home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28

Несколько мгновений колебания, и пушистые ресницы вместе с великолепной головкой опускаются в знак согласия.

– Вот и чудесно!

Выдыхаю я с облегчением. Интересно, что меня ждёт в Рахи? Может, удастся разыскать кое-какие детали и собрать нечто полезное? У нашего механика была неплохая мастерская… Вспрыгиваю на коня, поворачиваюсь к девушке – та стоит такая потерянная, что мне становится искренне жаль несчастную. Протягиваю ей руку, чтобы помочь влезть на коня, ко мне, но бедняжка опустила свои глаза к снегу, и не видит. Мягко, насколько только способен, произношу:

– Юрика…

Она вскидывает голову с такой скоростью, что я удивлён, а на лице загорается светлая облегчённая улыбка. Несмело подаёт мне руку, укутанную в бесформенную меховую, потёртую варежку, Я нащупываю сквозь мех маленькую ладошку и рывком выдёргиваю её наверх. Шубомешок скрывает очертания её тела, но я то помню, что скрывают эти старые шкуры: высокую грудь идеальных очертаний, длинные стройные ножки, тонкую талию, которую можно обнять ладонями… Одной рукой беру поводья, второй прижимаю девушку к себе, и Вороной рвёт с места. И… Она так доверчиво прильнула к моей груди, что у меня зарождается какое то странное чувство к ней – смесь нежности, жалости, чего-то такого… Мы мчимся по переполненной людьми Ганадрбе, и мне всё-равно, что скажут горожане и феодалы, съехавшиеся на Совет Властителей. Граф дель Парда выше всяких условностей!..

…Влетаю в распахнутые по обычаю ворота. Весь двор заполнен народом. Носятся, словно угорелые слуги, возчики с руганью разгружают тяжело гружёные сани. Типичная картина для усадьбы. Направляю жеребца к коновязи, навстречу выскакивает слуга, бросаю ему поводья, спрыгиваю с Вороного, затем бережно снимаю досу дель Рахи. Она чуть пошатывается, но я успеваю поддержать её, и баронесса едва не распластывается у меня на груди. Тут же отшатывается, лицо почти мгновенно заливает краска, она шепчет:

– Простите, граф…

И спустя мговение, шёпотом, и я вижу, что ей невыносимо стыдно:

– Я два дня ничего не ела…

…Как же я вовремя… Неожиданно для себя подхватываю девушку на руки, торопливо несу в дом. На мгновение во дворе воцаряется гробовая тишина, слуги торопливо распахивают передо мной створки дверей, и, шагнув через порог, я рявкаю:

– Немедля обед в мои покои!

И чуть тише добавляю:

– И пригласите ко мне досу Аруанн и досу Мауру…

Высочайший, как же она легка! И хрупка, словно ваза из тончайшего фарфора… Не чувствуя тяжести вношу девушку в свои покои, опускаю на ковёр возле мягкого кресла – мои плотники, наконец, научились делать удобную мебель. Быстро сдёргиваю, несмотря на слабое сопротивление, вытертую до последней стадии шубу, затем, слегка нажав на плечи, усаживаю Юрику на мягкую подушку сиденья, опускаюсь на колени и осторожно стягиваю с аккуратной ножки бесформенную обувь. Первую неудобную колодку снимаю легко, а со второй немного застрял. И в этот момент слышу позади себя недоумевающий голос мамы:

– Атти?

Не оборачиваясь, продолжаю своё занятие. Уф! Вот и готово. Меня обдаёт слабым запахом пота. Понятно. Девушка не снимала свои опорки очень долго… Поднимаюсь с колен, баронесса пытается встать, но я удерживаю её своей ручищей. Оборачиваюсь к маме, и тут слышу возглас Мауры:

– Высочайший… Юрика, это же ты!

– Маура?..

Обе дамы смотрят друг на друга, а матушка на меня. В её глазах немой вопрос, и я успокаиваю её:

– Ма, познакомься со своей второй компаньонкой. Её имя – баронесса Юрика дель Рахи. Тоже вдова. Доса – это моя мама, доса Аруанн дель Парда, графиня-мать.

Теперь доса Аруанн переводит свои зелёные глаза на мою гостью, и та даже сжимается под пытливым взглядом. Понятно почему: блестящие глаза, грязные, если честно, волосы, очень ветхое, если не сказать больше, платье давно забытого фасона, на ногах – обычные, грубого домотканого полотна, портянки, от которых явственно тянет потом. Словом, вид у девушки самый неприглядный. Мама ещё некоторое время глядит на Юрику, потом снова переводит взгляд на меня, потом вдруг улыбается:

– Её надо отмыть, переодеть и накормить. И лучше бы начать с последнего.

– Согласен, ма.

Отхожу от по-прежнему сидящей растерянной девушки, чуть наклоняюсь, целую маму в бархатную щёчку:

– Ты у меня самая лучшая на свете!..

Двери вновь раскрываются, появляются слуги с подносами, заставленными едой, и Юрика непроизвольно сглатывает слюну. Ободряюще улыбаюсь, а матушка поворачивается к Мауре:

– Вы знакомы?

– Да, доса Аруанн. Мы старые подруги…

– Тем лучше.

На лице мамы появляется удовлетворённая улыбка.

– Тогда, моя дорогая, сходи в гардеробную комнату и подбери досе баронессе всё, что необходимо.

– Разумеется, доса Аруанн.

Маура едва заметно кивает дель Рахи, мол, всё будет отлично, а слуги тем временем сервируют стол, быстро разгружая подносы: мясо, фрукты, гарниры, салаты, соусы и подливки. Юрика снова пытается встать, но я опять удерживаю её на месте. Ей опять стыдно, потому что слуги выглядят богачами по сравнению с ней, какая она сейчас. На сервах добротная одежда из ткани с моих мануфактур, подобранная каждому по размеру, отлично сшитая. Доса Кери не зря получает жалованье из моих рук, и её мастерицы сейчас стремительно завоёвывают себе авторитет в Фиори, и не только. Легко поднимаю увесистое массивное кресло, баронесса слабо испуганно пищит, но я спокойно опускаю предмет мебели вместе с сидящей в нём женщиной к столу, который уже ломится от явств. Слуга подставляет тазик, второй стоит наготове с кувшином тёплой воды и мылом. Юрика недумевает, но мы с досой Аруанн уже тоже устроились за столом и спокойно-привычно моем руки. Баронесса соображает, спустя мгновение плещет вода… Ест девушка быстро, но аккуратно, и это мне нравится. И не только мне. Строгий взгляд мамы, обращённый на новую компаньонку, постепенно теплеет, она даже начинает улыбаться. Это хорошо. Похоже, Юрика найдёт с моей матушкой общий язык. Хлопает дверь, появлятся Маура. Подходит к столу, усаживается, так же привычно уже моет руки, вытирает полотенцем, слуги уходят, а она принимается за еду.

– А одежда?

Спрашиваю я, на что вторая баронесса отвечает:

– Всё приготовлено, сьере граф. В другой комнате. Слуги греют воду для мытья. Или вы собираетесь поселить Юрику в своей постели?

Звякает выпавшая из руки дель Рахи ложка, в воздухе повисает сгущающееся на глазах, просто осязаемое напряжение. Медленно, тщательно выговаривая каждое слово, ровным голосом отвечаю:

– Не собираюсь. Точно так же, как и снова спать с тобой, Маура.

Та прикусывает пухлую нижнюю губу. Этот вопрос для неё больной. Сама виновата. Спровоцировала меня – получи. Я умею больно кусаться…

– Атти, Маура, прекратите! Вы пугаете досу Юрику.

Это мама. Замолкаем. Дальнейший обед проходит в тишине, нарушаемый лишь звяканьем столовых приборов. Кажется, до дель Конти дошло, что она переборщила, и теперь не знает, что делать. Наконец, с красным лицом, обращается к подруге:

– Извини, Юрика. Я не хотела тебя оскорбить. И вы, сьере граф… Простите меня. Это… Ревность…

Изумлённый взгляд дель Рахи в ответ. Но я поднимаюсь из-за стола.

– Прошу прощения, дамы, я закончил. Когда поедите, позовите слуг. Пусть уберут.

– А ты куда, Атти?

Недоумённо спрашивает матушка. Отвечаю:

– В кабинет. Есть срочное дело.

Выхожу из своих покоев, торопливо шагаю на своё рабочее место. Я не солгал. Нужно немедленно отправить в Парда распоряжение готовить большой обоз для путешествия в Рахи. Собрать обломки кораблекрушения. Но почему так быстро? По моим подсчётам и данным электронного мозга «Рощицы» полёт до планеты должен продолжаться ещё шесть лет! Ладно. Приеду – разберусь на месте. Чёрный ящик гарантированно цел, а в нём разгадка тайны… Торопливо пишу на листке бумаги, ставлю свой росчерк и печать. Закрываю в тубус, звоню в колокольчик. Появляется слуга. Протягиваю ему деревянный цилиндр:

– Отправить в Парда немедля, лично Дожу дель Парда.

Тот кланяется, исчезает. В двери вновь стучат, появляется служанка в чёрном платье с белым фартучком. Тоже кланяется, потом, скрестив руки на животе, докладывает:

– Сьере граф, благородные дамы отобедали и отбыли в свои покои.

– Все?

– Да, ваша милость.

– Хорошо. Иди.

Машу ей рукой, затем иду в свои покои. Надо собираться. Скоро начнут съезжаться гости. Интересно, сколько их будет?..

Опять торопливо спешу к себе… Буквально пробегаю через большой зал в строении и обалдеваю – чистота, порядок, на стенах, хм, полотнища. Из ткани. Ну, ладно. Пойдёт. Столики вдоль стен. Понятно, туда поставят угощение. Запахи, кстати, великолепные. А если матушка ещё выставит ликёры и прочее… Господа аристократы выпадут в осадок… Сцена для музыкантов. Неплохо… Влетаю в комнату, пробегаю в оборудованную под ванную каморку. Вода уже налита в деревянную лохань, и маняще парит. Торопливо моюсь, хорошо, что волосы короткие. Сохнут почти мгновенно. Затем вытираюсь насухо, иду в спальню, где стоит шкаф. Открываю, пробегаюсь глазами… Может… Да нет, не стоит, пожалуй. Выбираю более традиционный для этой эпохи костюм, но тоже с претензией. Сапоги. Высокие, узкие. С шитьём по голенищу. Берет? Да ну его… Осматриваю себя в зеркало. Улыбаюсь. Как говорили на начальных курсах Академии? На белых танцах все девочки мои? Надеюсь… Короткий меч на бок. На пальцы – пару перстней. Графская цепь переплетена с Гильдейской и составляет одно целое. Внушительно выгляжу, однако… Даже очень… Прикидываю время. Пора. Выхожу в зал. Мои ребята уже на месте. Смотрят на меня, облегчённо вздыхают. Одеты очень даже, прилично. Как привыкли ходить в Парда. Не в смысле замка, в смысле в графстве. Даже сервы, мужчины и женщины перенимают новые веяния. Вошли в обиход нормальные тулупы, шапки-ушанки. А уж валенки вообще – хит сезона. Уже пришивают разные украшения к голенищам. Помпончики, цветочки, и тому подобное. Спешит мажордом:

– Сьере граф, первые гости.

Я улыбаюсь:

– Помнишь, как я учил? Провожаешь лично, заходишь в зал и громко, чётко представляешь – граф такой-то, графиня такая-то, с семейством.

Серв кивает, хотя выглядит так, что и не скажешь, что крепостной. На нём чёрная одежда – цветов Парда, бронзовая, начищенная до нестерпимого сияния цепь, на которой висит серебряная голова волка с оскаленными клыками. В руке – инкрустированный серебром же посох. Мажордом склоняет голову, разворачивается:

– Побольше достоинства, парень! Ты служишь Парда, запомни это!

– Да, сьере граф…

Просто великолепно! Он заходит в зал степенной, важной походкой, громко стучит посохом по полу, ровно три раза:

– Баронесса дель Амани с дочерьми!

Я спешу навстречу даме, которую сопровождают две юные девчушки, забавно кланяющиеся. Приветствую женщину изысканным движением, которое они видели вчера на балу:

– Доса дель Амани, уважаемые дамы, прошу вас!

Широким жестом обвожу зал, все гости вытягивают шеи:

– Вы прибыли первыми, поэтому благодарю вас за проявленное добросердечие. Угощайтесь, скоро моя матушка пожалует. У нас неожиданная гостья, поэтому дамы немного задерживаются…

Машу рукой, появляется верный Грам:

– Сьере Грам, мой советник. Он развлечёт вас, пока собираются остальные гости…

Девчонки очаровательно алеют – какое внимание! А их маман цветёт – рядом с ней красивый молодой, а главное, неотразимо галантный молодой человек, подумать только, советник! Самого графа! Значит, у молодого дворянина очень могущественный покровитель и большие перспективы… Дальше гости следуют один за другим, но мои слуги справляются, а выступление мажордома вообще приводит фиорийцев в поголовное обалдение. Посох стучит почти непрерывно:

– Граф и графиня такие то…

– Барон и баронесса с семейством какие то…

– Маркиз дель сякой-то там вместе супругой и дочерьми…

– Виконт дель этакий с невестой…

– Герцог дель Саур с дочерью…

…По залу пробегает ропот, гости даже отшатываются к стенам, а я вижу крепкого седого мужчину с девушкой… Не верю своим глазам – на ней уже одето платье такого же точно покроя, какое вчера было на маме… Ого! Народ на ходу подмётки рвёт! Спешу навстречу сам, лично, отвешиваю галантно-куртуазный поклон, подметая пол руками, выпрямляюсь, на меня смотрят прищуренно-ироничные глаза герцога:

– Сьере граф?

– Сьере герцог, какая честь увидеть вас с дочерью на приёме. Я послал вам личное приглашение, но не был уверен, что вы его примете.

Мужчина, крепкий, широкоплечий, лишь чуть ниже меня, улыбается:

– Моё семейство ведёт довольно замкнутый образ жизни, граф, но получив ваше приглашение, особенно, после того, как увидел вчера вас на балу, я не смог себе отказать в удовольствии посетить вас, да и Лондра…

Девушка смущённо приседает в… Книксене!!!

– …упросила меня. Не могу же я отказать любимой дочери… Особенно в свете…

На лицо Лондры набегает тень, и я спешу развеять неловкость:

– Уважаемый герцог, знаете, мне, лично, как и моей матушке, плевать на все слухи. Про меня ходит не меньше, если не больше. И далеко не все они безобидны, поэтому будьте как дома.

Обвожу зал, но не забываю ехидно добавить:

– Только не забывайте…

– Что вы в гостях?

Однако!!! Мы оба смеёмся. И сразу становится легко и спокойно. Почему то мне кажется, что именно с этим герцогом я найду общий язык…

– Вы позволите?

Предлагаю Лондре руку, та не отказывается, смело кладёт мне узенькую ладошку на локоть, и мы все втроём шествуем к особому столику под моим гербом. Это столик хозяев. Спокойно беседуем на нейтральные темы, я рискую рассказать пару адаптированных приличных анекдотов, девушка цветёт, и её сумрак на лице начинает рассеиваться, герцог благодарно посматривает. Пожалуй, для него столь доброе отношение к его кровиночке редкое удовольствие. Стучит посох мажордома:

– Графиня дель Парда и её компаньонки, баронесса Маура дель Конти и баронесса Юрика дель Рахи!

Звучит музыка, короткий туш, и под его звуки из раскрывшихся в глубине зала дверей выплывает матушка… Она воистину королева! Да нет, пожалуй, императрица! Величественная, царственная походка, богатое платье невиданного доселе фасона, точно такого же, как вчера, потрясающая причёска. Вдовья накидка превратилась в легчайшую мантилью на светлых волосах, заколотую жемчужной нитью, ожерелье из изумрудов, подаренное ей мной, браслеты на полуобнажённых руках, затянутые тонкими изумрудными перчатками в тон платью, она просто потрясает! И не только меня, как я вижу краем глаза, На лице Лондры сразу проступает облегчение – не только она осмелилась показаться в столь нескромном виде, но и более взрослые женщины. Маура тоже выглядит очень и очень хорошо, но больше всего меня поражает вторая баронесса. Юрика… Светлоголубое платье точно такого же покроя, как и двух других женщин троицы сразу выделяет её среди их зелёных одежд. Мама расщедрилась – на обоих компаньонках тоже очень дорогие, но изящные украшения тонкой работы. И когда только она умудрилась их купить? Впрочем, я никогда не отказывал досе Аруанн в деньгах, а она тратила их на удивление скромно… Да… Сразу видно, что в Юрике течёт благородная кровь! Мама кого-то ищет глазами, и я торопливо раскланиваюсь с герцогом:

– Прошу меня извинить, но сыновний долг, увы…

Тот кивает в знак согласия, а его дочь, сразу видно, огорчена. Ну, что же, можно и свеликодушничать:

– Не желаете быть представленной графине, доса Лондра? Думаю, моей маме будет очень приятно, что вы придерживаетесь сходных с ней взглядов на одежду. Позволите, герцог?

Тот шутливо ворчит:

– Молодых вперёд? А меня не хотите представить своей матушке, граф?

– С удовольствием, герцог!

Мы втроём шагаем через зал к троице великолепных, просто потрясающих женщин. Подхожу, кланяюсь парадным поклоном с прогибом, вытягиванием, расшаркиванием и прочими прибабахами. Лондра приседает в книксене, герцог – тот кланяется так, как я вчера, прикладывая руку к сердцу, и этот поклон ему странно привычен… Мама отвечает, приседая в полупоклоне, её компаньонки… Маура так же делает книксен, а Юрика ещё довольно неуклюже, но всё-таки удачно повторяет её движения. Наконец обязательный ритуал приветствия завершён, и мы все распрямляемся:

– Дорогая матушка, графиня доса Аруанн дель Парда, доса Маура, доса Юрика – позвольте вам представить моих гостей, герцога дель Саура и его дочь, Лондру.

Замечаю краем глаза, как Юрика вздрагивает при представлении герцога. Похоже, девочке ещё не приходилось встречаться так близко с представителями высшей знати Фиори. Вот же! А герцог то каков! Идёт на штурм крепости, не откладывая! Уже чирикают на пару во всю. Ну, моей маме палец в рот не клади, а то не то, что руки – всего остального не будет! Откусит сразу! Матушка делает сложный жест веером, и в зале начинает звучать мой оркестр. Положено начинать с гостей, поэтому я шепчу Лондре, застывшей рядом со мной:

– Не желаете потанцевать, доса?

Её лицо озаряется радостью, и она, так же шёпотом отвечает:

– С удовольствием, сьере граф.

Я подаю ей руку, её ладошка в тонкой белой перчатке ложится в неё, и мы шествуем ан середину зала. Раздаётся звук катернарии Парда, или полонеза Огинского, как называют этот танец у меня на Родине. Лондра оказывается изумительной партнёршей, великолепно чувствующей ритм и стиль, и получается у нас просто здорово. Во всяком случае, на мой взгляд. К тому же к нам присоединяются ещё пары, пусть они делают совсем другие па, но в целом выходит очень хорошо. Музыканты просто в ударе, ни одной фальшивой ноты. И моё настроение неуклонно повышается. Впрочем, и зал расслабляется помаленьку. Похоже, что слово герцога дель Саури имеет достаточный вес в обществе, потому что вокруг него и матушки уже достаточно большая толпа народа, там слышны шутки, смех. Я отвожу чуть запыхавшуюся девушку обратно к отцу, тот пытливо смотрит на меня, я не подаю вида и абсолютно спокоен. Звучит новая мелодия, и я подхожу к Юрике. Как хозяин приёма вывожу её в середину зала, поехали… Раз-два-три… Раз-два-три…

– Вы хорошо танцуете, доса Юрика.

Шепчу я ей. Девушка очаровательно пунцовеет, но с ритма не сбивается. Лишь опускает глаза к начищенному воском деревянному полу. А я с удовольствием ощущаю дрожь её пальчиков в своей руке. Дель Рахи явно нервничает. Ещё бы! Столько всего нового за один день. Кем она была утром? Нищенкой. В прямом, и переносном смысле этого слова. Бродяжкой, пытавшейся продать никому, кроме меня, ненужную вещь, чтобы купить себе кусок хлеба. А сейчас она сыта, согрета, и в её жизни появилась определённость. Теперь не стоит ничего бояться, потому что баронесса под рукой Волка Парда. А тот кусается очень больно. Смертельно… К сожалению, музыка заканчивается очень быстро. Гораздо быстрее, чем мне хочется. Небольшая пауза, затем вдруг мажордом объявляет:

– Семейный танец графов дель Парда – вальс!

Доса Аруанн направляется ко мне. Ну, это громко сказано. Маме надо пройти до меня всего четыре шага. Толпа вокруг неё расступается, матушка приседает передо мной в книксене, я отвечаю поклоном, беру её за руку:

– Ты решилась, мама?

Спрашиваю я глазами. Она, точно так же, одним лишь взглядом отвечает согласием. Ну, благослови Высочайший. Становимся в позицию. Моя рука ложится ей на талию, и по залу разносится гул ропота. Это неслыханно! Но мне плевать на их возмущение! Дирижёр взмахивает палочкой, и… Шарль Гуно. Вальс из оперы «Фауст». Мелодия плывёт волнами над притихшим залом, а мы с досой Аруанн кружимся в его ритме, качаемся на его волшебных волнах. Пусть этот танец и пришёл откуда то из древней Германии, но стал воистину мировым, без деления на нации и народности. И сейчас он впервые исполняется на Фиори… Рука мамы лежит в моей ладони. Вторая – опущена вдоль бедра. Это старинный вариант. Так танцевали при рождении этого танца. Полный оборот на каждые два такта с тремя шагами. Бальные туфельки матушки плавно скользят по начищенному полу, а лёгкая длинная юбка развевается зелёной листвой вечного лета… И я вижу её смеющиеся счастливые глаза. Высочайший, какая же она… Звук трубы. Пение вилончелей, лёгкие удары барабана. Лютни. Но вот звучит последний аккорд, и мама приседает на одно колено, склонив передо мной голову, увенчанную сложной причёской. Гробовая тишина, потом вдруг бешеный рёв гостей и бурные аплодисменты. Доса Аруанн выпрямляется, облечённо улыбается мне:

– Атти, милый, у нас получилось!

– Получилось, мама! Получилось!..

…Обычное зимнее утро. Меня будит гонец из Совета. Ну, не он сам. Просто слуга стуком в двери поднял с койки и доложился, что меня желает видеть посланник. Наскоро одевшись, принимаю молодого человека из магнатов у себя в кабинете. На предложение выпить натты, тот отказывается. Ему надо посетить ещё несколько домов и дворян. Распрощавшись, возвращаюсь в кабинет и вскрываю послание, пробегаю глазами написанные корявым почерком строчки. Мда… Это не моя типография… Ещё раз пробегаю строчки, и тут лишь до меня доходит – мне пришёл приказ. Не просьба, не предложение, а прямой приказ Совета Властителей – граф дель Парда, вам надлежит отправиться в империю Рёко вместе с отрядом в триста человек для отдания вассальной обязанности Фиори. Печать и подписи всех четырёх герцогов в наличии. Что это значит?! Звоню в колокольчик, появляется слуга.

– Вызови ко мне Грама.

Тот клаянется, исчезает. Прислушиваюсь – в доме пока тихо. Ну ещё бы! Приём закончился далеко за полночь. Так что досталось всем, и мне, и дамам, и музыкантам со слугами, и гостям, естественно… Чу! Вот и шаги. Появляется ещё до конца непроснувшийся советник. Кланяется, но я молча протягиваю ему свиток.

– Читай.

Грам быстро пробегает текст, слегка бледнеет, потом вопросительно смотрит на меня.

– Что это значит?

Он набирает полную грудь воздуха и выдаёт:

– Империя Рёко воспользовалась своим правом призвать на службу дворян Фиори. Некогда имперцы помогли нам разбить армию Тушура, вторгшуюся на наши земли. Взамен, раз в десять лет, император может призвать на помощь пять тысяч воинов из Фиори сроком на один год. И на вас пал жребий, сьере граф.

– Понятно. Можешь быть свободен…

Грам кланяется и уходит, а я вновь пробегаю свиток. Значит, в последний день последнего весеннего месяца я должен вместе со своими воинами стоять под воротами Ганадрбы. При себе – оружие, припасы, лошади. Понятно. У меня остаётся пять месяцев до этого срока. Что же… Успеем доехать до Рахи, забрать всё оттуда и отдать необзходимые распоряжения. Возвращаюсь в свои покои, умываюсь, смываю щетину, отросшую за ночь, затем одеваюсь в домашнюю одежду. Появляется слуга, приглашающий меня к завтраку. Он накрыт в господской столовой. Прихватив с вобой послание Совета, иду туда и прихожу первым. Вскоре, однако, не слишком заставив себя ждать, появляются и дамы, мама и её компаньонки. Юрика слабо улыбается мне в ответ, и, завидев её улыбку, Маура мрачнеет. А вот этого мне не надо!

– Доброе утро, дамы…

Все в ответ нестройно бормочут ответное приветствие. Женщины рассаживаются по местам, и мы дружно принимаемся за еду. Вдруг мама откладывает вилку и обращается ко мне:

– Атти, мне доложили, что был гонец из Совета?

Киваю в ответ, потому что рот у меня набит салатом.

– И что же они хотят?

– Право Империи. Триста человек и я.

– П-право империи?!

Дрожащим голосом произносит Маура, а мама бледнеет. Юрика открывает рот от изумления, и я снова отмечаю про себя, как она красива…

– Да, мама. Меня призывает Совет. В последний день последнего месяца весны армия Фиори отправляется в Империю Рёко. Командовать будет герцог Востока.

Юрика тоже, как и мама бледнеет, потом выдыхает:

– Высочайший… Спаси и сохрани…

Я успокоительно произношу:

– Бывало хуже. Но я выжил. А здесь – разве это война?

И в моём голосе звучит такая уверенность, что мои женщины приходят в себя. Но несмотря на внешнюю браваду, мне совсем не весело. Война, она ведь такая штука, на которой убивают. И даже – императоров… Встряхиваю себя внутри, и меня наполняет холодная расчётливая злоба: значит, господа феодалы, хотите от меня избавиться, послав на убой? Зря… Дразнить Волка не стоит. Он ведь может в ответ и укусить…


Глава 27 | Волк. Книги 1 - 6 | Волк. Юность



Loading...