home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

— Идут, ваша светлость!

Курьер выдохнул эти слова и почтительно склонил голову, пытаясь отдышаться после быстрого бега. Я кивнул, мгновенно забыв о его присутствии и собираясь с мыслями. Время пришло. Тот момент, ради которого мы все, живущие в Ниро, работали день и ночь, надрывая жилы и мышцы, словно проклятые. Последний раз мысленно пробежался по тому, что сделано и в который, опять же раз, убедился — да. Это всё. Хоть умри, но больше ничего достичь невозможно. Укрепления, засады, ловушки, корабли. Всё. Авиация? А где её взять? Даже высокооборотный паровой двигатель неспособен поднять аппарат тяжелее воздуха в небо. А от дирижаблей будет мало толка. Построить нечто большое, с достаточной грузоподъёмностью мы просто не успевали, да и времени на решение уймы проблем, начиная от металла для каркаса и ткани для оболочки не было. Так что можно лишь с сожалением подумать и забыть о завоевании господства в воздухе. Всё. Эмоции побоку, сейчас всё внимание предстоящей битве. Сеть курьеров и наблюдательных постов по всему побережью на десять лиг в каждую сторону от города. Множество ловушек по дорогам, ведущим в столицу провинции. Готовые к бою солдаты приданного Ниро полка. Поразмыслив вместе с Яяри, мы отказались от использования в бою городского ополчения — пиратам они не соперники, а делать из людей смазку для мечей нападающих я не собирался. Мой главный козырь в предстоящей битве — подготовленная оборона. Как тогда, в Тирасской мясорубке, после которой меня прозвали «Ужасом Рёко»…

— Ваша светлость, докладывает пост на Высокой скале: они смогли подсчитать количество пиратских кораблей, их сто двенадцать!

— Понял. Досе баронессе доложили?

— Разумеется, ваша светлость…

…Яяри командует основными силами защитников. Теми, кто нанесёт удар в тыл пиратам. Наша, точнее, моя задача, связать корсаров затяжным боем, не дать одолеть с ходу стены города, заставить их увязнуть в сражении. Тем временем наши броненосцы уничтожат корабли нападающих, а затем истребим и самих корсаров. В первой части, по поводу наших обшитых металлом уродцев я не сомневаюсь — двадцать стандартных полевых пушек на каждом, плюс огнемёты, установленные в небольших башенках на крыше каземата. Реальных противников у врагов им нет. Впрочем, пираты уйдут на берег, и на кораблях не останется никого. Практически никого. Может, пять или семь человек для охраны. С таким количеством людей гребное судно даже с места не сдвинуть, не говоря о каком-нибудь сопротивлении. Правда, отчаявшиеся люди способны на многое… Я ожидаю, что пираты будут драться зло и жестоко. У них просто не будет другого выхода, как, либо захватить город и находящиеся в гавани корабли, чтобы вернуться на свои острова, либо просто умереть под мечами защитников. Третьего не дано. Они, конечно, могут попытаться сдаться в плен. Только вот после их «подвигов» желания дарить им жизнь как-то пропало…

А всё началось три месяца назад, когда я издал свой очередной указ, обязательный для всех горожан — немедля извещать магистрат обо всех приезжих в город. За поданные сведения полагалась денежная награда, благо после подарка Атти я стеснения в средствах уже не чувствовал. Жиденький ручеёк гостей города и провинции внезапно превратился в бушующий поток в последнюю неделю, а поскольку все приезжие, как правило, оказались крепкими мужчинами, не могущими скрыть замашки солдат удачи, то оставалось только вычислить дату. И тут моя жена оказалась на высоте: пробежав глазами последние данные, аури на мгновение задумалась, а потом твёрдо сказала — через два дня. А высадка будет там-то и там-то. Поначалу я удивился. Причём, не на шутку: как это возможно? Но решил поверить своей половинке, благо она уже не раз доказывала свои поразительные способности. И, как сейчас подтвердилось, не ошиблась. Ближе к вечеру уже прошлого дня «гости» Ниро развили бурную деятельность, группируясь в отряды возле стратегических пунктов города: складов, хранилищ, башен… Правда, они никак не ожидали радостно встречающих их кадровых солдат приданного городу полка. И ни один из корсаров не смог потягаться с военными Империи — все были обезоружены и скручены, затем упакованы в сильно расширенную по такому случаю тюрьму. Так что «пятую колонну», на которую рассчитывал пиратский вожак, обезвредили без лишнего шума и возни. Оставалось только дождаться флота Свободных Островов, и он не замедлил себя ждать — ближе к трём часам ночи пришло первое сообщение от берегового поста наблюдателей о том, что в море замечена эскадра. А дальше доклады пошли один за другим. Сразу же основная часть сил была выведена на заранее подготовленные позиции в районе Ниро, а та, что осталась, деловито принялась готовиться к обороне, во главе со мной любимым. Отправив сообщение на броненосцы с приказом поднимать пары, я глотнул натты, щедро сдобренной ложкой мёда, и в очередной раз проверил своё оружие по неискоренимой привычке профессионального солдата. Когда то им был истребитель аэрокосмического класса, а сейчас — меч, кинжал, револьвер и длинноствольная снайперская винтовка местного образца и пяток самодельных гранат, набитых какой — то адской смесью, собственноручно изготовленной моей аури. Не знаю, чего намешала жена в состав начинки, но то, что небольшой металлический цилиндр весом в килограмм в щепки разносил не самых маленьких размеров деревянное здание — факт…

В тихой укромной бухточке в пяти лигах от города Ниро царило никогда прежде невиданное оживление — пиратские корабли небольшими отрядами по десятку кораблей заходили в узкий проход, высаживали свои команды на берег, затем их медленно вытаскивали назад при помощи шпиля с канатом. Оказавшись на крошечном пляже, корсары быстро вцеплялись в сброшенные с отвесного берега верёвки и, шустро перебирая конечностями, поднимались наверх, сбиваясь в один большой отряд. Как я понял, технология таких десантов была у них отработана с незапамятных времён. Корсаров уже ждали те, кто прибыл в город заранее. Естественно, что диверсанты были разделены на тех, кто устроит штурм и провокации Ниро изнутри, и те, кто обеспечивает высадку. Мы взяли штурмовиков, но вот обеспечивающую высадку команду пропустили, и те, на пяти телегах, в которых лежали канаты, выехали из города ещё днём, неспешно направившись к той самой бухточке, о которой и сообщила мне Яяри. Прибыв на место, пиратские засланцы разожгли два костра, давая сигнал в море, сами же занялись закреплением верёвок, по которым незваные «гости» должны были выбираться на ровную поверхность. Правда, даже не подозревая, что каждое и действие отслеживают десятки зорких глаз, а поле высадки плотно заминировано бомбами аури. Получая донесения я был, честно говоря, очень удивлён — пираты высаживались на удивление быстро и ладно. Ни суеты, ни бестолковой спешки. Сразу стало понятно, что драка будет серьёзно. Может, стоило напасть на них прямо там? Но Яяри была категорически против, объясняя это тем, что в случае угрозы пираты могут просто попрыгать в море с залива и доплыть до своих кораблей. Броненосцев у нас всего два, и если пиратские корабли разбегутся в разные стороны, то нам ни за что не удастся уничтожить угрозу городу и провинции. Более того, осознав угрозу корсары соберут все свои силы, и тогда нам придётся куда хуже, чем сейчас…

Закончив выгрузку десанта, корабли сбились в плотную кучу. Как и предполагалось, на них остался мизер от первоначальной численности экипажа, так что нашим броненосцам справиться с ними не должно составить особого труда. Тем более, что в свете луны можно было различить струйки раскалённого воздуха из их труб — команды механиков запустили ацетиленовые горелки, которые разогревали паровые котлы. Получив очередное сообщение от дозорных, я поднялся со своего стула, на котором сидел, и кивнул мэру города:

— Начинаем, сьере. Они выдвинулись к Ниро.

Все собравшиеся в зале тоже последовали моему примеру, поднявшись со своих мест, где ожидали начала атаки и получали информацию о всех манёврах и действиях нападающих…

На улице пахнуло свежестью и прохладой ночного, точнее, почти утреннего воздуха. Я бросил взгляд на усыпанное звёздами небо и уже привычно, на автомате прибросил время — до того, как начнёт светать, почти два часа. Пять лиг корсары пробегут за час. Ну, полтора. Так что штурм начнётся затемно. Больше чем уверен.

— Сьере барон, срочное донесение из тюрьмы!

Мне суют клочок бумаги, и в неверном свете факела я пробегаю глазами карандашные строчки, затем удовлетворённо киваю:

— Отлично. Но там уверены в истинности ответа?

— Совершенно, ваша светлость. Пятеро, независимо друг от друга назвали именно этот сигнал!

Киваю в ответ, отпуская посыльного обратно, а сам прячу листок в карман. При приближении корсаров следует описать горящим факелом три круга в воздухе, желательно на стене. Лишь бы заметно было. Это знак, что ворота открыты и можно начинать резню. Что же, джентльмены удачи, вас ждёт сюрприз! Кровавый и беспощадный… Спустя тридцать минут мы поднимаемся на стену, и я занимаю место в башне над воротами. Очень хорошее место. И видно далеко вокруг, и отличная позиция, и, одновременно, стратегически важный пост, так сказать. Стены, окружающие город, мы обновили. Больше того, смогли поднять на пару метров вверх, да ещё на зубцах натянули колючую проволоку. Так что тех, кто захочет их штурмовать, ждёт неприятность. Проволока, правда, самодельная, но своей цели послужит. Ну и, естественно, опять же мины и минные ловушки с начинкой Яяри. Представляю, как она нервничает. Ведь нет ничего хуже чем ждать, особенно в такой ситуации…

— Ваша светлость, донесение из гавани — оба корабля вышли к месту высадки пиратов.

…Шлёпать им примерно часа два с крейсерской скоростью. Винт изготовить мы не смогли. Не было ни печи, в которой можно было сделать отливку из бронзы такого веса, ни станка подходящего размера, чтобы обработать лопасти, ни, тем более, самой бронзы. Поэтому пошли самым простым путём — поставили колёса. Тем более, что паровые машины у нас высокооборотные, и громоздить редуктор, припиливая вручную шестерни, тоже не было ни желания, ни времени. Да и уплотнения — набивать паклей, пропитанной дёгтем или нефтью зазоры между валом и корпусом? Скажете тоже… Ещё помпу мудрить прикажете? Лучше сделать подшипники, обточить вал, и поставить колесо в центре корпуса, благо высокая остроконечная крыша нашего корабля это позволяла. Получилось нечто вроде гипертрофированного прогулочного катамарана, на которых так любят кататься наши дети, да и взрослые, на Руси по прудам и озёрам. Естественно, что ни скорости, ни мореходности у обоих броненосцев ожидать не приходилось, но они были и не нужны в данном случае. Совершенно. Единственная их задача — кое-как дошлёпать до места, расстрелять и сжечь пиратские корабли, не дав им сбежать и эвакуировать беглецов, и — всё. Ни выходить в море, ни, тем более, быть ведущей силой, когда мы пойдём на зачистку Островов, им не суждено. Вообще бы и обыкновенные плоты справились с порученным кораблям делом, но тут я решил убить двух зайцев: первое, это отработать саму возможность постройки паровых кораблей в условиях Фиори. Второе — доказать возможность изготовления броненосных кораблей, как таковых. Всё. Так что несчастные «Мерримаки» после боя ждёт разборка на запчасти. Если будет что разбирать, естественно…

…В ярком свете Центра Галактики окрестности вокруг выглядят, словно подсвеченные мощным прожектором. Да ещё луны вокруг планеты, так что видно всё вокруг очень неплохо. Ну, где они? А вот! Тёмная масса, на удивление быстро приближающаяся к городским стенам. Пока ещё не разглядеть отдельные детали в виде людей или оружия, а просто тёмная полоска, движущаяся по желтовато-красной дороге, вьющейся между холмов. Сразу изменилась атмосфера вокруг меня. Не знаю, с каких пор, но я научился чувствовать эмоциональный фон окружающих, их доброжелательность, ненависть, безразличие. От Яяри? Или последствия очень длительного анабиоза? А может, излучение космоса? Кто знает. Сейчас все насторожились, солдаты собрались, защёлкали затворы ружей, в воздухе повисло напряжение, и, одновременно с этим, спокойствие. Все бойцы — ветераны, прошедшие не одно сражение. Лучшие из лучших, раз их оставили на срочной службе, а не демобилизовали. Короткий непонятный звук прозвучал рядом. Скосил глаза, это Рорг выудил из сумки свои гранаты и взвёл их боевые пружины. Между тем пираты приближались всё ближе. Скрывшись между двумя холмами, остановились. Удивительно тихо вокруг, даже слишком тихо. Непорядок.

— Подать сигнал.

Щёлкнуло огниво, вспыхнул факел. Два круга. Несколько секунд выдержки, опять два круга в воздухе. Ну? Есть! Тёмная полоса из людей начинает спешное движение к городским стенам… Делаю специальный жест, означающий команду «к бою». Под светом ночных звёзд его видят те, кто вокруг, а дальше не моё дело. Щёлканье затворов, солдаты взводят курки. А пираты всё ближе, ближе. Вот уже можно разглядеть белые пятна лиц под головными повязками.

— Пли!

Грохот рваного залпа, истошные вопли рвут ночную тишину в клочья. Грохают пушки, установленные на стене. А потом целая вереница огненно-грязных вспышек минного поля, которое, наконец, привели в боевое состояние. Вольтов столб очень прост в изготовлении, как и пороховой запал. Мощные разрывы мин рвут в клочья тела, дезориентируют тех, кому посчастливилось избегнуть смерти, выводя из боя. Вспышки слепят, но отдаю пиратам должное — они замерли лишь на минуту. Потом отчаянный вопль, и толпа устремляется вновь к стенам. Увы. Зря. Новый залп следует через секунду после взрыва крепостного минного поля. Затем, спустя пятнадцать секунд, следующий. Наши солдаты профессионалы, и умеют стрелять очень метко! Нападающие валятся на землю буквально снопами, но часть из них умудряется добежать до каменных стен города. Подпустил я их слишком близко, понадеявшись на то, что пиратов испугает незнакомое оружие. В чём и просчитался. В воздух летят верёвки, привязанные к крючьям, со звоном металл вцепляется в камень кладки, и привычными движениями корсары устремляются вверх, ловко перебирая руками и ногами. Но солдаты не плошают. Пользуясь тем, что в этом положении корсары беззащитны, они стреляют в упор, бросают вниз гранаты, рвущие человеческие тела в куски, вонзают отточенные штыки в пиратов. Выдержим? Я сношу мечом голову, оскалившую зубы, в которых зажат клинок, ударом ноги сбрасываю другого пирата. Моя охрана следует по бокам, прикрывая со спины и с флангов. Стена достаточно широкая, чтобы мы могли двигаться по четыре человека в ряд. Чуть приседаю, потому замечаю краешком глаза блеск клинка, и в этом положении вгоняю клинок в живот одного из нападающих. Всегда любил помахать мечом… Держимся. Странно, но потери нападающих ниже ожидавшихся. Или их больше, чем доложили разведчики? Вот второе куда ближе! Но тут из-за стены слышен грохот выстрелов, а потом рёв сотен глоток:

— Во имя Империи!

Сразу отлегает на душе — это резерв и Яяри. Всё. Конец. Теперь остаётся только добить противника. Меня незаметно оттесняют от схватки, кипящей внизу и на стене. Впрочем, на той уже всё. Все, кто умудрился забраться, убиты, и их кровь течёт по камням и падает вниз ручейками. Убитых много. Перегибаюсь вниз — там кипит свалка. При кажущемся внешне беспорядке солдаты работают очень чётко. Взводные каре рассекают клубящуюся толпу, и винтовки со штыками куда удобнее мечей и сабель. Тем более, что бойцы страхуют друг друга. И пока один отвлекает пирата, второй коротким метким ударом прекращает никчёмную жизнь негодяя. Время от времени рвутся гранаты, которые кидают специально выделенные солдаты в организующиеся сами собой группы пиратов. Рискованное дело, конечно — можно попасть под свои же осколки, но, как я понимаю, это безосколочные наступательные боеприпасы. Так что, несмотря на риск, взрывы и выстрелы сливаются в жуткую какафонию. Ага! Вот он, неуловимый неопытным взглядом миг перелома! Пираты дрогнули, наконец, пытаются прорваться прочь, от города, и бойцы расступаются, выпуская их на волю. Пусть бегут. Меткие удары штыков всё-равно положат почти всех, кто пытается проскочить между взводных коробок, а кто уцелел… Они ещё не слышат, но мне со стены видно, как из-за тех же самых холмов, откуда пираты устремились к городу, вырывается моя конница… Сверкание клинков, истошные вопли умирающих, кровь, катящиеся по земле головы, руки, которыми пытаются инстинктивно прикрыться от удара, разваливающиеся надвое тела… Их рубят в куски. Без всякой пощады, без жалости. Слишком много за спинами пиратов. Ну? Всё. Поле перед стеной покрыто сплошным слоем тел в несколько слоёв. Солдаты проверяют убитых, время от времени добивая тяжелораненых и сгоняя тех, кто ещё может двигаться в кучу. Не нам же хоронить мертвецов? Впрочем, закапывать их в землю никто не собирается. Просто свалят на возы и сбросят в море. Империи нужна рыба. Так что покойники сделают хоть раз в жизни доброе дело — накормят собой морскую живность, повышая урожайность морских угодий… Скрип ворот, которые распахивают настежь, я выхожу за стены. Резкий запах сгоревшего пироксилина и химикалий пополам с кровью вяжет ноздри. Да… Куски разорванных разрывами тел, зияющие дыры в них, проделанные жуткими пулями крупного калибра, рассечённые на части, отрубленные конечности, и всюду кровь, быстро густеющая на воздухе и становящаяся тёмной. Ещё темно, поэтому она кажется такой же чёрной, как души тех, кто сейчас лежит бесформенной тушей. Впрочем, мертвецам повезло куда больше, чем тем, кто уцелел. Это я могу гарантировать. Без всяких сомнений. Живых ждёт суд. Скорый и правый. По всем законам Фиори. А это… Гхм… Расчленение, колесование, потрошение, костры и котлы… свидетелей и очевидцев больше, чем достаточно… И — сколько ещё предстоит сделать… Просто страшно становится… Несколько мгновений смотрю прямо перед собой, не понимая того, что происходит Кто это? Яяри? А где она, кстати?! Демоны Тьмы! Где моя аури?! Мгновенно всё лишнее и ненужное вылетает из головы, и я, в очередной раз обернувшись по сторонам, дико кричу:

— Яяри!!!

Где моя жена?! Куда делась та, что дороже чем жизнь?! Меня трогают за плечо, я рефлекторно разворачиваюсь, хватаясь за рукоятку своего офицерского меча, но передо мной возникает совершенно незнакомое лицо, и я тяну своё оружие…

— Ваша светлость, ваша супруга ожидает вас дома.

Тьма, застилающая мне глаза, рассеивается, и я узнаю одного из слуг. Мать… Кое-как делаю несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы успокоиться, потом негромко говорю:

— Её светлость — дома?

Мужчина склоняет голову в поклоне.

— Да, ваша светлость. Ваша супруга вернулась полчаса назад и просила вас срочно приехать. Какие то крайне важные известия, касающиеся вас лично.

…Что случилось? Её… Ранили?! Да нет, тогда бы слуга не был так спокоен. Вот же, как не вовремя…

— Командир…

Снова голос из-за спины, но этот бас мне знаком, это Рорг.

— Что?

Не поворачиваясь, потому что не отпускаю взглядом глаза слуги, спрашиваю я.

— Взгляни.

Поворачиваю голову, и замираю — там, вдали, где должны стоять пиратские корабли, дожидающиеся своих хозяев, зарево. Громадное, отбрасывающие причудливые тени на низкие облака. И время от времени я вижу короткие вспышки, словно не пушки стреляют, а бушует буря. Но ветра практически нет, точнее, вообще нет. Воздух недвижим…

…Я вхожу в зал дома. Слуги уже столпились, жадно ожидая новостей.

— Враг разбит и уничтожен. Послезавтра — казнь уцелевших.

Я не обманываю ожидание людей, и вижу облегчение на их лицах.

— Где Её Светлость?

— В ваших покоях, Ваша Светлость…

Щебечет одна из служанок. Широким быстрым шагом взлетаю по лестнице, открываю дверь в наши покои. Возле камина, тлеющего багровыми углями, на скамеечке сидит небольшая фигурка моей второй половины.

— Что случилось, из-за чего ты выдернула меня с поля боя?

Я, мягко говоря, сейчас зол. Не оборачиваясь, Яяри поднимает руку, вяло приветствуя меня:

— Там всё-равно больше нечего делать. Пираты уничтожены. Остальное доделают и без нас.

Успокаиваюсь. Аури права. Не вникать же мне во все мелочи? Это, действительно, недоверие к окружающим меня людям. А жена так же тихо продолжает:

— Завтра тебе всё доложат. Не волнуйся.

Уже совсем другим голосом я повторяю:

— Так что случилось? Это срочно? И так важно?

Девушка упадшим, почти безжизненным голосом отвечает:

— Я беременна… — Что?!


Глава 21 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 23



Loading...