home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

На большом поле возле Ганадрбы, столицы Фиори, разбит лагерь. В нём разместятся те пять тысяч воинов и лордов, которые пойдут исполнять вассальный долг перед Рёко. Шатры, палатки, множество возов с припасами. Расположение моего отряда не исключение, так же как и везде, стоят палатки простых воинов, мой шатёр, как командира и лорда, возы. Разве что… Все палатки абсолютно одинаковые по размеру, внешнему виду и цвету. Нет никакой пестроты и разнобоя, что так режет мне глаз в других местах. Единственное выдающееся пятно среди ровного тёмного тона – мой шатёр, личное обиталище властителя. Но и он чёрного цвета. Фамильной окраски Парды. Все возы тоже совершенно одинаковые, на добротных сплошных колёсах, окованных железом. Лошади подобраны по десяткам в масть. И что больше всего поражает окружающих лагерь зевак, вооружение и внешний вид моих солдат. У каждого – прочнейшие добротные доспехи, подобных которым нет даже у большинства рыцарей. Панцирь сверху кольчужной рубашки и штанов, такой же бронированной обуви. Одинаковые прямоугольные щиты с волчьей головой, длинные прямые мечи, небольшие, но очень мощные арбалеты, кинжал-мизеркорд, длинное копьё, которое пока хранится в обозе, где за каждым десятком воинов закреплено своё транспортное средство. На таком возу находится запас провианта, неприкосновенный запас фуража для коней, комплект запасных доспехов, запас боевых болтов для личных арбалетов. Помимо запасов, каждый воин везёт во вьюках своей лошади следующее имущество: котелок, принадлежности для еды и гигиены, смену нательного белья, плащ, нитки, иголки, напильник, запасные подковы и специальные гвозди, нож, бурдюк, надуваемый воздухом для преодоления переправ, верёвку. Словом, всё, что необходимо в походе. Но самое главное – всё одного образца. И шлемы, и доспехи, и оружие, и одежда.

Десятками командуют сержанты. Сотнями – лейтенанты. Над ними – мой заместитель Нитт в чине старшего лейтенанта. Ну а я ношу майорские погоны, как когда-то в Империи. В общем, был майором там, остался им и здесь. На каждой кольчуге на плечевом шве расположена массивная стальная пластина, на которой и напаяны знаки различия. А их расположение и вид не меняется в Российской Империи уже почти пятьсот лет. Так что большие звёзды в центре трёхпросветного погона не блажь, а знаки статуса.

Каждое утро – зарядка, что вызывает дикий гогот среди зевак, которых полно шатается вокруг общего расположения. Но мои солдаты знают, что физкультура – не издевательство, а необходимая подготовка, идущая им только на пользу. Отлынивающих от неё нет, да и быть не может. Несётся караульная служба, хотя мы и на своей земле, исполняются наряды. Пока мы свои припасы не расходуем, зря, что ли, у меня усадьба в столице и цепь купца Высшей Гильдии? Потому каждое утро из города нам привозят необходимое количество муки, масла, мяса и прочего провианта для приготовления нормальной, здоровой пищи, и, в отличие от других отрядов, мои бойцы веселы и здоровы. К тому же каждый день организуется помывка в усадьбе, и теперь остальные воины смотрят на моих с завистью. Баня и ежедневное мытьё как-то быстро прижились в Парде и распространились по округе. Так что теперь в деревнях и селениях, не говоря уж о Сале, стало намного чище. Ну а в вольном городе появились и первые общественные бани, пользующиеся огромной популярностью. Не стану скрывать, что принадлежат они на паях двум почётным гражданам – мне и сьере Ушуру…

Мы торчим под Ганадрбой уже почти две недели, и я проклинаю каждый день, потому что мог бы провести это время с гораздо большей пользой, чем заниматься тупым сидением на месте. Хотя нас, лордов, отправляющихся в поход, ежедневно собирают в зале Совета, дают, так сказать, накачку. Нечто вроде пропаганды. Но явились на место сбора ещё далеко не все. Некоторые просто прислали отказное письмо, не знаю, что будет с ними дальше, но точно ничего хорошего. Совет ведь может и лишить титула такого феодала. Другие не успевают добраться вовремя, потому что их владения находятся на севере страны, а там ещё не все дороги вскрылись от снега. Кое-кто заболел. Словом, как я и ожидал, большая бестолковщина, суета и суматоха. Но пользы от этого, собственно говоря, ноль. Наконец Совет объявляет, что больше никого ждать не станут, а те, кто ещё не прибыл, присоединятся к нам по дороге. Мы должны добраться до Рёко за месяц. Дай то Высочайший… Благими намерениями вымощена дорога в ад, как говорится…

– Простите, сьере, вы – Атти? Атти дель Парда?

Я оборачиваюсь к невысокому, по сравнению со мной скромно одетому хрупкому юноше, по виду – моему ровеснику. Мои охранники, без которых я не выхожу никуда, деликатно расступаются в стороны. Что-то знакомое, но не могу вспомнить, где мы раньше встречались. И тут вдруг меня словно осеняет – это же виконт Меко дель Юрат, с которым я познакомился во время своего первого отдыха в Сале у сьере Ушура! Сколько лет, сколько зим! Юноша мнётся, ему неудобно. Боится, что ошибся, но я делаю шаг к нему и сгребаю в охапку, крепко обнимая:

– Меко! Куда ты пропал? И ни одной весточки! Хоть бы написал!

Он слабо сипит, спохватившись, я разжимаю свои клешни, и парень болезненно морщится, но на лице вновь появляется улыбка – видно, он тоже искренне рад встрече:

– Высочайший! Атти, это действительно ты!

– Разумеется! Ты где остановился? Сильно занят? Пойдём пропустим по стаканчику, вспомним жизнь!

Виконт мнётся, и я хлопаю его по плечу:

– Ты чего? Пошли. Я угощаю!

– Да дело не в деньгах, Атти… У меня тут жена…

Моя физиономия расплывается в улыбке.

– Всё же отец тебя женил? Рад за тебя! Так бери и её, чего стесняешься?

Меко сдаётся. Ещё бы, такой напор! Словом, мы договариваемся встретиться через два часа в моей усадьбе. Распрощавшись на время, расходимся. Посылаю одного из сопровождающих мою персону охранников известить поваров, что сегодня у меня будут гости, а сам направляюсь в сторону рынка. Нужно кое-что подкупить для похода, пока есть возможность… Всё успеваем сделать вовремя. И закупить партию товара, и вернуться в поместье, и принять ванну, и переодеться. В ожидании гостей болтаюсь по залу, где проходил приём матушки. Но вот слышны шаги мажордома, он заходит в помещение и стучит посохом:

– Виконт Меко дель Юрат с супругой, сьере граф!

– Проси!

Лакеи в фамильных чёрных цветах распахивают створки дверей, и мажордом торжественно провожает гостей ко мне. Меко почти не изменился. Так и остался худым большеглазым подростком, несмотря на то что ему уже двадцать два, как и мне. Его жена – пухленькая шатенка, и, похоже, немного старше своего супруга. А может, просто выглядит так. Личико… Ну, будем считать, что не очень страшненькая. По крайней мере, если приснится, то хоть и проснёшься в холодном поту, но не умрёшь… Мой друг подходит ко мне, подводит свою половину и представляет:

– Моя дорогая жена Анга, урождённая дель Сехоро…

Сехоро… Сехоро… Так это же место, где я покупал своих сервов! Точно! Торопливо склоняю голову в поклоне:

– Очень рад нашему знакомству, доса. Граф Атти дель Парда…

Похоже, что Меко скрыл от супруги, к кому они идут в гости. Потому что глаза его половины расширяются до невозможных пределов. Толстушка поражённо выдыхает:

– Вы – Волк Парда?!

Улыбаюсь в ответ, а Меко напрягается. И зря, между прочим! Моё прозвище мне нравится!

– Он самый, доса. Волк.

Пухлячок поворачивается к своему супругу и тихо шепчет, но мне прекрасно всё слышно:

– И ты молчал, что знаком с самим графом дель Пардой?!

М-да, придётся спасать бедолагу.

– Не ругайте своего супруга, доса Анга. Мы не виделись шесть лет, если не больше, и Меко просто не знал, захочу ли я подтвердить факт нашего знакомства… И зря, кстати!

Я улыбаюсь, и скованность и напряжение гостей начинают уходить. Делаю приглашающий жест:

– Прошу вас…

Мы идём наверх, где в столовой накрыт роскошный ужин, при виде которого супруги дель Юрат на мгновение теряют дар речи. Усаживаю гостей за стол, лакеи накладывают угощение, и мы наслаждаемся ужином. К моему удивлению, супруга Меко, несмотря на непритязательную, если не сказать больше, внешность, довольно хваткая дама! И похоже, именно она играет первую роль в семье. Бедный парень! Но кажется, Анга всё-таки уважает своего мужа и старается не слишком афишировать своё главенство…

– А ты, Атти? Так и не женился?

Я смеюсь:

– Что я тебе плохого сделал, Меко?

Его супруга мрачнеет, и приходится пояснить:

– Когда я заболел, то дал обет Высочайшему жениться не раньше, чем мне исполнится двадцать два года. Так что теперь дело за малым – к тому времени найти подходящую супругу.

– Значит, обет?

Такие вещи очень уважаются в Фиори.

– Разумеется, доса Анга.

Меко тем временем наворачивает салаты. Зелень ему нравится куда больше, чем мясо. Да ещё со свежим майонезом… И светская беседа идёт в основном между его супругой и мной.

– И какой же должна быть ваша будущая жена, сьере Атти?

Улыбаюсь в ответ на допущенную бестактность:

– Она должна быть похожа на мою матушку – такая же красивая, добрая и умная.

– Красивая, добрая и умная?… – задумчиво тянет доса дель Юрат, и, подтверждая свои слова, я только киваю в ответ. – И у вас есть кандидатуры, отвечающие этому критерию?

Какая же она любопытная!

Её муж что-то чувствует, поэтому делает попытку заставить жену замолчать:

– Анга, прекрати сватать свою сестру. – Извиняясь, смотрит на меня и поясняет: – В семье маркиза дель Сехоро две дочери. Старшая – Анга. А ещё есть младшая, Виури. Она на три года младше нас.

– И она красивая, умная и добрая?

Меко незаметно от жены морщится. Понятно: как бы деликатнее отшить? О! Придумал! И я немедля приступаю:

– Увы, доса Анга. Какими бы достоинствами ни обладала ваша младшая сестра, это, к моему величайшему сожалению, невозможно.

– Почему же? Хотя бы познакомьтесь с ней, это ведь вас ни к чему не обязывает. – Анга, догадавшись, кидает на супруга злой взгляд.

Эх, попал ты, друг, в неприятности…

– Дело в том, доса, что я отправляюсь в Рёко. Вассальный долг Фиори. Разумеется, вы слышали о нём?

– Так вот почему ты в Ганадрбе в неурочное время?! – поражённо выдыхает виконт, и я киваю:

– Да. На меня выпал жребий. И вместе со своим отрядом я отправляюсь в Империю. На год. Неизвестно, вернусь ли оттуда… – Делаю постную физиономию, осеняю себя знаком Высочайшего и продолжаю: – Поэтому не считаю возможным до своего возвращения обнадёживать либо давать какой-либо повод никому из благородных дам Фиори…

Анга успокаивается. Похоже, и до этой пробивной и довольно нахальной девицы доходит, что за оставшийся до отправки ополчения срок ни помолвки, ни тем более женитьбы организовать невозможно. Так что остаток вечера мы предаёмся воспоминаниям, удачно подсунув жене Меко альбом с гравюрами новых платьев, выпускаемых моими мануфактурами. И пусть меня считают изобретателем каталогов мод!..

Пока Анга сидит в кресле, зачарованно листая картинки, мы отходим к камину, усаживаемся на диванчик, пропускаем по стаканчику доброго вина.

– …Значит, ты отправляешься в Рёко?

– У меня нет выбора, Меко.

– Я понимаю… – Он делает короткую паузу: – Только будь осторожен, Атти. Из прошлого ополчения в Фиори вернулся едва ли каждый сотый. Император использует наши отряды как затычку в бочке. Где какая неприятность – там фиорийцы. На штурм укреплений – в первых рядах. В сражении – то же самое. И не откажешься. Вассальный долг.

Криво усмехаюсь в ответ:

– Я знаю. А до этого посланцы дважды не возвращались вообще. И сейчас, ближе к середине лета, между Тушуром и Рёко опять обострится их вечная война. Так что риск быть убитым возрастает многократно. – Хлопаю его по плечу: – Не переживай за меня, Меко. Я вернусь. И мои солдаты вернутся. Обещаю. А тогда… – Зло прищуриваюсь.

И тут и он задаёт сакраментальный вопрос:

– А у тебя есть кто на примете? Ну, в смысле невеста?

Я не успеваю ответить, как он поясняет свою мысль, пользуясь тем, что жена забыла всё на свете:

– Советую – обзаведись, хотя бы для вида. Поверь, теперь маркиз дель Сехоро от тебя не отстанет и пойдёт на всё, чтобы заполучить тебя в зятья.

– Не беспокойся. Когда вернусь, то буду разговаривать с сильными мира сего по-другому.

– Вряд ли он по зубам даже Волку Парда…

– Уверен? – Моя усмешка становится злой. И Меко невольно настораживается, но я успокаиваю парня: – Не переживай. Справлюсь.

Прощаемся уже поздно вечером. Анга с сожалением откладывает каталог, потом рассыпается в комплиментах моим мастерицам, и супруги покидают мою усадьбу, а я иду спать. Долго лежу в постели, запрокинув руки за голову, – сон не хочет приходить ко мне. Мой старый знакомый невольно сболтнул лишнее, давая информацию к размышлению. Получается, что на деле Совет Властителей всего лишь ширма для кучки некоронованных королей страны. И именно они правят в ней, творя что вздумается. Если кто начинает выбираться из ямы, в которую его загоняют эти властители, то от него избавляются всеми методами, когда законными, когда нет. Стравливают владетелей между собой, не дают им набраться силы. А значит, если я вернусь из Рёко или когда вернусь, у меня будут большие проблемы. Эти «короли» не успокоятся, пока не уничтожат меня и Парду. Уж слишком графство выделяется из прочих земель Фиори – даже мои сервы живут так, как не всякий лорд. Мои богатства, моя сила не даст им спать спокойно, потому что, дорвавшись до реальной власти, такие вот особи её просто так не отдадут. Есть, правда, возможность того, что меня примут в их круг, но слишком малая. Практически исчезающая. Мой род слишком ничтожен. Я – всего лишь второе поколение, хотя и граф. Стоп! Тогда загадка – почему мне дали титул? Один из самых высоких в феодальной лестнице? Или им надо было уничтожить Тумиана? Вероятность процентов семьдесят. Тогда что такого раскопал покойный маркиз, что стал опасен для истинных владык? Нижайший! Слишком мало информации! Слишком!..

Поднимаюсь с кровати, набрасываю на себя халат, иду по ночному зданию в свой кабинет. Мне срочно нужно написать несколько писем… Свечи уютно освещают мой стол. Итак… Граму – собрать всю доступную и недоступную информацию о владетелях Фиори. Обо всех. От самых мелких, безземельных, до самых больших. Сколько всего земель у каждого, сколько сервов, сколько вассалов и замков. По возможности – сколько раз каждый из них воевал сам или подвергался нападению со стороны соседей. И с каким успехом. Этот пункт самый важный. Вольхе и Дожу – все силы бросить на развитие промышленности Парды. Принять меры к увеличению производства стали и простого железа. Наладить поточное изготовление токарных, сверлильных, фрезерных станков и обучение тех, кто будет работать на них. Приступить к накапливанию запасов азотной кислоты и растительной ваты, как здесь называют хлопок. Освоить производство бесшовных труб. Пока – литых. А там видно будет. Размеры прилагаются. Моей маме… Досе Аруанн быть осторожной, стараться не приближать к себе близко новых людей. Пусть довольствуется компанией наперсниц и Ооли, если уж так ей хочется. Этого должно быть достаточно. Ролло… Скрытно принять меры к увеличению, без ущерба для экономики, армии. Усилить физическую, общую и диверсионную подготовку личного состава. Приступить к строительству цепи застав и фортов на границах графства. По мере финансовых возможностей Парды начать восстановление и ремонт всех замков. Сьере Ушуру… Помочь с накоплением в Парде стратегических запасов продовольствия и фуража для всех подданных графства. Увеличить закупки и поставки хлопка из южных королевств. Ничего не упустил? Проклятие! Как жаль, что я один! Был бы у меня хотя бы ещё кто… Знающий. Впрочем, такой есть… Но после того, что случилось между нами… Вряд ли саури согласится помочь.

Даже если моя смерть и гибель графства означает и её конец. Упрямство ушастых вошло в поговорку.

Так. Всё готово. У меня ещё есть шесть дней. Гонцов пошлю прямо сейчас. Я поднимаюсь, зову дежурного слугу, ожидающего за дверью, даю ему распоряжения, и уже через тридцать минут мои письма на пути в Парду… И сразу с плеч словно сваливается гора. Широко зеваю. Теперь можно и поспать с более-менее спокойной совестью… Как же жаль, что у меня нет хотя бы антикварного радио. У нас на «Рощице» коммуникаторов не было. Они ни к чему. Обходились мнемосвязью. А на Листе? Кто знает, что там имелось. Тоже вряд ли. Саури пользуются чем-то другим. Придётся изобретать радио… Ладно. Надо всё же хоть немного поспать, потому что сегодня предстоит ещё огромная куча дел…

…Сижу на Вороном перед строем своего отряда при полном параде. Хорошо, что ещё не лето и нет жары. Но всё равно припекает чувствительно. Совет Властителей проверяет наличие и принимает, так сказать, парад смертников. Ну, последнее – это уже моё мнение. А для всех остальных мы выглядим как армия, отправляющаяся на войну.

Впрочем, так оно и есть. Империя Рёко действительно воюет. С Тушуром. Уже привычно, без перерывов, впрочем, и без больших потерь. Этакий постоянный вялотекущий конфликт на границе, позволяющий молодёжи расти, полководцам – набираться опыта, поддерживающий патриотизм среди населения и обеспечивающий городам сбыт их продукции. Естественно, что мануфактур, подобных моим, в Рёко нет, как и в прочих местах. Слишком слаба горнорудная промышленность, слишком разрознены мастера, изготовляющие вооружение. Даже первичных объединений – цехов – ещё нет в этом мире. Мои же мануфактуры самые крупные здесь, и их продукция пользуется бешеным спросом из-за низких цен и высокого качества. Ещё бы – хром, никель, марганец, ванадий. Общепризнанные в любом цивилизованном месте легирующие добавки. И никто, кроме моих мастеров, ими не пользуется. Обычное болотное сырое железо, иногда упрочнённое при помощи простого древесного угля, так сказать, углеродная закалка. Только особым спросом она не пользуется из-за хрупкости. Но из Рёко поступает тоненький ручеёк действительно качественного металла. Интересно, кто его изготавливает? Постараюсь выяснить, ну и наладить себе постоянные поставки. Потому что, судя по всему, это метеоритный металл…

Чу! Моя очередь. Точнее, моего отряда. Разодетые в пышные наряды члены Совета во главе со старшим подходят к нам, медленно продвигаются вдоль идеально выровненного строя, восхищённо, а кое-кто и зло глядят на рослых, крепких воинов в доспехах с единообразным оружием. Лишь я выделяюсь из всех узким, невиданным в этих местах чуть изогнутым клинком в ножнах, у всех же моих солдат мечи прямые, как тут принято. На оружии я не экономил, и вооружение моих подчинённых по качеству и исполнению мало уступает моему личному. И выглядят солдаты очень внушительно. Во-первых, их ровно три сотни человек, как и было приказано. Во-вторых, на каждом железа больше, чем на любом из лордов. Лишнее подтверждение моего богатства и могущества. В-третьих, все воины на конях. На мощных сильных конях, специально выращенных и обученных. Так называемая рыцарская порода, способная часами нести на себе тяжеловооружённого всадника в полном доспехе, предки могучих тяжеловозов…

– Граф дель Парда, Совет доволен вами. Вы полностью исполнили повеление Властителей, и вы готовы отправиться в поход.

Слегка склоняю голову перед старшим. Естественно, я готов. И мои воины готовы. Только, сьере лорды, я собираюсь испортить вам настроение. Потому что не погибну, как кое-кто желает, а вернусь. И тогда мы поговорим всерьёз. Пощады вам ждать не придётся. Никому из вас. И ряды властителей Фиори сильно, очень сильно поредеют, а в стране появится один владыка, один король…

Едва члены Совета переходят к другому феодалу, как я даю команду спешиться и разойтись. Слишком долго мы ждали своей очереди. Кони хотят пить, да и людям неплохо бы перекусить. На нас удивлённо косятся соседи, но мне плевать, и мой отряд покидает поле.

– Сьере граф!

Передо мной появляется слуга в котте цвета Совета.

– Что?

– Выступаем завтра утром, сразу после восхода солнца. А сегодня всем, кого проверили, можно отдохнуть.

– Слова Совета услышаны. Ты свободен.

Горожанин кланяется и исчезает. А я под уздцы веду Вороного в наш лагерь. Жеребец неслышно переставляет свои копыта по прибитой сотнями ног траве, время от времени встряхивая густой длинной гривой – уже появились первые мухи и слепни.

Последнюю ночь перед выходом я провожу в шатре среди своих солдат. Хватит сибаритствовать. Впереди – война.

Утром, по густой росе, вокруг начинается невиданное доселе шевеление. Лагерь просыпается, суетятся люди, слышны крики, ругань, вопли. Как же это отличается от нашего расположения! Народ уже поднялся, сделал зарядку, позавтракал и теперь спокойно собирается сниматься с места. Разбираются палатки, снимается шатёр. Всё укладывается на возы, каждый знает своё место и свои обязанности. Ни суеты, ни шума. Спокойная, деловитая работа, занимающая всего лишь несколько минут. И вот мы уже готовы. Я занимаю место в седле Вороного.

Ого! Выглядим мы внушительно. На взгляд несведущего человека. Пять тысяч воинов. Пять тысяч мечей и копий. Только вот конных среди них наберётся едва четыре сотни. Из них три – мои. А прочие – сами феодалы, которые отправляются умирать. Вся остальная армия – пешая. Ну и обоз. Огромный, едва ли не больше самого экспедиционного корпуса. Везут шатры, мебель, специальные продукты для своих господ, слуг, любовниц, мебель и музыкантов. Не сразу приходит на ум аналогия из истории моей Империи – как поляки на войну…

Звучит далёкий звук рога, и все начинают строиться. Хоть здесь нет особой бестолковщины, потому что места в строю уже распределены заранее, и вряд ли кто посмеет дёргаться против трёх сотен тяжёлых всадников. Такие сильные отряды лишь у меня да нашего командира – герцога Востока. Интересно, чем этот лорд насолил некоронованным королям Фиори? Впрочем, несмотря на сравнимую с нами численность, по вооружению и остальному его отряд сильно уступает моему. Вообще я не вижу никого, кто бы мог сравниться с воинами Парды. А таких у меня ещё три тысячи человек в графстве, чтобы защитить его от желающих покуситься на мои земли и богатства, пока я буду отсутствовать…

Мои зубы крепко сжимаются, руки стискивают поводья. Снова звучит рог. Впереди какое-то шевеление. Ну всё, двинулись.

– Сигнал! – бросаю я застывшему рядом трубачу.

Тот подносит к губам серебряный горн, и чистые звуки складываются в приказ – тронулись!


Глава 4 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 6



Loading...