home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ТАКТИКА — ВЫЖИДАНИЕ

Как только возвратившийся с фронта Михайлов прошел в свой кабинет, первый его вопрос был о банде Венчикова.

Антон Михайлович Крылов обстоятельно доложил о проделанной работе и в конце сказал:

— Решили мы, Александрыч, не торопиться с захватом бандитов, а дождаться, когда среди них появится сам Данила. О нем у нас пока никаких сведений. Не знаем даже, где он обитает.

Михайлов сидел за столом и задумчиво теребил бородку. Он прекрасно понимал, что Крылов прав. Банду обезвредить нужно, но непременно — вместе с ее главарем. Однако не допустят ли они ошибки, оставив на свободе бандитов, каждый шаг которых может обернуться новыми грабежами, убийствами?

«Делать нечего, — наконец решил он, — надо еще немного потерпеть, чтобы наверняка захватить и самого Данилу Венчикова».

-Хорошо, Антон Михайлович, подождем. Но завтра утром организуйте мне встречу с Алимовым. А что будем делать с Антоновой?

— Тут такая картина. Алексей несколько дней назад побывал в деревне, где была дача Антонова и где погибли его жена и дочь. Не зря, скажу тебе, ездил.

И Крылов не без гордости за сына рассказал Михайлову обо всем, что Алексею удалось узнать.

— Я считаю, — заключил он, — что Антонов тоже не простая штучка. Он наверняка воспользовался смутным временем и нажился за счет народа. Журавкина, организовав поджог и убийство его жены и дочери, как видим, решила только первую часть задачи — получить доступ к награбленному. Теперь она хочет решить вторую часть — избавиться от самого Антонова и завладеть всем его движимым и недвижимым имуществом. Одна дача на Черном море чего стоит! Если мы ее сейчас просто арестуем, то она вряд ли признается во всех своих грехах и уж тем более не скажет, где хранятся ценности Антонова. Считаю, что затеянную с нею игру надо продолжить. В частности — выяснить, кто те двое мужчин, которые, надо полагать, участвовали в поджоге дома Антонова и убийстве Малаша и Горбачени. Чует мое сердце: разыскав их, мы будем не внакладе.

Михайлов слушал Крылова, а сам чуть заметно улыбался в бороду. Вспомнил он, как Антон Михайлович растерянно отказывался, когда они с Мясниковым предложили ему возглавить отделение по борьбе с преступностью. Прошло совсем немного времени, а он, потомственный рабочий, рассуждает, как настоящий розыскник-профессионал. А мысли-то как подает — дай бог иному следователю, который на этом собаку съел.

Увидев, что начальник улыбается, Крылов сконфуженно спросил:

— Ты что? Не дело говорю?

— Извини, Антон Михайлович, дело говоришь. А я, слушая тебя, горжусь, что у нас такие, как ты, люди есть. За что ни возьметесь — все вам под силу.

— Партия приказала — значит надо, — смущенно ответил Крылов.

— Да, ты прав. Надо — этим все сказано. Ну, а как Гарбуз?

— В наши дела он не вникал, но и не мешал. Даже кое-что подсказывал. Знаешь, мне кажется, что он на великом распутье. Мается, пытается разобраться во всем. Думаю, хорошо, что мы тогда не рубанули сплеча.

— Ну что ж, пусть разбирается. — Михайлов встал, задумчиво прошелся по кабинету. Остановился напротив Крылова, хотел что-то добавить, но не успел: в кабинет вошел Мясников. Они с Михайловым еще не виделись, и, конечно, разговор сразу перешел на фронтовые дела.

— Обстановка в армии складывается в нашу пользу, — говорил Михайлов, — хотя Временное правительство и делает все, чтобы подавить в войсках революционный дух, продолжить войну. Милюков направил Англии и Франции ноту, где клянется в верности России царским договорам, в том, что война будет доведена до «победного конца». Меньшевики и эсеры поддержали эту ноту. Что скажешь, Александр Федорович?

— Это нота от 18 апреля? Знаю. И мы кое-что предприняли.

— Что именно?

— Мы сумели убедить Минский Совет выступить с протестом против ноты Милюкова. В ближайшие дни текст протеста опубликуем.

— Молодцы! У меня есть еще идея. Как ты смотришь на то, чтобы организовать и провести под эгидой Минского Совета радиосъезд солдат Западного фронта?

— А как ты это себе представляешь?

— Очень просто: подготовим доклад и передадим его всем воинским частям фронта по телеграфу. Надо пользоваться новыми средствами связи.

— А что, интересная идея. Листовки еще печатать, да пока они до окопов дойдут... Когда думаешь провести?

— Медлить не стоит. Сразу же после собрания инициативной группы большевиков по Апрельским тезисам Ленина и проведем радиосъезд.

— Хорошо, будем готовиться. — Мясников возбужденно заходил по кабинету. — Да, деньки приближаются жаркие. Наконец-то мы сможем порвать с меньшевиками и эсерами. Кстати, Миша, есть еще одна новость. Вчера я встречался с Онищуком, он сообщил, что меньшевики, эсеры, националисты и прочая буржуазная шваль хотят использовать первомайские демонстрации для укрепления доверия народа к Временному правительству.

— Ишь чего захотели! — возмутился Михайлов. — Нам надо провести соответствующую работу с членами партии, среди солдат и рабочих. Думаю, настал момент, когда мы можем диктовать свою волю на всех направлениях. Как это говорит Ленин в статье «О задачах пролетариата в данной революции»: «Сейчас задача партии большевиков заключается в том, чтобы осуществить переход от первого этапа революции, который дал власть буржуазии, ко второму, который передаст власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства». — Он присел рядом с примолкнувшим после появления Мясникова Крыловым, обнял его за плечи.

— Вот так, дорогой Антон Михайлович, начинается второй этап. Будем готовиться к социалистической революции!


ДЕЛО О ПОЖАРЕ | Приказ №1 | ПРИГЛАШЕНИЕ... НА ПОМИНКИ