home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Беспокойная ночь

Ох и беспокойная была эта ночь!

Люда, как только прибежала домой, тёплого молока выпила — и под одеяло. Лежит и до ста считает, чтобы скорее уснуть. Раз до ста досчитала, второй раз до ста досчитала, а уснуть не может. Тогда она потихоньку к бабушке на кровать перебралась. Хорошо хоть бабушка в той же комнате спала. Прижалась к бабушке и только тогда уснула.

Старший Башмачков, папа Пети Башмачкова, работал в своей домашней фотолаборатории. Он был фотокорреспондентом и готовил какие-то интересные снимки для новогоднего номера своей газеты. Мама шила, Пете никто не мешал, поэтому он побыстрее разделся — и к телефону. Прежде всего Петя набрал номер режиссёра Ивана Ивановича.

— Иван Иванович! — выпалил он. — На Люду на улице напали Сиверко и Позёмка, и она им всё рассказала…

— Кто это говорит? — не понял Иван Иванович. — Это ты, Башмачков? Какие Сиверко и Позёмка?

— Это ветры такие, Иван Иванович. Они узнали, что мы хотим помочь Деду-Морозу. Они говорят, что никого не пропустят на Кудыкины горы. Иван Иванович, вы не узнали ещё, где искать Кудыкины горы?

— Нет, Петя, пока не узнал, — ответил режиссёр. — Но ты не беспокойся. Мы обязательно поможем Деду-Морозу. А сейчас спи.

Разве тут уснёшь! Стал Петя думать, у кого бы ещё спросить про Кудыкины горы. Думал, думал и придумал: «Позвоню-ка я Вове. Он в четвёртом классе учится, может быть знает».

Позвонил Вове. Долго гудел телефон, наконец сонным голосом Вова ответил:

— Да, я слушаю.

— Вова, это ты?

— Я, — отозвался Вова и зевнул.

— Что ты делаешь?

— Я ничего не делаю, я просто сплю.

— Как же ты спишь, если разговариваешь?

— А так, — бормочет со сна Вова, — и сплю и разговариваю. То есть я сначала спал, а когда ты позвонил — проснулся. Ты зачем позвонил? Задачку не можешь решить? Читай, условие, мы её мигом…

— Нет, Вова, слушай. Ты не знаешь, где искать Кудыкины горы?

— Чего ты выдумал! — обиделся Вова. — Нет никаких Кудыкиных гор.

— Как же нет! — кричит в трубку Петя. — Есть! Ты понимаешь, какое дело…

Рассердился Вова. Тут человеку спать охота, а тут ему не дают.

— Понимаю, понимаю. Тебе делать нечего у тебя бессонница. Вот ты и звонишь, занятым людям мешаешь. — Сказал это Вова и трубку положил.

Посидел Петя, подумал, с кем бы ещё посоветоваться. И решил позвонить детскому врачу. Может она знает, как от перегрева лечат.

Детский врач сразу ответила, будто специально у телефона сидела и Петиного звонка ожидала.

— Товарищ врач, — обрадовался Петя. — Это я, Башмачков. Помните, в прошлом году я свинкой болел, а вы меня вылечили?

— Может быть и помню, — говорит врач. — А что случилось, мальчик?

— У нас несчастье, — торопится Петя. — Заболел Дед-Мороз. Как вы считаете, можно его вылечить?

— Ах, вот в чём дело! — отвечает врач. — Ты уже пятый звонишь мне по этому вопросу. Я думаю, вылечить можно. Деду-Морозу следует давать по ведру мороженого три раза в день, а на ночь надо положить его в холодильник.

— А не много, по ведру-то мороженого?

— В самый раз. Он его любит.

— Вот спасибо! — говорит Петя. — А вы не скажете, где Кудыкины горы?

Конечно, нельзя было так много требовать от детского врача: и чтобы она знала, как вылечить Деда-Мороза, и где находятся Кудыкины горы. Не слышала детский врач про такие горы. Но Петя не унывал. «Ладно, — думает, — как вылечить Деда-Мороза, я теперь знаю. А про Кудыкины горы ещё у кого-нибудь спрошу». Посмотрел Петя на часы и вспомнил, что через три минуты по радио будут передавать специальный выпуск новогодних известий. Вдруг про Деда-Мороза что-нибудь скажут?

Включил Петя приёмник. Сначала музыка играла, потом диктор объявил:

«— Передаём специальный выпуск сказочных новогодних известий…»

Помолчало немного радио, и другой диктор заговорил:

«— Как мы уже сообщали, заболел Дед-Мороз. Специалисты-сказочники утверждают, что у многих ребят, особенно у самых маленьких, которым Дед-Мороз сам приносил ёлки и игрушки, — ёлок в этом году не будет».

Вздохнул диктор, и стало слышно, как он, разволновавшись, пьёт воду.

«— Сейчас идёт большая подготовка к спасению Деда-Мороза, — сказал первый диктор. — На молочном комбинате срочно готовится тонна самого холодного мороженого. На лыжные сани установлен холодильник «Север-155», чтобы везти его на Кудыкины горы. Как только станет известно, где находятся Кудыкины горы, туда сразу же выйдет спасательная экспедиция…»

Понятно, что не один Петя Башмачков слушал в этот поздний час специальный выпуск новогодних последних известий. Их слушал мальчик Наймука в нанайском селе на Амуре. Сегодня он первый раз ходил с отцом белковать и добыл пять белок. Пока мама готовила мужчинам, ему и отцу, вкусную талу, Наймука сидел и слушал радио.

Скучная-прескучная слушала последние известия шестилетняя Иринка. Она жила с папой и мамой на далёкой таёжной метеостанции. Зимой только два раза в месяц к ним приходили аэросани, да иногда заглядывали охотники. Кудыкины горы находились где-то неподалёку от их жилья. Нередко, когда папа становился на лыжи, собираясь идти в тайгу, Иринка кричала ему с порога:

— Папа, ты куда?

А папа весело отвечал:

— На Кудыкины горы!

Но сейчас папы дома не было. Он заболел. Позавчера его увезли в город аэросани.

Кому-кому, а Иринке не повезло. Ёлочку ей всегда привозил лично сам Дед-Мороз. Иринка уже привыкла к этому. За день до Нового года, утром, она выскакивала в валенках и беличьей дошке на крыльцо, и всегда на улице, прислонившись к перилам крылечка, стояла запушённая снегом ёлочка и протягивала к Иринке зелёные лапки.

— Спасибо, Дедушка-Мороз! — кричала Иринка в лес и звала маму.

А кто привезёт ёлочку теперь?

Сидели у приёмников ребята в молодом городе Амурске в Хабаровске, Благовещенске, Чите. Словом, везде, куда пришла ночь. А радио сообщало:

«— Сто шестьдесят школьников срочно ищут Кудыкины горы на географических картах. Двести тридцать шесть ребят перелистывают пятьдесят томов энциклопедии. Тысяча восемьсот пятьдесят шесть мальчиков и девочек спрашивают у своих мам, пап, дедушек и бабушек, не слышали ли они про Кудыкины горы».

И опять все ребята, притихшие кто у приёмников, кто у динамиков, а кто и прильнув к наушнику, услышали, как разволновавшийся диктор пьёт воду.

«— Ребята из кружка «Умелые руки», — продолжало радио, — решили завтра же с утра приняться за изготовление ёлочных игрушек на тот случай, если Дед-Мороз не поправится. Они обратились с призывом к пионерам всей страны последовать их примеру. «Хоть Дед-Мороз нездоров, — говорят они, — мы не допустим, чтобы малыши остались без ёлок».

— Др-р-р! — зазвонил телефон у Пети Башмачкова.

Он выключил радио и схватил трубку. Оказывается, это позвонил Вова.

— Слушай, Башмачков, — сказал он. — Выходит, я зря на тебя сердился. Я только что слушал новогодние известия. Ты меня разбудил, вот я и стал слушать. Короче говоря, мой дедушка знает, как найти Кудыкины горы.

— Вова! Это же здорово! — закричал Петя. — Говори скорее, где они!

— Найти их — раз плюнуть, — солидно ответил Вова. — Дедушка говорит, что надо всё время идти на север и никуда не сворачивать. Всё на север и на север! Так до Кудыкиных гор и дойдёшь.

— Ура! Я сейчас позвоню Ивану Ивановичу.

— Ты, Башмачков, подожди. Мы с дедушкой же кому только не звонили. И, пожалуй, зря. Ты в комнате один?

Петя огляделся и сказал:

— Один.

— Тогда закрой дверь поплотней и слушай… Взрослые завтра отправятся на Кудыкины горы, а мы останемся. Просись не просись — не возьмут. Ты же знаешь взрослых. А мы давай сами утром пойдём?!

— Давай! — обрадовался Петя. — Встанем на лыжи — и пошёл!

— Всё на север и на север… До утра, Петя!

— До утра, Вова!

Жаль, что я пока не могу сказать, о чём говорили и шептались другие ребята, слушавшие радио. Но они тоже, о чём-то совещались, о чём-то договаривались. Это я знаю потому, что как раз в тот поздний час проходил по городу и видел в освещенных окнах то стриженую мальчишечью голову, то тени двух головок с косичками, что-то нашептывающих друг другу. Как известно, та половина школьников, что носит косички, очень любит посекретничать.


Сиверко и Позёмка | Как лечили Деда-Мороза | В дремучей-предремучей тайге