home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пять факторов необходимых для творчества

– Я город построил – Сказал один мой знакомый. И показал мозолистые руки с толстыми жилами. Мышцы выпирали из под рубахи подчёркивая силу их владельца.

Я взглянул на свои – холёные, нежные, белые. Незаметно спрятал их под стол.


Мы, трое стариков, сидели за бутылкой водки. И вспоминали прожитые годы.


– А я Родину защищал. – Сказал другой. И вытащил из шкафа китель – с погонами полковника. Медалей было столько что едва помещались на груди.

Машинально я взглянул на свою грудь – но кроме следа от плевка который я сделал против ветра там ничего не было.

– Плохо – Понял я – Выпячивать грудь мне тоже не резон… как и руки.


А беседа продолжалась.

Первый старик заливался соловьём – рассказывал как он был бригадиром… сколько домой построил! Провёл тепломагистралей, водопроводов – сотни километров! А сантехники установил – вообще не перечесть…


Отставной полковник тоже не умолкал – жизнь не зря прожил! Сколько мотался по гарнизонам! Сколько юношей воспитал – сделал настоящими мужчинами! Благодаря армии – они нашли правильный путь в жизни… до сих пор пишут ему письма.


Наконец гости уставились на меня.

– А ты чего молчишь?.. Давай, рассказывай…


Я наморщил лоб пытаясь вспомнить что-то достойное. Но кроме рецептов самогонки и как пытался проехать в трамвае без билета изображая инвалида – мне больше ничего не припоминалось.

Мои собеседники продолжали упорно смотреть на меня.

Как вдруг… мои губы растянулись в широкой улыбке.

– 15 книг – сказал негромко.

Гости недоуменно переглянулись.

– Я написал 15 книг – Пояснил я – Настоящих, с аннотацией и эпиграфом, с названием автора указанным на титульной странице.

Гости ахнули от изумления.

Возникла долгая пауза.

Я наслаждался произведённым эффектом.

– Ну, и про что эти книги – Осторожно спросил военный.

Крякнув от досады что прервали такую замечательную паузу, я попытался вспомнить.

Улыбка медленно сползла с моего лица.

– Ну… в общем… много рассказов… всех не перечесть…

По правде сказать, его вопрос мне не понравился.

Но полковник не унимался.

– Так про что они? Может я буду рекомендовать их молодёжи…

Задумчиво я уставился на его огромные руки не зная стоит ли ему рассказывать про их содержание.

А содержание было не сложным…

Про то как у меня х..й встал в трамвае и не давал выйти до конца маршрута… как триппер подхватил в молодости… как послал нах работу на Севере вместе с начальником. И наконец – как украл трусы у квартирантки. Она потом нашла их у меня под подушкой. Той, что с пятнами…

Рассказы хорошие, только вот… эти руки, мозолистые и крепкие что предо мной… что-то не нравились они мне. И я решил не уточнять содержание рассказов, а просто сказал – жизненные и поучительные.

Скромно и в точку.

Гости смотрели на меня с неподдельным уважением.

Как вдруг…

– Что-то не помню я автора с такой фамилией – Задумчиво сказал военный. И в глазах его возникло подозрение. – Ефремова помню, Азимова, Конан Дойля…

– А я под псевдонимом пишу – Ответил ему.

– Каким? – Спросили они оба.

С невероятной быстротой я вскочил со стула… и попытался покинуть комнату.

Но полковник оказался проворнее – схватил меня за локоть.

– Да ты не стесняйся… говорит свой псевдоним… я в интернете посмотрю…

– Отпусти его – Примирительно сказал строитель. – Это вдохновение. Пришло к нему наверное.

– Ладно – Сказал подполковник. – Иди. Но всё равно… найду твои произведения в интернете. И молодёжи почитаю.


– Непременно почитай – Забормотал я – Ей понравится. Гарантирую…


Почему я выбрал себе такой дурацкий псевдоним – "Олеандр Олеандров"?

Сначала я думал что это прекрасный горный цветок. Но через пару лет выяснил что это ядовитый стебель, его всегда можно найти на огороде – возле нужника.

Может поэтому творчество моё – пошло в другую сторону.

Нездоровые мечты, неприличные разговоры, секс, чёрный юмор…

Постепенно, слово "Олеандр" – стало нервировать меня.

Услышав его – я вздрагиваю.

А в последнее время, вообще уверяю что не имею к нему лишь косвенное отношение. И творчество – было лишь глупой ошибкой в моей жизни.

Досадная случайность… когда одновременно совпали три фактора – свободное время… доступ в интернет… и наличие ноутбука.

Если они есть – то раз!

И родился писатель!

Убери один из факторов – и бац! Конец писателю.

Все просто!

Олеандр Олеандров.

Звучит гордо.

Предстает образ человека – мудрого и талантливого.

Может и так…

Да только фантазия у меня – еб..нутая.

И это перевернуло моё творчество – с ног на голову.


Впрочем, фантазия – сама по себе неплоха!

Это – четвёртый фактор нужный для творчества.

Только конечно не еб..нутая – на сто процентов.

Ну, разве что на десять. Или пятнадцать.

А у меня оказалась – на все сто.


Когда еб..нулась моя фантазия – я не знаю, но кажется это случилось ещё в молодости.

Когда я верил что в трусах у девок – прячется пятая рука. Которая будет мне дрочить.


Так вот, возвращаюсь к разговору со своими приятелями – полковником и строителем.

На следующий день я вдруг действительно задумался – что оставлю после себя?

С чем пойду на небо?

Примут ли меня – там?

И кто будет вспоминать про мою душу – на Земле?


Так вот, друзья мои!

Подумав, я решил я написать настоящую книгу – возможно даже- не на русском языке, а на моем втором родном.

Подниму, так сказать его на новую высоту, оставлю так сказать след.


И я знаю что она будет мудрой, высоконравственной и поучительной.

Многие найдут там кладезь мудрости и познания.

Её будут цитировать и конспектировать.

О ней будет не стыдно говорить за столом.

Показывать друзьям и знакомым.

Я даже помещу своё фото на её обложке.

Светлого цвета…

И наверняка, в ней не будет – про то как я уговаривал соседку взять в рот. Щипал в трамвае девок. Клялся в верности… и обманывал. Как пихал свой х..й – в руки бывшей однокласснице. Уверяя что так приветствуют друг друга племена в Африке.

Или дрочил всю ночь глядя на портрет молодой Крупской.

С самоваром.

Как дёргал именинницу за уши – двумя руками, пытаясь по привычке – наклонить и поставить на колени…

И наконец, как лишил девственности – целуя взасос. И резко поддав внезапно тазом.

Затем вытащив член и проведя пальцем по отверстию влагалища – нашёл маленькую вспухшую дырочку… изумляясь что она стала такой после члена… как будто расцвёл цветок… лишь влажный почему-то…

Через минуту отверстие закрылось – и член у меня встал снова.

Кончив ещё раз и наслушавшись её вздохов – я снова стал гладить появившееся отверстие влагалища. удивляясь что до секса, это была просто полоска, коснувшись которой девственница вскрикивала. А теперь – там маленькое отверстие… и она не вскрикивает… лишь тяжело дышит…

Это возбуждает.

И снова мой член мягко входит туда… как будто отверстие – зовёт его обратно…

Я кончаю… кончаю… кончаю в него снова…

Всю ночь напролёт.

А оно раскрывается – всё шире и шире.

Как будто ему нравится…

Как и моему члену – тоже…

Они вместе меняются. Становятся другими…

Это ли не гармония?

Природы.


Так вот.

Когда я напишу настоящую книгу – в ней ничего этого не будет.

Персонажи будут обращаться к друг другу уважительно, никто не будет хамить, посылать нах..й, или визжать что главный герой забыл вытащить перед тем как кончить…

Взаимопонимание, терпимость, высокая культура – станут символом новой книги.

И тогда, может быть, псевдоним Олеандров – больше не будет мне сниться в кошмарный снах. Как символ еб..утой фантазии. Ограниченного набора слов. И шизанутого чёрного юмора.


Здесь главное – чтобы мне не было скучно.

Ведь скука – это и есть настоящий двигатель прогресса.


Пятый фактор необходимый для творчества.


Именно он – заставляет вставать с дивана. Включать компьютер.

Напрягать извилины. И сидеть целыми днями за написанием рассказа.

И я надеюсь что эти пять факторов – однажды соединятся снова и заставят меня написать хорошую, настоящую книгу.


Которую я с чистой совестью – порекомендую читать всем вокруг, включая молодёжь. И её наставникам.


Так и скажу полковнику… – Это совсем другая книга!

Высокохудожественная и высоконравственная!

Поверь мне, полковник…

Блять буду!


Если снова его увижу, конечно.


Страшный сон генерала | Играя со стилями – 3 | Идеальная память