home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать вторая

Старые добрые времена:

— Извините, вы не Вера Стори?

— Да.

— Возможно, вы не помните меня, но я жил по соседству с вами. Меня зовут Джо Каллен.

— Конечно, я вас помню. Вы друг Чака.

— Как поживает Чак? Я его года два не видел. Мои родители переехали во Флориду, после того как отец ушел на пенсию. А я живу на Манхэттене с друзьями. Учусь в университете и почти не бываю нигде, кроме района Квинс.

— У Чака все нормально. Наш папа умер…

— Да, я слышал. Весьма сожалею.

— Наша мать давно умерла, как вы, может быть, помните… Магазин перешел к Чаку. Он работал в нем некоторое время, а потом решил продать его. Он получил за него большие деньги, на которые купил жилой дом, а потом продал и его. Так что он процветает, покупая и продавая дома.

— Он всегда был деловым.

— Да… Что ж, рада была видеть тебя, Джо.

— Как твои дела, Вера?

— Прекрасно.

— Выглядишь ты… замечательно. Сначала я не узнал тебя. Ты… ну, ты выросла.

— Такое случается, я полагаю. Ха-ха!

— Ха-ха! Ты отлично выглядишь.

— Спасибо. Ты работаешь здесь?

— Четыре вечера в неделю. Могу ли я тебе чем-то помочь?

— Вообще-то да. Мне нужны ноты к песне «Прощай, птичка».

— Тебе нужна пластинка? Она вон там.

— Нет, мне нужны ноты. Они нужны мне для занятий.

— Ты занимаешься музыкой?

— Да, что-то в этом роде. Я учусь в театральной школе.

— Без шуток? Я помню, как ты однажды играла в одной пьесе. У тебя замечательно получалось.

— Ты действительно помнишь это?

— Конечно. Классная игра.

— Я тоже подрабатываю, как и ты. Я работаю в магазине «Театральная книга». Он находится на этой же улице, но расположен на пятом этаже, так что немногие о нем знают.

— Я о нем слышал. Так ты тоже живешь в центре?

— Я снимаю комнату вместе с другими студентками театральной школы в Гринич Вилидж.

— Это здорово. Я живу на Сто тридцать пятой улице. Слушай, у меня сейчас перерыв. Не хочешь выпить кофе?

— Ну…

— Или кока-колу? А, может, молока? Или просто стакан воды? Может быть, прогуляемся по улице?

— По этой улице?

— Слушай, не надо бояться. Здесь все спокойно. В самом деле. Тут дежурит в это время один мой знакомый коп. Он увлекается джазом. Во время перерыва на обед он заходит сюда и роется в джазовых пластинках. Его зовут Фил Гриняк. Этот район Манхэттена стал самым спокойным благодаря ему. Ты ни за что не догадаешься, что он предложил мне.

— А что он предложил тебе?

— Он уговорил меня поступить в полицейскую академию. Я подумывал о преподавательской работе, но Фил убедил меня. Ты знаешь, хочется помогать людям.

— Ты был довольно хулиганистым подростком, Джо, не так ли? Как это тебя звали?

— А, мы тогда были мальчишками.

— Тебя звали Змей, не так ли?

— Мы были мальчишками. Что мы тогда понимали?

— Ты был панком.

— Ха! Да, наверное, я был панком.

— Но ты много читал. Я помню, что ты часто заходил в библиотеку. Я там тогда подрабатывала.

— Ты знала, что я приходил в библиотеку?

— Как же мне не знать? Ведь комната библиотекаря находилась рядом с читальным залом.

— Но ты никогда не выходила оттуда.

— … Да… Итак, ты собираешься стать полицейским.

— Да. Ну, поживем, увидим. Сначала еще нужно поступить в академию и все такое… Будешь пить кофе?

— Ну…

— Пожалуйста.

— Хорошо.


* * * | Внутренние дела | * * *