home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

В шатер я приглашаю всех устроиться за столом, затем выхожу на середину:

— Итак, сьере, не знаю, нравится вам решение Императора, или нет, но он его принял, и я назначен командующим удара на Восток.

Тишина. Спокойные лица, ожидающие дальнейшего разговора. Что же, попробую не обмануть ваших ожиданий. Одна Льян улыбается, словно довольная кошка, которая слопала горшок сметаны.

— Для меня, скажу честно, это было неожиданностью. Но постараюсь оправдать доверие. Во имя Империи!

Все вскакивают и хором орут:

— Во имя её!

Даже рёсска. Оригинально! Ладно.

— Если кто не знает, меня зовут Серг дель Стел, барон Ниро.

— Маркиз.

Поправляет меня Льян. И ловит злой взгляд. Умолкает. А вот это уже перебор, девочка! Нечего строить из себя святую невинность!

— Теперь перейдём к вам. Вы?

Указываю на пехотного офицера. Тот вскакивает:

— Марк Стор. Младший лейтенант. Назначен к вам начальником штаба.

— Хорошо.

Он молод. Даже слишком, на мой взгляд. Парню едва исполнилось двадцать. Может, чуть больше. Впрочем, все офицеры вопиюще юны, если не сказать больше.

— Вы?

— Младший лейтенант Рург Тарс. Главный интендант сводного полка прорыва.

— Очень хорошо. Справитесь?

— Постараюсь оправдать доверие Императора.

— Не постарайтесь. А сделайте.

Парнишка закусывает на миг губу, потом вдруг выдыхает:

— Во имя Империи!

Мой кулак молча касается груди. Киваю ему в знак разрешения присесть.

— Вы?

— Лейтенант Старг Торо. Командир артиллерийского дивизиона. В наличии пятьдесят орудий. Сорок полевых и десять пушек осадного калибра.

— Единороги?

Изумлённый взгляд, но затем следует согласный кивок. Успокаиваю офицера:

— Звание лейтенанта я получил в Лари. Лично от сьере Дожа.

Он расслабляется.

— Там, кстати, я и познакомился с досой Льян, командующей отрядом особого назначения…

Та вскакивает с выправкой старого служаки?

— Лейтенант Льян Рёко. Командир особого отряда. В строю — двести человек.

— Садитесь, лейтенант. Вы мне не подчиняетесь напрямую, но, надеюсь, в случае затруднений ваши люди помогут нам?

— Разумеется, сьере капитан.

— Вы?

— Старший лейтенант Грам Торо. Брат этого обалдуя.

Офицер отвешивает подзатыльник артиллеристу.

— Под моим началом батальон железноруких полного состава со средствами усиления: штурмовыми машинами, шанцевым инструментом, полевой кузницей и прочим.

— Отлично.

Видно, что сапёр, или «железнорукий», как на из называют на Фиори, старый вояка. Это радует. Вот Льян, тёмная лошадка. Не сомневаюсь, что ей дан специальный приказ, в случае чего… Но это её проблемы. Я же собираюсь делать своё дело согласно присяге и приказу.

— Начальник штаба, что у нас с медиками?

Недоумевающий взгляд. Мда…

— Есть у нас кому лечить раненых?

— Простите, сьере капитан. Придан полевой госпиталь ротного состава.

— Уже неплохо. Главный интендант, вопрос вам — наличие боезапаса?

Тот спокойно отвечает, без дёргания или растерянности:

— Имеется тройной комплект на каждого бойца, плюс пятерной на артиллерию, включая спецбоеприпасы. Кроме того — запасное вооружение из расчёта десять процентов от списочного состава с полным комплектом обмундирования. Продовольствие — из расчёта десяти суток на весь сводный полк.

— Очень хорошо. Сьере Стор, вопрос к вам. Какое количество солдат в полку?

Самое важное я оставил напоследок. Потому что начштаба так и не удосужился сообщить мне об этом. Может, по неопытности — видно, что он только что из офицерской школы, или что там Неукротимого? Может, умышленно, решил проверить на «вшивость». Тот вытягивается в струнку:

— В строю находится пять тысяч человек. Из них снайперов — сто пятьдесят.

Несколько секунд я перевариваю услышанное — пять тысяч?! Это что? Усиленный полк? Обычно там полторы, максимум — две тысячи. А тут сразу пять, и всего лишь под началом капитана? Впрочем, здесь главком — майор… Ну, Атти… Нас отвлекает сержант в форме личной охраны Императора, появившийся на пороге:

— Разрешите войти?

Киваю в ответ. Тот отпечатывает три шага ко мне, протягивает опечатанный футляр:

— Карты, сьере капитан.

— Благодарю. Можете быть свободны, сержант.

Вместо ответа тот подаёт мне блокнот. Мгновенно соображаю, но перед носом уже свинцовый карандаш. Благодарю, ставлю росчерк и расшифровываю его фиорийскими буквами. Сержант отдаёт честь, но не уходит.

— Вам необходимо явиться на совещание в девятнадцать часов. В Императорский шатёр.

— Спасибо.

За широкой спиной задёргивается полог. Извлекаю из тубуса плотно свёрнутые в трубку листы карт. Хорошо, что к каждой приклеен язычок! Но пока рано. Главное — что они имеются.

— На сегодня всё. Думаю, новости появятся после совещания. Поэтому прошу всех явиться ко мне сразу после подъёма. Вы что-то хотите сказать?

Вижу порыв интенданта. Тот вскакивает:

— Для вас приготовлен шатёр в расположении полка.

— Это хорошо. Спасибо за заботу. Но я ещё не сдал свою роту. Так что…

— Это лишнее, сьере капитан.

Тянет наш спец по безопасности.

— Согласно приказа Императора вы уже являетесь нашим командиром. Поэтому освобождены от прежней должности с момента выдачи вам полномочий командующего. Так что можете спокойно идти на новое место.

…У, зараза… Кого учить вздумала?! Еле сдерживаюсь, чтобы не высказать всё, что я думаю о слишком возомнивших о себе диких кошках, только стиснутые кулаки побелели.

— Мне лучше знать Устав, доса Льян. Как только прибудет сменщик, я немедленно явлюсь в расположение вверенной мне части. Все свободны до утра.

Девчонка изумлённо смотрит на меня, потом вместе со всеми покидает шатёр. Мда… С ней я точно каши не сварю. Потому что вообще не перевариваю особистов… Был у меня с ними конфликт в молодости. Еле выпутался… Но с тех пор невзлюбил эту братию люто… И вот опять… Подхожу к небольшой подставке под посуду, наливаю себе воды, залпом выпиваю. Это меня немного успокаивает. Сколько там время до совещания? Надо выйти пораньше… А пока пришить новые погоны! Вызываю часового у входа в шатёр, отдаю ему китель. Тот исчезает. Я же пока просматриваю карты. Общая. И довольно подробная. Отдельные листы… Отлично! Обозначены все проходы, дороги и тропинки. Болота. Кустарники, мосты с указанием грузоподъёмности. На значках городов проставлены аккуратные пометки — число жителей. И сноска — что имеются более подробные данные. А где? У кого? Заглядываю в тубус и вижу на дне застрявший блокнот. Точь в точь как у доставившего мне сержанта. Извлекаю. Ого! Город Тредо. Проживает двенадцать тысяч жителей. Городская стража — сто пятьдесят воинов. Входит в подчинение барону дель Тредо. Имеются кузницы, ткацкие мастерские, красильни. В окрестностях полезных ископаемых нет. Земли тощие. Всё. Коротко и ясно. Учитывая наличие поблизости караванного пути, ясно, за счёт чего это городок выживает. Тщательно прячу блокнот обратно в тубус. Пусть там полежит. Это же какую работу проделали люди Неукротимого, чтобы собрать все эти сведения? Просто поражаюсь! Просят разрешения войти. Это мой часовой. Погоны уже пришиты на китель, и можно похвастаться новым званием. Как-то по-детски выглядит, вообще то… Поесть, что ли? Пока время есть? Так и делаю. Обедаю, потом иду в роту. Как ни странно, никто мне на смену не явился. Не нравится мне такое. Ну, если что — задам вопрос Императору. Простит, надеюсь. Ведь не за себя, за своих ребят переживаю!.. Кстати, время. Пора идти на общий сбор… В шатёр Неукротимого прохожу после того, как охрана вежливо попросила предъявить полученный жетон. Пришлось выполнить их просьбу. Только потом пустили. Приказ у них. Ну, что делать? Как ни странно, народу на совещании немного. Всего трое. Включая Атти. Я, кстати, пришёл последним. Двое из трёх мне знакомы. Сам Неукротимый и Ролло дель Ват. Наш главком. Ну а я и есть третий человек в шатре. Император посмотрел на нас с Ролло, вздохнул, затем начал говорить:

— Сьере, завтра начинаем. Подготовленный батальон прорвёт боевые порядки противника и сменит части, которые воевали здесь раньше. Далее — рота бомбомётов пойдёт с вами, сьере дель Стел. Так что можете приструнить Льян. А то девочка слишком разбаловалась. Далее в прорыв идут мои части, следом, через два часа по выходу последнего подразделения, вы, Ролло. И за ним — ваша очередь, капитан.

Киваю в знак согласия. И, удовлетворённый этим жестом Император продолжает:

— Далее, по выходу из долины…

…Это где-то два километра…

— …начинаем расходиться.

Всё верно. Там развилка дорог, которые разбегаются на все стороны света. Мне — направо. Остальные — кому куда предписано. Что-то больно эта ситуация мне напоминает наши сказки — как там? Налево пойдёшь — коня потеряешь. Направо пойдёшь — невесту найдёшь? Тьфу! Едва не сплёвываю, но спохватываюсь. Всё таки в шатре самого императора…

— В чём дело, сьере капитан?

Ледяным голосом спрашивает меня Неукротимый. Взгляд — бешеный. Буквально замораживающий.

— Прошу прощения, ваше величество. Просто тут аналогия…

— Аналогия? Поясните, капитан!

…Точно рассвирепел. И я хорош. Не смог сдержать эмоции…

— Ваше величество, среди моего народа есть сказка о великом воителе, оказавшемся на развилке трёх дорог. Там стоял указатель, на котором было написано следующее: налево пойдёшь — коня потеряешь. Прямо пойдёшь — голову сложишь. Направо пойдёшь — невесту найдёшь… Вот мне и подумалось насчёт невесты…

Неожиданно Атти громко смеётся. Ролло ему вторит:

— Кто о чём а стальной капитан — о женщинах! Точно небо упало на землю, а реки потекли вспять!

Я не понимаю, и император, продолжая смеяться, поясняет:

— Сьере Стел, моя Льян очень обижается на вас, что вы не обращаете на неё внимания.

— Как это, не обращаю? Очень даже, наоборот.

— Да? Как на специалиста — может быть. Как на соратника — вполне допускаю. Но вот как на женщину — ни одной попытки даже простого флирта! Впрочем, вы вообще, насколько мне известно, противоположным полом не интересуетесь. Этому есть какая то особая причина?

Глаза императора становятся злыми. Он что, меня за этого… За демократа принял?! Видимо, Атти сообразил, что переборщил, потому что я едва сдержался, чтобы не влепить ему по роже за такое. Но видно всё отразилось на моём лице, поэтому я буквально процедил:

— Мне некогда было ими заниматься. Ваше. Величество. Учебка. Лари. А здесь, когда каждый день гибли тысячи людей, как то не тянуло. Да и не с кем.

Несколько мгновений тишины. Ролло хмурится. Атти не знает, что сказать. Наконец, открывает рот:

— Приношу вам свои извинения, сьере барон. Простите. Как то не подумал…

— У меня нет привычки спать со своими подчинёнными. Ваше. Величество.

Специально разрываю титул. Потом добавляю:

— Судя по услышанному, мои части смогут выйти из лагеря примерно к обеду?

— Да.

Отвечает вместо Атти наш главком, а ныне — командующий западным направлением.

— Я могу быть свободен?

— Сьере капитан…

— Я не думаю, что услышу что-либо нового для себя. Время выхода у меня есть. Карты получены. Со своими офицерами я познакомился. Позвольте лучше отдать все необходимые распоряжения моей роте. Это принесёт больше пользы, чем время, потерянное на выслушивание…

Обрываю фразу. Затем поднимаюсь, молча отдаю честь, выхожу из шатра. Тихо. Ни гневного окрика. Ни ругани. Но настроение мне Неукротимый испортил надолго. Это же надо — подумать на мой счёт такую мерзость! Наверняка работа Льян. Ну, тварь! Я ей это припомню…

Молча иду по громадному лагерю, раскинувшемуся на несколько километров вдоль дороги и занявшем всю долину и дальше. Завтра всё начнётся. Или нет. В конце концов, не всё ли равно? Воевать придётся по любому. Хоть командующим. Хоть простым офицером. Дальше Фиори не пошлют. А меньше взвода не дадут… Подхожу к своему шатру. За месяц осадного сидения мы тут обжились. И неплохо. Однако возле расположения моей роты меня встречает бурная суета: незнакомые мне артиллеристы катят свои орудия. Куча пехотинцев ныряет в подземные ходы, ведущие на форты. Навстречу им выходят те, кто защищал эти укрепления до сегодняшнего дня. Навстречу выбегают сержанты, отдаю им честь и приказываю провести парко-хозяйственные работы и приготовиться к выходу. Конкретно ничего не говорю, но только слепой и дурак не поймёт, видя то, что сейчас происходит, что наша оборона подходит к концу, и начинается новый виток войны. Надеюсь, окончательный. Победный…

…- Ещё раз проверить все повозки, обувь и оружие. Мы выходим следом за подразделениями западного направления под командованием майора дель Вата. Всем всё ясно? Перед выходом их последнего подразделения, полка капитана дель Соу, начинаем общее построение в колонну.

Я с хмурым видом отдаю последние распоряжения. Льян сидит с опухшими глазами, опущенными к земле, и не поднимает лица. Судя по всему, она получила на орехи. И не мало. Но это от кого-то другого. От меня подарки будут позже. Уж это я могу ей гарантировать.

— Сейчас — разойтись по подразделениям, готовиться к выходу.

…Земля тяжело вздрагивает. Начинается. Вчера к ренегатам подошли подкрепления. Части из Рёко и Тушура. Почти семь тысяч воинов, включая конницу. По некоторым признакам, из тушурской королевской гвардии. Так что нас ждали весёлые деньки. Но тут мы, имперцы, сыграли на опережение и сейчас начинается встречный бой. Точнее, бойня. Полторы сотни больших орудий разом открывают огонь. Пушки ставили на позиции всю ночь. Цели выверены и распределены заранее. И на ничего не подозревавшего врага обрушиваются сотни и сотни бомб, шрапнелей и зажигательных фугасов. Противник привык, что бомбомёты бьют недалеко, и чувствовал себя в безопасности. Но пушки — это даже не винтовки. Дальность стрельбы единорогов достигает четырёх километров, а вес ядер — сорока килограммом. Меньше, чем у надкалиберных бомб моих агрегатов, но достаточно, чтобы нанести страшный урон подразделениям врага. Тёмный ещё, иссечённый осколками и пулями бомб, озаряется пламенем, которое очень быстро поднимается выше вершин самых больших деревьев. Меня передёргивает, когда я представляю, что там творится. Мать Богов… Едкий запах сгоревших зарядов першит в горле и заставляет слезиться глаза. Скорострельность просто удивительная! Расчёты работают, словно машины. Чёткие, выверенные экономные движения, и вот длинноствольное бронзовое орудие подпрыгивает, изрыгая пламя. Его накатывают назад, одновременно начиная банить ствол, передают картуз с порохом, забивают пыж, потом ядро. Снова подносят пальник к запальному отверстию, и опять грохот выстрела бьёт по ушам. Время от времени доносится яростное шипение, когда нагревшийся ствол обливают уксусом. Тогда к гари прибавляется кислая вонь, и горло рвёт кашлем. Настоящий ад! Несмотря на то, что солнце поднимается всё выше, рассвет не наступает. Из-за дыма. Лес горит, земля пылает. Зажигательные бомбы сделали своё дело. Внезапно всё разом обрывается, и под барабанный грохот по переброшенным мосткам выступают первые роты, которые должны расчистить нам дорогу до развилки. Примкнутые ножевые штыки почти в полметра длиной матово светятся. Плотные цепи скрываются в долине, и я бормочу про себя ругательства — из-за вала мало что видно. Ну и ладно. Это не кино. Война. Впрочем, пройдя низину, солдаты вновь появляются в секторе обзора. К тому же немного рассеялся дым от артподготовки, и я вижу лес… Мать Богов! А его и нет. Иссечённые, размочаленные пни. Нет, там точно ничего живого не осталось! Просто не может выжить! Атакующие идут среди пней, и в подзорную трубу я могу различить, как время от времени штык устремляется к земле, возвращаясь обратно. Добивают тех, кто ещё дышит. Приказ ясен и понятен каждому — пленных интервентов не брать. Ни тех, что из Тушура, ни тех, кто из Рёко. К тому же, насколько я могу судить, Неукротимый явно не любит последних больше. Даже странно, что так доверяет Льян… Есть! Плотная колонная трогается с места, устремляясь в долину. Впереди конница. На громадных конях сидят одетые в доспехи всадники, вооружённые большими палашами. Не мечами. Уж это я могу отличить. Затем пехота, со своими винтовками на плечах, за спиной каждого — большой ранец. И — раз, два, три! Раз, два, левой! Левой! Бьют барабаны. Первая волна пошла. И хорошо. Смогу прикинуть время нашего выхода. Засекаю время по солнцу. Левой! Левой! О! Пушки потянули! Каждую волокёт шестёрка мощных тяжеловозов, причём — одной масти. Видимо, подбирали специально. А теперь полевые орудия. Их колонна тянется очень долго. Получается, что император забрал себе большую часть артиллерии! Вот же… Потом соображаю, что ему и самое трудное направление выпало. И без пушек там будет мало толка… Толково. Ладно. Мне тоже выделили неплохо. Жаль, людей маловато. Но может и хватит. Разведка у Неукротимого, как убедился, на высоте. А командир он, как я вижу, грамотный. Значит, точно уверен, что сил у меня хватит…

Короткий разрыв в колоннах выступающих войск, и снова марширующие ряды пехоты. О! Это уже ребята Ролло пошли. Значит, скоро и нам пора. Хватит глазеть, двигаем к себе. Спешу изо всех сил, едва успевая отдавать честь встречным военнослужащим. На Рубеже остаётся немало войск, которые станут укреплять оборону. На всякий случай. Хоть бы он не наступил, конечно… Лица марширующих мне навстречу солдат суровы и сосредоточены. И вместе с тем — светлы. Да. Они идут освобождать свою страну. И нести новый порядок в государство. Они не завоеватели, а освободители. Империя превыше всего! И пусть Атти вчера меня очень сильно обидел, но правитель он достойный… От группы конников отделяется один и устремляется ко мне. Ролло? Точно, он! Останавливает храпящего жеребца, тот задирает голову, яростно грызя удила.

— Что, капитан? Готов?

Салютую ему, шутливо откликаясь:

— К труду и обороне — всегда готов!

Он наклоняется ко мне, понижая голос:

— Ты это, не обижайся. Атти действительно не хотел…

Машу рукой:

— Он — Император. Но даже правитель может ошибиться, если подчинённые ввели его в заблуждение.

На лице Ролло появляется облегчение.

— Я рад, что ты понимаешь. Льян своё получила. Можешь завалить её в постель — проблем не будет.

Я открываю рот от изумления, и Ролло улыбается:

— У нас, в Фиори, всё просто. И — удачи тебе, капитан Серг!

— Вам тоже!

Он поддаёт коню сапогами под брюхо, тот уносится к непрерывной колонне войск, скачет вдоль сосредоточенно марширующих солдат. Что же, удача нам ой как понадобится! Уф! А вот и мои. Плотные квадраты пехотинцев. Запряжки лошадей. Телеги обоза. Мне подводят коня. Все офицеры, кроме Льян, тоже верхом. Рёсски нет. Значит, она со своими. Небольшая группа спецов стоит на левом фланге.

— Марк, отправь кого-нибудь к Льян. Пусть выделит десяток бойцов в передовой дозор.

Начальник штаба кивает, отдаёт вполголоса распоряжения, а я еду вдоль застывших солдат. То, что я вижу, мне нравится. Спокойные лица. Волнение, конечно, чувствуется, но тщательно скрывается. Собственно говоря, я вчера не стал суетиться и объезжать подразделения. Люди и так волнуются, зачем добавлять им ещё лишней нервотрёпки с новым командиром? Если у меня есть подчинённые, то и нужно переложить все заботы на их плечи. Раз смогли привести подразделения сюда в полном порядке, значит, и одну ночь могут обойтись без меня. Личность я известная в армии, раз смог отстоять Болотный Рубеж, без сомнения. Ну а репутацию среди этих ребят я завоюю без протекции и показухи. Начнутся настоящие дела, и тогда все поймут, кто у них, и какой командир. Без лишних слов.

— Сьере капитан, тридцать минут!

Докладывает посыльный с линии обороны. Киваю ему в ответ. Отлично.

— Начинаем выдвижение. Всем разойтись по подразделениям!

Офицеры разлетаются, словно вспугнутые воробьи. Зато ко мне подъезжает десяток конных солдат. Старший из них салютует и представляется:

— Сержант Рорг. Ваша охрана.

— Рад знакомству.

Нагибаюсь с танцующей подо мной лошади, пожимаю его ладонь. Ответное рукопожатие так же крепко и уверенно, и мне это нравится. И вообще, внешний вид сержанта внушает доверие. Он какой то даже внешне надёжный. Лет под тридцать, с правильными чертами лица. Широкоплечий.

— Двинули.

Неспешно еду в голову колонны. Там уже застыл неподвижно десяток «спецов». Осматриваю их, ого! Эти ребята точно специалисты. По противопартизанской борьбе. Настоящие волкодавы. Уверен, что ни одна засада не скроется от их глаз. Они, в свою очередь, тоже рассматривают меня, вынося своё собственное мнение. Мне скрывать нечего.

— Сьере капитан! Можем выступать!

Набираю воздуха в грудь, выдыхаю — Боги на нашей стороне!

— Марш! Барабанщик — бой!

Грохает большой барабан, и вся колонна синхронно делает первый шаг. Ржут кони, ругаются возницы. Всё, как положено. Бум. Бум. Бум. Мы двигаемся к мосткам, которые давно ждут нас. По копытами коней звук меняется. Становится более гулким. И снова мерный топот. А вот и долина скелетов. Там лежат те, кто осмелился восстать против Империи. Уже превратившиеся в прах под тысячами ног и копыт. Втягиваемся в лес, точнее, что от него осталось. Неприятное зрелище. Разбросанные изуродованные тела мертвецов, острые щепки, торчащие из пней, расколотые стволы деревьев. Кое где тлеет огонь. Типичная картина для войны. Не в первый раз, и не в последний я вижу такое. В некоторых местах трупы набросаны грудами. А там, похоже, был лагерь. Потому что мертвецы лежат особенно густо. Наши пехотинцы уже хозяйничают там. Эх, похоронным командам тут работы не на один день. Навстречу попадаются рёсские повозки, это везут трофеи. На их облучках сидят наши. Улыбаются. Довольные удачей. И победой. Салютуют с растянутыми до ушей ртами. Улыбаюсь им в ответ, отвечаю. Гремит барабан, отбивая ритм. А вот и развилка. Нам — направо. «Невесту надёшь…» Бормочу я про себя, натягивая повод. Лошадь послушно сворачивает.

— Доклад по колонне.

Бросаю начальнику штаба. И слышу уносящиеся назад слова:

— Доклад по колонне… Доклад по колонне…

Вскоре мне сообщают: усиленный полк прорыва вышел без потерь, происшествий нет. Колонна на марше полностью… А это — дорого стоит. Что же, мои дорогие подчинённые, первую мою проверку на вшивость вы прошли. Посмотрим, что будет дальше. Но, почему-то мне кажется, что отлично…


Глава 6 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 8



Loading...