home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Какие странные, неожиданные повороты делает иногда судьба! И если на какое-то время она дает нам передышку и жизнь, казалось бы, входит в спокойное русло — течет тихо и размеренно, — это как раз верный признак того, что новый поворот не за горами…

В самом начале лета, поздно вечером у О’Брайана раздался звонок — определитель номера показывал телефон миссис Кларк.

— Брендон!.. Ах, Брендон, помогите мне! Этот подлец… Подлец! Он написал, что я… — По голосу Лиз Кларк О’Брайан сразу понял, что она в слезах. И как всегда, сразу из ее слов трудно было разобрать, о чем идет речь. — Низкий, жалкий человек! Ах, боже мой, за что мне это?!

Брендон вздохнул, набираясь терпения. Выдержав весь поток смачных обвинений, которые Лиз обрушила на голову неизвестного «подлеца», Брендон смог наконец уяснить истину. Заключалась последняя в том, что некий Джек Хаггерс — литагент покойного Стивена Кларка — вздумал на старости лет разродиться мемуарами, в которых умудрился опорочить и самог'o писателя, и его жену.

— Защитите мою честь и достоинство! Я хочу получить от подлеца пятьдесят миллионов долларов! — завершила свою гневную тираду Лиз.

— Не совсем реальная сумма… — ошарашенно выдохнул Брендон.

— Почему? Я недавно читала… — И Лиз, цитируя статью из бульварного журнала, стала перечислять, кто из звезд Голливуда, когда и по какому поводу отсудил у своего ответчика кругленькую сумму. — Пятьдесят — это еще немного, там есть и пятьсот, и больше!

— Возможно, это опечатка… или шутка, — подтрунил О’Брайан.

— Не расстраивайте меня, Брендон! Я в таком ужасе! Вы должны защитить меня. И наказать негодяя! — Лиз была близка к истерике.

— Хорошо, — согласился он, не имея больше сил выслушивать экзальтированные речи миссис Кларк. — Я постараюсь заехать к вам в конце недели. И мы поговорим обо всем с глазу на глаз.

Нажимая на кнопку отбоя, О’Брайан уже знал, что сначала ему придется самому ознакомиться с «трудом» Хаггерса, а потом выяснить, было ли у того хоть малейшее основание наводить тень на плетень.

В тот же вечер О’Брайан принялся за чтение.

«И кто станет читать подобную муру?» — подумал он, открывая тощую книжонку в мягком переплете, только что доставленную из магазина. Он пролистнул пару страниц, пробежал глазами текст, сразу отметив, что слог резвый, живой, с желтизной, но не без юмора. Брендон стал искать место, где могло говориться о Лиз. Книжка, как и следовало ожидать, оказалась конъюнктурной, но увлекательной. Читая главу за главой, Брендон не заметил, как проглотил ее всю целиком.

Лиз появлялась на страницах воспоминаний лишь дважды, но в весьма неприглядном виде. Сначала автор, насмехаясь над легкомыслием миссис Кларк, сообщал, что она изменяла мужу направо и налево, откликаясь на зов первого встречного. А уже через абзац Джек Хаггерс запросто называл супругу Стивена Кларка своей бывшей любовницей, недвусмысленно намекая, что вторую — погибшую — дочку Лиз прижила именно от него.

Да, это уже серьезно…

Притом ни одного слова, порочащего Стивена, Брендон, как ему показалось, не обнаружил. От этого он облегченно вздохнул.

Впрочем, шокирующей новостью стало для Брендона уже то, что Аманда, возможно, не была дочерью Стивена. Да и про измены Лиз тот никогда ему не говорил. Так что считать, будто друг его никак не задет, все же нельзя… Придется вправить этому вонючке Хаггерсу мозги!

Добравшись в выходной до Лиз, в ее *…таун, О’Брайан начал без обиняков:

— Если вы станете судиться, то весьма вероятно, что для подтверждения вашей правоты придется эксгумировать тело Аманды. Вы пойдете на такое?

— Нет!.. Да!.. Я не знаю! — Лиз села на диван и обхватила голову руками. — Ах, боже мой! Ну придумайте что-нибудь! Вы ведь все можете!

— Вы уверены? — вскинул на нее глаза Брендон. — Есть у этого Хаггерса какие-нибудь слабости?

— Он игрок.

— Вот как? Не предполагал… — Брендон сел в кресло напротив Лиз и задумался.

Выходит, наш писака проигрался подчистую, а эти скандальные, выпущенные немалым тиражом мемуары, в которых он оплевал многих известных беллетристов, принесли ему неплохие денежки. Ответственности он не боится — его и Лиз дочь давно мертва. И вправду подлец! Опасен ли он будет впредь? Стоит ли с ним вообще связываться? Надо отговорить Лиз, пока та не натворила глупостей. А то как бы «Дело о защите чести и достоинства» не превратило вдову Кларк в мишень для насмешек и порицания.

— …Я была беременна Амандой, когда умер Стив, — продолжала Лиз. — Всего второй месяц… Я даже не успела сказать ему… Тест оказался положительным, но я еще сомневалась… — Глаза у нее вмиг покраснели, из них закапали слезы. — Потеряв мужа, я была в отчаянии. А потом все эти подозрения, допросы, разбирательства… Вы же помните…

Брендон понимающе кивнул.

— Я хотела сделать аборт, — всхлипнула она, — но вы отговорили меня. Ведь это вы отговорили меня, Брендон?

— Я не помню, — честно признался он.

— А теперь я думаю: может, лучше бы я его сделала…

Брендон опустил глаза:

— Понимаю вас. Смерть детей — это, наверное, самое страшное. Но подумайте: у вас выросли чудесные дочка и сын.

— Да, сделала бы аборт — и не было бы кучи проблем. — Лиз ладонью смахнула с лица почти уже высохшие слезы. — Вот ведь дура какая! И этот подонок не доставал бы меня сейчас. Какой подонок, а?.. Вам он понравился? — по-собачьи склонив голову набок, вдруг спросила она.

Брендон с сомнением уставился на Лиз, в который раз подивившись витиеватости ее мыслей.

«Все же не до такой степени был слеп от любви Стивен, чтобы не видеть, насколько глупа его жена, — подумалось ему. — Неспроста он никогда не давал ей читать свои романы. Да и прочла ли она за всю жизнь хотя бы одну книгу?»

— Ну ведь понравился же? — не отставала Лиз.

— Кто, простите? — потряс головой Брендон.

— Хаггерс. Он красивый такой, правда?

— Я с ним не знаком.

— Жаль… — хмыкнула Лиз и на минуту задумалась. — Стив ушел так неожиданно… — снова начала она. — Брендон, вы очень любили моего мужа, правда же?

Брендон удивленно глянул на нее, потом медленно опустил глаза.

— Да, — тихо произнес он.

— Конечно, я знаю. Поэтому-то я с вами так откровенна. — Лиз шмыгнула носом и приложила платок к глазам. — Аманда родилась недоношенной, много болела. Я долго не могла прийти в себя. В общем… после смерти мужа, вы понимаете… у меня больше не было секса. Просто… просто казалось, что ни с кем уже не будет так, как с ним…

— Думаю, Стивена трудно заменить… во всем, — кивнул Брендон.

— Боялась, что ни с кем не смогу… кроме Стива… — пролепетала она. — И боялась кому-нибудь сказать об этом…

Брендон замолчал, шокированный откровенностью Лиз.

«Что это: способ вызвать сочувствие или приглашение в постель?» — подумал он, настороженно ожидая, что она скажет дальше.

— Мне так тяжело, Брендон… — С этими словами Лиз поднялась, подошла к сидящему в напряженной позе Брендону и, обхватив его голову руками, прижала к себе. При этом низ ее короткой кофточки задрался и обнаружилось, что она… без лифчика…

У Брендона все поплыло перед глазами, руки будто сами собой поднялись. Он обхватил ее располневшие с возрастом, но еще достаточно упругие груди. Лиз зажмурилась и глубоко втянула в себя воздух.

«Это будет ошибкой!» — строго прошептал ему рассудок.

— Нет, Лиз, нет! — Брендон резко отстранил ее. — Я никогда не заменю Стивена — даже вряд ли смогу напомнить его. — Он поднялся.

Посмотрев на стоящую перед ним и ангельски улыбающуюся Лиз, Брендон понял, что если он еще раз притронется к этой женщине, все неминуемо закончится близостью.

В эту секунду в кармане у Брендона затарахтел мобильник.

«Спасение!» — промелькнуло у него.

— Извините, я должен идти, — бросил он Лиз. — Я позвоню на днях. — И, на ходу отвечая на звонок, поспешно ретировался.


Брендон ехал от Лиз растревоженный. По пути он стал припоминать свое прошлое и быстро пришел к выводу, что — если не считать нескольких эпизодов до брака, — жене своей он никогда не изменял.

«Один Стивен… — подумал Брендон. — Но он не в счет… Стивен — это другое, совсем другое…»

И хотя с Лиз у него сегодня ничего не произошло, Брендон чувствовал себя сейчас неуютно. Словно провинился перед Глорией.


В понедельник, сидя у себя в кабинете, Брендон начал в уме прикидывать, сколько времени займет улаживание этого дела. Получалось, что немало… Он нетерпеливо повертел головой и тут же решил посоветоваться с Кристофером Литгоу.

Еще десять лет назад, после истории с похищением детей Кларков, которую виртуозно распутал Литгоу, бывший тогда его помощником, О’Брайан — от чистого сердца — предложил тому стать его компаньоном. Предложение нешуточное и по-королевски щедрое. Но Литгоу сразу же решительно отказался — он собирался открыть собственную адвокатскую контору. Из-за чего Брендон не столько обиделся на него, сколько расстроился, понимая, что лучшего напарника ему не найти. Впрочем, они после этого еще долго работали в тесном сотрудничестве и не раз помогали друг другу и советом, и делом.

Как и в прежние годы, Литгоу — теперь уже адвокат с именем — в делах сыска оставался незаменим. Ему всегда удавалось в одиночку добывать самую точную информацию, причем в кратчайшие сроки.

Вспомнив про Кристофера, Брендон не стал тянуть и, набрав его номер, быстро изложил суть проблемы. Литгоу ответил, что загружен сейчас под завязку, но тем не менее постарается помочь.

Двух дней не прошло после их разговора, как Литгоу позвонил О’Брайану и сказал, что после обеда заедет к нему в контору. После обмена приветствиями и крепкого рукопожатия Брендон и его бывший помощник сели друг против друга за низенький столик со стеклянной столешницей. Молодой клерк подал им кофе.

И Кристофер Литгоу, без лишних предисловий, рассказал следующую историю. Про одного старого писателя, литагентом которого также был Джек Хаггерс. Писатель был болен, детей не имел, от него ушла жена, он спивался. Но у писателя имелся шикарный особняк, плюс приличное состояние. Хаггерс подослал к нему свою любовницу — под видом соцработника или помощницы по хозяйству. Девица старикашку вмиг окрутила, и тот переписал все добро на нее, после чего оказался на улице и очень скоро закончил свои дни в третьеразрядной психушке.

— То, что надо! — восторженно воскликнул Брендон. — Понимаю, что честные свидетели, которые подтвердят это, у вас уже на примете?

Литгоу в ответ лишь коротко вздохнул и вскинул глаза вверх.

— Сногсшибательно, Литгоу! — продолжал Брендон. — Сколько вас знаю — не перестаю удивляться вашему криминалистическому чутью!

— Спасибо, — скромно ответил тот.

— Но как вам это удается?

Литгоу пожал плечами:

— Главное — это найти нужную ниточку. Ну и… потянуть за нее…

— И вся история распутается сама собой, — завершил за него Брендон. — Это талант, Крис! Что бы вы мне ни говорили — талант!

Польщенный Литгоу ответил улыбкой.

Прежде чем распрощаться, они перебросились еще парой слов на другие темы.

Когда Литгоу ушел, Брендон расслабленно откинулся в кресле. Теперь он уже не беспокоился по поводу «Дела о защите чести и достоинства Лиз Кларк», собираясь поручить его одному из своих помощников. И про себя даже усмехнулся: ну и достанется этому Хаггерсу! Поделом!

А еще неделю спустя О’Брайан получил от Литгоу дополнительную информацию. Тот разыскал двух женщин, служивших полтора десятка лет назад в семье Кларков домработницами. Обе дамы, которые не были между собой знакомы, в задушевной беседе поведали Кристоферу о, мягко говоря, не совсем безупречном прошлом миссис Кларк. Услышав это, Брендон округлил глаза. Но Литгоу тут же пообещал ему, что задачу разобраться как с Хаггерсом, так и с Лиз Кларк, он берет на себя. Брендон облегченно вздохнул — прямо гора с плеч! И что славно: в ближайшее время не придется общаться с Лиз…


Глава 4 | Высшая справедливость. Роман-трилогия | Глава 6