home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Шейла

В это воскресное утро Стивен проснулся со странным скребущим чувством внутри. Оно напоминало чувство упущенной возможности, но было каким-то другим… Что-то ускользало от него, и он не мог понять что. Он принялся перебирать в памяти все варианты, пытаясь отыскать причину своей непонятной тревоги. Но кроме размолвки с Брендоном, не находил ничего, что могло бы ее вызвать.

Брендон… За последние полтора года он так ни разу и не позвонил. Стив старался как можно меньше думать об этом, загоняя вглубь неприятные воспоминания. Он много и продуктивно работал, особенно последний год, удачно печатался — дела его шли в гору. И охлаждение со стороны Брендона он объяснил Лиззи элементарной завистью. Лиз пару раз еще съездила к Глории, но, получив там довольно прохладный прием, быстро прекратила свои визиты.

Брендон… это была незатянувшаяся рана в его душе. Стивен задумался, вспоминая прошедшее. И вдруг ощутил, что потребность увидеть друга перешла уже все границы.

«Сегодня же вечером сам позвоню ему, — решил он. — Как это я смог столько выдержать?»

Но то, что сейчас его беспокоило, вряд ли было связано с Брендоном. Чувство, которое его угнетало, было иного рода. От него хотелось поскорее избавиться, но не тут-то было! Оно бежало неотвязно следом, как прицепившаяся дворовая шавка, готовая вот-вот настигнуть и укусить. Было неуютно и неприятно…

Лиз с детьми собиралась сегодня в гости к приятельнице. Может быть, не надо отпускать их туда? Нет, не то… опять не то…


Стивен работал за письменным столом в гостиной, когда Лиз, приодев детишек, спустилась вниз, держа их за руки.

— Стиви, мы поехали. Роуз я отпустила на сегодняшний вечер. Думаю, к девяти мы вернемся. Ты останешься работать здесь или поднимешься к себе?

— Здесь, Лиззи. Счастливо провести время! — улыбнулся он, не отрываясь от компьютера.

— Пока, милый! Не скучай.

Он кивнул в ответ.


Стивен сидел, листая один за другим старые файлы, и никак не мог сосредоточиться. Может, лучше все-таки подняться в кабинет? Но идти туда ему сейчас не хотелось. Для работы он предпочитал именно этот стол в гостиной. За ним Стивену нравилось иногда посидеть, когда здесь собиралась вся семья или приходили какие-нибудь гости. Нужные мысли возникали в голове в любой им удобный момент и требовали выхода. Тогда он просил извинения у своего собеседника и садился к компьютеру — обычно ненадолго, — чтобы набросать лишь самое главное. Стивен не без основания считал, что наиболее интересные его находки были сделаны именно за этим столом, а не в тиши писательского кабинета. И хотя в последнем ему приходилось проводить значительно больше времени, кабинет ассоциировался у него скорее с рутинной работой, чем с радостными вспышками творческого озарения.

Но сейчас работа не клеилась. Тревожное настроение, заладившееся у него с утра, предчувствие чего-то дурного не отпускало его. Да, видимо, сегодня ничего сделать не удастся… Стивен снял очки и откинулся на спинку кресла.

В эту самую минуту он отчетливо услышал шаги наверху… Роуз? Но Лиз сказала, что сегодня отпустила ее. Тем не менее кто-то был в доме, кроме него… и этот кто-то был чужой… Шаги становились все четче, они приближались к лестнице…

Стивен поднял голову.

Он всегда был далек от мистики, от веры в привидения и любую чертовщину, но то, что он увидел сейчас на площадке лестницы, лишило его на какое-то мгновение рассудка.

Там, наверху, стояла молодая женщина в черном облегающем платье с глубоким декольте. По голым плечам ее рассып'aлись пряди вьющихся каштановых волос. Узкое бледное лицо с удлиненным носом, маленький алый рот и огромные, устремленные на него карие глаза…

— Шейла… — прошептал Стив и подумал: «Я схожу с ума…»

— Ха! Подействовало?! — вдруг произнесла женщина низким, хриплым голосом. Это не был визгливый голос Шейлы, но от этого он показался Стивену еще страшнее.

— Кто ты?! — выдохнул он.

— Ха! — опять хохотнула она. — Твоя смерть! — Она сделала несколько шагов по лестнице и остановилась. — Я — Шейла, дочь Шейлы Боноски и твоя дочь! Не ври, что ты не знал о моем существовании. — С этими словами она рванула за каштановые пряди и стянула парик, из-под которого высунулись короткие, торчащие в разные стороны огненно-рыжие патлы. Теперь она уже меньше походила на Шейлу, отчего Стивену стало немного легче.

— Если ты — дочь Шейлы, то это не значит, что ты — моя дочь, — медленно произнес он.

— Это не меняет дела! — зло выкрикнула она. — Хоть я и уверена в обратном. Мою мать убил ты! К несчастью, я узнала о том, что ты жив, только сейчас. Иначе я давно бы уже отправила тебя к праотцам.

Стивен заметил, что вызывающей жестикуляцией, движениями девица очень напоминает свою мать. Теперь она уже спустилась с лестницы…

— Меня воспитывал дядя Вэл, — продолжала Шейла, — только перед смертью он рассказал мне обо всем. И теперь я здесь, чтобы убить тебя тем же способом, каким ты убил мою мать! — В руках у нее в этот миг сверкнуло лезвие ножа.

«Если она действительно моя дочь, долго размышлять она не станет…» — подумал он. Из-за протезов встать быстро Стивен при всем желании сейчас не мог. Это обстоятельство, вряд ли известное Шейле, давало ей теперь колоссальное преимущество. «Шансов мало, но надо попробовать заболтать ее или как-то отвлечь», — решил он.

— Но тебя звали… по-другому…

— Неважно! Я теперь Шейла! И всегда буду только Шейлой.

— Что толку тебе в моей смерти? — сказал Стивен, глядя ей в глаза. — Если ты считаешь, что я твой отец, то, убивая меня, ты берешь на душу большой грех.

— Позаботься лучше о своей душе! Благодаря тебе я выросла без матери.

— Я тоже вырос без матери.

— Ее убили?

— Нет, она умерла, рожая меня.

— Вот, значит, с чего ты начал, — ухмыльнулась Шейла, — с того, что убил свою мать!

Стивен содрогнулся: какая простая и естественная мысль! Но что удивительно: за всю его жизнь она ни разу не пришла ему в голову. Мало того, никто никогда даже не намекнул ему об этом.

И впервые за всю жизнь ему вдруг захотелось крикнуть сейчас: «Мама!» — потому что он всем нутром почувствовал безвыходность создавшейся ситуации: надвигалась казнь номер три, и обещала она быть пострашнее двух предыдущих…

Глаза Шейлы блуждали из стороны в сторону. «Похоже, она наширялась, — подумал Стив. — Надо еще хоть как-то потянуть время».

— Дашь мне хотя бы сигарету выкурить? — спросил он.

— Кури или молись — твои проблемы! У тебя пара минут! — отрезала она.

Стивен закурил и опустил правую руку — так, что ее закрывал теперь край столешницы. Взгляд его скользил по столу. Так… здесь ничего… Он посмотрел ниже. Стоп! В пятницу они все вместе мастерили тут воздушного змея, и нож для резки картона оставался лежать на столе… Да, он должен быть на полке справа, должен… Держа сигарету в левой руке, Стив незаметно пошарил пальцами под столешницей: есть!

Сигарета догорела уже до половины. Стивен смерил взглядом расстояние: Шейла стояла в пяти шагах. Руки у него были достаточно крепкими. Если проделать все быстро, ответный бросок не будет таким сильным, и он успеет увернуться. Единственное, в чем он сейчас сомневался, — это в своей меткости. «Хотя бы оглушить ее или сбить с ног… там — по обстановке!» На секунду он закрыл глаза.

«Держись, Стив!» — сказал он себе… рванул нож с полки и метнул его в Шейлу.

Девица вдруг страшно выпучила глаза и, раскинув руки в стороны, упала на спину. Стивен не поверил своим глазам: нож застрял у нее в груди! Насколько глубоко он вошел? Может, она придуривается? Но стоит ему только приблизиться — и она накинется на него, как монстр из ужастика? Стивен не двигался с места и не отрываясь смотрел на Шейлу.

Прошла минута, другая. Она не шевелилась. И тут он вдруг увидел, как из ее чуть приоткрытого рта потекла тонкая струйка крови…

Стивен выронил потухшую сигарету и провел пальцами по дрожащим губам: «Господи! Я убил ее… Значит, теперь я убил трех женщин… И если она моя дочь…» — у него потемнело в глазах: мать, жена, дочь…

Да что же это за судьба?! Это проклятие! Кто и когда его проклял? Всю жизнь он был игрушкой в руках рока. Ему представилось вдруг, что вся его жизнь была казнью, только растянутой во времени… сплошной, непрекращающейся казнью!

Стивен приложил руку к груди: сердце стучало редкими, глухими ударами — казалось, оно вот-вот остановится. И тут же сильнейшая боль вдруг рванула изнутри. Перед глазами у Стива поплыли цветные радужные круги, тут же исчезнувшие в ярко вспыхнувшем синеватом пламени, на фоне которого он увидел лица — мужчин, женщин — нескончаемая толпа… — но все они были чужими… Лишь в последнюю секунду перед ним промелькнули глаза Лиз и детей, а вслед за этим все померкло. Боль — резкая и нестерпимая вначале — стала уходить, но вместе с ней уходила и жизнь…

Стив тяжело вздохнул и уронил голову на стол…


Лиз вернулась, как и обещала, в девять, войдя в дом со стороны сада. Она быстро уложила уставших детей и сразу направилась в гостиную.

Здесь ее ждала кошмарная до нереальности картина: на полу у лестницы — труп незнакомой рыжеволосой женщины с ножом в груди, а за столом — бездыханное тело ее любимого мужа Стивена Кларка…


Глава 19 Последняя встреча | Высшая справедливость. Роман-трилогия | Часть I