home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

После обильной еды я уснул и проспал довольно долго. Правда, с перерывами. И всегда, когда мои глаза открывались, видел возле постели Яяри, что добавляло мне пищу к размышлениям, которые переполняли голову. Иногда я даже начинал злиться — итак башка трещит от того, как отстоять город и провинцию, а тут ещё эта сумасшедшая саури, которая сама не гам, и другим не дам. Правда, потом выбросил всё ненужное и постарался сосредоточиться на выздоровлении, снова провалившись в глубокий и спокойный сон. И в очередной раз меня разбудил шум за дверь. Причём, не обычный, от ходящих или работающих слуг, а какой-то непонятный: полузадушенные взвизги, тупые толчки, сочные шлепки. Ощущение, что либо кого-то мутузят от души, либо кантуют здоровенную мясную тушу. Впрочем, очень скоро непорядки прекратились, двери стремительно распахнулись, и в спальню быстрым шагом влетела Яяри. Раскрасневшаяся, растрёпанная, в разодранном в нескольких местах платье, с небольшой царапиной на левой щеке и явственным следом укуса на правой ладони. Мельком бросив взгляд на меня, я постарался в этот момент чуть плотнее прикрыл веки, буквально пробежала к висящему на стене зеркалу, стала торопливо поправлять причёску.

— Айю м арии… Тохху арето зей…

…Что?! Это не речь Кланов! На каком языке она бормочет?! Что за…

— Эй…

Саури резко обернулась, увидев меня уже не спящего, улыбнулась:

— Проснулся, милый? Как вовремя — сейчас ужин принесут. Будешь?

— Буду.

Есть мне действительно хотелось до жути, благо регенерин действовал безотказно.

— Тогда погоди, я сейчас.

Снова пересекла комнату, выглянула в коридор, отдала команду:

— Несите ужин! Мой супруг проснулся!

Сделала шаг назад, и в помещение, пыхтя и отдуваясь, слуги начали затаскивать большой стол. «Супруга», тем временем приблизилась к кровати, наклонилась ко мне:

— Ты как?

— Лучше.

— Очень хорошо. Значит, твоё лекарство подействовало? Рорг мне рассказал.

Киваю в ответ. На языке вертится куча вопросов, но пока в комнате посторонние, их задавать не стоит… Между тем слуги исчезают, зато их место занимают служанки, которые торопливо застилают стол скатертью, расставляют тарелки… Это что? Званый ужин?! Между тем саури пристраивается рядом с моей головой прямо на кровати, затем кладёт свою узкую ладошку мне на лоб, цокает языком:

— Отлично! Температуры нет. Значит, идёшь на поправку.

Неожиданно наклоняется, коротко касается губами моего лба. Увы. Это не поцелуй!

— Да, точно нет. Сколько дней, по твоему, понадобится?

— Если почка цела, то два-три дня.

— А если нет?

— Неделю.

— Ого! У нас такого снадобья нет…

Что интересно, говорит она со мной не на речи Кланов, а на фиорийском. Наверное, чтобы не пугать прислугу. Снова наклоняется, возбуждённый румянец уже сошёл со щёк, шепчет:

— Извини, милый, но я взяла на себя смелость пригласить на ужин кое-кого, чтобы они отчитались за проделанное. Иначе ты начнёшь себя накручивать, а в твоём состоянии это вредно.

— Что?

Она делает непонятный жест:

— Не волнуйся. Бургомистр, командир пришедшего в Ниро полка, твоя… гхм… Пожружка…

— Подружка.

Машинально поправляю я. Спохватившись, пытаюсь оправдаться:

— Это было раз, и давно. К тому же я тогда ещё не знал тебя…

Её улыбка вдруг становится злой, но буквально на миг:

— Прости, милый, но раз ты выбрал меня в жёны, изменять я тебе не позволю…

Острые коготки чуть царапают мою ладонь, которую она держит в своих руках. Молчу. Потому что ничего другого сделать не могу. А в висках стучит мысль: «Вот теперь точно пушной северный лис! Кажется саури всерьёз восприняла весь спектакль…» Хвала Богам, в спальню заходят те, кого она перечислила — Рат Миро, осунувшийся буквально за сутки. Незнакомый мне офицер в пятнистом камуфляже, отдавший честь привычным мне образом, и, естественно, Льян… Мать Богов! А кто это её так?! Под правым глазом наливается багровым свежайший синяк, волосы значительно поредели, при каждом шаге рёсска дёргается, и пять алых полос на запястье… Впрочем, пока всё спокойно.

— Прошу вас, присаживайтесь к столу, сьере…

Это я. Потому что встретившиеся взгляды Льян и Яяри буквально истекают лютой злобой и ненавистью, и не прекрати я их безмолвное противостояние, снова начнётся драка. Ну, та, что была в коридоре перед этим. Теперь то понятно, что за шум меня разбудил. Мои слова словно снимают напряжение, воцарившееся в комнате, и люди чинно рассаживаются на указанные места. Служанки вносят подносы, Яяри располагается возле кровати поудобнее, поставив поднос с едой, предназначенной мне на свой стул, и начинает меня кормить. Приём пищи происходит очень быстро, и вскоре я наслаждаюсь наттой. Кружку при этом держу сам. Саури лишь поддёрнула меня повыше, подложив мне под спину ещё пару подушек. И, естественно, что я первым нарушаю тишину:

— Итак, сьере, досы, приступим к делам. Как говорят у нас на Островах — делу время, потехе час.

Первым, как ни странно, начинает Рат Миро:

— Довожу до сведения его светлости, что магистратом проведены следующие работы: начато снятие кораблей и лодок с зимних стоянок, набраны люди на разделку и посол, подготавливаются коптильни и снасти. Уже завтра проведём спуск на воду и проверим корабли на плаву.

Он садится.

— Отлично, сьере бургомистр. Коротко, и по существу. Следующий?

Поднимается командир полка:

— Капитан Доро Спелл, сьере барон. Часть расселена, решены бытовые проблемы. Сформированы команды на рыболовные корабли и бригады работников на промыслы и обработку улова. Часть личного состава выделена в помощь городской страже, а так же на работы по восстановлению укреплений. Отдельное подразделение находится в распоряжении досы Льян.

— Приятно познакомится, сьере капитан.

— Это для меня большая честь работать вместе с «Ужасом Рёко».

Он склоняет на мгновение голову в коротком поклоне, садится. Льян, разумеется, последняя? Рёска поднимается, и, слегка кривясь от боли, тоже приступает к докладу:

— Проверены трупы несостоявшихся убийц. Взят след. Задержан хозяин гостиницы, в которой находились нападающие. Ниточку разматываем.

Хочу всех поблагодарить, но тут неожиданно поднимается Яяри:

— Благодарю вас, сьере, досы, от лица нашей семьи. Итак, назавтра — самая важная задача предстоит досе Льян: распутать ниточку до конца. Нам нужен тот, кто привёз убийц в Ниро. Любой ценой! Потому что только этот человек может нам рассказать всё, что нас интересует. Вам всё ясно, сьере капитан?

Как ни странно, но рёска послушно кивает в знак согласия. Без возражений или какого-то сопротивления со всей стороны. Хм… Что-то странное… Я всегда считал Яяри простым пилотом или техником, и даже не спрашивал, кем она была в прошлой жизни. Но тут — властность, чёткость приказов, точные и краткие формулировки, даже мне далеко до неё. Она явно умеет командовать, и мало того, вычленить самое важное на текущий момент в череде проблем…

— Далее — сьере бургомистр: продолжайте работу по подготовке зимнего лова. Надеюсь, завтра первые сети уже принесут пробную добычу?

Рат Миро послушно кивает, пытаясь что-то сказать, но жест саури останавливает мужчину, и он послушно кивает седой головой…

— Сьере капитан, на вас тоже, что и сейчас. Есть у вас вопросы?

— Мне сообщили, что у сьере дель Стела имеются примерные планы восстановления и строительства новых укреплений. Хотел бы с ними ознакомиться…

Не давая мне вымолвить и слова, саури резко бросает:

— С утра они будут у вас. Мы ещё раз посмотрим с мужем их вместе, и отправим к вам с посыльным.

Капитан садится.

— Прошу ещё раз прощения, но моему мужу надо отдохнуть. Скоро он поднимется, и тогда нам всем будет легче, сьере, досы.

Все опять торопливо вскакивают из-за стола, быстро очищают спальню. Взамен их появляются слуги, Яяри выходит в коридор, вокруг меня начинается возня — меня обмывают, стараясь не задеть повязку, затем дают сделать необходимые организму вещи, стыдливо именуемые отправлением естественных надобностей, уносят стол, заодно быстро моют полы, протирают стены и мебель. Очень быстро. Затем, когда все уходят, появляется саури. Она бросает на меня взгляд, проходит в туалетную комнату. Слышу плеск воды, шуршание одежды. Даже начинаю дремать после сытного ужина, благо уже вижу через мутное стекло сияние центра Галактики. Дверца санитарного помещения едва слышно скрипит, и появляется Яяри. На ней длинное полупрозрачное одеяние, через которое просвечивает потрясающее тело. Куда там моим прежним подружкам. Поймав мой взгляд, она чуть опускает длинные ресницы. Зато на губах заиграла дразнящая улыбка. Вот же… Девушка тушит свечи, затем подходит к кровати и ныряет под одеяло. Я пытаюсь пошевелиться, но она просто пристраивается сбоку, и когда я поворачиваю голову к ней, то вижу, как блестят её огромные глаза в свете далёких звёзд.

— Ты — сволочь и скотина.

Неожиданно слышу я её шёпот. Это так неожиданно, что я теряюсь. Между тем девушка шепчет дальше:

— Ты меряешь меня своими, человеческими мерками, забывая о том, что я совершенно другая, а потом заставляешь мучаться сомнениями, что же я сделала не так. А когда, наконец, вскрывается истина — чувствую себя полной дурой!

— Прости, но… С точки зрения Кланов всё было верно… Кстати… На каком языке ты говорила перед зеркалом?

— Кланов?!

Она резко приподнимается на локте, никогда не видел её такой злой!

— С чего ты взял, что я из Кланов?!

Я потрясён:

— Но… То, как ты выглядишь… Твоя внешность… Ты же саури!

— Идиот! Кретин! Безмозглый дурак!

…Это, кстати, самые мягкие эпитеты, которыми меня награждают в течение получаса. Наконец Яяри выдыхается, уже спокойно укладывается назад, потом бросает:

— Безмозглый человечишка, ты оскорбил меня до глубины души, но за спасение моей жизни я не стану убивать тебя!

Я ничего не могу понять: если она не саури, то кто?! Тогда получается, что она из неизвестных людям цивилизаций?! Да это же… Лихорадочно прокачиваю ситуацию, которая сложилась сию секунду: что толку от того, что это известно мне? Как известить своих? Кроме Атти и Ооли на планете никого нет! Но судя по всему, саури знают про новую разумную расу, потому что их язык девушке знаком!

— Тогда… Кто ты?

— Яяри ас Марри. Из Клана Алого Дерева. Асийчи первого ранга Домов Аури, человек.

И это она произносит с такой гордостью, что я просто открываю рот от изумления.

— Асийчи? А кто это?

— Ха! Говорю же, ты меряешь меня своими мерками, человек. Асийчи — военный стратег нашей цивилизации. Нас, аури, не так много, как клановцев…

…Ха! Значит, мой вывод верен насчёт того, что саури и аури знают друг о друге!..

— но благодаря нам наша держава уже триста лет успешно воюет с саури!

— И именно поэтому ты знаешь их наречие?

— Каждый воин обязан знать язык врага. Особенно, мы, асийчи.

Замолкает. Потом сердито бросает:

— Всё. Давай спать. Нам с тобой вставать очень рано, потому что я хочу посмотреть, чего ты там напридумывал, чтобы отбить пиратов. Чувствую, что мне предстоит очень много работы…

Через пару мгновений саури, точнее, аури, тихонько посапывала, подложив совершенно человеческим жестом сложенные вместе ладошки под щеку. Сергей прислушался — ровное дыхание спокойного, уверенного в себе… Существа? Какого там существа? Женщины. Точнее, девушки. Очень и очень красивой. В призрачном свете центра Галактики матовая кожа едва заметно сияла, но вот её личико вдруг нахмурилось, на безупречном лобике появилась складка. Он непроизвольно протянул левую руку, постарался разгладить кожу. Незаметная борьба мышц, всё. Снова безмятежное личико. Интересно, она серьёзно насчёт того, чтобы стать его настоящей женой? Почувствовав, как его губы растягивает улыбка, вдруг мгновенно уснул…

…Серг проснулся от того, что в лицо пахнуло теплом. Открыл глаза — Яяри забавно наморщив носик дула ему в лицо. Увидев, что мужчина проснулся, прекратила свою забаву и улыбнулась:

— Проснулся? Пора заняться делами. Я уже позвала слуг, так что сейчас…

Вскоре умытый, одетый и покормленный Серг сидел на кровати вместе с аури и яростно с ней спорил:

— Что тебе не нравится? Посадим солдат в засаду, они расстреляют нападающих из ружей и пушек!

— По твоему, эти ребята такие тупые?

Яяри начал злиться.

— Пойми! Не будь таким твердолобым! Какова задача любого пирата? Награбить побольше и унести ноги! Живым и с добычей! Они должны будут запереть горожан в городе, чтобы все ценности остались в Ниро! А значит, должны будут высадить где-то десант, чтобы перекрыть выход из города!

— У Ниро единственный выход сюда…

Серг ткнул пальцем в карту.

— Вокруг нет ни одного удобного места для сколь-нибудь значительного числа людей. Вышлем разведку, и если что — летучий отряд быстро примет все меры!

— Летучий отряд? А ты уверен, что они смогут успеть? Что у них не отравят лошадей, к примеру?! У пиратов гарантировано имеется агентура в городе! Не забывай об этом! И каждый твой шаг им известен! Я, кстати, не уверена, что они вообще теперь решатся на вылазку! Полторы тысячи солдат Императора — это не шутка и не безоружные горожане!

Мужчина насупился, а аури продолжала давить дальше:

— Башни ты восстановишь. Поставишь туда десяток пушек и миномётов, по сотне солдат. Смогут они отбиться от тысяч обезумевших людей, желающих спастись?

— Поставлю корабли возле цепей.

— Ага! Все пираты, по — твоему глухие и слепые, и не заметят их в бухте!

— Спрячем их в шхерах…

— И что? Ты собираешься вооружить рыбацкие и купеческие корабли? Долго ли они продержаться против сотни обученных абордажу кораблей, если на карте будет стоять их жизнь? Молчишь? Ладно. Сейчас подумаем. А пока отправим сьере Спеллу чертежи для стройки…

Она решительными штрихами набросала на схеме бухты ряд значков, сунула карандаш Сергу:

— Пиши на фиорийском: этот значок — редут для двух пушек. Этот — окопы. Этот — заграждения. Здесь заложить мины. Есть они у вас?

— Найдём.

Мужчина молча починялся — её напор просто подавлял его волю. Когда закончил, вернул ей карту, но та снова протянула ему большой лист:

— Подпиши.

Спохватившись, барон подставил свою подпись, снова протянул лист девушке. Та удовлетворённо вздохнула, затем поднялась с места, вышла за двери, короткое распоряжение, и вскоре она вернулась, снова пристроилась рядом с Сергом.

— Отослала. Давай продолжим дальше.

Он пожал плечами.

— Давай…

Не обращая внимания на его настроение, резко упавшее, аури спокойным жестом поправила выбившуюся из под покрывала прядь огненно — рыжих волос и вновь пристроилась рядом с ним.

— Как мне надоели эти условности…

— Смотри, чтобы Льян не поняла, кто ты…

— Почему?

Беззаботно улыбнулась девушка:

— Императрица Ооли — саури. А ваши народы, как я понимаю, воюют…

Мгновенно Яяри изменилась в лице:

— Что ты сказал… Она — саури?!

— Ооли Ас Яввар ур Хейал ти Моори. Если тебе это о чём-нибудь говорит…

Аури сглатывает слюну, и я впервые вижу, как она бледнеет.

— Принцесса Кланов…

Эти слова она произносит на языке саури, и мне понятно, что они означают. Принцесса Кланов…

— Погоди, значит, она дочь Вождя Вождей?!

Яяри медленно кивает своей головкой в знак согласия. Я ошарашен не меньше её — Ооли, получается, дочь самого главного среди саури? Интересно, Макс об этом знает? Делаю глубокий вздох, это меня успокаивает. Только вот аури совсем поникла. Похоже, что её мысли очень далеко отсюда, и она заранее распрощалась с жизнью…

— Эй малышка, ты чего?

Она совершенно безжизненным голосом произносит едва слышно:

— Когда меня будут казнить, попроси, чтобы убили сразу. Не мучили.

— А кто сказал, что тебя казнят?

Она резко вскидывает головку, и в её глазах вновь загорается жизнь:

— Ты…

— Я тебя никому не отдам. Ты моя жена! И этим всё сказано!

— Но позволит ли… Наша вражда на генном уровне. Мы не сможем…

— Сможешь. Ооли теперь — Императрица Фиори. Она фиорийка! Ты — жена барона Серга дель Стела, фиорийца. Значит, тоже фиорийка. А фиорийцам между собой делить нечего! Так сказал Император! А его слово — закон для каждого подданого!

Бросаю пафос, потом произношу уже нормальным тоном:

— Думаю, я смогу решить все проблемы, Яяри. Мы с императором одной крови, и он не сможет мне отказать в такой малости, кк жизнь одной аури…

— Одной крови? Вы — родственники?

— В некотором роде…

— Из одного Рода? Клана? Племени?

— Скажем так, соплеменники. Так что могу тебе поклясться — проблем не возникнет…

Бледность начинает уходить со округлых щёчек. Интересно, аури выглядит совсем соплячкой, совершенно детское личико. С другой стороны — женская округлость фигуры, большая для её расы грудь…

— Сколько тебе лет, Яяри?

Она эхом откликается:

— Двадцать три года Кланов.

…По нашему — двадцать пять. И не скажешь! На вид — не больше семнадцати…

— А тебе?

— Если перевести на исчисление саури — двадцать пять.

Она вскидывает глаза, меряет меня взглядом, будто заново видит, потом вновь пытается улыбнуться:

— Ты выглядишь очень хорошо для этих лет.

— Мы живём меньше, чем вы. К сожалению…

Она беззаботно машет рукой:

— Не проблема. Кстати… Ты так и не сказал, откуда знаешь речь Кланов. Научился у Ооли? И потом, у тебя множество знаний и навыков, не соответствующих этому времени. Откуда ты, Серг? Тоже… Пришелец?..

— День откровений, Яяри? Хочешь знать? Уверена в этом?

Она настораживается. Я же беззаботно машу рукой:

— У нас говорят, от многих знаний много горестей.

— Умные слова. Но ты уходишь от вопроса. Так кто ты на самом деле, Серг?

— Сергей Стрельцов. Старший лейтенант Военно-Космических Сил Империи Русь. Пилот истребителя, Яяри. Человек.

Её глаза округляются, словно монеты, а ротик приоткрывается от изумления. Девушка даже трясёт головкой, пытаясь осознать:

— Подожди-подожди… Человек?! Что-то такое я слышала… Дай вспомнить…

И вдруг белеет вновь, как в тот раз, когда услышала про Ооли:

— Ты — человек?! Не может быть! Зачем ты лжёшь?!

Теперь моя очередь открыть рот от изумления:

— С чего ты взяла, что я лгу?!

— К нам поступали сведения от пленных саури о другой расе, с которой они воюют! Это мерзкие толстые существа, которые не брезгуют поеданием других разумных, и которые уничтожают всё живое на захваченных планетах! Кроме того, эти… Человеки… Крайне нечистоплотны, не признают никаких законов и правил войны, тупы и безмозглы! И берут лишь своей численностью! А ещё они мерзко пахнут!

— Гхм…

Я даже кашляю от изумления.

— Это, извиняюсь, обо мне? Так… Ну, пахнуть я пахну. Ты, впрочем, тоже имеешь свой особый запах. И он мне, кстати, нравится, если на то пошло…

Саури начинает алеть. Пока слегка.

— Далее — если считать животных, которых мы когда то разводили на пищу, разумными, то да. Мы их поедали. Правда, уже лет так пятьсот, если не больше, вся наша белковая пища выращивается на специальных заводах, и, поверь, то, что там производится, не может ни мычать, ни реветь, ни дышать, а уж тем более думать. Насчёт нечистоплотности ты убедилась сама, и я не исключение. Ну а по поводу моей тупости… Решать тебе. Я не асийчи, не военный тактик. Просто пилот истребителя. Вот и всё. Если же ты о законах войны, то мы отплатили саури той же монетой, что и они! По крайней мере, мы не выжигали планеты целиком, и не уничтожали пленных! И не убивали мирных жителей!

…Вспышка гнева отнимает у меня остаток сил, а Яяри внимательно следит за моей реакцией. Понимаю, что она не причём — контактов между нашими расами не было, и она может судить о нас лишь по пропаганде саури. А те умеют вывернуть всё на изнанку. Молчание затягивается, её взгляд упорно сверлит меня. Не выдержав, я кое-как опускаюсь на кровати пониже и отворачиваюсь. Надо полежать, а то совсем поплохело. Не выдержав, бурчу:

— Император, кстати, тоже из наших.

Тишина. Потом слышу практически бесшумные шаги. Матрас подо мной чуть прогибается, когда рядом со мной примащивается аккуратный, обтянутый платьем задик. Потом мягкая ладошка треплет мой ёжик волос:

— Бедненький мой…. Вот живёшь себе, живёшь, и не знаешь, что о тебе думают окружающие.

— Угу.

Откликаюсь я. И вдруг мягкие губы касаются на мгновение моей щеки:

— Это точно не про тебя!

— Надеюсь…

Всё-таки слова девушки меня чуть успокоили.

— Тебе стало плохо? Ты даже лёг.

— Да нет… Расстроился просто.

— Характер у тебя вспыльчивый, Серг. Ничего, если я буду тебя так называть и дальше?

— Конечно!

Она вдруг укладывается рядом, очень осторожно, чтобы не потревожить меня. Прямо так, поверх покрывала.

— Я знала, что саури доверять нельзя. Но что даже настолько…

Она показывает узенькую щелочку между пальцами, улыбается, и вдруг вся моя обида проходит. Тянусь к ней, но Яяри шутливо шлёпает меня по руке:

— Потерпи до вечера. Да и не стоит себя раньше времени заводить. Не в твоём состоянии сейчас…

Умолкает. Потом краснея, добавляет:

— Обещаю — это никуда от тебя не денется… Я же сказала, что буду твоей женой? А вся Галактика знает — слово асийчи твёрже камня! Так что сначала выздоровление, а потом все тридцать три удовольствия. Договорились?

Возражать и настаивать у меня нет ни малейшего желания, и я киваю в знак согласия, хотя сердце бешено колотится, рискуя проломить мои рёбра — неужели…


Глава 19 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 21



Loading...