и отыскали к рудникам, обойти их, и занять позиции на невидимом снизу карнизе, где находятся поднятые при помощи верёвок и блоков метательные машины. Камнемёты небольшие. Как раз по их детским силам. Только вот вместо камней там небольшие бочки с выгнанной из сланца нефтью, разбавленной первачом, который не идёт в продажу никогда, скипидаром, смолой и маслом. Адская смесь вспыхивает от малейшей искры, горит долго, и очень жарко. Так что один залп гарантированно перекроет пути отступления, а град стрел и таких же пылающих бочек поставит окончательную точку… Итак, мы двигаемся вперёд, по уже просохшей, хорошо отсыпанной шлаком сгоревшего сланца, дороге. Она практически сухая – крупные окатыши хорошо впитывают воду, идти легко. Это не то, что месить грязь лаптями. Да темп шага спокойный, а не тупой бег. Мне нужны силы воинов. Потому, даже конные двигаются со скоростью пешего человека. Впереди – группа разведчиков на быстрых конях. Следом – наёмники. Затем – мои конные. Я, вместе со своими главными командирами, далее – пешее ополчение Парда. Тысяча сто человек. Сотня оставлена охранять замок. Этот будет достаточно, учитывая камнемёты на стенах и адскую смесь самодельного напалма. Рокочет барабан, отбивая ритм. Развевается чёрное знамя с вышитой серебром волчьей головой, гербом Парда. И пусть трепещут враги – Волк начинает охоту. Безжалостную и беспощадную… До рудников дошли за сутки. Стали лагерем, выставив охрану из лучших охотников за десяток километров от нас, обеспечив каждому по две сменных лошади. Вдруг граф надумает ночью напасть? Как стемнело, ко мне в шатёр явились командиры волчат. Доложились, что всё уже готово, потерь при переходе нет, и драться детишки настроены серьёзно. Поблагодарил, но предупредил, что если хоть один паршивец появиться на равнине до разрешительного сигнала, а тем более, полезет в драку – вздёрну ослушавшегося на первой же ветке. Сидеть наверху, вести огонь по противнику. И начинать тогда, когда те начнут удирать. А пока – как мышки, что прячутся от кота. Тихо и неслышно… Вроде прониклись. Потом с ними Ролло беседовал, вполголоса. Тоже накачку давал. За время, что с ними провёл, как родные ему стали. Нет, будет из парня толк! Будет! Да и к Эрайе относится хорошо. А это уже показатель… И, кстати, когда выиграем битву – сделаю Дожа рыцарем. Пора ему. Оружием научился владеть, как немногие. Голова варит на диво. Молчун, но умница. И грань не переступает. Имею полное право, кстати, произвести на поле боя, как отличившегося. Значит, так и сделаю. Будет моим заместителем верховного командующего, потому главком, естественно, я. А Ролло станет заведовать моими специальными войсками, то есть, волчатами, и осадными орудиями. Те, кстати, уже заканчивают. И, думаю, через недельку они будут готовы…

– Сьере барон, прибыли разведчики.

– Граф выдвинулся?

– Нет, сьере барон. Стоят в Глиняной лощине…

Это примерно километров пятнадцать отсюда. Нормально. Значит, если дель Лари будет действовать, как привык, его солдаты будут здесь примерно к обеду. А то и чуть раньше. Наверняка господин граф спешит поскорее получить богатство в свои руки. Интересно, а как он будет разбираться со своим союзником? Дель Эстори ведь жаден до болезни…

– Слушать сюда.

Я вижу, как головы моих соратников склоняются к чертежу рудников и прилегающих к ним земель. Сланцевые копи – это большая долина, с одной стороны которой протекает изгибом Парда, а с другой почти отвесные горы. Очень удобно для манёвров и боя, особенно, конницы. Но это было пару лет назад. Сейчас же долина разгорожена почти надвое посёлком и пристанью. Плюс проложена дополнительная дорога по отсыпанной насыпи, потому что во время паводка почти всю долину затапливает. Копи же в скале и достаточно высоко, так что их не трогает. Но сейчас вода уже немного спала, потому можно преподнести небольшой, или большой, как на это посмотреть, сюрприз очень жадному графу…

– Наёмники уйдут в рудник. Спрячутся пока в штольне. Когда начнётся – по сигналу рога ударите во фланг.

Капитан солдат кивает. Нормально. Не особо опасно. А основной удар примут на себя сервы, к которым он по привычке относится свысока.

– Дож, тебе следующее: возьмёшь пять, нет, шесть сотен. Поставишь перед развилкой. Вот здесь…

Я черчу ногтем, где именно. Парень кивает. Спокойно и деловито, как всё, что он делает.

– Прикажешь ополченцам одеть поверх кольчуг рабочие рубахи. Пусть вскроют склад рудника и возьмут их там. Чтобы графские вояки не насторожились раньше времени. А то увидят латы – ещё испугаются. У кого есть возможность – взять дрова и поленья, мол, с дубинами вышли.

Дож неожиданно улыбается. Идея ему нравится. Противник подумает, что сейчас будет весёлая резня безоружных сиволапых смердов, а перед ним оказываются закованные в броню, вооружённые до зубов латники. И – правильный строй, непобедимый никем.

– Я вместе с конными спрячусь здесь.

Нас мало. Как я уже говорил, всего сотня. Зато она умеет построить настоящий клин и ударить им в любую толпу, нанизывая на копья врага. Отработано всё до автоматизма. Это будет резерв. Мобильный. Если что-то пойдёт не так. И – сможет сыграть роль загонщиков, не давая опомниться беглецам, которые попадут на обед к волчатам…

– Двести человек оставить в лагере. Остаются ты, ты, и ты…

Указываю на троих командиров. Они хмурятся, но я объясняю, почему:

– Вы пойдёте в дело ночью. Когда остальные будут отдыхать. И задачу свою узнаете после битвы. Так что вам – спать, спать, и спать. Ясно?

Лица светлеют. Они догадываются, что им предстоит. И хорошо. Не надо будет лишних слов. А предстоит им настоящий рейд. После битвы, в ночь, на лошадях, которых возьмут в бою, да на тех, что к утру должны прийти с горных пастбищ, рвануть вперёд, опережая всех гонцов, миновать Саль, оседлать дорогу из Эстори. Построить в узком месте засеку, и держать, держать, и держать её изо всех сил, дожидаясь подмоги. Остаётся ещё триста человек. Это те, кто будет прятаться за насыпью, создавая иллюзию, что нас на самом деле меньше. И в нужный момент они выйдут и ударят… Вроде всё.

– Всем всё понятно?

Спрашиваю я. Люди дружно гудят – да.

– Вот и хорошо. Сейчас – разошлись по своим местам. И отдыхать. Завтра мне все будут нужны свежие и отдохнувшие. И будем воевать.

Народ выходит. Молча. Никаких обсуждений за стенами шатра, никаких лишних разговоров. Это приказ и привычка. То, что нужно будет знать воинам – до них доведут перед боем. А что им знать не положено, так чтобы даже краем уха не услышали. Незачем. А от попадания в плен никто не застрахован… Я ем – пока шёл совет успели приготовить пищу. Запиваю травяным сбором. Вино и прочее спиртное в походе строго запрещено. Очень строго! Закончив трапезу, выхожу из шатра, подхожу к привязанному рядом к столбу на длинной верёвке Вороному. Тот тихо ржёт, тыкаясь в меня мордой, и я скармливаю ему ржаную горбушку, густо посыпанную солью. Мягкие тёплые губы ласково трогают в мою ладонь. Конь ведь тоже чует, что завтра будет жарко. «Лишь бы не было дождя!» Мелькает мысль. Но небо чистое. Не должно. Да и Высочайший на нашей стороне, потому что мы защищаем свои очаги и своих близких. Лагерь давно разбит. Ровные ряды тёплых палаток выстроились большим кругом, где в центре – мой шатёр и вокруг него поменьше, моих ближних командиров. Смотрю на усыпанное звёздами небо. Это война. Не первая в моей жизни. Их даже сравнивать смешно. Но кто недооценивает противника, всегда проигрывает. Кто знает, какой сюрприз способен приподнести дель Лари? Завтра узнаем…


Глава 16 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 18



Loading...