home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

– Уау-у… – Как вкусно зевается!

Потянуться, чтобы косточки хрустнули. Красота! Выспался! Спускаю ноги с койки, подвешенной в фургоне, нащупываю ступнями тапочки. Никого, кроме меня, нет, и, похоже, уже вечер, потому что свет какой-то сумрачный. Хм… Одеваюсь, шлёпаю к стоящей у полога обуви. Мои сапоги уже сияют. Дежурный постарался. Молодец! Откидываю ткань тента и выпрыгиваю наружу – какой вечер?! Утро! Лагерь ещё спит, только кухонный наряд орудует возле костров, и тянет от них вкусно – дымком, мясом, горячей наттой. Это что, я сутки проспал? И никто меня не потревожил, не разбудил?! Странные дела творятся на белом свете, Высочайший. Ой, какие странные!.. Бреду по сухой, уже утоптанной траве к реке. Зачерпываю рукой воду, и меня передёргивает – она ледяная. А ведь намедни плавал! М-да… Плескаю воду в лицо, и остатки сна мгновенно снимает. Хорошо-то как! Даже не верится, что сейчас мы на войне…

Чу, шаги! Резко оборачиваюсь – за спиной стоит солдат с повязкой дежурного:

– Сьере граф?

– Натты мне. Большую кружку. Покрепче и погорячее.

– Всё готово, сьере граф.

Этого воина я знаю хорошо. Из так называемых трудных. Выкупил его за большие деньги из тюрьмы Ганадрбы. Нет, он не вор. Просто сирота, который сбегал из всех монастырей и приютов. Но в Парде прижился, жадно учился военному ремеслу. Потому что хочет отомстить кое-кому. Дорос до полусотника. Попал в особый отряд… Широкие плечи, тонкая талия под ремнём. Всё строго по уставу, как положено.

Не спеша идём к кухне, где уже для меня накрыли стол. Видимо, как заметили, что я проснулся, сразу поспешили приготовить. Здоровенная миска каши, обильно сдобренной маслом и заправленной говядиной. Настоящей, свежей. Большая кружка крепчайшей, пышущей паром натты, свежеиспечённая лепёшка, намазанная коровьим маслом. Жёлтый слой тает, впитываясь в мякиш, потому что хлеб только что вытащили из печи. Наслаждение! Делаю первый, самый вкусный глоток напитка, затем погружаю ложку в снедь. Просто нет слов! В пару минут сметаю кашу, беру тёплую, хорошо пропечённую лепёшку, киваю дежурному, который почтительно стоит рядом, ожидая распоряжений, на место перед собой. Тот садится, снимает берет, как положено, заправляет под погон с двумя просветами и одной маленькой звёздочкой. Микромайор. А точнее – звание соответствует его должности – полусотенный. Командир над пятью десятками воинов и пятью сержантами. Всего под его началом пятьдесят пять солдат. Ожидающий взгляд, и я показываю кружку:

– Будешь? Я разрешаю.

– Если так, сьере граф… Наряд, натты мне!

Спустя пару мгновений перед ним также ставят кружку. Дожидаюсь, пока парень сделает первый глоток, и спрашиваю:

– Почему вечером не разбудили?

Тот виновато улыбается:

– Приказ герцога: дать вам отдохнуть.

– Понятно… – Урм дель Саур номинально наш главком. Так что никуда не денешься… – Докладывай.

Что именно я хочу узнать, пояснять не требуется. Ребята у меня все толковые…

– К переправе подошли после обеда. Там уже всё было кончено. Конники постарались. Рассказывают, что, когда тушурцы их увидели, сразу на колени, голову руками прикрыли и даже не дёргались. Потом только разобрались, что нас мало, да поздно.

– Народа много взяли?

– Двадцать семь тысяч на обеих переправах. Скота куда больше. Пощипали барахло. Нашли немного денег и камешков. Но сущая мелочь. Решили не ссориться и сдали всё в корпусную казну.

Киваю:

– Правильно решили. Деньги корпусу сейчас понадобятся. Куда пленных дели?

– Герцог распорядился отогнать их в поле. Всех связали, еле верёвок хватило, и просто посадили толпой на землю. Кто встанет – сразу стреляют. Прикончили пару десятков, пока до них дошло. Теперь не дёргаются.

В принципе всё правильно. Сюсюкаться с такой толпой нельзя. Если полыхнёт – нас просто задавят массой. А боец продолжает:

– Вечером привезли немного леса, а потом погнали пленников в дальнюю рощу рубить брёвна для переправы…

– Река мелкая, много не надо.

Дежурный кивает, отхлёбывает из кружки.

– Переправу назначили на сегодня. К полудню должны закончить строительство.

– Отлично. Герцог у себя?

– Отдыхает. Просил вас явиться к нему после подъёма.

– Обязательно. Город я посмотрел, поэтому надо посидеть подумать…

Ну не буду же я объяснять простому бойцу, что мои первоначальные планы нуждаются в корректировке. И довольно значительной. Я никак не ожидал таких мощных стен…

Благодарю поваров, иду к себе в шатёр. Тот уже поставлен, внутри обычная походная мебель. Всё заботливо приготовлено – заходи и живи. Усаживаюсь за стол и задумываюсь: там, вдалеке, в трёх километрах от реки сходятся высоченные каменные пики, образуя две почти отвесных стены, и узкий, относительно, конечно, проход перегораживают две мощных каменных стены с башнями. Как только будет готов мост, армия сразу переходит на ту сторону и начинает осаду. И постоянный лагерь будет разбит там…

От раздумий отвлекает звук горна – подъём! И сразу воздух наполняется гулом голосов, резкими командами командиров, а спустя пять минут – дружным топотом ног. Поднимаюсь со стула и выхожу наружу – любо-дорого посмотреть на развернувшуюся картину: сотни людей, обнажённых до пояса, выбегают из своих палаток и выстраиваются в колонну. Утренняя пробежка, потом зарядка. Всё по образцу Парды!

Ого! Три человека в нестандартном наряде. Не голые по пояс, а в рубашках. Непо… Нижайший, его мать! Не узнал свою троицу! Сёстры дель Тумиан и Льян. Как обычно, последние. Однако бодро бегут, даже улыбаются. Может, будет из них толк? Рёска, оказывается, довольно талантлива. Видно, фиорийские гены сказываются. Лейра мне все уши прожужжала, как та на лету науку убивать схватывает. Похоже, через месяц-другой мне придётся её начинать учить… Ладно. Поглядим, как дело пойдёт.

Возвращаюсь в шатёр, беру со стола свиток, который начертил, размышляя о том, как брать Кыхт, с учётом того, что увидел. Пора к герцогу. Или подождать ещё полчасика? Пусть он позавтракает. А пока в обоз смотаюсь, надо проверить насчёт масла. Приказываю подать Вороного. Дневальный убегает, а я пока в последний раз разворачиваю свиток и снова всматриваюсь в него. Больше ничего не придумать. Хоть ты убейся…

Жеребец встречает меня тихим ласковым ржанием – соскучился, бандит! Тычется мягкими губами в ладони, обнюхивает. Хороший конь! Скармливаю ему горбушку хлеба, густо посыпанную солью, любимое лакомство. Тот ест, причмокивая от удовольствия. Потом толкает меня, мол, всё, хозяин, поехали. Взлетаю в седло, и застоявшийся конь выносит меня на дорогу. Надо всё самому осмотреть… И как я и думал, ничего хорошего не увидел. Увы. Обещанное масло в нужном количестве не подошло. Либо его вообще не будет, либо застряло где-то по пути. Плохо. Очень плохо! Пленников действительно много. Даже как-то не по себе стало, когда увидел множество голов, насколько хватало взора. Сплошные чёрные волосы. Мужчины, женщины, старики, дети… На миг дрогнуло сердце, но тут же успокоилось, и я снова равнодушно оглядываю хашар. Они умрут под стенами Кыхта. Или возьмут его для нас. Другого не дано.

Разворачиваю коня, еду назад. Что там с мостами? Лучше всего ставить на прежнем месте. Но нам и одного хватит. Не так уж нас, фиорийцев, и много. Так что пусть захваченные тушурцы строят одну переправу. Каменоломни устроим на той стороне, а лес привезём. Пусть и далеко придётся ехать.

Внезапно в воздухе повеяло чем-то знакомым… Очень знакомым! Спрыгиваю с Вороного и торопливо направляюсь к тем самым колодцам, выложенным камнями. Обхожу статую уродца, на которой написано нечто непонятное крючковатыми тушурскими письменами, и заглядываю внутрь. Ничего не видно. Есть ли там вообще что-то? Хотя запах становится очень густым! Я уже боюсь даже… Поднимаю с земли камешек, бросаю вниз. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть… Чмок. Едва слышное шлёпанье. Ничего себе… Глубоковато.

– Эй, солдат! – обращаюсь я к кому-то из стоящих у остатков моста воинов.

Тот вскидывается, потому что внимательно смотрит на водную гладь.

– Сьере?

– Мне нужно ведро и длинная верёвка.

Солдат кивает и исчезает. Я же с наслаждением принюхиваюсь к столь приятному запаху. Неужели… Чувствую, как прихожу в волнение. Если мои догадки сейчас оправдаются, то плевать нам на рёсцев! Обойдёмся без них!

– Позвольте, сьере граф? Вы же зачерпнуть хотите?

– Верно.

– Сейчас.

Солдат кидает вниз ведро, я снова считаю. На шести снова звук. Воин раскачивает верёвку, потом тянет. Теперь я могу рассмотреть полупустое ведро, в котором что-то вяло плещется. Томительное ожидание, и вот уже ёмкость, с которой стекают тягучие капли, наверху. Какой необычный цвет! Почти прозрачный, с коричневатым оттенком! Тычу пальцем – ничего себе! Почти чистый парафин! А он обычно образуется на поверхности нефтяных выходов, если те долго не разрабатываются. Где-то тут… Поднимаю с земли ветку, вытаскиваю из кармана платок, обматываю дерево, сую в жидкость. Потом отхожу чуть в сторону. Чиркаю зажигалкой. Пуф! Пламя мгновенно охватывает тряпку, жадно, чадно. Матерь Высочайшего, вот это да!.. И на душе у меня сразу становится легко. Всё. Кыхт взят.

Солдат с удивлением смотрит на горящую у меня в руках ветку, а я бросаю её на землю и тщательно затаптываю. Но импровизированный факел упорно не желает гаснуть. Но наконец мне удаётся его потушить, и я обращаюсь к солдату:

– Передай своему командиру, что я, граф дель Парда, прошу поставить пост возле этих двух колодцев и никого не подпускать к ним. Особенно с огнём. Сделаешь?

– Конечно, сьере граф!

Боец, кажется, догадался. Ну и пусть. Удивительно, как только здесь всё не взорвалось, когда горел мост… А впрочем, понятно почему: большие крышки валяются чуть в стороне – тушурцы закрыли ими колодцы, едва вспыхнул первый пролёт.

Пора к герцогу! И чем быстрее – тем лучше!

Дель Саур встретил меня с мрачным видом, хотя, едва я переступил порог шатра, попытался улыбнуться. Я, в противоположность ему, буквально излучал оптимизм.

– Здравствуйте, сьере граф!

– И вам не хворать, сьере герцог.

– Что?

Его брови сложились домиком, и я поспешил его успокоить:

– Доброе утро, сьере главнокомандующий! Как спалось? Как себя чувствуете?

Глаза Урма округляются, и он начинает подниматься со своего места, пытаясь заглянуть мне в глаза. А что глаза? Всё отлично! У нас есть нефть, у нас есть пленники, у нас даже лес есть нормальный, пусть до него и три дня пути. Железо, верёвки, камень – всё в избытке. Людей, в смысле – воинов, правда, маловато. Но то, что Кыхту полный абзац, – однозначно!

– Ты чем думаешь, Атти?!

– Ого! А зачем злиться, Урм? Тем более когда всё так удачно складывается.

– Удачно?!

Кажется, герцога сейчас разорвёт от злости, но я кладу свиток на стол, разворачиваю его:

– Прошу взглянуть, сьере главнокомандующий.

Тот буквально белеет, потом берёт себя в руки, смотрит на бумагу и… вся злость мгновенно исчезает. Несколько мгновений разглядывания, осмысление, а потом следует вопрос:

– Откуда?!

Скромно опускаю голову:

– Я же не зря тут шастал. Полюбовался. Пощупал. Поспрашивал. Здесь роем ров. Как можно более глубокий. Думаю, роста на три. По краю ставим частокол, а если будем экономить дерево – то стенку из камня, чтобы прикрыть людей. – Веду пальцем дальше: – Требучеты ставим в этих точках. И начинаем гвоздить. Без перерыва, без отдыха. Пусть крепкорукие меняются. Можно и даже нужно выделить в помощь рабов и солдат. Но стрельба должна вестись круглые сутки без перерыва. Далее: рабам построить штурмовые башни. Демонстративно. Чтобы осаждённые думали, что мы пойдём на стены.

– А мы…

– Естественно, не пойдём. Рабы пойдут. А мы полюбуемся. – Улыбаюсь во все тридцать два зуба. – А когда их покрошат, мы ещё добавим огоньку…

– Масла нет. Империя нас обманула.

Снова усмехаюсь:

– А нам оно и не нужно. Тут, оказывается, полно нафты.

– Нафты?

– Земляное масло. Я из него такой зажигательный состав сделаю – куда там рёсской жиже! Словом, Кыхт, можно считать, уже пал, хотя этого ещё не знает. Но клянусь Высочайшим, город будет наш!

Герцог смотрит на меня тяжёлым взглядом, но клятва есть клятва. Слово произнесено. А такое нарушать нельзя.

– Что нам нужно ещё, Атти?

– Начинать немедленно строить мост, выставить против ворот те машины, что у нас есть, и пусть сразу начинают вести огонь остатками имперского масла. Чтобы не было вылазок. Остальных рабов поделить на три части: одни должны начать рыть ров, вторых – гнать добывать лес, третьи пусть делают глиняные кувшины и добывают камень у скал.

– У нас почти сорок тысяч тушурцев…

– Скоро убавится. А что останутся – умрут на стене.

– Ты хочешь их погнать на убой?

Вся моя напускная весёлость исчезает без следа.

– Сьере Урм, вы же знаете, либо они – либо мы. Когда я был на вылазке, знаете, сколько скелетов таких вот неудачников мы обнаружили во всяких укромных местечках?

А ещё я умалчиваю о том, что в одном овражке мы наткнулись на кучу деревянных колов, на которых повисли голые скелеты в остатках нашей, фиорийской одежды.

Герцог горбится, словно его давит неимоверная тяжесть, потом глухо роняет:

– Да простит нас Высочайший… – И осеняет себя знаком анка, его символом.

Стройка начинается практически немедленно. Герцог выходит из шатра и зычным голосом лично отдаёт распоряжения. Вся масса солдат тут же приходит в движение. Оказывается, пока я, так сказать, отдыхал, Урм не сидел на месте, а следовал придуманному нами плану. В общем, как у хорошего маршала – каждый боец знает свой манёвр. Свист плетей, вопли рабов и рабынь, писк детей, скрежет металла. Всё как полагается. Пленники в собственных халатах таскают землю и попадающиеся в ней булыжники, валят всё это в воду. Течение медленное, и то тут, то там из-под поверхности водной глади показываются небольшие холмики, впрочем почти сразу же скрывающиеся обратно под воду. Поток хоть и неспешный, но рыхлый грунт почти мгновенно размазывает по дну. Фиорийцы матерятся, машут без устали плетьми, просто избивают покорно принимающих побои рабов… В воду летит мусор, потом кто-то умный догадывается загнать в воду пленников, выстроив их стеной вместо опалубки. Это наконец начинает приносить кое-какой результат. Во всяком случае, вскоре проявляется целая земляная коса, которую под ударами ножен и копейных древков утаптывают ногами. Потом выдирают пленников из воды, их почти засыпало по пояс, самим им не выбраться. Гонят им на смену новую партию. Медленно, но верно насыпь растёт. Вот она уже добирается до первого из быков моста. Продолжается. С плачем, воплями, стонами и криками. Растёт. Растёт. Есть!

– Марш!

Дробный топот копыт. Я успеваю отскочить в сторону, когда первый отряд фиорийцев – естественно, это воины самого герцога – вырывается из клубов пыли, стоящей на месте, где тушурцы роют землю, и мчится по свежей насыпи к мосту. Рокот земли сменяется грохотом досок, осаждённые всё же смогли отстоять большую часть моста. Но я и не стремился уничтожать его весь – самим пригодится. Нам же надо перейти на ту сторону? Так, пара пролётов… И уже двигаются пешие, отбивая шаг ударами мечей по щиту… Отбивая…

– Прекратить! Немедленно! Стой!

От первой шеренги отделяется лорд, направляется ко мне:

– Сьере граф, вы что, тронулись умом?!

– Сьере барон, прикажите своим воинам идти не в ногу! Иначе мост развалится. Он слишком слабый.

Лорд смотрит на меня с изумлением, но, похоже, мой авторитет уже достаточно крепок в войсках, поэтому он молча поворачивается к своему отряду и командует:

– По одному, бегом – марш!

Солдаты подхватывают щиты и послушно исполняют команду.

– Строиться на том берегу!

Однако голосок у лорда мощный. Я склоняю перед ним голову. Выпрямляюсь:

– Благодарю вас, сьере барон, что правильно поняли мою просьбу.

Тот машет рукой:

– Не стоит, сьере граф. Все и так знают, что, если вы приказываете, значит, надо исполнять, каким бы идиотским на первый взгляд ни было ваше распоряжение. Потому что вы всегда правы.

Чувствую, как на моих щеках вспыхивает краска смущения. А барон грохает себя рукавицей в грудь и спокойно – ему-то бежать не надо – идёт по мосту на тот берег. Остальные солдаты, похоже, сообразили, что не так, и потому идут вразнобой. По пять-десять человек, соблюдая небольшие интервалы между группками. На той стороне сразу сбиваются в коробки строя, выставляя линию.

Между тем работы не прекращаются ни на минуту, и насыпь становится всё шире и шире. Вот появляется первый требучет, который волокут, надрываясь от натуги, подгоняемые плетьми рабы. Он скрежещет станинами по доскам, следом тащат ещё один. Готовых орудий у нас немного. Но они есть. Это даёт нам какой-никакой выигрыш по времени. А герцог между тем уже выстраивает свой отряд напротив главных ворот, в недосягаемости вражеских стрел. Хотя между зубцами стены черно от голов защитников.

Мимо меня пробегает толпа пленных тушурцев с деревянными лопатами в руках. Землекопы. Сейчас они начнут рыть ров, чтобы обезопасить нас от вылазок. Кто-то из солдат направляет их к стене. Надзиратели на лошадях, беспощадно ругаясь, полосуют плетьми это стадо. Один из рабов упал, и несчастного попросту затаптывают в слепом ужасе. Крики, стоны… Скоро это станет привычным… А толпа бежит и бежит, подгоняемая плетьми. Ловлю испуганные взгляды. Ещё бы! Я и над фиорийцами возвышаюсь на голову. А уж перед мелкорослыми тушурцами вообще – великан. Но надо идти. Скоро очередь моего отряда переправляться. Бросаю взгляд на солнце, уже перевалившее на вторую половину дня. Обед уже совсем близко!..

Густой, наваристый суп. Каша из земляных яблок с нежным мясом ягнёнка. Тушурцев пощипали хорошо! Лишили город значительных запасов продовольствия. Зерно, мука, масло, огромные стада всякой домашней живности. Они быстро подчистую выметут траву, которая уже пожухла. Надо будет посылать отряды в деревни, что разбросаны по округе, для сбора сена. Иначе овцы и коровы просто передохнут от бескормицы. Беру на заметку, задумчиво и меланхолично отправляя ложку за ложкой в рот. Повар молчаливо подливает мне натты в кружку. И вдруг слышу незнакомый детский голосок, что-то спрашивающий:

– Хааре сой уми, анно…

Отрешившись от мыслей, перевожу взгляд на… Перед столом стоит маленькая, совсем крохотная девчушка. На вид – года три, может, четыре. Протягивает ко мне ручонку. И смотрит без страха, но просительно. И глаза у неё… Громадные, на половину круглого личика. Сглатывает слюну, глядя на мою миску, в которой громоздится здоровенный кусок мяса, источая пар. На ребёнке – глухое чёрное одеяние, такая же мрачная накидка, открывающая лишь часть лба и глаза. Голубые, словно озёра. Бездонные, словно море. Тушурка? Не видел никого из них с таким цветом глаз. Прогнать её? Обругать? Что она хочет? Я же не знаю их языка…

– Дяденька, она хлебца просит… – Непонятно откуда появляется Шурика. А взгляд малышки… Ну нельзя обманывать детей! Нельзя! Девочка надеется, что добрый дядя пожалеет её ровесницу, накормит. Тушурки перебрасываются несколькими фразами, потом Шурика снова говорит: – Она сирота. Её родители умерли очень давно. Жила при тётке. А ту солдаты увели. Сидела два дня в лесу. Замёрзла. Голодная. Все другие солдаты злые. На неё ругались, гнали, чуть не ударили. Ей очень есть хочется. Дяденька, вы же добрый. Вы нам тележку подарили. Вы нас кормите. Дайте ей хлебца. Пожалуйста.

Высочайший! Как же мне больно! Меня словно режут изнутри. Я не могу произнести ни слова, возразить Шурике или этой… несчастной… Война – всегда зло. Лютое зло… Несущее страдание всем, кого она коснётся хотя бы самым краем. Потому что приносит лишь смерть… Я маню девочку рукой:

– Подойди поближе.

Шурика переводит, и девчушка несмело приближается, готовая в любую минуту отскочить. Я поворачиваюсь к повару:

– Налей мне супа.

Тот тут же исполняет приказание, поскольку я ем за столом, возле кухни. Почтительно ставит передо мной. Я протягиваю руки, беру девчушку за бока, поднимаю невесомое тельце, сажаю на ногу. Малышка напряглась… Ничего, что она не понимает моего языка. Есть Шурика.

– Девочка моя, скажи крошке, чтобы не боялась. Я не обижу её.

Шурика бодро переводит со всеобщего на родное наречие, и девочка чуть расслабляется. Кладу перед ней кусок белого тёплого хлеба, чистую ложку.

– Ешь.

Она испуганно поворачивается ко мне, но я спокойно киваю. Девчушка тянется к своему затылку, где расположены завязки её чадры, или как этот платок называется, что прикрывает её личико. Простой узел на затылке легко распускается, она аккуратно складывает ткань в квадратик, кладёт его справа. Потом берётся ручонкой за ложку. Волосы у неё удивительно светлые для тушурки. Почти пепельные. И ушки… Такие необычные… Остренькие… Острые?! Она – не человек!!! Эта девочка – саури! Ещё одна?! Высочайший! Да что здесь творится?!


Глава 16 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 18



Loading...