home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

…Видимо, я не сумел сдержать эмоции, и на моём лице отразилось удивление, потому что Яяри сразу же напряглась и спросила:

— Что?

— Нет-нет, ничего. Просто…

Замолчал, но та сразу же спросила:

— В чём дело?

— Просто есть саури и человеку вместе…

Она сразу расслабилась:

— Ты об этом? Неужели ты считаешь меня такой неблагодарной? За своё спасение я готова не только разделить с тобой трапезу…

…Хм… Что за намёк? Ладно. Потом разберёмся.

— Не желаешь помыться?

И сразу на лице счастливая улыбка:

— Даже не представляешь, насколько хочу! Всё тело зудит! И чешется!

— Тогда сейчас. Вода уже греется. А потом тебя перенесут в новую комнату.

Не удержался, добавил с ехидцей:

— Это, вообще-то, как бы моя. Будет.

…Это что за обида?

— Прогоняешь? Я так тебе противна?

— Нет. Совсем нет! Конечно, не противна! Но мне же где то спать надо…

— Кровать большая. Места хватит…

…Что?! Саури заливается краской, потом тихо говорит, хотя никто кроме меня не понимает её языка:

— Прости, что я так, нагло… Но если мы будем спать… Только спать, и ничего больше, вместе, то я поднимусь на ноги быстрее…

— Гхм… Гхм…

В лечебных целях, значит… Киваю в знак согласия, и на её лице появляется довольная улыбка. Поворачиваюсь к своим:

— Марика, можешь пока спать в прежней комнате. Или уж переселяться туда, куда решила. И зови своих девушек, пусть вымоют Яяри. Дара, пока её будут мыть, сменишь постель.

Кивки. Бывшая баронесса зовёт прислугу, саури подхватывают на руки, уносят в мыльню. Служанка суетится возле кровати, убирая старое бельё и стеля новое. Рорг задумчиво смотри на неё сзади. Интересный у него взгляд, однако… Но он мужчина видный и взрослый. Я подхожу к своим сумкам, мда… Остался последний комплект чистого белья. Достаю грязное из второй перемётной сумы, впрочем, через мгновение передумываю — там всё-равно ничего нет. Отдам стирать полностью. Эх утюг бы! Хотя бы чугунный, угольный… Стоп! Замираю на месте. А это мысль! Вот и есть первое изделие, которое можно пустить в продажу! Чем рубелем и вальком стучать, куда проще отгладить! Что нужно, чтобы склепать утюг? Сверлильный станок, гибочный, клёпки, молоток и столярку, изготовить ручку, чтобы не обжечься! Тогда и токарный заодно… Пресс сами сделаем. Река под боком…

— Готово, ваша милость!

Это Дара. Протягиваю её сумку:

— Вот, отдашь прачкам внизу, пусть постирают. И можешь быть свободна до утра. Доса Марика даст тебе задание.

Женщина забирает сумку и уходит прочь. Рорг провожает её взглядом, потом оборачивается ко мне:

— Что дальше, командир?

— Завтра еду в город. Хотел кого-нибудь из ребят послать, да вот, сейчас в голову стукнуло. Надо пару писем будет послать, да деньги получить в банке. Марика отдаст мне список необходимого. Ну и сам гляну. Тебе, кстати, ничего не нужно?

Мужчина пожимает плечами:

— Так сразу не упомнишь. Если что — с утра скажу, командир…

— Ладно. Себе то место нашёл?

— Да я пока в казарме. Её в порядок привели. Мы там и расположимся.

— Это ты брось. Тебе ещё дружиной командовать. Или ты думаешь, что раз победили, то мне гвардия не нужна? Времена ещё неспокойные. Будем людей набирать, обучать. Да и… Словом, даже за слугами и то пригляд требуется.

— Что по поводу той девчонки, что слугами распоряжается?

— Бдить, но незаметно. Пока доверять её полностью я не вижу смысла. А завтра в городе отошлю письмо Льян. Пусть решит проблему. Но управляющий мне в замке нужен.

Сержант кивает, уходит. Вот я и остался, наконец, один… Можно чуть расслабиться. Подхожу к кровати вкусно пахнущей чистой материей. Затем сажусь на табурет. Постельное бельё в Фиори редкость, и появилось совсем недавно. Как правило, у местных феодалов простынь использовалась до того момента, пока не истлеет. Либо вообще, на шкурах спали. Да и мытьё не слишком признавали. Считали вредным для здоровья. Суеверия. Предрассудки. Одним словом, культура Средневековья в полном её расцвете. Очень похоже на человеческую. Только вот есть некоторые нюансы: их религия в Высочайшего куда мягче культа Распятого и Вечноживого. По крайней мере, инквизиции нет. Да и порядки в тех же монастырях, которых куда меньше, свободнее. Монах может свободно уйти в любое время в мир, как говорится. И преследований за веру нет. Хочешь — верь. Хочешь — не верь. Твои проблемы… Обязательно нужно будет проверить реку — глубину, течение, берега. Потому что цех надо ставить там. Чтобы соорудить водяное колесо… Ох… Устал я сегодня. Мысли скачут… Двери в спальню открываются, и на пороге появляются девушки, несущие на руках Яяри. При виде меня замирают, но я встаю:

— Всё. Можете её укладывать, я сейчас выйду. И пусть накрывают стол. Не спеша, разумеется. Я — в мыльне.

Те склоняются в поклоне, Яяри шевелит рукой. Очень хорошо. Оживает прямо на глазах. Такими темпами, за неделю ходить сама сможет… А купальня хороша! Удобно придумано. Бадью девчонки выскребли уже, так что моюсь спокойно. Благо, мыла кусок есть в сумке. Быстро смываю с себя пот, пыль и грязь дороги. Облачаюсь в чистое. Остальное — в стирку. Феодал я, или нет, в конце концов. Расчёсываю короткий ёжик волос, теперь можно и поужинать… Стол уже накрыт. Куча разных мисок, плошек, пахнет умопомрачительно. Девчонки, прислуживавшие Яяри за мытьём, точнее, мывшие её, застыли позади кресла, где сидит… Уже сидит!!! Саури. Её облачили в длинную рубашку и сверху одели нечто вроде свободного платья, так что выглядит она прилично. Если бы не её худоба. Подхожу к столу, кидаю сумку на пол, бросаю свёрнутую форму одной из служанок:

— Стирать.

— Да, ваша милость!

Затем перевожу взгляд на Яяри:

— Ну, что? Приступим?

Та улыбается, и мы садимся есть. Кстати, в полном молчании. А когда заканчиваем, девушки убирают посуду.

— Всё. Идите. Дальше мы сами…

Те с поклонами уходят. Я переношу Яяри в постель. Укладываю, накрываю одеялом. Та блаженно стонет:

— Какая прелесть!

— Угу. Знакомо.

Тушу свечи. Затем раздеваюсь в темноте и ныряю в кровать. С другой, естественно, стороны. Закрываю глаза. Саури лежит неподвижно. Боится? Переворачиваюсь на бок спиной к ней. Спустя пару минут слышу её ровное дыхание. Уснула. И мне пора…

…Мда… Спать рядом с противоположным полом — одно удовольствие. Жаль, что не было остального… Ну, ладно. Хватит о пошлом. Пора вставать… Выскальзываю из-под своего одеяла — на улице ещё полумрак, но можно разглядеть аккуратно сложенную одежду. И, судя по звукам снаружи, слуги уже не спят. Быстро одеваюсь, спускаюсь по лестнице вниз. Кухня уже давно на ногах, судя по звукам, раздающимся оттуда. Провожу рукой по подбородку — щетина. Плохо. Ладно. Успеем. У колодца быстро споласкиваю лицо, затем иду внутрь пищеблока. При виде меня все застывают, но я нетерпеливо командую:

— Натты и чего-нибудь…

— Сейчас будет всё готово, ваша милость. Присаживайтесь.

Это Дара. Единственная, кто не растерялась. Впрочем, она то как раз за вчерашний день смогла привыкнуть ко мне. Усаживаюсь за стол, буквально через секунду передо мной здоровенный шмат жареного мяса, правда, холодного, и большая кружка горячей ароматной натты. С удовольствием перекусываю, потом обращаюсь к женщине:

— На тебе моя ушастая подружка.

— Да, ваша милость.

Шутливо трогаю её за кончик носа:

— Не страшно теперь?

— Так вы же…

Давится фразой. Ё! Намёк? Ню-ню. Встаю, буркаю благодарные слова, выхожу прочь. Где там мой жеребец? Естественно, на конюшне. Разбуженные конюхи торопливо одевают сбрую, седло, взлетаю на спину коня, трогаюсь. Пусть ребята отдохнут. Тут ничего страшного нет, прокачусь до города…

…Быстро теплеет. Едва солнышко поднялось повыше, как сразу горячие лучи начали сгонять выступивший на траве и деревьях иней. Жеребец идёт спокойным ровным ходом. И если я правильно рассчитал, что через час-полтора я буду уже в Ниро. Дорога пуста, лишь следы телег, да навоз. И хорошо. Приятно вот так побыть в одиночестве, спокойно расслабиться, привести в порядок мысли. Прожигать деньги и чахнуть от ничегонеделания не в моём характере. Так что оформившееся вчера смутное желание устроить в замке мастерскую крепнет всё больше. Утюги, сельскохозяйственные орудия, кухонная утварь… До мануфактур Атти достаточно далеко. Так что рынок сбыта здесь имеется. И, ещё — рядом море, следовательно, морская торговля. Жеребец выносит меня на очередной холм, и я с трудом сдерживаю восхищение раскинувшейся передо мной картиной безбрежного океана. Какая же красота! А вот и сам город — совсем рядом, расположившейся на краю небольшой бухты. До него буквально тройка километров, или шесть лиг, как считают на Фиори. Пора маскироваться — извлекаю из сумки плащ, набрасываю на плечи. Заодно и проверю, что здесь творится. Власти города и магистрат извещены о моём появлении. Но пока никто не знает меня в лицо. Так что сразу всё и всплывёт, если что не так.

…В воротах меня встретили два стражника. Ни вопросов, ни досмотра, просто потребовали уплатить пошлину, как конного. Всего один диби, мелкую медную монетку. Больше ничего. Потому проехал, как к себе домой. Дальше не спеша двинулся к центру. Народа много. Только вот грустные больно. Сумрачные лица, тоскливое выражение на встречных физиономиях. Одеты средне. Особо рваной одежды не заметил, но и роскошных одеяний тоже. Но последнее понятно почему — после чисток Неукротимого аристократов в стране поубавилось очень сильно. Так что особо щеголять некому. Выехал на главную площадь, где, естественно, оказался рынок. Большой и на удивление богатый. Во всяком случае, ряды ломились от продуктов, тканей, изделий кузнецов и прочих ремесленников. И цены, как я понял, очень даже щадящие. Наметив, что стану покупать, двинулся дальше, разыскивая банк. Тот находился возле ратуши, куда я пока соваться не стал. Предъявив в финансовом учреждении обезличенный чек на предъявителя, получил деньги. Без всякой волокиты и суеты. Полсотни золотых фиори. Пока хватит. Выйдя на улицу, осмотрелся, снова оседлал лошадь, двинулся обратно на торговую площадь. Итак что там у меня по списку? Ой, вот же голова — забыл взять у Марики! Так торопился утром, что и из головы вылетело! Ладно. Попробую сообразить сам. Что там у меня? Одежда для саури, бельё постельное, нитки, иголки, морские и сухопутные деликатесы — копчёности, солёности. Стоп. Прежде, чем купить, нужно озаботиться доставкой. И местом складирования…

…- Сьере военный?

На меня смотрят два тоскливых до невозможности больших глаза карего цвета. Девушка? Под алым платком угадывается пышная шевелюра волос светлого цвета натуральной блондинки. Фигура, как я понимаю, стройная, даже худощавая. Правда, безнадёжность на её лице меня почему то раздражает. С чего бы это вдруг? И такое вот обращение к совершенно незнакомому человеку…

— Сьере — офицер. Правда, бывший. В отставке.

Опускает глаза. Одежда добротная на вид, но уже поношенная. Тоскливый голос:

— Сьере не желает развлечься?

Что за… Не похожа на профессионалку. Мой взгляд застывает на её руках — длинные музыкальные пальцы, идеальная форма кистей. Бывшая аристократка?

— Доса?

— Сьере военный, у него есть деньги. Сьере не желает потратить один бари за ночь… Со мной?..

Я даже на мгновение растерялся. Девчонка очень красива, но, похоже, её припекло не на шутку. Не знаю почему, но я вдруг сам собой кивнул, потом выдохнул:

— Желает…

— Тогда прошу вас идти со мной, сьере…

…Она медленно ведёт меня по городским улочкам. Того, что я попаду в засаду — не боюсь. Не так то просто меня и взять. Пустят стрелу в спину? Ерунда. С тыла я прикрыт конём. Спереди — её фигурой. Высоких зданий давно нет. Мы уже где-то на городской окраине. Да и народа тут довольно много. Девушка ныряет в проход между домами, короткий путь по извилистой улочке, мы застываем возле покосившейся калитки, которую та открывает:

— Прошу вас, сьере…

Ввожу своего коня в небольшой дворик. Не ухоженный, но и не запущенный. Скорее, неумело прибранный. Домик маленький, с подслеповатыми окошками. Девушка подходит к крыльцу, оборачивается:

— Прошу меня извинить, сьере офицер… За беспорядок… И за то, что мне нечем вас угостить, пока не наступит время…

Внезапно дверь открывается и на пороге появляется мальчишка, по виду — ровесник Арка из замка. У него тоже то самое выражение отчаяния на лице.

— Мори, зачем ты вышел?

Он молча смотрит на меня, потом тихо спрашивает девушку:

— Илли, ты решилась?

Та опускает голову, потом кивает. Едва заметно, но кулачки парнишки сжимаются сами собой, а светлая голова опускается. Судя по всему — братишка. Младший.

— Эй, парень, подойди ка.

Тот, по прежнему с опущенной головой, подходит, не глядя на меня и тщательно рассматривая носки своих ног, одетых в грубые опорки.

— Вот тебе деньги…

Протягиваю ему серебряный бари. Он вскидывает голову, удивлённо смотрит на меня, но я спокойно продолжаю:

— Сгоняй на рынок. Купи поесть. Как я погляжу — у вас проблемы.

Его кулаки снова сжимаются, но мой взгляд спокоен, и он вновь опускает голову:

— Как прикажете, сьере…

— Капитан. Капитан запаса войск Империи Фиори Серг.

И снова сжимаются кулачки. Только в одном из них зажата серебряная монетка. Я осматриваюсь, затем привязываю жеребца к одному из столбов. Ни сена, ни овса, естественно, в этом нищем домишке быть не может. Илли, как я понял, уже внутри дома. Решительно толкаю двери, вхожу. Глаза быстро привыкают к полумраку, царящему внутри, и я рассматриваю нищую обстановку. Грубые лавки. Такой же стол. Пара вёдер. Утварь из простой глины. Хотя, нет. Вон предмет, явно не вписывающийся в обстановку — шитое серебром женское покрывало на стене. Очень богатое… Стоп. Сверху спускается девушка. Испуганно смотрит на меня, я открываю было рот, чтобы спросить, но тут раздаётся кашель. Надсадный, рвущий лёгкие. Откуда то из-под лестницы. Шаг в сторону — несколько бочек. Явно пустых. Илли бросается к ним, перепрыгивая через несколько ступенек, но я успеваю первым. Женщина?! Впалые щёки, блестящие глаза под рваным лоскутным одеялом. Как я понимаю, она меня не видит. Взгляд, устремлённый в никуда.

— Сьере офицер! Она не заразная! Просто простыла!

Илли вцепляется в меня и пытается оттащить в сторону, но куда проще сдвинуть скалу, чем меня. Наклоняюсь и касаюсь запястьем лба. Тот пылает. Температура точно выше всяких пределов!

— Что говорит доктор?!

Неожиданно девушка горько усмехается:

— Доктор, сьере офицер? Какой доктор может быть у несчастных беглецов?

…Вот и всё. Картинка полностью прояснилась…

— Знаешь, где найти лекаря?

— Знаю, конечно. Но у нас нет денег, чтобы заплатить…

— Хватит болтать. Бегом за ним! И приведи самого лучшего!

— Но…

— Не «нокай»! Не лошадь! Бегом, твою ж…

Удерживаюсь, чтобы не выматериться. Илли испуганно приседает, затем её выносит наружу. Слышу злое ржание жеребца. Опускаюсь на корточки, снова прикладываю ладонь ко лбу. Да. Это жар. Женщина простужена. И очень сильно. Слышу булькание у неё в груди. Снова осматриваюсь. Беженцы. От Неукротимого. Наверняка муж и отец погибли. Осталась одна вместе с дочерью и сыном. Пока что-то оставалось — как то жили. А когда всё кончилось — дочь пошла на панель… Или наоборот — заболела, и всё, что оставалось, ушло на лечение…

Считаю пульс больной. Сердце бьётся слабо. Значит, дело плохо. И, как я понимаю, ничего съедобного в доме, не говоря уж о лекарствах. Проклятье Тьмы! Где же их носит?! Что парня, что девчонку…

…Стемнело. Я сижу возле пылающего очага и прихлёбываю горячую натту, запивая большой пирог с мясом. Мори, набегавшись за день, спит. Мой жеребец тоже дремлет во дворе, накрытый попоной. Там же две коровы, домашняя птица в клетках, овцы. Мать Илли тоже спит. Только не под лестницей, как раньше, а наверху, напичканная снадобьями и лекарствами. Впрочем, на мой взгляд, она встанет на ноги раньше. Девушка — напротив меня, сложив на коленях руки и опустив взгляд на них же. Упорно их не поднимает…

— Послушай…

Вздрагивает, потом вдруг резко отвечает:

— Я готова…

— Дура.

Спокойно отвечаю ей. Затем, в свою очередь, спрашиваю:

— Прости. Кто вы на самом деле? Откуда вы сбежали в Ниро?

Её пальцы белеют от напряжения.

— Мой отец — маркиз дель Тарк. С Запада Фиори…

— Ни в Рёко, ни в Тушур вы не отправились. Не успели, или не захотели?

Она вздыхает:

— Папа приказал нам добраться до Ниро, там взять корабль и плыть на Острова.

— Острова?

— А вы не слышали?

Девушка очень удивлена, на мгновение забыв о том, что должна сделать. Поясняет:

— Это Вольные Острова. Там живут те, кто не подчиняется никому.

Мои глаза сами собой прищуриваются — пиратская вольница…

— Думаешь, вы бы там выжили?

— Не знаю… Сьере, я не знаю, сколько времени я должна буду делить с вами постель… В уплату за то, что вы потратили…

— Думаю, нисколько.

Она впервые вскидывает голову, с глубочайшим изумлением смотрит на меня.

— Что?

У неё очень красивые глаза… Кстати…

— Вы… Вы…

— Послушай, девочка. Сколько тебе лет? Честно?

— Пятнадцать…

— Вот именно. Ты ещё ребёнок. Твоя матушка мне ровесница, если честно.

— Вы…

Она бледнеет, но я машу рукой.

— Успокойся. Ничего подобного я даже в мыслях не держу.

Чуть успокаивается, но по-прежнему напряжена, словно струна.

— Так вот… Мне нужно место, где можно будет сложить покупки, отдохнуть после приезда. Нужен кто-то, кто сможет присмотреть за всем этим в моё отсутствие. Ваш дом, конечно, маловат для этого. Но, я думаю, что приобрету в городе дом. Знакомых кроме вас у меня в Ниро нет. Так что я предлагаю твоей матери стать управляющей моего городского поместья. Как тебе?

— Сьере… Даже не знаю… Я не могу принимать решение за матушку… И потом, я слышала, что у Ниро новый господин. Позволит ли он вам…

— Позволит. Поверь. Потому что он и есть я. Барон Серг дель Стел, новый лорд Ниро и окрестных земель, Илли.

— Вы?!

Она вжимается в стену, объятая беспредельным ужасом.

— Приготовь мне постель, Илли. Для одного. Скажу честно — я не собираюсь спать с тобой. Так что расслабься. А завтра у меня куча дел. Поэтому, пожалуйста, поторопись. Хорошо?

— К-как прикажете, сьере барон…

Она чуть заикнулась. Испугалась? Вполне. Репутация Неукротимого частично переходит и к его офицерам. И, наоборот, соответственно…


Глава 13 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 15



Loading...