home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Виктор Дадли, естественно, был знаком со Стивеном Кларком. Они изредка сталкивались — в основном на семейных торжествах, — едва кивнув друг другу при встрече. Трини и Лиз начали тесно общаться только последние несколько лет — когда миссис Кларк уже стала вдовой. Побеседовать с глазу на глаз Вику и Стиву суждено было лишь единожды — на юбилее мистера Чарльза Дадли в январе 200* года, ровно за три месяца до смерти Кларка.

Весь тот вечер жена занималась гостями, и Вик, не любивший многолюдные сборища, будучи предоставлен сам себе, держался подальше от говорливых родных. В поисках уединения он забрел, наконец, в одну из дальних комнат отцовского дома, где и застал Кларка, тоже без своей дражайшей половины. Его именитый родственник, в белом с сиреневатым отливом костюме, вальяжно рассевшись на диване, потягивал виски с содовой. Это был представительный мужчина лет сорока, с копной волнистых светло-каштановых волос и проницательным взглядом.

Вику не раз приходилось слышать разговоры о Стивене Кларке, о его непростой судьбе. Большинство из них Вик, как всегда, пропускал мимо ушей, запомнилось ему только, что, по мнению окружающих, Стивен — человек захватывающе интересный. И вот невзначай представилась возможность побеседовать. Но у Вика вдруг перехватило дыхание, и он оробел, как школьник.

Завораживало уже то, что Кларк был писателем. С детства у Вика сложилось представление о писателях как о не совсем обычных людях. Для него романисты были кем-то вроде «поводырей по Зазеркалью», потому что они многие вещи понимают глубже, чем простые смертные. Именно писателям дано и видеть, и слышать, и знать то, что другим неведомо, и ходить туда, куда другим заказано. Несомненно, что этому способствовала мать Вика, миссис Джулия Дадли, которая много читала им с братом, начиная с самого раннего возраста, и не только сказки, но и всякие взрослые истории, сопровождая чтение подробными комментариями и рассказами о людях, их сочинивших.

Кларк, уловив смущение Вика, смотрел иронично-выжидающе. Не заговорить сейчас выглядело бы просто невежливо.

— Скажите… — Вик запнулся, не зная, как учтивее обратиться: по имени или лучше: «мистер Кларк»? — Скажите, а как это — быть писателем? Можно ли этому научить?

— Научить писать? — переспросил Стивен. — Конечно! Это так же просто, как выучить зайца стучать на барабане.

— Вы шутите, а я серьезно спросил.

— Я тоже серьезно, — ответил Кларк, ставя стакан на столик. — Садитесь, — он рукой указал на стоящее рядом кресло.

Вик покорно сел.

— Вот что я скажу вам, молодой человек, — продолжил Стивен, поглядев пристально на собеседника. — В нашем деле желающих учить хоть отбавляй. Они надают вам кучу советов, уговорят тоннами «глотать» чужие книги, чтобы набраться в них опыта, скажут, что писать нужно от зари до зари и изо дня в день. Насуют разных учебников о том, как «делать бестселлеры», и тому подобное. Мой вам совет: выкиньте все это из головы! Учебники здесь не помогут. Просто сядьте и попробуйте что-нибудь написать. И если начнет получаться, если в какой-то момент почувствуете, что вас затянуло, что не в силах оторваться — это ваше! С того времени не слушайте больше никого, кроме себя самого. Пишите столько, сколько хотите, когда хотите и о чем хотите. Подражать вначале вы будете обязательно, даже если за всю жизнь прочли не более десятка книг. Потом это пройдет. Всё! Остальные рецепты ненадежны и далеко не универсальны. И будьте готовы, что дальше идти придется одному. Писательство — путь долгий и одинокий.

Кларк снова взял в руки стакан. Вик во все глаза смотрел на него.

— Да, спасибо… А в чем все-таки секрет успеха?

— Секрет? — рассмеялся Стивен. — Для меня иногда большой секрет, как заставить себя приняться за дело! Простите, забыл ваше имя…

— Вик.

— Так вот, Вик. Когда я сажусь работать, то работаю как одержимый. И всегда пишу только то, что чувствую, не думая о деньгах и славе. Других секретов у меня нет! — заверил Кларк.

Вик опустил глаза, не выдержав его насмешливого взгляда.

— Но… я не знаю, с чего начать. О чем писать?

— Вы не оригинальны, Вик! — ответил Стивен. — Точно таким же вопросом задавался и я когда-то. Давайте так: возьмите для начала крутую харизматичную личность и сочините о ней какую-нибудь невероятную историю. Уверяю вас: читателю это понравится. Американцы любят яркого, сильного, пускай даже неправдоподобного героя. Вас сразу заметят и станут ждать продолжения. А дальше все пойдет по накатанной дорожке.

Вик поблагодарил улыбкой и, расхрабрившись, спросил:

— Вы не пишете стихов?

Стивен покачал головой.

— А у меня иногда получаются…

— И с юных лет аккуратно записываете их в тетрадь, которую прячете под подушкой?

— Вы опять смеетесь…

— Нет, Вик, не обижайтесь! Просто я хочу, чтоб вы поняли: писать «в стол» — самое пустое занятие. Раз есть у вас что-то за душой, смело бросайте это в мир. Тогда только и узн'aете цену своим виршам. Даже если окажется, что они никуда не годятся, — все равно: как минимум найдете хоть одного, но своего читателя.

— На всяк товар купец найдется? — вяло усмехнулся Вик.

— Хотя бы и так. Но очень может быть, что этот ваш читатель будет стоить целой толпы… И знайте: урок нужен в первую очередь вам. А иначе будете без конца блуждать в потемках собственных рефлексий. Не существует «писателей для себя». Это шизофрения.

Кларк испытующе смотрел на собеседника, откинув руку на спинку дивана. Вик снова потерялся под его взглядом, не зная, чем продолжить разговор. Повисла неловкая пауза. По правде сказать, он не был готов к беседе на столь отвлеченную и туманную тему, как творчество.

Стивен, похоже, понял это:

— А ведь мы с вами, кажется, родственники?

— Да, — подтвердил Вик, — свояки. — И, заметив, что Кларк нахмурился, пояснил: — Наши жены — сестры.

— Вот как! — радостно подхватил Стивен. — Значит, мы друзья по несчастью? Скажите, Вик: ваша жена часто вам изменяет?

— Изменяет? — удивился Вик. — Нет!

— Как так «нет»? Они же сестры. Вы еще скажите, что вы у нее первый! — с вызовом бросил Кларк.

— Именно так… — ответил ошарашенный Вик.

Стивен отпил немного виски:

— Ни в чем нельзя быть уверенным до конца, Вик. Даже в том, что кирпич, которому суждено упасть на вашу голову, упадет на нее как следует, — изрек он и, поняв, что Вик озадачен его словами, продолжил: — Но не волнуйтесь, всё не так страшно. Главное — твердо знать: она ваша! И тогда… ее легкие измены, — Стивен поднял вверх стакан, — вы можете утопить в половине стакана виски.

— Вы много пьете, — неожиданно для себя ляпнул Вик.

— Однако, молодой человек… вам не откажешь в правдолюбии! И вы всегда так: говорите то, что думаете?

— Простите… — стушевался Вик, — я не хотел…

— Да ладно, я пошутил, — приободрил его Стивен. — Я не обижаюсь по пустякам. А что до выпивки, то, во-первых, «много» — понятие относительное. И потом… я столько лет не мог взять в рот ни капли…

— Из-за болезни? — простодушно спросил Вик.

— Болезнь? — усмехнулся Стивен. — Да… пожалуй… и притом тяжелая!

«Над чем он опять смеется? Или мне показалось?» — подумал Вик. Стивен Кларк производил на него двоякое впечатление — притягивал и вместе с тем подавлял.

— …Спасало только курево, — чуть помолчав, добавил Стивен, чем окончательно сбил Вика с толку.

— Просто… когда вы работаете… — начал тот.

— Вы хотите знать, на трезвую ли голову я пишу? Отнюдь. Обычно одна-две рюмки неразбавленного скотча — и я готов к деятельности, — то ли в шутку, то ли всерьез поделился Кларк. — Впрочем, это не для каждого, — с этими словами он допил свой стакан до дна.

В эту минуту, слепя яркими блестками, которыми было усыпано ее короткое черное платье, в комнату влетела миссис Трини Дадли.

— Вик, вот ты где! Опять увиливаешь, — прервала она их затянувшийся разговор. — Меня уже замучили вопросами: куда подевался младший сын мистера Дадли? Ты почему мобильник с собой не берешь? Простите, мистер Кларк, но мы сегодня принимаем гостей…

Стивен понимающе кивнул.

Вообще-то, без помощи невестки прекрасно обошлись бы как сам Чарльз Дадли, так и его гости. В доме было полно прислуги — и постоянной, и специально нанятой по случаю торжества. Но Трини на этот раз добровольно взвалила на себя обязанности хозяйки. Роль владелицы большого особняка была так мила сердцу Трини Дадли, что она не уставала примерять ее на себя и, казалось, ради этого была бы не прочь из невестки хозяина переквалифицироваться в его жены.

Трини махнула Вику рукой, чтобы тот не задерживался, и исчезла.

— Ваша жена — бойкая особа, — заметил Стивен. — Ну что ж, Вик, договорились: что-нибудь напишете — приносите. Поглядим. Рад был побеседовать!

Вик кивнул и, поднявшись, направился к двери. На пороге Кларк окликнул его:

— И вообще, Вик, будьте активнее — действуйте! Или заведите себе любовницу.


предыдущая глава | Высшая справедливость. Роман-трилогия | cледующая глава