home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

…Я просыпаюсь рывком и первое мгновение не могу понять, где я и что с мной. Осматриваюсь по сторонам — это мой командирский шатёр. Встаю с кровати, шлёпаю босыми ногами по земле к стоящему у входа на полке ведру с водой. Та ледяная, даже зубы сводит, но она прочищает мне мозги, и я усаживаюсь на лавочку, смахиваю неожиданно пробивший меня холодный пот. Приснится же такое! Уф… Хвала Богам, отпустило… Взгляд на здоровенные часы, полученные мной под расписку — почти шесть утра. Сейчас будет подъём. И верно — из-за полотняных стен звучит звук горна. Вначале первого, потом разом начинают петь остальные. Быстро одеваю форму, обувь, умываюсь, затем натягиваю китель. Итак, сьере капитан, продолжим службу. Те двадцать тысяч рёсцев мы уничтожили месяц назад, и после этой мясорубки было много чего ещё. Но задача, поставленная мне Императором, почти выполнена. До границы осталось порядка ста километров, и, думаю, за неделю мы их пройдём, а потом начнём запечатывать Фиори наглухо. Чтобы впредь никому было неповадно соваться на наши земли…

— Завтрак, командир?

Это дежурный. Без всякого подобострастия и наигранности. Спокойно и дружелюбно.

— Да. И натты покрепче.

Парень кивает и уходит. Слышу его зычный голос, правда, слов не разобрать. Пока присаживаюсь за вкопанный перед шатром стол, на котором мы вчера обсуждали наши дальнейшие действия. Мы, это штаб корпуса. Теперь под моей рукой уже не усиленный полк, а настоящий экспедиционный корпус. Несмотря на потери в битвах, кстати, гораздо меньшие, чем в той памятной мясорубке, наши силы возрастали. Непрерывно подходили подкрепления, и сейчас в строю около двухсот пушек, в том числе пятьдесят крупного калибра, миномётный полк в составе ста штук калибра сто миллиметров. Опять же сапёры, тоже полк, и царица полей, которой насчитывается сорок тысяч человек. Всего же — почти шесть десятков тысяч воинов. Огромная, очень мощная по нынешним временам сила. И мы успешно зачищаем землю страны от ренегатов и интервентов. У остальных наших, а конкретно, у Ролло и самого Атти, дела идут тоже успешно. Оба практически закончили, и только я ещё вожусь. Поэтому мне и перекидывают освободившиеся части. Впрочем, те враги, что остались, уже осознали, что им ничего не светит, и массово бегут. Уже два города и восемнадцать замков сдались без боя. Их владельцы сбежали в Рёко, прихватив с собой всё, что можно: ценности, деньги, людей. Наивные! Оказывается, начальник моей охраны, сержант Рорг, ходил вместе с Неукротимым в Империю Рёко, отбывать вассальный долг Фиори. Он рассказал мне достаточно из увиденного, чтобы я сразу понял — беглецы будут лишены всего. Их просто ограбят, и, в лучшем случае, убьют. В худшем же… Даже не хочу представлять, что с ними сделают подданные Ымпа. Но даже рабство покажется предателям счастьем. Впрочем, такова участь тех, кто изменяет своему народу. Но к чему же этот проклятый сон?!

— Доброе утро, сьере капитан!

…Это Льян. Мы, вроде, наладили с ней отношения. После одного случая. Во всяком случае, дружбы у нас особой нет, но, по крайней мере, теперь хоть не шипим друг на дружку, словно два кота на крыше. Поняв, что мне она просто не нравится, как женщина, девочка успокоилась. Ну не в моём она вкусе. Вот и всё. Привыкла ко всеобщему почитанию и заигрыванию из-за своего положения и должности, а тут на неё наплевали. Обиделась. Перепутала личное с долгом перед Фиори. Вот и… Потом то сообразила, да поздно. Репутацию себе подмочила, и очень сильно. И вряд ли сможет её отмыть окончательно. Хотя дело своё знает. Столько всего полезного выцепила и разузнала, что я просто диву даюсь…

— Доброе, Льян. Завтракать будешь?

— Разумеется, сьере капитан.

Осторожно присаживается напротив. А вот и повара! Несут. И, кстати, сразу два подноса… Ох, и хитрюга! Всё уже просчитала, мелкая! Улыбаюсь, показываю на второй поднос кивком:

— Опять самая умная, да?

Льян жмурится, как сытая кошка. Потом отвечает:

— Учитывая, что произошло в Тиросе… Могу я себе иногда позволить вольность, сьере капитан?

— Можешь. Только не слишком часто.

Становлюсь серьёзным:

— Ладно. Что случилось?

Льян проглатывает ложку каши, потом лезет в нагрудный карман своей формы, кладёт передо мной крохотный кусочек тончайшей бумаги:

— Пришёл приказ по поводу вас, сьере Серг.

Читать мне лень, потому что каша моя любимая, из дроблёной пшеницы с мясом молодой говядины.

— Что там?

— Вас вызывают в столицу.

— Ганадрбу?

— Нет. Саль. Неукротимый желает с вами пообщаться. И его супруга.

Опускаю глаза в тарелку:

— Что, не могут решить, что делать со мной после победы?

— Мысли Императора мне недоступны… Но бояться вам не стоит. Неукротимый умеет ценить людей. К тому же Дож за вас костьми ляжет, но в обиду не даст. И я…

Умолкает на середине фразы. Всё. Ну, естественно. Тогда, в Тиросе, я вернулся после Совета в спальню к Ираи. Правда, пришлось чуть задержаться, поскольку Грам Торо хотел уточнить, где ему закладывать минные ловушки. Женщина уже спала, и в комнате было темно. Будить её не хотелось, но она сама зашевелилась, когда я забрался в постель… Только вот, устав от мозголомки, поскольку думать нам пришлось очень много, не обратил внимания на то, что запах и само тело как то отличаются от прежнего, точнее — предыдущего. Ну а утром, проснувшись, увидел счастливое личико Льян, обнимавшей меня… Словом, тогда я чуть не прибил её. И разговор у нас был долгий и на повышенных тонах. Хотя расстались мы нормально, прояснив всё. Правда, с той поры, естественно, больше ничего между нами не было. Да и рёсске удалось ускользнуть из спальни незаметно. Но как она умудрилась это сделать, я до сих пор не пойму. Так что никто, кроме нас двоих о случившемся не знал…

…- Думаю, Император просто хочет поговорить с вами о будущем.

— Со мной? И чем же ему может помочь варвар с Северных Островов?

Девушка машет рукой.

— Серг, если не хочешь говорить, кто ты такой на самом деле, то не надо. Никто не собирается у тебя выпытывать правду. Не хочешь — не надо…

— Повторяешься.

— Знаю, но ты мне, по крайней мере, не совсем чужой…

Рёсска краснеет. Потом снова торопливо говорит:

— Ты уже доказал свою преданность Империи и Императору. Так что… Скорее всего, получишь награду.

— И для этого меня выдёргивают с фронта, вместо того, чтобы дать закончить дело?

— Видимо, император что-то задумал. Потому что нам приказано не предпринимать никаких действий во время твоего отсутствия, а просто ждать возвращения командующего.

Меня осеняет мысль:

— Кажется, я понял. Неукротимый даёт возможность бежать всем желающим. А учитывая, что ждёт их в Рёко… Ого! Иезуитский подход! Он сохраняет людей, имущество, припасы, и в то же время спокойно захватывает оставшуюся часть Фиори!

— И - е — зу-ит-ский?

Льян с трудом выговаривает слово на русском языке. Приходится пояснить:

— Очень хитрый способ. Коварный и жестокий, но выгодный.

— Понятно. Ваш северный язык очень труден.

…Совершенно верно. Фиорийский куда проще и легче. Потому за полтора года я легко его освоил до тонкостей…

— Когда учишь его с рождения, ничего сложного нет. Ладно. Когда отправляться?

— Приказано как можно быстрее.

Вздыхаю, потом машу маячащему неподалёку Роргу, он подходит, и я обращаюсь к нему:

— Собирай своих ребят, готовь коней. Неукротимый желает меня видеть в Сале как можно скорее. Так что после завтрака выезжаем. И кликни ко мне дежурного.

Сержант кивает, уходит. Спусти минуту ко мне подбегает тот, кого я звал:

— Найди срочно лейтенанта Стора…

…Начальник штаба уже успел получить следующий чин…

— Пусть явиться ко мне немедленно.

Парень кивает, убегает. Мы помаленьку едим. Льян совсем опустила нос:

— А тебя когда вызовут?

Девушка вздыхает:

— Теперь — если только после победы…

— Ничего. Будет и на твоей улице праздник. Поверь.

Она машет рукой в неопределённом жесте, потом опять погружается в меланхолию…

…Две недели бешеной скачки. У ворот столицы нас встречает одетый в чёрный мундир Службы Безопасности офицер. Молодой, симпатичный парень. При нашем появлении, бросился наперерез, пришлось рвануть повод:

— Сьере капитан Серг дель Стел?

— Он самый. С кем имею честь?

Я еле удерживал разгорячённого скачкой жеребца, и тот нетерпеливо плясал под мной.

— Прокуратор Империи Дорг Амстар, ваше превосходительство. По приказу Императора вам выделены покои, где вы можете привести себя в порядок с дороги, отдохнуть, и разместиться. Встреча вам назначена на сегодня, на вечер. За вами явятся.

— Хорошо. Веди.

Безопасник кивает, затем взлетает на свою лошадь и не спеша двигается вперёд. Наши кони успокаиваются, и уже неспешно трусят следом за ним. Народу в Сале полно, и не скажешь, что война в разгаре. Впрочем, частичная демобилизация уже проведена. Так что… Впрочем, вру. Женщин на улицах куда больше мужчин. Да и те почти все в мундирах…

…Нас размещают в гостинице. Называется она — «Под Башмаком». На входе висит здоровенный деревянный ботинок. Принимают — очень вежливо и доброжелательно. Ванна с горячей водой, сытный обед, мою пропотевшую форму уносят, чтобы привести её в порядок. Впрочем, пока я наслаждался горячей водой в отлитой из меди ванной, доставили парадный мундир, и я слегка ошарашен — он, как две капли воды, похож на наш Имперский. С аксельбантами, мечом, погонами и знаками различия. Даже фуражка, вместо обычной стандартной кепи. Когда, наконец, я вылезаю из воды, меня сразу обтирают, облачают в мягкий халат из толстой пушистой ткани, затем ведут обедать. Стол накрыт в номере. Как ни странно, против ожидания никого из поучающих или обучающих нет. Я ем в гордом одиночестве. Мои охранники расположились в другом месте. Здесь же, в гостинице, но в здании для людей попроще. Я же, всё-таки, барон, как-никак… После того, как поел неудержимо захотелось спать. Что я и с удовольствием проделал, предупредив прислугу гостиницы разбудить меня за два часа до назначенного времени. Час мне на то, чтобы привести себя в порядок. И час — на дорогу и на всякий случай. Мало ли…

Новенький дворец Неукротимого встретил меня сиянием огней и множеством публики, а так же звучанием музыки. Услышав её, я словно споткнулся — играл Штраусс. Это его вальс! Опять от саури?! Мои губы сами собой сжались в ниточку, я спрыгнул с коня и отдал поводья услужливо подскочившему слуге. Затем поднялся по широкой каменной лестнице ко входу, у него мне преградили путь два офицера:

— Кто вы?

— Капитан дель Стел. По личному приглашению Императора.

Надменно вскинул я подбородок. Оба синхронно стукнули себя кулаками в грудь:

— Просим ваша светлость!

И распахнули передо мной двери…

…Зал был залит огнями и наполнен множеством народа: мужчины, женщины, гражданские и военные. Какое то мероприятие? Едва я вошёл, как ко мне подскочил паж в императорских цветах, склонился в поклоне:

— Сьере барон дель Ниро?

Вовремя вспомнил, что меня теперь зовут и так. Кивнул в знак согласия.

— Следуйте за мной, пожалуйста, его Величество ожидает вас…

Мы быстро удалились от толпы в прикрытый портьерой коридор, украшенный многочисленными вазами с цветами. Не слишком длинный путь по нему, и пах распахнул двери одной из многочисленных комнат, склонившись в поклоне:

— Прошу вас, сьере барон…

Внутри стояли три кресла, все пустые, чуть слышно журчал небольшой фонтанчик в углу, в обрамлении живых цветов, и больше никого, исключая маленького столика, вроде журнального. Недоумевая, осмотрелся по сторонам, хмыкнул в пол голоса:

— Интересно, кто же меня ждёт?

— Я.

Прозвучал мягкий женский голос за моей спиной, и я резко развернулся — непонятным образом появившись в закрытом помещении застыла Ооли. Она улыбнулась:

— Атти немного задерживается, неотложное дело. Вы уж простите, Серг… Позволите ли вы себя так называть?

— Ваше… Императорское… Величество… Если вам так хочется — разумеется, да.

— Очень хорошо. Но мой титул звучит слишком длинно, а мне хотелось бы побеседовать с вами, пока не появится Атти. Поэтому тоже называйте меня по имени, Ооли.

— Вы разрешаете, ваше Императорское Величество?

— Я же уже вам сказала…

Она с недоумением посмотрела на меня, и вдруг осеклась. Снова внимательно вгляделась, потом вдруг быстро подошла к креслам и уселась в одно из них, сделал приглашающий жест. Я устроился напротив, спокойно откинулся на удобную спинку — почему то я не чувствовал больше ни ненависти, ни злобы, как при первой нашей встрече в учебном лагере. Странно, но это было так.

— Не желаете чего-нибудь выпить? Вина? Натты? Чай? Кофе?

Кофе?! У них есть кофе?!

— Если последнее…

Чуть запнувшись, всё таки я смог назвать её по имени:

— …Ооли…

Саури улыбнулась. На этот раз с явным облегчением. Затем хлопнула в ладоши, и когда в комнате появилась красивая девушка-фиорийка, отдала распоряжение. Напиток не заставил себя долго ждать. Буквально тут же нам внесли кипящий чайник, несколько закрытых чашек, сливки, молоко, кучу булочке и плюшек. Ооли сделала знак:

— Угощайтесь, Серг.

И я потянулся к розеткам — вот оно, кофе! Пусть гранулированное, но настоящее, человеческое! Откуда, интересно? Быстро прикинув объём чашки, кинул туда сам напиток, положил сахар по вкусу, а поскольку любил чёрный, то ни сливок, ни молока не добавлял. Сделал первый глоток и прикрыл глаза от удовольствия — как же чудесно! Это явно был напиток выпуска «Императорской Кофейни», и, кажется, сорт назывался «Настоящий». Один из самых лучших. Сколько же я не пил кофе? Да, как раз, полтора года, что я здесь…

— Я вижу, вам понравилось?

Вот же неуёмная… Но голос у неё приятный. Впрочем, как у всех саури, что я слышал…

— Позвольте вопрос, Ооли?

Она насторожилась, но кивнула в знак согласия.

— Прошу прощения, если я покажусь вам бестактным… Но у вас с Неукротимым есть общий ребёнок?

Саури словно осветилась изнутри, и я зачарованно замер. Смущённо кивнула:

— Да. Девочка. Аруанн. Мы решили назвать её в честь матушки моего мужа…

— Я не понимаю…

Саури схватила всё с полуслова:

— Я тоже никогда не думала, что смогу родить от человека…

И осеклась, сообразив, что именно она произнесла. Я спокойно поставил чашку на стол:

— Значит, вы — не человек. Судя по вашим словам. Тогда кто?

Императрица невольно сжалась, но тут же взяла себя в руки:

— Насколько я знаю, Серг, вы умный человек. Вас многие хвалят, но все, без исключения отмечают ваш ум…

— К чему эти прелюдии, Ооли? Вы…

Я сделал паузу, и саури испуганно выпалила:

— Я не демон! Нет! Серг, там, наверху, в небесах есть другие миры! И я пришла оттуда! Но, клянусь всем святым — я никогда не делала ничего плохого! И не сделаю!

Почему мне стало вдруг жаль её…

— Другие миры… Другая жизнь… Очутившись здесь, вам, наверное, было очень тяжело?

Саури опустила глаза, потом, не знаю почему, расчувствовалась:

— Я попала сюда одна. Мне едва исполнилось семнадцать лет. Потом меня поймали, словно дикого зверя и посадили в клетку… Хвала Богам, что это был Атти… А потом… Потом… Он уехал на войну. В Рёко… Прислав оттуда брачное ожерелье. К тому времени я уже ждала нашу дочь…

…Её речь лилась, а до меня доходило, что ей пришлось перенести за эти годы, что она находилась здесь. Из мира высочайших технологий — в Средневековье, в дикость, грязь, полное отсутствие цивилизации и соплеменников. Сопливой, по сути, девчонке, не умеющей ни драться, не могущей защитить себя… Что это? Я чувствую к ней жалость? Сочувствие?! Не может быть… Саури всхлипнула, выговорившись, потом беспомощно улыбнулась слабой улыбкой. Помедлив, я извлёк чистейший носовой платок и протянул ей:

— Возьмите…

Снова всхлип, и она взяла платок. Аккуратно промокнула глаза. А ведь у неё нет ни грамма краски ни на ресницах, ни на губах! Мать Богов! Вот же повезло Неукротимому!..

— Спасибо вам, Серг…

— Если вам будет проще, зовите меня Сергей. Старший лейтенант Космических Сил Империи Русь, Сергей Стрельцов.

— Что?!

Платок вываливается из её ладошки, а глаза округляются. На лице — неописуемый ужас. Саури испугана до такой степени, что сейчас лишится сознания, она с трудом удерживается на грани рассудка…

— Сергей Стрельцов, истребитель. Был сбит неизвестно когда, и затянут в пространственный разлом. Очнулся на Фиори полтора года назад, когда вышел из строя анабиозный блок. После этого очутился в Симсе, работал молотобойцем в кузнице. Остальное вы знаете, Ооли.

Снова тянусь за чашкой, наливаю себе кипятку и делаю кофе. Саури застыла в своём кресле, безумным взглядом смотря на то, что я делаю. Пожалуй, рановато было вскрываться, но, Боги, как же мне всё это надоело! Эти тайны, недомолвки.

— Знаете, я не пил кофе очень давно, даже не знаю сколько, и я благодарен вам за предоставленное наслаждение…

Эту фразу я произношу на языке Кланов, вбитом в меня на уровне подсознания. Не задумываясь ни разу. И звуки родной речи приводят Императрицу в себя. Она вскакивает, но я делаю успокаивающий жест:

— Пожелай я убить вас, вы были бы давно уже мертвы. Ещё в том самом лагере, где вы вручили мне предписание, саури. Так что давайте лучше спокойно посидим, пока не освободится ваш супруг. Он, кстати, действительно фиориец?

Ооли молчит, всматриваясь в меня, но я не делаю ничего угрожающего. Просто пью кофе. Саури тихо произносит:

— Да. Он фиориец. Это что-то меняет?

Отрицательно качаю головой.

— Ничего. Догадываюсь, что у вас нет возможности выбраться с планеты, поэтому всё и затеяно. Империя. Технический прогресс. Вы используете русские разработки, потому что они вам знакомы лучше своих? Клановых?

Теперь уже она мотает головой, совсем как мы.

— Нет. Я занимаюсь экономикой. Всем, что касается войны, занимается Атти…

— Неукротимый? У него талант…

И тут я осекаюсь — он же фиориец!!! Тогда почему? И откуда ему всё известно?! Похоже, что мои мысли отразились на лице, потому что Ооли вдруг весело улыбается:

— Ещё бы — майор сил специального назначения Империи!

— Что?! И — он?! И вы…

Сзади звучит знакомый мне голос Неукротимого:

— Ну, вообще то у меня другая история, Старшой…

И именно это обращение, принятое среди нас, военных, на чистейшем русском языке… Я оборачиваюсь, за спиной стоит Атти. Сам, лично. Улыбается:

— Вот теперь мне всё понятно… Уф. Прямо гора с плеч, Сергей.

— Зато у меня теперь вопросов ещё больше, чем было раньше…

Император протягивает мне свою ладонь:

— Давай лучше познакомимся по настоящему — майор Максим Кузнецов как тебе сказала Ооли, из сил специального назначения Империи. Бета, правда. Но это, думаю, здесь, на Фиори, вряд ли что меняет.

— Бета?!

Внезапно Неукротимый становится мрачным:

— Бета. Я, сам, погиб. И уже давно. Даже вот похоронил сам себя три года назад. Но с другой стороны, я живой. Тебе знакомо такое понятие, как информационная копия?

Словно отблеск молнии в голове, и всё непонятное становится ясным, словно солнечный день:

— Значит…

Император кивает. Просто, без всяких объяснений. Мой рот открывается сам собой:

— Значит, Атти…

— Носитель. Его память давно стёрта.

— А мать — императрица, она…

— Знает. С самого начала. Но она — действительно мама. Без всяких альф, бет, и прочих гамм.

— Она тоже из Империи?!

На этот раз чета качает головами абсолютно синхронно:

— Нет. Отсюда.

До меня, наконец, доходит окончательно. Трясу головой, потом задаю вопрос, который меня волнует:

— Связи с Метрополией нет?

Опять оба вздыхают:

— Нет… Но сигнал бедствия мы отправили!

Я облегчённо вздыхаю — значит, надежда есть… Потом вздрагиваю:

— А кто из вас?

И они хором, совершенно синхронно отвечают:

— Оба.

— Оба?! Это и Кланы, и Империя…

Атти-Максим спокойно машет рукой:

— Не переживай. Разберёмся. Лучше давай с тобой решим — что надумал делать дальше?

— Дальше, это в смысле после возвращения в Империю, или здесь?

— Или. До Руси ещё дожить надо.

Пожимаю плечами.

— Да как то не задумывался особо. Честно признаюсь. Пока вот воюю, а дальше ещё и не знаю.

Парочка переглядывается:

— Мы тебе земли дали. Как с ними?

— Буду тянуть, пока не уберусь домой. Там, сам знаешь…

Умолкаю, потому что Ооли может быть неприятно слышать это. В конце концов, от присяги Руси меня никто не освобождал. И срочно меняю тему:

— Может, женюсь. А то лезет уже в голову невесть что…

Внезапно Ооли настораживается:

— Что значит — лезет?

Залпом допиваю уже остывший кофе, выдыхаю:

— Сны. Снится непонятно что. И явственно так, словно уже произошло.

— Женщины?

Это Атти. Киваю.

— Льян?

— Нет. Это точно.

— Твоя подружка из Тироса?

Это уже Ооли.

— Нет. Я и сам не знаю. Но встретимся мы с ней в моей пожалованной земле.

Атти хмыкает в неопределённом значении:

— Знаешь, я бы особо не придавал значения таким снам… Но вот сам сталкивался в жизни с чем то подобным. Так что — аккуратнее.

Он многозначительно подмигивает, затем извлекает откуда то небольшую бутылочку, три бокала:

— Ну, за знакомство, Сергей?

Улыбаюсь облегчённо и без всяких задних мыслей:

— За знакомство!..


Глава 10 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 12



Loading...