home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

И только теперь я замечаю тщательно припудренные горькие складки у краешков когда-то припухлых сочных губ, сетку ранних морщин возле уголков глаз у Лиэй, изуродованные тяжёлой работой, словно у простых крестьянок, кисти рук обеих сестёр, а присмотревшись, вижу, что на первый взгляд богатые платья женщин – обычная ветошь. Грудь старшей из сестёр потеряла свою форму, расплывшись под одеждой, талия пополнела. Младшие вроде бы немного налились, но с другой стороны – впалость щёк говорит о частом недоедании. Да, им приходится работать. Много и тяжело. Получается, от меня что-то скрывают либо недоговаривают. Герцог беден словно церковная мышь? Или просто типичное отношение высшей расы рёсцев к варварам-фиорийцам, из-за которого Лиэй не считают даже полноценным человеком? Как и её сестёр? Ничего. Скоро всё прояснится. А пока с удивлением замечаю, что у меня нет абсолютно никаких чувств к бывшей маркизе. Совершенно ничего. Ни сердце чаще не стукнуло, ни эмоций. Обычная просительница. Такая, как сотни и сотни других фиориек. Даже Умия и Иолика вызывают больше чувств, чем она. Не говоря уж о моей супруге… Пусть она и чужой мне расы.

– Встаньте, прошу вас.

Женщины медленно поднимаются. Глаза по-прежнему опущены долу.

– Я прошу вас сесть за стол, и мы переговорим, чтобы найти приемлемое решение вашей проблемы… – И не упускаю случая уколоть бывших маркиз Тумиан: – Несмотря на вашу клятву… отомстить мне.

Обе близняшки вздрагивают одновременно. Потом то ли Умия, то ли Иолика – я слишком мало их видел, да и почти не общался, выдавливает:

– Если бы мы знали, что ждёт нас здесь, сами бы притащили Лиэй в вашу спальню силой! Или бы умолили отца отдать вам её в жёны…

– Так плохо? – осведомляюсь участливо.

И тут герцогиня дель Хааре вдруг буквально взрывается плачем, а младшие наперебой вываливают на меня целый ворох всего такого!.. Во-первых, Лиэй, как младшая жена, вообще не имеет никаких прав и не может ничем распоряжаться. Всё зависит от прихотей старшей жены, чистокровной рёски из высших семей империи. Во-вторых, уже известное мне отношение ко всем негражданам Рёко – пренебрежительное, словно к говорящим животным. В-третьих, постоянные унижения со стороны мужа, того самого герцога. Ну и много чего ещё – издевательства слуг и фаворитов старшей жены, наказания младших, граничащие с пытками. Кто-то из близняшек закатывает рукав платья, и я вижу следы ожогов раскалённым железом. Вторая, отчаянно стесняясь, обнажает ступню, всю синюю от кровоподтёков – её били палками по пяткам. Лиэй плачет, а когда сёстры выдыхаются, выдавливает:

– Мою судьбу не изменить. Воля Высочайшего и покойного… отца – свята и нерушима. Но мне жаль сестёр. Я надеюсь, сьере граф… что вы поможете мне спасти их…

– А ваш супруг и старшая жена вас не накажут?

Лиэй опускает голову, чтобы скрыть слёзы из когда-то бездонных глаз:

– Я стерплю всё, зная, что у них будет новая, лучшая жизнь. По крайней мере, на родине.

Я указываю на накрытый изысканными разносолами стол:

– Угощайтесь, досы. Мне надо немного подумать. Только не смущайтесь, если я стану задавать вам вопросы, которые вызовут не слишком приятные воспоминания.

– Если вы об отце, то… Мы готовы поклясться, что ни словом, ни делом никогда не попрекнём вас содеянным.

Я вопросительно смотрю на неё, и, слегка покраснев, младшая выдаёт:

– Я – Иолика.

Это та, у которой ожоги на руках. Значит, сестру, которую били палками, зовут Умия…

– Лиэй, вы решили обратиться ко мне, потому что надеялись, что я не забыл вас?

Женщина заливается краской стыда, потом еле слышно отвечает:

– Ваш рисунок… Атти… Он словно вырезан навеки в моей памяти, и, когда мне уже не хочется жить, я просто представляю себя в том платье на берегу озера…

Теперь моя очередь отвернуться к окну.

– Значит, ваши чувства ко мне не изменились. В отличие от моих.

Бывшая маркиза вскидывает на меня глаза, но встречается с моим равнодушно-сочувствующим взглядом и только сейчас замечает тонкую цепочку брачного ожерелья. Её губы кривятся, удерживаясь от рыданий, и она с трудом произносит:

– Вы… женились?

Киваю. Короткая пауза:

– И… кто она? Из какой семьи? Я знаю её?

Машу рукой в знак отрицания:

– Нет. Вы не можете её знать, доса, потому что она не из Фиори. Моя жена – всего лишь простая сирота…

А что не так? Ооли – единственный представитель своего вида на этой планете, и ей никогда не вернуться домой. Так что здесь я ни единым словом не лгу.

– Сирота?! – Это Умия.

Снова киваю и повторяю:

– Да, девушки. Она – сирота. У неё нет ни приданого, ни богатых угодий и земель. Ничего. Можно считать её нищенкой. Более того, моя жена… – Неожиданно даже для себя это слово, «жена», я произношу с такой затаённой нежностью и любовью, что Лиэй вскидывает голову, словно не веря услышанному, но тут я заканчиваю фразу: – Моя супруга – простолюдинка. Самая обычная девушка из народа. Впрочем, нет. Не обычная. Она единственная во всём мире, и другой такой нет!

Голова бывшей маркизы опускается, а плечи безнадёжно обвисают.

– Девочки… Нам не на что больше надеяться. Мы уходим. Простите за назойливость, граф дель Парда. Я просто глупая мечтательница…

И выглядит она так… жалко… и ничтожно… Всё верно. Она ведь просительница. А я – не соизволил снизойти. Вот взял и не соизволил. И даже успел жениться. На другой, пока она лелеяла пустые мечты.

Девчонки поднимаются из-за стола. Близняшки тоже потеряли всякую надежду. Уже умерли, если можно так выразиться. То есть с виду дышат, разговаривают, двигаются. Но внутри нет той искры жизни, которая делает нас людьми. Живыми, настоящими людьми.

Стоп! Я что – такая вот окончательная тварь?! Сначала вынудил одну девочку отравиться, потом убил отца этих несчастных и лишил их всего, следом принудил к постели невинную девушку, правда, потом признал её законной женой… Не оправдывайся хотя бы перед самим собой, Атти! Ты же знаешь, что совесть не обмануть! Мой голос звучит хрипло, словно что-то мешает говорить, и я с удивлением слышу его как бы со стороны:

– Если я увезу ваших сестёр, доса дель Хааре, ваш супруг не станет поднимать шума?

Она вздрагивает, потом отвечает:

– Не думаю. Умию и Иолику постоянно обзывают нахлебницами и дармоедками. Так что если они исчезнут, то вряд ли кто будет волноваться.

Качаю головой в сомнении:

– Фиорийки ценятся в известных заведениях империи. Не думаю, что старшая супруга герцога упустит шанс заработать на ваших сёстрах пару-тройку золотых, продав их в публичный дом.

Лиэй вскидывается и запальчиво выдаёт:

– Откуда вы знаете, что их хотят продать?!

– Значит, вот оно что… А ведь я просил вас, Лиэй, рассказать всё честно, без утайки.

Молодая женщина вздрагивает – проболталась! Теперь я могу требовать от неё всё, что вздумается, и даже её саму. И сестёр. Впрочем, чтобы избежать того ужаса, который их ожидает. Одно дело – лечь под одного мужчину, тем более соотечественника. К тому же не урода и достаточно могучего и богатого лорда. Другое – ублажать каждый день по десятку желтолицых уродов. Дамы испуганы. Очень сильно испуганы. Я был их единственной надеждой избежать такой участи, а в результате…

– Я никому не могу доверить столь деликатное дело, как доставить ваших сестёр в Фиори. Мои солдаты не имеют права отлучаться из армии. А посылать девушек с купцами – нет гарантии, что ваш супруг или старшая жена не потребуют от посланцев отдать им сестёр. Может случиться и куда более худший вариант: их просто объявят беглыми рабынями.

– Но что нам делать?

Глаза сестёр наливаются слезами – выхода у них нет. Мат, как говорят в шахматах, здесь, кстати, неизвестных.

– Лучше мы покончим с собой! – восклицает Умия.

Иолика согласно кивает.

– К чему принимать столь скоропалительное решение? Я же не сказал, что ситуация безнадёжна. Или вы услышали от меня слово «нет»?

Их глаза снова загораются надеждой.

– Наша армия идёт брать Кыхт. Так распорядился император. После взятия города мы, солдаты Фиори, исполняющие здесь вассальный договор, свободны и можем спокойно вернуться на родину. Если бы вы могли дождаться меня, то никаких проблем не было бы. Спокойно вернулись бы с обозом. Но вот времени-то как раз и нет. Ведь так?

Сёстры, все трое, дружно кивают.

– Тогда… Лиэй, может, вам будет больно это услышать, но пусть мои чувства к вам и угасли, тем не менее сострадание не чуждо даже Волку Парда. Мне жаль, что по моей вине, пусть и невольной, на вашу семью обрушились столь тяжкие несчастья, и к тому же я… возненавидел Рёко. Упустить возможность в очередной раз насолить империи я не хочу. – Ухмыляюсь: – Девочки, я зачисляю вас в отряд графа Парды. На военную службу. И вы принесёте мне вассальную клятву. Только на таких условиях. Согласны?

– Солдатами?! Мы? Досы? – Рот всех сестёр дель Тумиан приоткрывается от удивления.

– Да, – киваю, – если рыцарь приносит вассальную клятву, если барон клянётся быть верным подданным тому, кто выше его по статусу, то я не вижу препятствий, чтобы вы обе, маркизы дель Тумиан, принесли клятву вассалов графу дель Парде и поклялись служить верно, служить честно, служить достойно. – Я цитирую знакомые каждому благородному человеку с детства слова Высшей клятвы Фиори, и личики девочек-подростков становятся строгими и собранными.

Но тут вмешивается Лиэй:

– Но они же не воины! Не умеют держать меч! Не знают, что такое доспехи! И – война! А если их убьют?!

– Я воин, доса, а не палач, – вспоминаю слова, произнесённые не так давно при схожих обстоятельствах. Кстати, старый Долма завтра женится на Гуль… – Неужели вы думаете, что я собираюсь послать ваших сестёр на смерть, чтобы отомстить за то, что вы не стали моей? Да, мне пришлось совершить немало того, за что можно и нужно упрекнуть, но не настолько я подл, чтобы швырнуть несмышлёных девчушек в мясорубку.

Она испытующе смотрит на меня:

– Но Кытх… А вас всего пять тысяч…

– Меньше. Ненамного, но меньше. Тем не менее город мы возьмём. Правда, империя вряд ли выиграет от этого. – На моём лице появляется хищный, злобный оскал, от которого сестрёнки сжимаются. Успокаивающе машу рукой: – Не волнуйтесь. Это не относится к вам. – И спустя короткую паузу: – Доса Лиэй, вы надолго здесь?

Она отрицательно мотает головой под идиотским колпаком замужней имперской женщины:

– Вечером наш караван уходит обратно в столицу.

– Понятно… – тяну я. – Тогда прощайтесь. Я оставлю вас одних.

– Одну минуту, сьере граф. Вы не назвали цену.

– Чему? – не понимаю я.

И Лиэй терпеливо объясняет:

– Я знаю, что за всё в жизни приходится платить. Мои девочки… Сёстры… Им нужно когда-нибудь выходить замуж. Потребуется приданое. Если вы становитесь их сюзереном, то все эти тяготы и расходы лягут на вас, сьере граф.

– И что? – Я по-прежнему не понимаю молодую женщину, хотя её слова начинают меня настораживать.

Дель Хааре краснеет, потом всё же произносит:

– Попрощаться мы успели заранее. На всякий случай. И я готова… оставшееся до отъезда время… провести с вами, в вашей постели. Выполнить все ваши пожелания и прихоти. Всё, что вы пожелаете. Потому что у меня больше ничего нет. Кроме тела. И если оно вас по-прежнему привлекает, то я согласна…

Я медленно поднимаюсь, сжимая кулаки:

– Будь вы мужчиной, Лиэй, я бы ударил вас, не раздумывая ни мгновения! Я не стану отказываться от своих слов – ваши сёстры принесут мне вассальную клятву и станут моими подданными и членами моего отряда. Вас же, доса дель Хааре, я не желаю больше видеть. Никогда. Прощайте.

Она что-то пытается сказать в своё оправдание, вымолить прощение, но поздно. Так ещё в душу мне никогда не плевали! И я выхожу из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Слуга возле неё с удивлением смотрит на меня.

– Мне нужен десятник моей охраны. Пусть придёт в мою комнату.

Парнишка кивает и исчезает в коридоре.

Иду к себе. Усаживаюсь у распахнутого окна и смотрю на суетящийся двор. Жизнь в городке и фактории кипит ключом. Это же последний торговый центр на границе империи…

– Сьере граф?

Дверь открылась бесшумно, а я слишком увлечён своими переживаниями. Явился мой солдат, застыл по стойке «смирно», как полагается, головной берет, обязательный к ношению, под погоном на левом плече.

– Пойдёшь с парнем, он покажет. В комнате три женщины. Одна замужняя и две соплячки. Заберёшь молодых, определишь их в отряд. Назначишь наставника из старших. Никаких поблажек, полный курс молодого бойца.

– Кто они, сьере граф?

Кривлюсь:

– Старые знакомые. Надо их вытащить из империи, и другого способа на данный момент нет. Естественно, в бой их не пошлёшь, но чтобы хотя бы обузой не были.

– Будет исполнено, сьере граф.

Отдаёт честь, уходит вслед за слугой. Однако парень умный, хотя и не фиориец. Но и не рёсец. Неизвестное мне племя. Кожа смуглая, нос с горбинкой. Не горец и не тушурец. Похоже, откуда-то из дальних земель. Из тех военных сирот. Ладно, нечего забивать себе голову.

Вижу, как мой десятник пересекает двор, за ним семенят обе сестрёнки-близняшки с тощими пожитками за спиной. Воин усаживает их на свободных лошадей, на удивление, девчонки занимают места в сёдлах довольно ловко. Хотя и по-женски.

– Сьере граф, герцогиня дель Хааре желает попрощаться с вами.

– Скажите досе, что меня для неё нет. Никогда и нигде. – Делаю нетерпеливый жест. Парень исчезает. Из-за дверного полотна доносятся голоса. Но слов не различить. Больше у меня нет ни капли любви к Лиэй. Ни единой. Только обида и злоба. А также ещё одно непонятное чувство: то ли отвращение, то ли досада.

Дверь открывается, парень вновь докладывает:

– Герцогиня ушла, сьере граф.

Облегчённо вздыхаю:

– Хвала Высочайшему! Пусть мне подадут натту.

Парнишка мнётся:

– Сьере граф, может, нормально поедите? А то с утра на ногах, а кроме натты, ничего во рту не было.

Улыбаюсь:

– Ты прямо как моя матушка: сынок, ты не поел? Ты не голодный? Смотри, какой вкусный кусочек!

Слуга краснеет, потом бормочет:

– Сьере граф, я же из уважения. Вы для нас просто легенда.

– У кого у вас?

Смотрю на его реакцию и вижу, что парнишка совсем смутился. Тем не менее тихо отвечает:

– У нас, у простых людей, сьере граф. Не бывало ещё такого, чтобы владетель к своим сервам относился как к людям.

Моя бровь ползёт вверх – однако…

А слугу вдруг словно прорвало:

– Вы людей бережёте, зря не наказываете, даёте им возможность зарабатывать, а главное – что в ваших владениях закон для всех един…

– Dura lex sed lex.

Он, естественно, не может знать латынь. Но чеканные слова, сказанные на неведомой речи, заставляют его застыть на месте.

– Закон суров, но это закон. Он и должен быть един для всех. Что для простого народа, что для аристократа. Тем более что если ты настоящий лорд, то должен и обязан беречь своё имущество. А что представляет собой любое владение? Что самое большое богатство любого лорда? Не золото и не серебро. И не драгоценные камни. Люди. То, как к тебе относятся, как ты к ним… Если лорда любят и уважают, то поддержат и помогут в трудную для него минуту. А если ненавидят и боятся, то предадут не задумываясь в надежде, что новый хозяин окажется лучше прежнего. Запомни это, юноша. – Хлопаю его дружески по плечу и выхожу из комнаты.

Парнишка прав – неплохо бы действительно перекусить нормально. В желудке урчит.

…Следующее утро начинается для меня с того, что в мою комнату с воплями вломилась дочка императора. Её истошные крики предназначались, разумеется, не мне, а тому самому парнишке-слуге, который мне понравился за смекалку. Правда, при виде меня, ещё лежащего в постели, девчонка осеклась и начала краснеть. Что она, мужиков, что ли, не видела? Ну, в штанах. Ну, голый торс… Осмотрелся даже от неожиданности – нормально выгляжу. Есть пара шрамиков, да и те старые. Кожа бронзовая от летнего загара. На зарядку-то и пробежку с голым торсом положено, вот и загорел.

– Чего надо?

Как говорится, а в ответ – тишина. Хвала Высочайшему, парень, на которого орали, сообразил и быстро брякнул на рёсском мой вопрос. Тут принцесса очнулась. Отвернулась, быстро протарахтела фразу. На мой вопросительный взгляд слуга перевёл:

– Она видела в расположении вашего отряда двух молодых девушек, сьере граф.

Киваю:

– Есть такое.

Снова тарахтение зубодробительного для фиорийца наречия и почти синхронный перевод:

– Она возмущена, что вы держите публичных женщин столь открыто. Это оскорбляет её зрение и слух, сьере граф.

Твою ж Ымпову мать налево и направо! Вот дура! И ведь что удивительно – не блондинка. Волосы у неё как смола чёрные…

– Объясни ей, что там не публичные девицы, а добровольно вступившие в мой отряд благородные дамы, которые хотят учиться военному делу и пожелали принести мне клятву верности.

Глаза парнишки округляются, он в трансе. Медленно тарахтит в ответ, и узкие глазёнки желтокожей становятся такими же круглыми, как у фиорийцев. Короткая пауза, потом следует запальчивая фраза и короткий перевод:

– Принцесса Льян тоже желает обучиться военному ремеслу.

От неожиданности я снова плюхаюсь на свою кровать. Потом кручу пальцем у виска:

– Она что, с ума сошла?

И совершенно неожиданно девчонка на ломаном фиорийском говорит слуге:

– Выйди. Мне говорить с граф. – Мгновенный взгляд на меня – я прикрываю веки.

Слуга кланяется и выходит. Я встаю с кровати, натягиваю рубашку:

– Значит, принцесса Льян знает наш язык? Скрывали, чтобы лучше шпионить?

Она приближается практически вплотную, и я чувствую, как её ладошка касается моей спины, потому что я стою лицом к стене напротив входа.

– Ты – воин. А не палач. Значит, заслуживаешь доверия.

И всё это на абсолютно чистом, без малейших признаков акцента или неправильности произношения. Совсем не так, как пару секунд назад она говорила со слугой. Однако здравствуйте. Приплыли, называется!

– Не желаете чашечку натты, принцесса? Я привык начинать утро с хорошего глотка этого напитка.

– Не откажусь, если вы составите мне компанию, сьере граф.

Спустя пятнадцать минут мы оба сидим за столиком в саду, под тентом возле дерева и пьём ароматную горячую натту, одновременно наслаждаясь свежими, только что испечёнными плюшками.

– Итак, доса Льян, поговорим более обстоятельно и конкретно?

– Поговорим, сьере граф.

Она на мгновение опускает глаза, потом вновь вскидывает, и только тут я замечаю, что её черты лица не такие и плоские, как у прочих. Впрочем, до этого я и внимания на неё не обращал.

– Ваша матушка родом из Фиори?

Кивок:

– Да. Она дочь герцога Юга.

– И тоже младшая жена императора?

– Старшая наложница.

А вот это вообще хуже и быть не может. Зато многое объясняет.

И Льян рассказывает свою историю, довольно печальную…

Жизнь дочери императора вовсе не так красива и проста, как считают окружающие. Особенно в Рёко. Достаточно сказать, что по статусу владыка империи обязан иметь множество жён и любовниц с красивыми именами, и потому детей у Ымпа очень много. Естественно, на всех у отца внимания и пригляда не хватает. Как, впрочем, и много чего ещё. Льян ещё повезло, что её дед с фиорийской стороны был достаточно богат, чтобы подкидывать дочери кое-какие средства. Поэтому они выживали, в отличие от нескольких братьев и сестёр. Этакий естественный отбор. Ну а после того, как дети императора подрастают, начинается вторая стадия этого самого отбора. Более жёсткая, более кровавая. И хотя среди дочерей правила чуть мягче, крови проливается не меньше, чем среди братьев.

Среди мальчиков должен остаться только один, и вовсе не обязательно старший по возрасту или отпрыск от законной супруги. Это совсем не главное. И не нужное. Выживает самый жестокий, самый хитрый, самый беспринципный. И именно он становится императором.

Что же касается сестёр – они могут остаться жить. А могут и умереть, если новый Ымп этого пожелает. Принцесс очень редко выдают замуж – властитель Рёко не считает окружающие его державу страны достойными смешивать свою кровь с кровью богов, текущей в его жилах. С другой стороны – оставлять женщин в живых, чтобы испортили благородство небожителей связью с варварами, тоже глупо. Но приказать просто убить Ымп не может. Поэтому, когда дочери достигают совершеннолетия, устраивается некий турнир среди них, где также остаётся в живых лишь одна из всех. На арене. В свалке, кровавой мясорубке, где каждый сам за себя. Победительница может потребовать себе жизнь. И получить её. Таковы правила и законы империи Рёко…

– Сколько тебе лет, Льян?

Она вскидывает голову, где в глазах набухают слёзы. Девчонка обманывает меня или говорит правду? Скорее всего, её слова – истина. И всё рассказанное на самом деле творится за глазурованными стенами императорского дворца. Поскольку подобные прецеденты мне из истории знакомы…

– Пятнадцать. Через три года я выйду на арену.

– Но совершеннолетие в империи наступает куда раньше, насколько я знаю…

– Самой младшей из нас должно исполниться шестнадцать. Чтобы сразу решить все проблемы…

– И ты надеешься овладеть оружием так, чтобы выжить в вашей мясорубке?

Она медленно качает головой:

– Не совсем. Я хочу добраться до дедушки.

– До герцога Юга?

На этот раз кивок утвердительный.

Понятно.

– А ты не боишься, что новый император потребует тебя вернуть обратно?

– Дедушка обещал выдать меня замуж за фиорийца. А тогда владыка не сможет получить меня назад. Потому что я уже буду не принцессой, а куда ниже по статусу.

– Но как же кровь? Кровь богов?

– Если ребёнок императора отказывается от титула, то сила небожителей исчезает.

Я ничего не понимаю. Накручено так, что без пол-литры не разобраться. Ясно одно: Льян хочет научиться драться, чтобы, если её план потерпит неудачу, иметь шанс на выживание. Или сбежать в Фиори к своему деду. Впрочем, её родственника я знаю. Как-никак практически мой сюзерен. Графство Парда на юге страны и номинально входит в состав герцогства. Так что встречаться приходилось, хотя и мельком. Да и на Совете Властителей герцог присутствует постоянно… Впрочем, в списке Тайных Владык я его имени не видел…

Помочь? Или послать куда подальше?…

– Эти девушки принесли мне присягу вассалов. И они пройдут путь простого воина-новобранца от начала до конца. Будут рыдать ночами в подушку, проклинать меня и своих учителей. Узнают боль, страх и кровь. Но станут настоящими воинами. А сможешь ли ты, дочь императора, с кровью небожителей, текущей в твоих жилах, позволить распоряжаться собой обычному простолюдину, потому что он – твой командир, твой наставник? Терпеть наказания, если не справляешься или провинилась? Подвергаться лишениям, побоям и унижениям? Не отвечай мне сразу. Вернись к себе. Подумай. Посмотри на этих девушек, как к ним будут относиться, что они станут испытывать и выносить. И лишь потом дай ответ. Потому что тебе придётся поклясться служить мне, графу дель Парда, душой и телом. И если я прикажу тебе пойти и умереть, ты сделаешь это. Согласна?

Льян прикрывает глаза, потом вновь широко распахивает их:

– Да!

– Нет.

Она не понимает, и я объясняю:

– Сейчас я не приму у тебя ответа. Иди к себе. У тебя неделя срока. Подумай. Посмотри. И тогда решай. Иди, девочка.

Я впервые разговариваю с ней нормально, и Льян откровенно растерянна. Но в её глазах, которые она больше не щурит, чтобы походить на чистокровную рёску, постепенно проявляется не свойственное ей ранее понимание и задумчивость.

Девчонка поднимается из-за стола, вдруг кланяется мне и, выпрямившись, шепчет:

– Спасибо вам, сьере граф. Но я не изменю своего решения.


Глава 13 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 15



Loading...