home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Следующим утром Брендон приехал в контору раньше обычного, первым же делом распорядившись вызвать к себе Литгоу — сразу, как тот появится.

Всего через пару минут Кристофер с побитым видом предстал перед ним. Похоже, помощник тоже начал корить себя за случившееся, может быть, неосознанно подражая в этом шефу.

— Так, Литгоу: я хочу, чтобы вы отложили на время все порученные дела, — приказным тоном начал Брендон, — и снова занялись делом Дадли. Нужна полная перепроверка.

— Но… завтра у меня слушания в суде.

— Я помню. Начните сразу, как освободитесь. И прошу вас: не упускайте из виду любые, самые незначительные подробности.

— У меня еще информация, — начал Литгоу, выслушав наставления шефа. О’Брайан пристально посмотрел на него. — В день убийства Грейс Дадли полицию и скорую вызывал женский голос.

— Консьерж? — спросил Брендон, пытаясь припомнить. — Какой у него голос?

— С хрипотцой, женский не напоминает, — без промедления отрапортовал помощник.

— Помнится, консьерж удивлялся, что полиция приехала очень быстро, — тут он не соврал. Значит, первым тела обнаружил не он… — размышлял вслух Брендон.

— В подъезде проживает всего три женщины, — продолжал Литгоу. — Две из них были в то время в отъезде, третья лежала в больнице с переломом ноги.

— Вам сказал об этом консьерж?

— Да. То есть, нет, — быстро поправился Кристофер, — его сменщик. Могли быть еще какие-то женщины — например, заходившие в гости. Но если не считать Грейс Дадли, то…

— Да уж ясно, что не она вызывала полицию! — усмехнулся Брендон.

— Кроме того, в деле упоминается один мужчина — жилец с собакой.

— Он проходил в качестве свидетеля?

— Нет.

— Найдите его и поскорее! — Брендон сокрушенно покачал головой: — Кстати, Крис, когда вы разузнали все это?

— Вчера, — простодушно ответил тот.

Шеф улыбнулся — помощник не переставал удивлять его, — но хвалить больше не стал. Опустив глаза, он снова задумался. С какого-то момента все улики вдруг логично и четко стали выстраиваться в пользу Вика Дадли. Вернее, теперь уже только в его оправдание…

— Значит, Дадли все-таки… — решился прервать молчание Литгоу.

— Да, невиновен, — договорил за него О’Брайан. — «Это хуже, чем преступление. Это ошибка».[30] Окиньте взглядом все факты, которые сами насобирали, — и сразу увидите, чт'o за картина перед вами. Впрочем, чтобы понять это, достаточно было и одного…

— Отпечатки… — прошептал Литгоу.

— Все дело в том, Крис, что для людей истина недостижима в принципе, — продолжал Брендон. — По большому счету, любой казненный в мире казнен по ошибке, поскольку не существует — и никогда не существовало — абсолютно точной системы доказательств вины человека в совершенном преступлении. Вердикт присяжных, как и приговор судьи, не означает истину в последней инстанции, ибо выносится людьми. Ошибки в суде предотвратить невозможно — они такой же атрибут Правосудия, как судейская мантия! История юриспруденции знает огромное число примеров, когда неопровержимые на первый взгляд доказательства оказывались цепью случайных совпадений, свидетели добросовестно заблуждались, а обвиняемые признавали вину в преступлениях, которых не совершали! Я уже не говорю о том, что свидетелей можно подкупить или запугать, обвиняемого заставить сознаться обманом, психологическим давлением или пытками, а улики и результаты экспертизы подделать. Вряд ли в том, что я сейчас сказал, вы открыли для себя что-то новое. Думаю, вы могли бы подкрепить мои слова массой достойных примеров.

— Да, — тихо отозвался Литгоу.

— Крис, начните, пожалуйста, с того… — быстро проговорил О’Брайан, еще не остыв от взволнованной речи. — Мне нужно полное досье на Сэма Дадли.


Убийца… — кто он? Нанятый Сэмом киллер или — как предполагал Вик — давний знакомый Грейс? А может быть, и то, и другое в одном лице? Где его искать?

В своей работе Брендону не раз приходилось вести детективную деятельность — заниматься розыском запропастившихся свидетелей и улик. Но никогда еще перед ним не стояла такая конкретная задача, как сейчас. И он, будто человек, впервые вышедший на лед, откровенно растерялся.

«Одна надежда на молодца Литгоу!» — подумал Брендон.


Результатов работы Кристофера Литгоу долго ждать не пришлось — ровно через неделю на столе О’Брайана лежала пухлая папка с материалами, в которых был прослежен весь жизненный путь Сэмюэла Дадли, начиная с рождения и до сего дня, полный послужной список и в дополнение — пачка фотографий. Брендон взглядом оценил внушительный объем папки, потом взял ее в руки, прикидывая вес.

— Спасибо, — лаконично поблагодарил он. — Есть что-то еще?

— Жильца с собакой найти не удалось — никто в доме его не помнит, а фамилия не значится в документах. У меня подозрение, что консьерж Поллак его просто выдумал.

— Или ему подсказали, чт'o говорить, — добавил Брендон. — До с'aмого приезда полиции консьерж спал — об этом, конечно, позаботились заранее. А жильца приплел себе в оправдание — ход довольно скользкий, но, как видите, сработало.

Кристофер кивнул и без промедления продолжил:

— Тринити Дадли за полгода до убийства пользовалась услугами сыскного агентства «Стэнфорд — О’Брайан».

«Вот это поворот!» — ахнул про себя Брендон.

— Следила за мужем?

— Да.

— Хорошо, Литгоу, — проговорил он, отодвигая папку с досье. — Пока достаточно. Можете заняться другими делами.


предыдущая глава | Высшая справедливость. Роман-трилогия | cледующая глава