home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

…Резкий удар ногой, небольшой табурет вылетает из под стоящего на нём смертника, и спустя миг тот дёргается в петле. Пытается хрипеть, но тонкая верёвка перехлестнула толстое горло, врезавшись в кожу, и лишь сипение вырывается на краткий, практически незаметный миг. Судорожные подёргивания, поскольку со связанными за спиной руками не слишком то подёргаешься, затем тело обмякает, последнее рефлекторное движение, и струйка мочи весело сбегает по босым ногам казнённого…

— Следующий!

Передо мной швыряют на колени следующего арестанта. Сколько из там ещё? Девять? Средних лет мужчина с рыхлым, каким то бесформенным лицом. Глашатай зачитывает:

— Шкен Моис, купец первого разряда славного города Ниро. Обвиняется в небрежении своими обязанностями, злоупотреблением властью, ростовщичеством, незаконной торговлей. Сознался после пытки. Изобличён полностью пятью свидетелями.

Тот вскидывает лицо, желая чего-то сказать, но стражник с маху бьёт того по затылку. Бывший купец дёргается, но замолкает. Со скучающим видом смотрю на него, словно на букашку. Как то нет желания считать его человеком. Ни малейшего. Потому что грехов за этим существом выше крыши — взятки, вымогательства, совращение… Требовал с поставщиков деньги. Якобы за свою поддержку при выборе на конкурсе. Сам же просто молчал, когда в Совете города разворачивались споры о том, у кого купить то или иное из товаров, необходимых для города. Естественно, что если принималось решение против того, кто давал взятку, деньги не возвращались… А ещё, самое мерзкое, любитель малолетних девочек. Совсем маленьких. По десять, одиннадцать лет. Все отцы города опасались отпускать своих дочерей одних. Исчезали. С концами. Иногда находили останки в лесу или в бухте прибивало тела к берегу. Всегда списывали на пиратов. Но в доме этого купца нашли подвал. А в нём удалось обнаружить одну ещё живую девчушку. И печь с останками людей: обгоревшие скелетики, пуговицы, остатки немудрёных украшений…

— Шкена казнить особой казнью — сварить живьём в смоле.

Народ, собравшийся на площади, одобрительно гудит. Они поддерживают решение суда. Особенно отцы, лишившиеся своих детей. Дай им волю, разорвали бы на мелкие кусочки тварь! Но тут и они согласны со мной. Казнь в кипящей смоле — жуткая вещь… Палачи незамедлительно приступают к делу — волокут огромный котёл, устанавливают на специальной треноге, насыпают куски смолы. Вспыхивает пламя, Шкен дикими глазами смотрит на разворачивающуюся перед ним процедуру, его губы трясутся, челюсть дрожит. Мне же всё-равно. Такую тварь я не пощажу ни за какие деньги или обещания…

— Семья Шкена приговаривается к изгнанию из города в том, в чём одеты, и что у них при себе…

Как ни странно, у ублюдка есть жена, и даже дети. Мальчишка и девчонка, чуть помладше тех, кого убивал их папочка.

— При появлении в землях Ниро — детей продать на Острова, их мать — в бордель города.

Припечатывает приговор глашатай. Народ вновь одобрительно гудит. Судя по всему, я набираю в и глазах очки. Дело идёт быстро, а все решения вызывают бурное одобрение народа. Напрасно арестанты думали, что вершат свои дела в тайне. Люди знают всё. Так что теперь нет ни одного ложного или купленного приговора: виселица, топор, котёл со смолой. Палачам сегодня выпало много работы…

— Гер Кульк. Бывший интендант Ниро. Осуждён за растрату, закупку заведомо испорченных продуктов, гнилой материи и кож. Приговаривается…

На мою руку внезапно опускается тёплая ладошка. Я едва не вздрагиваю от неожиданности, но сидящая рядом со мной саури спрашивает:

— Что он говорит?

Имея в виду при этом глашатая, зачитывающего приговор казнокраду. Быстро перевожу, и Яяри удовлетворённо кивает головкой под покрывалом, скрывающим её острые ушки:

— За такое надо содрать кожу живьём, набить травой и повесить над воротами города.

…Интересное предложение. Впрочем, саури насчёт казней большие мастера… Сталкивался…

— Здесь нет таких специалистов.

Настроение у меня портится окончательно и бесповоротно. Не желая этого, девушка зацепила одно из самых больных моих воспоминаний… Два года назад по моему субъективному времени, без учёта анабиоза, естественно, был сбит мой друг. Ему удалось посадить свою машину на планету. Только никто не знал, что там орудует разведгруппа саури. Мы нашли Михаила. Точнее, то, что от него осталось. Именно — его чучело, набитое травой… Мои кулаки сжимаются, чтобы вновь разжаться… Тем временем палачи тащат вора к большому колесу. Ещё одна жуткая казнь — колесование. Такие изуверские казни производят не потому, что мне нравится кровь и страдания. Совсем нет. Просто именно они записаны в Своде Законов города Ниро. И я пока не могу их отменить. Для этого надо собирать общее собрание всех горожан, а я пока не могу этого позволить. И потом, положа руку на сердце, могу сказать лишь одно — иногда излишняя жестокость просто необходима. Хотя и в разумных пределах. Между тем саури явно ощущает, что со мной что-то не то, и чуть склоняет головку ко мне:

— Тебе плохо?

Отрицательно качаю своей черепушкой ей в ответ.

— Нет. Просто… Вспомнил… Прошлое…

Ладошка резко отдёргивается. Поняла? Может быть… Действие, между тем, продолжается: льётся кровь, хрустят дробимые ломом кости, стоны, крики, вопли. Противно. Но никуда от этого не деться. Но я даю себе слово, что наведу порядок. Мне не нужен страх моих подданных. Я хочу, чтобы меня любили и уважали. За моё отношение к ним, а не за титул и положение…

— Сьере барон, тут пришло письмо…

Мне пртягивают конверт, запечатанный имперской почтой. Адрес отправителя — ого! Императорское Управление Безопасности! От Льян? Вскрываю упаковку, хрумкает сургучная печать, извлекаю лист белоснежной бумаги, пробегаю глазами. Что за…

…По данным разведки, пираты планируют нападение на Ниро и его окрестности. Вам надлежит обеспечить безопасность маркизата и его жителей любыми средствами…

Здравствуйте, приплыли! Яяри с любопытством смотрит на послание, но руны фиорийского языка, как и сам он, ей незнакомы. К моему облегчению, саури сдерживает себя. Впрочем, ведёт себя девушка действительно так, будто настоящая супруга самых чистых аристократических кровей и происхождения: гордая осанка, величественные, плавные жесты, великолепное платье, над которым корпело пятеро мастериц почти всё время, оставшееся до суда, шитое серебром белое покрывало. Оно, как и удивительная причёска прикрывает её острые длинные уши. Поэтому никто не догадывается, что моя, так называемая «супруга» не человек, а саури. Конечно, пришлось её уламывать, чтобы она согласилась изобразить мою половину. Но удалось. Впрочем… После возвращения из города я уже не делил с ней постель. Саури настояла на отдельной комнате. Точнее, собиралась настоять, но я согласился без всяких возражений и препятствий, что её, честно говоря, сильно удивило. Неужели она посчитала, что я буду не в силах отказаться от желания обладать ей? Зря. Я же не скотина какая то, что случку ставит выше всего на свете…

…Для исполнения приказа можете воспользоваться любыми средствами и методами без ограничения. Вплоть до реквизиций, принудительной мобилизации и права амнистии преступников. Нападение ожидается весной следующего года. До этого вам надлежит укрепить город и обеспечить непрерывное наблюдение за морем и окрестностями ваших владений…

Доса Мири стоит за моей спиной. За неделю женщина окончательно выздоровела, навела порядок в городском доме. Когда мы вчера вечером прибыли, нас встретила вышколенная челядь, практически стерильный двор и дом, великолепно убранные покои. Кухня так же была выше всяких похвал. Во всяком случае, я, Яяри и её служанки, которые, кстати, уже не так пугаются саури, а так же мои солдаты отдали должное искусству поваров. Так что, думаю, что я не ошибся, назначив её управляющей городским поместьем. Ей я отдал список, вручённый мне Марикой, и попросил обеспечить закупку. Женщина просто поклонилась, затем пробежала глазами бумагу, кивнула красивой головкой под коричневым покрывалом вдовы, и произнесла четыре слова:

— Будет исполнено, сьере барон…

И, насколько я знаю, её посланцы уже во всю работают на рынке… Всё? Да. Действительно. На сегодня правосудие закончено, и можно отправляться назад, в поместье, а потом в замок. Я жестом подзываю стоящего за другим плечом нового магистра Ниро:

— Сьере Рат, я бы хотел видеть вас и начальника стражи в своём городском доме после второй стражи. Без семей. Это деловая встреча.

— Что-то произошло, ваша милость?

Бургомистр напуган. Я и так навёл шороху, да ещё казни, так что немудрено, что ему лезет в голову всякая ерунда. Показываю ему свёрнутый лист:

— Послание из столицы. Мне нужно будет вас ознакомить с тем, что там написано.

На лице бывшего купца появляется облегчение. Но это только потому, что он ещё не знает о пиратах… Я поднимаюсь, подаю руку Яяри. Та тоже встаёт, изящным жестом облокачиваясь на мой локоть. Тут же к помосту подкатывает небольшая повозка, в которую я помогаю сесть своей «супруге». Сам же занимаю место в седле жеребца, и небольшой кавалькадой — я, повозка, следом за ней солдаты, отправляемся от места казни в усадьбу. Доса Мири, кстати, тоже едет с Яяри. Обе дамы, как я слышу, молчат. Ну, так как говорить двум немым? Первая считает вторую чванливой и заносчивой особой, которая не соизволяет даже общаться с ней. А вторая — и раза бы поговорить. Но не знает языка. Хотя старается выучить его как можно скорее, заставляя служанок показывать ей предметы и называть его название, оттачивая затем произношение. Как ни странно, саури делает быстрые успехи, запоминая практически с первого раза услышанное слово. За эту неделю выучила уже с сотню слов. Скоро начнёт составлять предложения. Эта скорость меня удивляет, но, судя по всему, у девушки просто уникальная память. Слышал о таком. Но столкнулся впервые. Такими темпами через месяц начнёт уже общаться с населением. Может, привыкнет к людям. И они к ней…

— Доса Мири, вы зря обижаетесь — моя… Супруга… Из очень дальних краёв земли, и не знает фиорийской речи, поэтому и молчит. Так что вы зря на неё обижаетесь. Яяри учит наш язык очень быстро, и, думаю, вы скоро сможете прояснить все недоразумения…

Женщина с удивлением смотрит на меня, потом кивает головой. Ну, одной проблемой меньше. Опирается на мою руку, выходя из повозки. Так получилось, что она сидела ближе к выходу, поэтому и вышла первой. Саури с удивлением смотрит на меня, потом так же опирается на ладонь, спускаясь по ужасно неудобным ступенькам и подхватывая свободной рукой подол длинного платья со шлейфом.

— Что ты ей сказал?

— Чтобы она не считала тебя снобом. Ты молчишь не потому, что считаешь её ниже себя, а по незнанию языка.

— Она обиделась?

— Практически — да…

Нас встречают слуги, а так же Мори и Илли. Девушка надувается при виде Яяри, чуть оттопыривая пухлые губки безупречных очертаний. Саури сразу реагирует:

— А почему эта человечка такая злая?

— Ревнует тебя ко мне.

— Ревнует?!

Саури потрясена, но быстро справляется с шоком. Надменно вскидывает подбородок выше и смотрит на Илли так, что та не выдерживает и опускает глаза первой. Нашла коса на камень, как говорится. По прежнему не отпуская мою руку, Яяри гордо водит в дом, демонстрируя всем, что именно она законная супруга барона дель Стела. Слуги, выстроившиеся в зале в ожидании распоряжений, почтительно склоняют головы в поклоне. Я провожаю саури до наших покоев в доме, в том смысле, что они — личные комнаты барона и его семьи, и оставляю её там. Пусть пока поскучает. А мне надо отдать пару распоряжений…

— Доса Мири, пусть приготовят ужин из расчёта на меня с женой, вас и вашей семьи, и двух гостей.

Та быстро уходит, прихватывая по дороге слуг. Теперь можно и немного отдохнуть… Подхожу к камину, усаживаюсь в удобное кресло. Вытягиваю ноги. Замечаю застывшую у порога служанку:

— Пусть мне принесут натту, бумагу и перо…

Спустя пять минут всё передо мной, и попивая маленькими глотками ароматный напиток, я набрасываю тезисы. Итак, ожидается нападение на Ниро. Следовательно, учитывая население города, врагов будет не меньше двух-трёх тысяч. Делаю пометку — выяснить обычное число корсаров на одном корабле. Далее, необходимо провести ремонт городских стен, организовать круглосуточные заставы на ключевых точках, как только снег начнёт таять. Снова пометка — задача застав лишь наблюдение. При обнаружении противника подать сигнал по цепочке и известить городскую дружину. Вторая сноска — а есть ли в Ниро ещё воины, кроме стражи? Прояснить у бургомистра вопрос с ополчением и оружием для него. Пункт третий. Необходимо опросить народ по поводу тактики и приёмов, применяемых корсарами при нападениях на город. Без сносок и примечаний. Пункт четвёртый — организовать оборону города… Самый трудный и сложный. Итак, в наличии полста тысяч подданных. Из них мужчин — примерно четверть. Остальные — дети, старики, женщины. Итого — примерно двенадцать тысяч человек. И это в идеале. Реально же можно рассчитывать на пять сотен, в лучшем случае — семьсот воинов. Точнее, пушечного мяса. Потому что настоящих воинов я из них при всём желании сделать не сумею. Только если отправлю всех в срочном порядке в учебные лагеря Империи. А этого мне никто не позволит. Там свои планы, свои новобранцы. Значит, придётся просить Атти о помощи инструкторами, оружием и техникой. А техники как раз и нет. К тому же сейчас он напрягает все силы, приводя страну в порядок после гражданской войны, и восстанавливает уничтоженную экономику. Следовательно, в лучшем случае меня снабдят по остаточному принципу. В худшем — просто пошлют. Сексуально-пешеходным маршрутом. Нет, сам то Неукротимый, может, и захочет помочь, но Ниро относится к благополучным местам, где особо не воевали, и потерь среди людей практически не было. В некоторых областях Фиори населения не осталось вообще… Так что рассчитывать приходится только на себя. А значит, нужно что-то придумать… Собственно говоря, чего я раньше времени себя накручиваю? Пообщаюсь с гостями, поспрашиваю людей. Не бывает безвыходных ситуаций. Это я точно знаю! Если выжил здесь, то и весной выкручусь, благо времени у меня вполне достаточно, чтобы устроить нападающим кровавую баню. С облегчением откладываю в сторону исписанный лист, допиваю натту. Ну, как говорится, теперь начнём, помаленьку…

— Ваша милость, прибыл бургомистр, сьере Рат Миро.

— Проси.

Слуга исчезает, а спустя пару минут в зал входит тот, кого только что назвали. Невысокий, худой человек в скромной одежде тёмных цветов. Видно, что ему не по себе, всё-таки из бедных, незаметных купцов вдруг вознестись на самые вершины городской власти. Впрочем, вместе с ним практически одновременно появляется и сьере Гарм Тор, капитан, или, проще — начальник городской стражи. По идее, он должен быть моей правой рукой, потому что лорд является высшим командиром для стражников. Но капитан как-то мутный, как говорится. Появился совсем недавно, буквально пару месяцев назад, по протекции какого-то знакомого покойного маркиза. И что с ним делать, я пока не решил. То, что менять надо однозначно — ясно. Но кого поставить? И потом, у меня пока всего десять солдат. А в страже куда больше. И что перевесит? Присяга лорду или верность командиру? Кто знает…

Я поднимаюсь со своего места, шагаю навстречу гостям, одновременно распоряжаясь:

— Доса Мири, накрывайте стол…

Домоправительница, почему то бледная, словно смерть, исчезает в проходе, я делаю жест рукой, обращённый к столу:

— Прошу садиться, сьере.

Те удивлённо смотрят на меня, но я уже занимаю кресло хозяина дома с вырезанным на спинке гербом. Правда, прежнего маркиза. Непорядок. Надо указать Мири… Горожане мнутся, но всё же решаются присесть. Одновременно в зале появляются слуги, несущие подносы с угощением. От моего глаза не укрывается рефлекторное движение кадыка купца. Он, похоже, голоден. Зато на удивление спокойно держится Гарм, даже осмеивается спросить:

— А ваша супруга, сьере барон?

Хм…

— Сейчас позовут.

Подзываю к себе застывшую у выхода Мири, затем говорю ей негромко:

— Поднимитесь к хозяйке и скажите ей следующее — Сауре иль маа ре куар [4] Повторите.

Женщина с удивлением, но практически без ошибок произносит фразу. Удовлетворённо киваю, затем жестом отпускаю баронессу. Та исчезает. Ну а тем временем прислуга заканчивает сервировать стол. Я время от времени поглядываю на двери, но Яяри не заставляет себя ждать, видимо, ей тоже хочется и развлечься, и поесть. Ведь день уже закончился, и за окном темно. Платье она не сменила, зато причёска у девушки другая, впрочем, тоже прячущая кончики острых ушек. Я, естественно, поднимаюсь, следом и оба горожанина, одновременно отвешивая поклоны жене лорда. Саури плавной текучей походкой приближается ко мне, я выдвигаю кресло для неё. Она кивает прелестной головкой, усаживается. Затем — я, потом гости. Слуги торопливо наполняют бокалы вином, и я произношу тост:

— За знакомство, сьере!

Те нестройно отвечают, как принято на Фиори:

— Гарме!

Делаем по глотку, потом набрасываемся на еду. Как я уже говорил, повара в доме выше всяких похвал. Выбор блюд не очень велик, разумеется, но приготовлено всё с душой. Яяри ловко управляется с приборами, очень аккуратно пользуется вилкой и ножом, чем вызывает неприкрытую зависть у всех — что слуги, что гости затаив дыхание наблюдают за моей мнимой супругой, сидящей со скучающим видом.

— Дозволен ли мне будет поинтересоваться у благородной баронессы, где она научилась так прекрасно вести себя за столом?

Спрашивает Гарм, глядя на девушку. Яяри переводит вопросительный взгляд на меня, приходится переводить. Саури улыбается, затем отвечает:

— В доме своих родителей, разумеется.

Ну, у переводчика есть своя привилегия истолковать услышанное:

— Моя супруга относится к самым благородным родам Северных Островов, так что её умение неудивительно…

Ответ удовлетворяет стражника, и мы продолжаем трапезу. Вино явно ударило в голову саури, она чуть розовеет, и гости время от времени замирают при её движениях, словно зачарованные. Впрочем, так и есть — Яяри же удивительно красива. И хотя для Фиори, где множество красивых женщин, такое неудивительно, личико девушки просто волшебно… Наконец заканчивается последняя перемена блюд, подают натту. За время трапезы я смог составить кое-какое мнение о своих гостях. Ведь не зря сказано — пригласи человека на обед и посмотри, как он ведёт себя за столом, узнаешь о нём всё. Но — пора и начинать то, ради чего оба горожанина разделили трапезу со своим лордом.

— Сьере, вы видели, что я получил письмо из столицы?

Оба кивают, напрягаясь.

— Как думаете, что мне написали?

— Новые подати?

Это бургомистр. Отрицательно качаю головой. Следующий вариант выдаёт стражник:

— Требуются рекруты в армию?

— Война закончена, сьере Гарм, и сейчас многие солдаты уволены. Вы не угадали. Увы, нас ждут большие неприятности — весной ожидается нападение пиратов со Свободных Остров…

Оба бледнеют. Рат даже отставляет чашку. Торо дёргается, едва не расплескав напиток.

— Это точные сведения?!

— Разведка Неукротимого не ошибается…

Делаю глоток, наблюдая за обоими. Хм… А Гарм уже справился с волнением…

— Надо готовиться к сражению.

Это уже Миро.

— Совершенно верно, сьере. Согласен с вами. Но возникает вопрос, и не один, кстати: сколько их будет? Какое количество кораблей выставят враги? Какова тактика пиратов? Какое вооружение они могут привезти с собой… Что город может противопоставить нападающим?

Миро напрягается, но вот сьере Торм, похоже, в своей стихии, потому что неожиданно быстро отвечает:

— Обычно на корабле пятьдесят, реже — шесть десятков солдат и сто гребцов-рабов. Последние в бою не участвуют. Вооружены, как правило, мечами, копьями, дротиками. Луки мало у кого. Арбалеты не признают вообще. Пользуются пращами, в чём большие мастера. Тактика простая — собирается эскадра из десятка, реже — больше, кораблей, затем прорывается в гавань, либо вверх по течению реки, где грабят всех подряд. Воруют и угоняют людей в рабство независимо от их положения. Выкупов не берут, так что плен — это, как правило, конец. Набив трюмы добычей, возвращаются назад. Чёткого строя не знают, зато в единоборстве — редкие мастера. Каждый дерётся, как правило, сам по себе. Добыча делится дома, по числу долей, которые считаются по вёслам корабля. Вот основное.

— Получается, что они будут грабить пристань и портовые склады?

— Да, сьере барон. Вряд ли они пойдут в глубь города. Пираты никогда не собирают больших отрядов. Их тактика — налететь, похватать, что плохо лежит, и удрать, пока те, на кого напали, не пришли в себя.

…Что-то у меня забрезжило…

— Сьере, а есть ли возможность побеседовать с кем-либо, кто побывал на Островах, либо с пленниками из их числа?

Неожиданно кивает Рат:

— У меня есть человек, который смог сбежать оттуда.

Довольно потираю ладоши:

— Отлично! Организуйте нам встречу. Пусть его привезут в замок. Гарантирую ему безопасность и неприкосновенность. Мне нужна только беседа.

Купец согласно кивает, и я оборачиваюсь к стражнику:

— Сьере Гарм, признаюсь честно, вы меня удивили. Может, скажете, кем вы были раньше, до того, как стали капитаном стражи Ниро? Рыцарем? Лордом?

Тот бледнеет, затем хватается за рукоятку кинжала, висящего у него на поясе:

— Кто меня предал?!


Глава 15 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 17



Loading...