home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

— Доброе утро, милая! — приветствовал супругу Глорию адвокат Брендон О’Брайан, на днях отпраздновавший свой пятьдесят шестой день рождения.

Несмотря на достаточно солидный возраст, Брендон был строен, худощав, темные волосы почти не тронула седина — со спины его можно было принять за юношу. Как опытнейшему специалисту с тридцатилетней практикой О’Брайану несколько раз предоставлялась возможность получить должность судьи, а затем, весьма вероятно, занять кресло окружного прокурора, с которого лет через пять ему бы светило быть избранным губернатором штата. Но он отвергал подобную перспективу, искренне веря, что только на адвокатском поприще сможет принести максимальную пользу обществу.

Брендон поцеловал жену, как всегда обворожительную, и принялся за утренний кофе. Глория, ответив ему улыбкой, села напротив.

Время для миссис О’Брайан текло намного медленнее, чем для ее мужа. Еще в юности Глория получила квалификацию психоаналитика, но по специальности никогда не работала. Выйдя замуж, она посвятила себя семье. Теперь, когда сыновья выросли, выучились, женились и зажили собственной жизнью, Глория наполняла свое время тем, что занималась благотворительностью. Она участвовала то в одном, то в другом проекте и являлась соучредительницей целой дюжины различных фондов.

— Милый, — заговорила миссис О’Брайан, — мне вчера звонила Лиз Кларк.

— Да? Как ее дела?

— У них в семье опять несчастье.

— Что случилось? — спросил Брендон, откладывая в сторону газету.

— Помнишь, я тебе рассказывала: у Лиз есть сводная сестра. Так вот, сейчас ее муж обвинен в убийстве.

— А поточнее?

— Он убил невестку — жену своего брата — и хотел покончить с собой.

— Так… — Брендон отодвинул недопитый кофе. — Почему же Лиз не обратилась прямо ко мне? Она ведь для этого звонила?

— Собственно… она не просила о помощи — ей надо было с кем-то поделиться.

— Я непременно взялся бы за это дело!

— Кажется, они уже наняли адвоката. И потом… как я поняла, у ее сестры сейчас неважно с деньгами… Наверное, они решили, что твои услуги им не по карману.

— О чем ты говоришь, Глоу! — воскликнул Брендон. — От их семьи я не взял бы ни цента!

— Лиз же не знала об этом, — улыбнулась Глория. — Когда она позвонит, я скажу ей.

Брендон молчал, нахмурив лоб.

— Все ожидали, что после смерти мужа Лиз вскоре выйдет замуж, — продолжала Глория. — Странно, что она до сих пор одна. Я знаю: у нее были соискатели… Конечно, Стивен не оставил ее без гроша… Но хватит ли ей этих денег, чтобы поставить детей на ноги? Они еще такие маленькие…

— Это ее дело, Глоу, — отрезал Брендон. — Не нам осуждать ее.

— Конечно! Разве я осуждаю?

— Не знаю… Было бы неплохо, если бы ты иногда интересовалась ее жизнью.

Глория промолчала.

— Хорошо, — сказал Брендон, поднимаясь. — Я разузнаю об этом деле. Если Лиз будет звонить… Нет, я позвоню ей сам.


Проводив мужа на работу, миссис О’Брайан заторопилась: у нее было запланировано много дел, которым она посвящала первую половину дня. Занятость ее никогда не распространялась на вечер или уик-энд — это было святое! Чего нельзя было сказать о мистере О’Брайане — возвращался он поздно, частенько прихватывая в пользу работы и выходные. Это однако не отражалось на распорядке дня миссис О’Брайан: с давних пор Глория определила для себя, что главное дело ее жизни — исполнение обязанностей «жены своего мужа». Образцовой жены! Принцип, которому она и следовала неукоснительно более четверти века. За исключением разве что того недолгого периода, когда на счастливом горизонте ее супружества появилась харизматичная личность Стивена Кларка…


О’Брайан был по натуре урбанистом, его не раздражал шум городских улиц, людская толчея — в ней он чувствовал себя как рыба в воде. Поэтому жить Брендон всегда предпочитал в центре. До конторы было рукой подать — даже пешком он мог добраться туда за десять минут. Но сегодня Брендон нарочно выбрал окольный путь. Он ехал по длинным улицам, а в голове у него неотвязно крутилась новость, рассказанная женой.

«Почему Лиз не посоветовалась сначала со мной?» — подумал Брендон и тут же ощутил хорошо знакомое чувство пробуждающегося профессионального азарта. Адвокат еще не знал никаких подробностей, но сразу понял, что это дело, суть которого укладывалась в одном предложении, может оказаться неординарным.

Он решил не ограничиваться теми сведениями, которые намеревался сегодня же получить из официальных источников, а съездить в ближайшее время к Лиз и расспросить ее обо всем. Брендон знал, что жена сделала бы это быстрее и лучше, но Глория, с ее повышенной потребностью помогать другим, проявляла по отношению к Лиз и ее детям поразительную черствость. Правда, этому можно было найти объяснение.

Лиз являлась вдовой его давнего друга — писателя Стивена Кларка, умершего три года назад. А Глория была одно время увлечена Стивеном. И хотя чувство ее так и не нашло взаимности, та пылкая влюбленность, которую Брендон умудрялся долго не замечать и о которой узнал лишь случайно, по-видимому, не остыла в Глории до сих пор… Конец недолгим размолвкам четы О’Брайан положила смерть Кларка, случившаяся при не до конца выясненных обстоятельствах. Брендон, тяжело переживавший его безвременную кончину, с еще б'oльшим рвением погрузился тогда в работу. У Глории подобной возможности не было…


Вечером того же дня адвокат набрал номер Лиз Кларк.

— Брендон, как я рада! — защебетала она в трубку. — Спасибо, что не забываете.

— Как вы поживаете? Как дети?

— Очень подросли, особенно Лиззи — так вытянулась за год! Вы давно у нас не были, а дети все время вас вспоминают. Стиви до сих пор возится с игрушечной яхтой, что вы ему подарили, помните?

— Да-да… — Брендон понизил голос: — Лиз, жена рассказала мне о ваших проблемах…

— Ах, это ужасно! — глубоко вздохнула она.

— Скажите: ваша сестра…

— Да, это моя сестра по отцу, — перебила Лиз. — Мы воспитывались в разных семьях, и у нас большая разница в возрасте. Но последнее время мы с ней стали очень дружны. Поэтому я так тяжело переживаю ее горе.

— Вы ведь знаете: у меня большой опыт ведения подобных дел.

— Спасибо, только сестра уже наняла адвоката — говорят, известного.

— Я имел в виду… если вам понадобится совет, я всегда готов помочь.

— Да, конечно, Брендон! Я вам очень благодарна! А если бы вы заехали к нам завтра? Я расскажу все подробно.

— Не знаю… — замялся он, про себя подумав, что приглашение Лиз весьма кстати, — завтра вряд ли получится… хотя… Я позвоню вам.


Глава 1 | Высшая справедливость. Роман-трилогия | cледующая глава