home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Сиверко и Позёмка

Один за другим выбегали мальчики и девочки из Дворца пионеров на улицу. А там шёл пушистый снег. Он падал на прохожих, на дома, на дорогу, на машины и даже на милиционеров, а они не обращали на это никакого внимания.

Пошли маленькие артисты в разные стороны. В одну Маша, Наташа и другие ребята, в другую — Люда и Петя. Только Люда первая вышла, а Петя чуть отстал — шарф завязывал. А когда Петя догнал Люду, то она заявила:

— Вот что, Петька-медведька, ты иди впереди или позади, а то люди подумают, что я тоже первоклассница.

— Так бабушка же сказала, чтобы мы вместе шли.

— А я не хочу!

Рассердился Петя и говорит:

— Ну и ладно! Я вперёд пойду, а ты оставайся, если хочешь.

Обогнал Петя Люду и даже песню запел:

Во дворе, во дворике,

Там, где сто ребят,

Там, где главным дворником

Дедушка Игнат,

Поселился вежливый

Снежный человек,

У него, у снежного,

Всё бело, как снег…

Песню про Снеговика Петя тоже готовил для новогоднего концерта. Но вы сами понимаете, что сегодня на репетиции её повторить не успели. Поёт Петя песню, а сам думает, как бы Деда-Мороза вылечить. Может, эти Кудыкины горы и недалеко. Потом про Люду вспомнил, обернулся и крикнул:

— Не потеряйся!

— Подумаешь! Как бы ты не потерялся!

Вот упрямая девчонка!

Пошёл Петя побыстрее, а чтобы веселее шагалось, опять про Снеговика запел:

Он метёлку вскинул

И глядит вперёд.

Шляпа из корзины

Так ему идёт.

Дети и родители

Про него твердят:

— Может, заместителя

Взял себе Игнат?

Всё гуще падают хлопья снега, всё меньше прохожих на улице. Всё дальше от Люды Петина песенка. Вот уже чуть-чуть слышно:

Может, медвежата

С северной земли

Поиграть к ребятам

Гостя привели?..

Испугалась Люда, прибавила шаг, а тут как налетит ветер, как закружит снег. Кинулась Люда за Петей бегом. А ветер как завоет, как захохочет. И вдруг чей-то голос как крикнет:

— Стой, человечек!

Замерла Люда, спрашивает:

— Ой, кто это?

А голос вокруг неё кружит, отвечает громко:

— Это я — ветер Сиверко. А ты кто?

— Я Люда. Ученица вто… вто… второго класса.

Только она это произнесла, из палисадника кто-то как свистнет, как зашипит:

— Хоть ты и второго класса, всё равно стой!

— А это кто? — дрожит Люда.

А ветер Сиверко над её головой хохочет и отвечает так, будто в большую бочку колотит:

— Это мой братец — ветер Позёмка. Ты про нас слышала?!

— Нет, мы ещё не изучали… — шепчет Люда.

— Ну, если не изучали, то послушай, — грохочет Сиверко. — Братец Позёмка, раз, два — начали!

И запели ветры:

Знай же, Люда, есть на свете

У Пурги шальные дети.

Дуем мы на всех подряд.

Рыщем в поле мы открытом —

Старший — Сиверко сердитый —

И Позёмка — младший брат.

Потом ветры ухнули и заорали:

Расшалятся если братцы —

Ни проехать, ни пробраться,

Ни дорогой, ни тропой.

— Младший братец, дальше пой, —

приказал Сиверко.

Позёмка свистнул и зашепелявил:

Слышишь, ели заскрипели,

Хороводятся метели,

Всем прохожим на беду —

Это Сиверко подул!

Сиверко, услышав лестные слова про себя, от удовольствия крякнул и забасил:

Если снег летит в глаза, —

Все прохожие в слезах,

Если в поле крутолобы

Наметаются сугробы

И заносят всё подряд, —

Это дует младший брат.

— Теперь ты знаешь, с кем имеешь дело? — оборвав песню, спросил Сиверко.

— Ага, знаю…

— Мы ветры-хулиганы! Понятно?

— Понятно…

— Ну, а если понятно, говори, куда идёшь? Что тут у вас новенького?

— Ой, новостей у нас, новостей! — оживилась Люда. — Просто голова кругом идёт. Готовились мы к Новому году, готовились, а Нового года не будет, ёлок тоже не будет.

— А почему не будет?

— Вот — не знает! — обрадовалась Люда. — Все знают, а он не знает. Так ведь Дед-Мороз заболел, кто же теперь ребятам ёлки и подарки принесёт?

— Откуда ты, милая девочка, про это узнала? — вкрадчиво спросил Позёмка.

— Нам Снегурочка рассказала. Она только что у нас была.

— Понятно, — ласковым-преласковым голосом произнёс Позёмка. — А сказала она, где Дед-Мороз живёт?

— Сказала. На Кудыкиных горах.

— Смотри-ка! Может, она и помочь Деду-Морозу просила?

— Просила.

— Ну, вот что, девчонка! — заорал Сиверко. — Скажи всем, что мы никого на Кудыкины горы не пропустим! Запомнила? Пусть только кто пойдёт — с ног свалим и снегом занесём! Ух, мы свирепые! Правда, братец?!

— Очень свирепые! — засвистел Позёмка. — Глаза запорошим, за воротник снегу насыпем!

— А на Новый год повеселимся, погуляем. Так что никто и носу на улицу не покажет. Он ведь, Дед-Мороз, злой. Никогда нас, бедненьких, на Новый год не выпускает. А мы что, нам тоже хочется на празднике порезвиться. А сейчас старикан заболел, так мы сами себе хозяева. Полетели, братец!

Захохотал Сиверко, засвистел Позёмка, сыпанули они на Люду снегом, качнули деревья, зазвенела в проводах и улетели. И стало вдруг тихо. Вот перепугалась Люда.

— Петя! — кричит. — Петенька!

Тут и Петя навстречу бежит. Люда к нему.

— Ой, что я наделала, Петя! Всё разболтала!

— Что ты разболтала? Кому разболтала?

Рассказала Люда про хулиганов Сиверко и Позёмку.

— Да, — сказал Петя, — натворила дел. Давай руку, бежим домой. Надо ребятам позвонить. Надо выручать Деда-Мороза.


Очень печальная новость | Как лечили Деда-Мороза | Беспокойная ночь