home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

После бани я сижу в тени сада и наслаждаюсь прохладным настоем каких-то трав. До чего приятно ощущать себя чистым до скрипящей под пальцами кожи! Передо мной на лёгком переносном столике кучка бумаг, и я не спеша читаю почту. Грам, мой командир, умный человек, разузнав, что мы остановимся в Крольо на отдых, заранее отправил послания прямо сюда. Ну а дороги гонцов гораздо короче оттого, что расстояния, которые пробегает лошадь во весь опор, не такие большие, и меняет своих коней посланец куда чаще, чем обычный обоз. Поэтому нет ничего удивительного, что эти бумаги не просто догнали меня, но и значительно опередили.

Итак… Мои последние письма получены. Вот и подтверждения. Всё будет исполнено в точности. Согласно моим приказаниям. Похоже, ребята и сьере Ушур тоже кое-что раскопали интересное. Есть куча намёков, но ничего конкретного. Понятно почему: мало ли в чьи руки попадёт послание. Так что достаточно и простого обозначения того, что в Парде знают… Отчёт моих инженеров. Чертежи получены. Приступают к работе. Ответ из лаборатории. Опыты прошли успешно. Начинают производство пироксилина. Всё равно в селитряных ямах готовому продукту нужно несколько лет на вызревание. А у нас всего год. Письмо от главного строителя, сьере Муаро, рекомендованного Хье Ушуром. Он ознакомился с моими чертежами, впечатлён и поражён грандиозностью замысла, но предлагает строить этот дворец в окрестностях Саля, а в долине Парды поставить небольшой летний дворец, спроектированный им на основе моих зарисовок. Внимательно просматриваю его изображение. Что за… Явно несколько элементов заимствовано у саури. Ооли? Может быть… Быстро вношу правки, по мелочи. Опыт мастера чувствуется сразу, как и квалификация, потом утверждаю решение. Всё верно. Надо смотреть в будущее. Одно дело – предполагаемая столица Фиори, другое – родовое гнездо. Молодец строитель! Делаю зарубку в своей памяти. Отчёты финансовые, торговые, производственные. Пока всё нормально. Оно и понятно. Времени-то прошло всего две недели.

Вот и последний лист. Письмо от матушки… Её округлый, по-детски старательный почерк, потому что научилась доса Аруанн писать и читать не так давно. Итак, что же пишет мама? В первых строчках – приветы и поклоны от неё самой, от подружек-наперсниц, от сьере Ушура. Потом пространный рассказ обо всех новостях в замке – кто заболел, кто женился, кто родился. Так… Странно, что ни строчки о саури. Ан нет! Вот, в самом конце: «…Ооли мне очень помогает, и не только мне. Все советники просто очарованы её умом и знаниями и очень уважают её мнение и прислушиваются к нему. Чудесная девочка! Но что между вами на самом деле, Атти?…» Если бы я знал, мама! Может, вино ударило в голову, или почему тогда не мог преодолеть её чары… Стоп! Нечего валить на колдовство и гормоны!

Как говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке! Признайся честно, что она тебе нравится, Атти, а? Ведь нравится? Допустим. И что? Даже если я каким-то образом умерю свою ненависть к их виду, где гарантия, что и саури сможет перешагнуть через неё? И… Основа любого брака – продолжение рода. Дети. Потомство. А давно известно, что общий ребёнок от саури и человека невозможен. Пусть хромосомы совпадают и почти полное внешнее сходство. И не только внешнее. Но и внутреннее, и генитальное… Переворачиваю лист с маминым письмом на другую сторону и… Вот это сюрприз!!! Чёткий мелкий почерк, убористый небольшой текст. На русском, почти без ошибок…

«…У меня нет слов, чтобы подобрать тебе имя, хомо! Но из уважения к твоей маме и её доброте… Я вижу, что ты искренне любишь её. Поэтому постараюсь приглушить свой гнев и сделать всё, чтобы она осталась жива до твоего возвращения.

Внимательно ознакомившись с тем, что ты устроил в своих владениях, и несмотря на всю свою ненависть к тебе, хочу заметить, что действуешь ты в правильном направлении, хотя и совершил уже немало ошибок. Впрочем, ты военный, а не чиновник, поэтому многие нюансы тебе просто незнакомы. Над твоим кланом действительно сгущаются тучи. Собирается гроза. И я прекрасно понимаю, что смерть твоих подданных и близких одновременно означает и мою. Поэтому соглашусь заключить с тобой временное перемирие, чтобы выжить обоим и решить наши личные разногласия после того, как клан избавится от угрозы. Я внимательно ознакомилась с твоими последними распоряжениями, благодаря любезности твоей матушки, и внесла кое-какие изменения, направленные в сторону улучшения. Поправила и чертежи, которые отправлены тобой на свои мануфактуры. Такие ошибки непростительны, хомо. Кроме того, да простят меня мои соплеменники, я изготовлю ряд сюрпризов для твоих врагов. Поверь, очень неприятных. Но запомни: когда всё кончится, мы с тобой разберёмся между собой. И не смей умирать там до тех пор, пока я тебя не убью лично. Ооли дель Парда. Графиня».

Что?! Ооли, графиня дель Парда?!! Какого… Только тут замечаю ещё одно предложение, дописанное рукой матушки: «Атти, не злись, но после того, что было между вами, я принимаю несчастную девочку как твою жену». Твою ж!!! Без меня меня женили! Торопливо глотаю прозрачную зеленоватую жидкость из кружки. Как ни странно, это приводит меня в чувство, и я начинаю рассуждать более трезво: итак, саури становится на мою сторону. Пусть вынужденно, но становится. Но как её легализовать, чтобы все подчинялись ей? В замке, и не только, знают, что я переспал с ней. К тому же на прощальном пикнике матушка вела себя с ней так, словно та уже её законная невестка. Получается, доса Аруанн умнее меня. Хвала Высочайшему, что она своим материнским инстинктом почуяла грозящую мне опасность и, зная, что саури тоже пришелец, как и я, догадалась, что лишь ушастик может ей помочь спасти сына! И хорошо, что я не подал вида, принимая всё так, как есть. Обладая же статусом законной супруги, имея титул графини, саури может заставить всех подчиниться ей. И похоже, ушастая играет честно. По крайней мере, я заметил это по правкам в отчётах двухнедельной давности. Так насколько я могу ей доверять? Рискнуть? Ведь в самом главном Ооли права: гибель графства Парда означает и её смерть. Ей негде скрыться, разве что в глухих безлюдных горах или пустыне. Но это всё равно означает смерть либо от голода, либо от любой случайности. Так что саури действительно будет заинтересована в выживании и укреплении графства. Придётся поверить ей. И признать де-юре то, что сделали в моё отсутствие де-факто. Ну а брак… В конце концов прилетят наши армейцы, и комедия закончится. Я вернусь в Империю вместе с досой Аруанн, найду себе там красивую, добрую, умную человеческую девчонку, заведу детишек. Нормальных людских детей, благо биологически мне будет всего двадцать шесть. А может, император посчитает возможным оставить меня в качестве наместника. Тогда мне организуют здесь нормальную жизнь с привычным комфортом. Будет постоянная база Руси. Да, это был бы самый лучший вариант. У меня здесь появилось множество друзей, свои владения… Эх. Ладно. Всё решит император. И это будет в будущем. А сейчас главная задача – выжить и устранить все угрозы.

Я поднимаюсь со стула и подзываю слугу.

– Что изволит сьере граф?

– Мне нужен ювелир.

Слуга удивлён, но не подаёт виду.

– Будет исполнено. Какие-либо особые пожелания к нему?

– Брачное ожерелье, достойное графини дель Парда.

Слуга кивает и исчезает, а я возвращаюсь за столик с бумагами, задумчиво глядя на красивые деревья, растущие вокруг. Тихо щебечут птицы, посвистывая высокими голосами, неслышно шуршит свежая листва, развеваемая едва ощущаемым ветерком. Приятный запах свежей травы. Удивительно хорошо…

– Сьере граф, ювелир явился…

Невысокий, коренастый мужчина в скромной, но добротной одежде. Кланяется. Не слишком низко. Похоже, магнат знает себе цену. Киваю ему в ответ и произношу:

– Мне нужно брачное ожерелье. Наш брак уже совершён, по воле Высочайшего, но под рукой не оказалось ничего достойного красоты моей супруги…

Левая бровь ювелира удивлённо ползёт вверх, но он справляется с эмоциями:

– Кажется, у меня найдётся одна пара, подходящая вам…

Он делает знак кому-то позади, и к нам приближается одетая в светлое длинное платье девчушка лет двенадцати, несущая на вытянутых руках серебряный поднос, прикрытый платком. Она подходит ко мне и замирает. Мужчина плавным движением сбрасывает ткань с блюда, и у меня невольно приоткрывается рот – на подносе лежит тончайшей, просто изумительной работы комплект из двух брачных ожерелий. Золото? Серебро? Нет – платина, что само по себе уже необычно для этого мира. Но главное не в материале цепи, а в камнях, прикреплённых к украшению.

Я не верю своим глазам – пламенные сапфиры! Настоящие пламенные сапфиры невероятной величины и чистоты. Небесная голубизна камня с ярким жёлтым огоньком внутри! Да за такой камешек что император Российской империи, что Вождь кланов саури отдаст половину своих владений не задумываясь! Откуда они здесь?!

– Откуда камни?

– Шемахинские небесники. Довольно редкий камень в украшениях. Но ничего особенного.

– Даже не слышал.

Магнат машет рукой:

– Они мало где используются из-за сложности обработки. Но я много наслышан о вас, сьере граф, и знаю, что вы любите всё необычное, поэтому осмелился предложить вам эту редкую вещь. Всего лишь сорок золотых за пару.

Я потрясён и еле сдерживаю свои эмоции – здесь есть месторождение самых ценных во Вселенной камней?! И они в этом мире вовсе не так ценятся, как во всей остальной Вселенной? Значит, вот моя следующая цель – Шемахи, где находятся копи по добыче этих сапфиров… Приближаю одно из ожерелий к глазам – удивительно тонкая работа. Очень красивая и добротная. Мне нравится. И пламенеющий огонёк внутри большого, просто невероятного камня словно живой. Ооли точно понравится.

– Беру. Получите деньги.

Делаю знак слуге, тот убегает за золотом. Ювелир, честно говоря, тоже удивлён, что мне понравилась такая безделушка. Несколько минут ожидания, наконец слуга появляется, кладёт на поднос мешочек с деньгами, я забираю оба украшения. Отпускаю мастера. Протягиваю слуге оба ожерелья:

– Найдите красивый футляр под них и отправьте в Парду. Мужское пусть хранится у досы Аруанн. А женское… Матушка знает, кому его отдать.

Парень кивает, но не уходит.

– Что-то ещё?

– Вас спрашивают, сьере граф.

– Кто?

– Герцог дель Саур.

– Так ведите его сюда! Немедленно!

Слуга переминается с ноги на ногу.

– Что ещё?

– Сейчас прибыл гонец. Герцог спрашивает, может ли он посетить вас сегодня вечером для приватного разговора.

– Разумеется. Так и передайте. В любое удобное для него время.

Только теперь парнишка срывается с места и убегает. Надо бы одеться нормально. А то герцог может и не понять… Иду в выделенные мне покои, заодно прошу старшего приказчика накрыть небольшой обед в саду. Именно прошу, потому что мужчина старше меня, хотя и простолюдин, то есть магнат. И как я вижу по косвенным признакам, делая зарубку в памяти на будущее, очень умный человек. Заодно посылаю дежурного из десятка охраны прислать из лагеря ещё тридцать человек. Думаю, достаточно.

Дель Саур не заставляет себя ждать. Он появляется, как я и думал, один. Без сопровождения, без слуг и охраны. Впрочем, как мне уже доложили, вся его кавалькада поджидает своего лорда снаружи. Им, кстати, тоже вынесли угощение, так что внимание тайного соглядатая будет отвлечено, а ко мне шпионов не подпустят. К тому же мы расположились за ткаными ширмами, и по артикуляции губ тоже никто ничего не прочитает. Их же не видно…

– Прошу вас, сьере герцог.

Я поспешно поднимаюсь со своего кресла и склоняю голову в поклоне в знак уважения. Мой гость смотрит на меня с любопытством, потом тоже здоровается:

– Сьере граф…

Выпрямляет голову, с удовольствием, как вижу, присаживается за накрытый скромно, но обильно стол. Я тоже занимаю своё место. Герцог осматривается, но я произношу:

– Прошу прощения, ваша светлость, но слуг не будет. Ближайший к нам человек находится в пятидесяти саженях от нас, потому прошу вас самого поухаживать за собой. Тем более что мы – воины…

Достаточный намёк на то, что мы здесь одни и нас никто не подслушает. Дель Саур удивлённо смотрит на меня, потом решительно накладывает себе миску каши, плюхает большой кусок жареного мяса, то ли оленя, то ли кабана, наполняет бокал настоем. С пищей он расправляется на заглядение быстро, а главное, аккуратно. Пора? Рискну, пожалуй:

– Не сочтите за наглость или дерзость, сьере герцог, но… Когда мы отправлялись в поход, я успел передать досе Лондре послание.

Его глаза удивлённо расширяются, но он молчит, тщательно пережёвывая еду, и я продолжаю:

– Не волнуйтесь. Речь идёт не о пылких чувствах. Скорее это ключ к спасению.

– К спасению? Кого? Меня?

Медленно отрицательно мотаю головой:

– Её.

– Вы что-то знаете?!

Даже ложку отодвинул, воткнув в меня свирепый взгляд.

– Очень мало. Лишь одно – в Фиори не рассчитывают на то, что кто-то из нашей армии вернётся обратно. Здесь все неугодные определённому кругу лиц. По разным причинам.

– И я?

Слегка откидываюсь на спинку своего сиденья.

– Разумеется. Вы же не маркиз дель Сехоро.

Внезапно на классически правильном лице герцога появляется улыбка.

– Ха! Вы выяснили лишь одно имя? Атти, с того вечера в Ганадрбе, когда мы познакомились, я всегда знал, что вы пойдёте далеко, если вас не остановят Тайные Владыки.

– Тайные Владыки, говорите…

– Да. Ты уже понял, что Совет Властителей – лишь ширма для их дел.

– Разумеется, – киваю.

– Так что вы написали моей дочери?

– Всего лишь просьбу. Если она почувствует опасность, пусть немедленно уезжает в Парду к моей матушке. Там она будет в безопасности.

– Даже так?!

Герцог не на шутку удивлён.

– Вы питаете к ней какие-то чувства, Атти дель Парда? А меня вы спросили?

Снова мотаю головой:

– Никаких чувств, кроме жалости, сьере герцог. Я не хочу, чтобы эту искреннюю девочку убили или изнасиловали. К тому же я уважаю вас. И – можете не волноваться… Я… – Отступать некогда и некуда. – Я женат, сьере дель Саур. Буквально в последний день перед тем, как выступить из Парды, я взял в жёны несчастную девушку, переболевшую Биномом Ньютона. Моя матушка так пожелала, и я, как послушный и почтительный сын, исполнил свой долг…

– Атти, вам не идёт постная физиономия. – Внезапно герцог с огромным облегчением улыбается, словно с него свалилась неподъёмная глыба. – И называйте меня Урм. Если я вас зову по имени, то и вы можете называть меня так же. Я разрешаю.

– Но только когда мы одни.

Тонкая, понимающая улыбка на его лице. И он добавляет:

– А вообще кончайте всюду распускать слухи о биноме. А то старина Исаак уже в гробу не раз перевернулся.

– Откуда вы…

Теперь потрясён я.

С прежней улыбкой герцог добавляет:

– А вы думаете, только вам известно про Ньютона, Пифагора, Архимеда и прочих… Лобачевских? Эти на слуху у Тайных Владык. – Короткая пауза, потом он произносит: – Если я правильно понял по дошедшему до меня описанию девушки, ставшей вашей супругой, она относится к другому виду человека?

– Вы…

Теперь герцог откидывается на спинку кресла:

– Подобные ей появлялись в нашем мире несколько раз. Но всегда очень быстро погибали. От рук тупых, озлобленных дураков, не способных понять, что, кроме подобных нам, существуют и другие люди.

– Она саури.

– Интересное название.

– Мой враг. И не только мой. Враг человечества.

– Уверены? Тогда почему вы решились? На брак, я имею в виду?

Дёргаю щекой. Это у меня впервые при общении с дель Сауром, и он заинтригован, но молчит.

– Мы нужны друг другу. Ооли умна и прекрасно понимает, что выживет лишь в том случае, если Парда будет сильной. Поэтому на данный момент она не станет делать ничего во вред графству. И кроме того… – Я замолкаю, но всё же нехотя снова раскрываю рот: – Она желает свести со мной счёты лично. Поэтому сделает всё, чтобы дождаться меня.

Герцог машет рукой:

– К тому времени пройдёт год, может, чуть больше или меньше. Она привыкнет к людям, так что, возможно, ничего и не случится такого страшного между вами. И вы спокойно сможете с ней ужиться, Атти. Время – лучший доктор. Поверьте.

– Согласен с вами. Позвольте вопрос, Урм?

– Разумеется.

Он добродушно кивает.

– Вы знаете имена Тайных Владык?

Молчаливый кивок. Затем следует ответный вопрос:

– Атти, ты надеешься вернуться?

– Я и так вернусь. И собираюсь взыскать по счетам.

– Даже так?

– Именно, сьере герцог.

– Что же… Нас кинут в мясорубку. На самые безнадёжные и кровавые участки войны. Император Рёко всегда поступает именно так. Люди из Фиори для него ничего не значат. И разменять десяток наших людей даже на одного своего подданного для него неприемлемо. Поэтому я не думаю, что кто-то из нас увидит родной дом.

– Я вернусь. И клянусь, что те, кто решил от меня избавиться таким способом, жестоко просчитались.

– Не разбрасывайся клятвами, Атти. Высочайший не любит невыполненных обещаний.

На моём лице появляется злая улыбка.

– Моя… жена… когда меня провожала, сказала замечательные слова: не смей умирать там, потому что лишь должна убить тебя. И я не собираюсь разочаровывать Ооли.

Герцог молчит. Потом задумчиво произносит:

– Красивое имя… Редкое и красивое…

И почему у меня впечатление, что он чего-то недоговаривает?…

– Твой отряд… равного ему среди нас нет. И я не уверен, что кто-то в Тушуре, Рёко, Маунте или Кеново может сравняться с твоими солдатами по выучке и вооружению. Так что у тебя есть шанс. В отличие от меня и остальных. Ты позаботишься о Лондре, если вернёшься?

– Иначе я не писал бы то письмо.

– Тогда… Я передам тебе мои записи обо всех Тайных Владыках. Всё, что знаю о них и их делах.

– Благодарю.

– И ещё: держись от меня подальше в походе, Атти. В моей свите полно их соглядатаев.

– Я догадался. Спасибо за ваше предупреждение и сведения. Они мне очень пригодятся.

– Ещё… Одно… Больше так не высовывайся. Я, конечно, понимаю, что ты хотел навести порядок. И благодарен тебе за это. Но впереди у нас битвы и кровь. И каждый фиориец для нас там – на вес золота.

– Я понимаю, Урм…

Герцог поднимается из-за стола. Мы прощаемся, и дель Саур уходит.

А ночью мне передают толстую пачечку бумаг, покрытую письменами. Он просто не мог успеть написать всё это за столь малое время. Да и видно, что листы потёрты и относятся к разным временам. Значит, Урм дель Саур мне доверяет… Насколько это возможно в такой ситуации. Во всяком случае, прямым текстом выдал, что дело нечисто и что уровень знаний здесь гораздо выше, чем я считал. И связи с нашим миром, похоже, были или даже сейчас имеются. Но в любом случае это допуск не майора, даже бывшего спецназовца, а кое-кого гораздо выше… Опять двадцать пять! И снова полное отсутствие информации. Хотя… может, что и найдётся в этих листах. Тогда цена этих записок, что у меня в руках, очень высока. Пять тысяч человеческих жизней, включая мою. Стоят они этого? Надеюсь, да.

И я погружаюсь в чтение, пока есть возможность и вокруг спокойная обстановка. До утра времени много. Днём отосплюсь. Благо командиры у меня грамотные. Присмотрят за лагерем и людьми. Тем более что я вызывал из лагеря дополнительную охрану. Ах да, последнее на сегодня. Лист мелованной бумаги с моих мануфактур. Личная печать. Красивая шкатулка, украшенная тонкой резьбой из драгоценного синего дерева, обшитая изнутри великолепным белым атласом. Пишу коротко:

«Я признаю тебя своей законной женой, принцесса Ооли из рода саури, перед Высочайшим и людьми. Граф Атти дель Парда».

Печать. Подпись. Алые чернила почти мгновенно впитываются в гладкий лист. Приложить печать, намазанную чёрной краской. Подождать несколько мгновений, пока оттиск высохнет. Готово. Сворачиваю трубочкой послание. Оборачиваю получившийся свиток брачным ожерельем. Закрываю ларец, завязываю ленточкой, капаю уже расплавившимся в чашке сургучом. Снова печать. Затем пишу подтверждение для матушки, где каюсь в содеянном грехе, умоляю меня простить и заявляю, что во искупление своей опрометчивости беру ушастика в законные жёны перед ликом Господа нашего и людьми, в знак чего посылаю Ооли брачное ожерелье. Выхожу в коридор, где на стульчике сидит слуга.

– Это нужно отправить в Парду и вручить моей супруге. Письмо же… – протягиваю ему шкатулку с лежащим сверху запечатанным конвертом, – для моей матушки, графини-матери досы Аруанн дель Парда.

Тот почтительно берёт, кланяется:

– Будет исполнено в кратчайший срок и со всем тщанием, сьере граф.

– Спасибо…

Возвращаюсь в покои и погружаюсь в чтение. Записки герцога действительно относятся к разным временам. Написаны бессвязно, сумбурно, это нечто вроде дневника.

Передо мной раскрывается завязь интриг, подлости, отвратительных, жутких злодеяний. Герцог перед собой был честен. И поведал многое и из своих дел. Не щадя, без оправданий и приукрашивания. Откровенно. Не знаю, смогу ли я теперь общаться с ним так, как раньше. Воистину, внешность обманчива. Впрочем, по сравнению кое с кем, кто упоминается в его записках, дель Саур просто ангел. А ещё есть две карты. Первая – тайники, где хранятся ценности герцога, там сделана быстрая приписка: приданое Лондры. Что же, я не собираюсь отбирать у сироты её деньги. Насчёт этого, сьере герцог, можете быть спокойны. Но вот вторая… Покрытая кучей непонятных значков. И тоже короткая надпись сверху – убежища Владык. Места, где те могут спрятаться. Почти в каждом владении есть свои тайники. А в Парде? Хвала Высочайшему – нет. Зато имеется ряд схронов неподалёку от замков Тумиан, Поли, Варезо. Вернусь – передам своим диверсантам, пусть начинают зачистку. Проклятые души! Вы заплатите за всё!..

Отрываюсь от последнего листка – за окном брезжит рассвет. Небо стремительно светлеет, но сна нет ни в одном глазу. Но всё равно надо лечь, потому что рано или поздно сон меня свалит, да и завтра уже вновь трогаемся в путь. Так что хочешь не хочешь, но надо отдохнуть. И я укладываюсь на кровать, чтобы снова и снова, с закрытыми глазами, обдумать свои дальнейшие шаги…


Глава 6 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 8



Loading...