home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

…Я подхожу к ратуше. Двое охранников-стражников преграждают мне путь, скрещивая алебарды перед моим лицом:

— Не велено.

— Кем не велено?

— Сьере магистр приказал никого не пущать.

Расстёгиваю воротник кителя, где под тканью висит особый знак. При виде его солдаты теряют дар речи. Любезно осведомляюсь:

— Есть ещё вопросы?

— Ваша милость…

Валятся на колени под удивлёнными взглядами окружающих. Шагаю вперёд. Стражники подхватываются с места и торопливо распахивают передо мной створки. Внутри полно народа. Роскошные одежды, меха, презрительные взгляды. А я — зол. Донельзя взбешён. Мори рассказал мне много чего интересного про то, что творится в городе. Обнаглевшие лавочники, получив от Атти послабления развернулись на всю катушку — казнокрадство, притеснение слабых и беззащитных. С одной стороны, верить беженцу, даже бывшему аристократу, лишённому титула, в данной ситуации просто глупо. С другой — именно такие вот мальчишки, как правило, знают очень и очень много о делах и делишках власть имущих. Тем более, что то, что я успел проверить по пути в ратушу, подтвердило его слова полностью. Ну и пара вопросов встреченным мной по пути горожанам… Главное — знать, как задавать вопросы. Прежде всего — въездная пошлина. В то время, как приказом Неукротимого это просто запрещено по всей Империи. Это первое. Второе — учёт горожан. В том числе и таких вот бывших беженцев. Ничего подобного в Ниро не проводилось, хотя деньги на это были выделены. Ущемление местными ростовщиками интересов государственного банка Фиори. Прямые угрозы клеркам, работающим там. Игнорирование распоряжений временной администрации. Решили поиграть в независимость? Вольности почуяли? Я вам устрою… За мной следует десяток моих солдат, включая Рорга. Ребята были срочно вызваны из замка, потому что нужно срочно поставить на место охамевшее быдло. Таких надо сразу давить и плющить. И не откладывать в долгий ящик… Поднимаемся наверх, в зал заседаний магистрата. У дверей, ведущих внутрь, стоит толпа народа.

— Разойдись!

Ноль внимания. Совсем опухли, твари?! Делаю знак рукой, и Рорг мгновенно расчищает нам путь. То, что сейчас на полу корчатся от умело нанесённых ударов тела, меня волнует меньше всего. Ещё удар ногой, резные створки распахиваются, и я вхожу в зал. На меня смотрят заплывшие салом морды, лоснящие от безнаказанности и наглости.

— Кто посмел?!

Слышится визгливый голос откуда то спереди. Ага! Судя по всему — городской глава. Спокойно подхожу вплотную, потом резким ударом впечатываю его в кресло, на котором тот сидел. Правда, при этом ломается пара рёбер, может, больше. Но ему всё-равно висеть в петле. Рядышком с бывшим лордом. Того ещё, кстати, не сняли. Как и прочим членам магистрата. Вертели бывшим владетелем, как хотели, творя за его спиной, что хотя. Кончилось ваше всевластие. Впрочем, и жизнь тоже. Именем Империи, по праву владения…

Спустя полчаса городская площадь украшается двенадцатью телами в богатых, роскошных одеждах, а я ору на клерков и чиновников, которые молят о пощаде. В любом случае, я их заменю. Но пока они нужны мне живыми, чтобы разобраться в груде накопившихся дел, а так же распутать махинации тех, кто правил городом раньше. Пока не повис в петле. Можно, было бы, разумеется, пока посадить верхушку Ниро в темницу и постепенно распутать весь клубок. Но это слишком рискованно. Могли и сбежать. Или подкупить охрану, а то и нанять наёмных убийц, или того хуже — пиратов со Свободных Островов. А так — быстро, дёшево удобно. Экономия средств городом на питании каторжников, хе-хе… Не моему заскорузлому сердцу проявлять милосердие к тем, кто его недостоин. Теперь одна, но самая главная проблема — кого поставить над городом? Кто будет следующим магистром? Рискнуть? А, где наша не пропадала! Я выхожу на помост, с которого зачитывают городские указы, подзываю глашатая, который трясётся от страха — уж больно радикально я тут разобрался со всеми, шепчу ему на ухо то, что требуется объявить в данный момент. Он открывает рот от изумления, но деваться человеку некуда, и он открывает горло и кричит во всю глотку:

— Кто назовёт самого честного купца в городе Ниро, получит фиори!

Тишина, потом толпа взрывается рёвом. Но, как ни странно, в криках угадывается лишь одно имя — некого Рата Мира. Вскидываю руку, и голоса умолкают. Наступает тишина.

— Старший городских стражников, ко мне.

Крепкий, с сединой мужчина проталкивается ко мне через людей. Хм… Народ то его явно уважает. Расступаются. Не испуганно, кстати, а с подчёркнутым уважением. Начищенный панцирь, на боку меч в потёртых ножнах, правильные черты лица.

— Ваша милость, я капитан городской стражи, Гарм Тор.

— Барон Серг дель Стел.

Показываю ему свой знак. Он склоняет голову в поклоне. Судя по выправке — старый вояка. Значит, общие темы должны у нас быть.

— Сьере Тор, я прибыл в Ниро три дня назад.

— Да, ваша милость. Я всё знаю.

— Очень хорошо. Поэтому не будем много говорить, а лучше приступим к делу. Рат Миро, он действительно самый честный купец в городе?

Тот пожимает плечами:

— Насколько я знаю — да. Потому и беден.

— Передайте ему, что я, барон дель Стел, назначаю его новым магистром города Ниро. Это первое. Второе — приготовьте отчёт по всем городским делам, касающимся обороны, укреплений и вооружения. В каком состоянии, что наличествует, чего не хватает, и что желательно бы получить и завести. Третье — есть задолженности по жалованью?

Мужчина вновь пожимает плечами:

— Последние два месяца мы не получали жалованья. Магистрат утверждал, что все деньги уходят на борьбу с самозванцем…

Спохватывается. Бледнеет, когда понял, что сморозил. Делаю успокаивающий жест:

— Передадите новому магистру — имущество казнённых уходит в городскую казну. Первым делом — погасить задолженность перед стражей. Неправедно осуждённых — выпустить из темницы. Освободить всех должников, но из города не выпускать. Подготовить их дела к рассмотрению в ближайший выходной день.

— Да, ваша милость.

— Я сам разберусь. Всех родственников казнённых поместить под охрану. Не допустить насилия в их адрес до приговора Имперского суда.

Спокойный кивок головой.

— Можете собрать их в одном месте и стеречь. Разрешаю. Далее — согласно закону Неукротимого, все пошлины на въезд отменяются.

— Разумеется, ваша милость.

— Суд будет проходить здесь. Поэтому в день Отдохновения приготовьте два кресла. Для меня и…

— Вашей супруги, ваша милость.

— Да.

…О, Тьма!!! Где же мне взять жену?! И отыгрывать поздно…

— Пока всё. До прибытия нового главы города, взять магистрат под охрану. До суда в день отдохновения в городе должны соблюдаться порядок и спокойствие. И — последнее: насколько я знаю, у прежнего маркиза в городе была усадьба?

— Да, ваша милость.

…Хм… Удивительное спокойствие у этого мужчины лет сорока…

— Мне нужен провожатый. Хочу взглянуть.

Он оборачивается, делает непонятный знак, и передо мной появляется совсем сопливый подросток. Зато в кожаном панцире стражника.

— Илгу вас проводит, ваша милость.

Мы спускаемся с помоста, на котором остался лишь глава стражи, толпа расступается перед нами. Слышу позади голоса, с недоумением что-то бормочущие друг другу. Всё, люди. На сегодня представление окончено. Конец. Некогда мне вас веселить, да и дела не стоят на месте. Так что, расходитесь, граждане ленного города Ниро. Расходитесь…

…Возле наших лошадей стоит маленькая фигурка подростка со светлыми волосами, со страхом смотрящая на меня и моих солдат.

— Что, Мори, страшно? Ничего. Зато следующий подумает на тему — грабить и воровать, чтобы быстро разбогатеть и быть повешенным, или быть бедным и честным, зато долго жить.

Усмехаюсь — любимая присказка Атти. Мальчишка раскрывает рот от изумления.

— Как твоя матушка? Ей лучше?

— Да, сьере барон. Гораздо лучше!

Естественно: лекарства, натопленная печь, компрессы, и врач. Взлетаю в седло, моя охрана уже в сёдлах. Нагибаюсь и подхватываю мальчишку, усаживаю перед собой. Он испуганно дёргается, но я успокаиваю его:

— Едем в мою усадьбу. Чтобы ты знал дорогу.

— Да, сьере барон…

После пятнадцатиминутного блуждания по городским улицам останавливаемся возле добротных дубовых ворот. Стражник стучит, и когда в окошечке появляется заплывшая жиром морда, командует:

— Открыть ворота новому лорду Ниро!

Створки тут же со скрипом начинают расходиться, а я рефлекторно нащупываю рукоятку меча…

Против ожидания, всё прошло гладко. Ни возмущения, ни недовольных криков. Впрочем, как я понял, мои действия по наведению порядка в городе облетели жителей в мгновение ока, поэтому дворня в мгновение ока выстроилась во дворе, потом дружно повалилась на колени, уткнувшись носами в пыль. Вначале я взглянул на поместье — типичный богатый дом зажиточного горожанина. Два этажа, внутри большой двор. Часть дома жилая, остальные три части — хозяйственные. Кухня, кладовые, зал для приёмов и встреч, гостевые покои. Вполне-вполне. Нормально.

— Управляющий?

Тот вскакивает, подбегает, склонившись в низком поклоне. Мда. Не нравится мне его рожа. Слишком подобострастная, пройдошистая и наглая одновременно. Слишком, ещ мягко сказано. Однозначно — заменить. Думаю, матушка Илли и Мори подойдёт куда лучше. Тем более, долго была замужем, следовательно, управляться с хозяйством сможет. Решено. Поначалу то просто пристроить думал. Но, похоже, придётся женщине поработать…

— Рорг…

Сержант уже за спиной.

— Организуй досу Мири сюда.

— Сейчас.

Отходит в сторону, через минуту я уже слышу топот конских копыт. Быстро он. Впрочем, не раз уже убеждался, что для сержанта ничего невозможного нет. И подчинённые у него такие же хваткие и умелые ребята. Как же хорошо, что Атти оставил мне их! Не будь у меня этого взвода, чтобы я делал? Но продолжим.

— Казначей?

Сухой старик с ледяными глазами.

— Марг Дари, ваша милость. Казначей усадьбы.

— Что у нас имеется?

Тот мгновенно отвечает:

— По финансам плохо. Не больше десятка бари, по моим прикидкам. Покойный маркиз сильно поиздержался, собирая отряд воинов против у… Законного императора.

Благосклонно киваю.

— Лошадей — четыре, из них две рабочих, две выездных. Овец — пятнадцать, включая баранов три штуки. Кур — сорок одна, петухов — два. Несут в сутки пять яиц. Цыплят — шестьдесят семь, гусят — сорок. Дворни — тридцать семь человек, из них мужчин — десять, женщин — двадцать пять, детей двое, женского пола, девять и десять лет. Подруг, гха, покойного маркиза — три.

В последней фразе старик кашлянул. Потом продолжил:

— Расходы на содержание усадьбы…

— Достаточно. Благодарю. Вы остаётесь на своём месте и должности.

…То, что я обратился к нему на «вы» на мгновение вводит дедулю в ступор. Но он быстро гасит все эмоции, кланяется:

— Благодарю, ваша милость.

— Не за что. Каждый может приносить пользу, будучи на своём месте.

…Величайший русский философ незапамятной древности Козьма Прутков… Ну, в общем, так, примерно…

— Подруги маркиза?

— Они ждут вас в доме, ваша милость…

— Привести сюда.

Все слуги резко вскидывают головы, со страхом глядя на меня. Пальцем показываю на двоих мужчин покрепче:

— Ты и ты. Привести шлюх сюда.

…Может, резковато? Кто знает, своей ли волей эти женщины легли под маркиза, у которого была вся власть в округе? Но мне они не нужны. Мужички бегом летят к дому. Спустя мгновение слышу визг, недовольные крики, но вот на крыльце появляются мои посланцы и три… Мда… Раскормленные до потери приличия, с настоящими, как бы сказать лучше? В общем, корова-медалистка умрёт от зависти…

— Выкинуть вон. Если появятся вновь — бить плетьми до тех пор, пока на них не останется ни клочка одежды. Не вразумит порка, снова явятся — повесить…

Ничего себе!!! Вот это единодушие! Неожиданно для меня слуги вскакивают на ноги и бросаются на эту жирную троицу. Крики, вопли, женский визг, ругань — всё сплетается в один клубок, из которого время от времени вылетает то исцарапанная женщина, то окровавленный мужчина, утирающий располосованную ногтями щеку, но зато эта толпа уверенно смещается в сторону гостеприимно распахнутых ворот. Ещё несколько минут — куча мала уже за пределами усадьбы, затем шум стихает, и дворня поодиночке возвращается назад. Однако… Но поведение слуг меня успокаивает. Значит, я оказался прав. Но каков покойник! Даже странно, что он позарился на стройную, словно тростинка, Марику… Вкусы у мерзавца под стать его нраву. Отборно дерьмовые…

А вот и доса Мири. Она едет на смирной лошадке, которую я приобрёл для Марики. Наши военные кони слишком злы для девушки, а управляющему замком необходим транспорт, чтобы везде успевать. Всадник и наездница въезжают во двор, и я вижу, что женщине значительно лучше. Медицина сотворила чудо. Солдат помогает ей слезть с кобылки, поскольку дама ещё очень слаба. Женщина подходит ко мне, опираясь на его руку, и её глаза внимательно осматривают меня. Хм. Пауза слишком затянулась. Пора прекращать. Уже и слуги косятся.

— Доса Мири, вы назначаетесь управляющей моей городской усадьбы. Вот ваши слуги. Будете жить здесь. Все ваши распоряжения обязательны к выполнению для всех.

Оборачиваюсь, чуть повышаю голос:

— Все слышали?

Народ вновь валится на колени, кланяется. Женщина тоже молча склоняет голову.

— Вам будут платить жалованье, так что, думаю, вы останетесь довольны. В ваши обязанности входит содержание усадьбы в таком состоянии, чтобы я, либо мои гости могли в любой момент остановиться в доме. Если количество слуг вам покажется избыточным, или наоборот, недостаточным, разрешаю вам уволить, либо нанять дополнительных. Кроме всего усадьба будет использоваться как промежуточный склад для товаров, закупленных мной для замка Ниро. На этом всё. У вас есть вопросы?

— Я должна буду платить из жалованья за жильё и пищу?

— Ни вы, ни ваши дети. Всё включено в вашу оплату.

— Каков размер моего жалованья?

— Два бари в месяц, пока, вас устроят? Если же по истечении испытательного срока в три месяца к вам не будет нареканий, оставляю за собой право увеличить размер вашего жалованья.

…Две серебряные монеты в месяц очень много. Обычно управляющий получал один бари в год. Так что я неслыханно, вопиюще щедр. Хотя подобное предложение для бывшей баронессы… Но Мири склоняет голову под вдовьим покрывалом:

— Да, сьере барон. Всё будет в полном порядке.

Отвечаю ей таким же поклоном. Потом оборачиваюсь к Роргу:

— Сержант, оставьте двух солдат в городе. На всякий случай. Пока доса Мири не найдёт верных людей для охраны поместья.

Тот мгновенно называет два имени, и два рядовых выходят вперёд.

— Мы уезжаем. Нас ждут в замке.

Удивлённые, даже изумлённые взгляды дворни, забытого всеми проводника из городской стражи Илгу. Но мне как то до одного места. Наш небольшой караван с покупками уже ждёт у городских ворот, а ещё мне тревожно за саури в замке. Ведь кроме меня никто не может с ней общаться. Да и мало ли… Ведь всех солдат я вызвал сюда. В город… Взлетаем в сёдла и мчимся к условленному месту. Горожане расступаются, давая нам дорогу, отскакивают к стенам, пугливо жмутся по сторонам. Ха! Репутация — это всё! А ещё будет баронский суд через семь дней! Зато исполняться мои распоряжения будут мгновенно и без проволочек. Потому что я собираюсь не просто править этими землями! У меня просто огромные планы на будущее! Ведь Ниро — прибрежный маркизат, имеющий выход в море. А море — это самые обширные и надёжные торговые пути! Так что придётся поработать, но зато потом…

…Трое суток не было меня в замке, но он совершенно преобразился. Когда во двор загнали скотину и возы с покупками, непонятно откуда вывалила толпа народа. Сразу расхватали животных и домашнюю птицу, растащили по заранее отведённым местам. Потом мужчины, которых явно прибавилось, выгрузили возы. Марика в новом, но скромном платье распоряжалась грамотно и чётко. Получив опись купленного, сравнила листок со своими записями, удовлетворённо кивнула, потом состроила озабоченное личико, быстро сделала несколько пометок свинцовым карандашом и вручила свой листок мне:

— Вот, сьере барон… То, что нам ещё необходимо докупить.

Спрятав бумагу в карман кителя, кивнул ей, собираясь идти к саури, но тут домоправительница от меня не отстала, а потащила в зал, где начали накрывать стол. Откровенно говоря, я начал злиться, но вездесущий и всеуспевающий Рорг сделал жест «спокойней», и подмигнул. Только тогда я начал соображать, что меня ждёт какой то сюрприз, и не обманулся — едва я занял своё место, как в зал вошло новое действующее лицо: именно та, о ком я так беспокоился… Яяри была просто бесподобна! В подогнанном платье тонкого атласа оранжевого цвета, с распущенными по плечам такого же оттенка волосами. Да и выглядела она великолепно, словно и не было длительной голодовки. Но самое главное, что девушка шла сама! Своими собственными ногами! Невероятно, но за это время она полностью восстановилась каким то образом. Я невольно поднялся с кресла, в которое был посажен за столом, поднялись мои солдаты, прочая челядь и так стояла, дожидаясь начала трапезы. Саури приблизилась ко мне, склонила голову в поклоне, а затем произнесла:

— Вы очень долго отсутствовали, господин барон.

— Увы, дела, благородная ююми. Неотложные.

— Ююми?

Она вскинула бровь в удивлённом жесте, но тут же опустила, придав своему точёному личику безмятежно спокойный вид.

— Я не люблю, когда меня так зовут. Чувствую себя старухой, барон. Лучше уж обращайтесь ко мне по имени, хорошо?

— Только в обмен на такую же любезность с вашей стороны, Яяри.

И замер при виде её улыбки, потеряв на мгновение дар речи — настолько та была… Просто не нахожу слов, чтобы выразить всё, что я ощутил, когда увидел её…

— Разумеется… Серг…

И опять чуть склонила свою головку. Выдернув стоящее рядом с моим кресло, я указал на него:

— Прошу.

Девушка не стала ломаться, а спокойно уселась в него и произнесла:

— Благодарю.

Чинно положив руки на обтянутые платьем колени. Я тоже собрался было, наконец сесть за стол, потому что, если быть откровенным, успел проголодаться, а с кухни доносились очень вкусные запахи. Но тут перехватил взгляд Марики… Она свободная, пусть и лишена титула по императорскому указу. Но тем не менее. Более того — девушка является управителем в замке, и, насколько я могу понять, справляется с поручением больше, чем успешно… Я выдвинул второе кресло, слева от себя и показал на него бывшей аристократке:

— Прошу вас занять это место, доса Марика.

От неожиданности та вздрогнула, на непослушных ногах подошла к столу, тоже села, напрягшись, словно тетива лука. Тогда и я занял место хозяина. Странно. Мне показалось, или по личику Яяри промелькнула тень неудовольствия? Успели уже поссориться? Но как? Ни одна не знает языка другой, так как? Впрочем, пока у меня лишь домыслы…

— Пусть подают обед…

Шепнул я на ухо Марике. Та махнула рукой:

— Обед его милости!

Двери залы вновь распахнулись, и к столу торжественно проследовала цела процессия слуг с подносами, уставленными различными блюдами…

Я ел с аппетитом, отдавая должное искусству поваров. Но всё-таки внимательно следил за происходящим вокруг: вот мои ребята налегают так, что за ушами трещит. Но за отдельным столом… И только сейчас сообразил, что я натворил — усадил обеих дам за стол хозяина! А что на Фиори, что у саури один обычай — вместе с главой Клана, либо лордом, могут есть лишь родственники, либо близкие люди. Причём близкие в том смысле, что делят с тем постель! Жёны, либо любовницы. Даже дети едят за отдельным столом! А тут я посадил обоих рядом с собой, давая понять окружающим, что уже… От неожиданности даже икнул. Торопливо запил бокалом удивительно вкусного вина, лихорадочно размышляя, как мне выпутаться из совершенно головоломной ситуации. Ага! Кажется, вот оно…

— Яяри, вы уже успели поссориться с управительницей замка?

— Нет, Серг. Да и каким образом?

Хм. Врёт и не краснеет!

— Дело в том, что там, откуда я родом, за одним столом едят и близкие люди, и слуги. Так что соседство с Марикой совершенно ничего не значит…

— Да? Простите, я не знала…

…Ну, да. Наверняка подумала, что я сажаю рядом с собой любовницу… Теперь надо прояснить вопрос досе дель Тарон…

— Доса Марика, забыл вас предупредить, но отныне вы всегда питаетесь за одним столом со мной.

— Но, сьере барон… Это…

— Ничего не значит. На Островах, откуда я родом, за одним столом едят и господа, и наиболее близкие и доверенные слуги…

Ха! Эту даму просто так не проведёшь!

— А ваша охрана, сьере барон? Разве она вам не близка?

— Увы. Они принесли присягу на верность лишь Императору. Мне же только подчиняются. Так что они — не слуги, а скорее — охрана, которая следит за тем, чтобы я не покусился на трон…

— Ох… Простите, сьере барон… Я не знала…

— Ничего страшного, доса. Даже в разных городах Фиори свои обычаи…

Девушка согласно кивает… А саури вновь начинает злиться. Ревнует, что ли? С чего бы? Я ей ничего не обещал…

— Яяри, вы, как уже говорил, может спокойно жить в замке и не волноваться ни о чём и ни о ком. На вашу честь и достоинство я не покушаюсь. Слово.

Она опускает голову с густой рыжей гривой, спускающейся по плечам к талии.

— Благодарю вас, Серг… Я постараюсь быть вам полезной… Только чем?

Беззаботно машу рукой:

— Для начала выучите язык аборигенов, хорошо?

Она кивает. Значит, согласна. Вот и замечательно. А пока нужно взглянуть, что тут без меня произошло… Допиваю натту, затем встаю. Обе дамы торопливо вскакивают, практически синхронно. Получается забавно. Ничего.

— Можете спокойно продолжить трапезу. Я пока прочитаю ваш список, доса Марика.

— Но… Разве….

Тянут обе, я делаю универсальный жест — стоп! Умолкают, потому что это им понятно без пояснений.

— Я лорд. Следовательно, устанавливаю свои порядки.

Разворачиваюсь, выхожу во двор, где ярко светит солнышко. У колодца вижу широкую лавку, которой раньше не было. Подойдёт. Присаживаюсь, вытягиваю ноги, затем разворачиваю список. Чётким округлым почерком довольно большой перечень необходимых закупок. Что-то я угадал и уже привёз. О чём то не знал вообще. Ну кое-что упустил. А впереди — Баронский Суд… Эх, и кого из двоих я выдам за жену?! И что делать потом? Скажите мне?


Глава 14 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 16



Loading...