home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2



Всего через два дня Лидия станет Леди Рэй. Долгое празднование с ночными суаре, балами и обильными ужинами уже началось в поместье Кравенов. Все действо должно было закончится в воскресенье в фамильной часовне. Принять участие в свадьбе решили гости со всей Англии и Континента. Каждая комната в таверне, каждый гостиничный номер, домик для гостей и коттедж был заполнен прибывшими. Все двадцать комнат для гостей в особняке Кравенов были заняты, а нанятые дополнительно слуги роились словно полосатые пчелы в своем улье.

Лидии казалось, что исключительно все вопросы, задаваемые ей гостями были о ее нервах. Каждый счел своим долгом предупредить ее, что всякая молодая леди страдает от предсвадебной лихорадки. К несчастью сама Лидия чувствовала себя вполне спокойно, и это тревожило всех, кто слышал подобное заявление из ее уст. Чувствуя, что ее состояние может плохо повлиять на лорда Рэя, Лидия пыталась изобразить беспокойство, внезапную дрожь и рассеянность, но напрасно.

Дело заключалось в том, что идея выйти за муж за лорда Рэя была столько здравой и рациональной, что не было ни малейшего повода для беспокойства. Она даже не волновалась из-за предстоящей первой брачной ночи, потому что ее мать так подробно и мягко все ей объяснила, что не осталось ни одного момента, способного напугать ее. А уже если лорд Рэй окажется таким же экспертом в занятиях любовью, ровно как и в поцелуях, то Лидия решила, что даже сможет насладиться новым опытом.

Единственное что действительно беспокоило Лидию — это проклятые развлечения. Обычно дни ее протекали тихо и спокойно, так что она могла вычислять и раздумывать столько сколько ей хотелось. Сейчас же, после приблизительно ста двадцати часов бесконечных развлечений, тостов, пустых разговоров, шуток и танцев, Лидия решила, что с нее хватит. Сейчас голова ее была забита мыслями, не имевшими ничего общего ни с замужеством, ни с романтикой. Ей хотелось поскорее закончить со свадебной шумихой и вновь полностью посвятить себя своему проекту.

— Лидия, — с некоторым укором в голосе произнес лорд Рэй, прерывая ее бесконечные попытки написать какие-то формулы в блокнот на протяжении всего ужина. — Вы опять что-то вычисляете?

Виновато скосив на него глаза, Лидия поспешно убрала блокнот и карандашный огрызок в небольшую бархатную сумочку, которая висела у нее на запястье. Она подняла голову выше, оглядывая долговязую фигуру лорда Рэя, который сейчас нависал над ней. Как всегда внешность его была безупречна. Его гладкие темные волосы были зачесаны и напомажены, его вечерний костюм был идеально подогнан по фигуре, а черный галстук завязан в совершенный узел.

— Простите меня, — робко улыбнувшись, произнесла Лидия. — Но меня только что посетила интереснейшая идея о вероятном анализе маши…

— Это суаре. — Перебил ее лорд Рэй, обведя рукой зал. — Вам следует танцевать. Или сплетничать. Или стоять возле стола с закусками. Видите, все юные леди наслаждаются вечером и самими собой. То же самое должны делать и вы.

Лидия сварливо вздохнула:

— Именно этим я и занималась целых два часа. И еще столько же до начала суаре. Я вела одинаковые беседы, по крайней мере, с десятью разными людьми. И мне до смерти надоело беседовать о погоде или состоянии моей нервной системы.

Рэй улыбнулся.

— Если вы собираетесь стать графиней, вам придется привыкнуть к этому. Как молодожены мы будем довольно много времени проводить в свете, как только начнется сезон.

— Замечательно, — буркнула в ответ Лидия, и Рэй хмыкнул.

— Пойдемте пройдемся и поговорим.

Взяв Рэя под руку, Лидия зашагала рядом с ним через вереницу ярких комнат. Куда бы они ни пошли, к ним обращались с улыбками и поздравлениями. Лидия прекрасно сознавала, что они составляли весьма привлекательную пару: оба темноволосые и стройные. Рэй был мужчиной классически привлекательным с его изящным сложением, благородным лбом и красиво наманикюренными руками. Не было ничего, что нравилось бы ему больше чем длинные и по возможности запутанные разговоры о самых разнообразных вещах. Он был популярен, и его всегда звали на торжественные ужины, где он с блеском развлекал гостей своей эрудицией и остроумием. Его разносторонность встречала неизменное одобрение, ведь джентльмен мог развиваться всесторонне, пока в своих изысканиях оставался любителем и не стремился заработать на своих знаниях деньги.

Они остановились поболтать с знакомыми и Лидия уныло улыбалась, так как видела все признаки великого желания лорда Рэя пуститься в долгую дискуссию. Используя свой разукрашенный шелковый веер как экран, она приподнялась на цыпочки и прошептала ему на ухо:

— Милорд… давайте ускользнем отсюда куда-нибудь в уединенное место, к примеру, в оранжерею или в розарий.

Граф улыбнулся и покачал головой, тихонько ответив ей, чтобы никто не услышал:

— Ни за что. Ваш отец может застать нас наедине.

— Вы ведь не боитесь его, в самом деле? — спросила Лидия со скептической улыбкой.

— Он пугает меня, — признался лорд Рэй. — Я бы даже сказал, что из всех доводов, которые приводил Линли, когда советовал мне не делать вам предложение, этот было тяжелее всего опровергнуть.

— Что? — воскликнула Лидия, уставившись на него, приоткрыв от удивления рот. — Какой именно доктор Линли, отец или сын?

— Сын, — ответил Рэй, скорчив гримасу. — Проклятие, я не хотел этого говорить. Может, вы будете столь любезны и забудете предыдущую мою фразу?

— Вне всякого сомнения, я не собираюсь этого делать! — Громко произнесла Лидия, сердито нахмурив брови. — И когда Линли советовал вам не делать мне предложение и почему? И когда же этот невыносимый, ужасный осел говорил с вами? Ох, хотела бы я его сейчас увидеть!

— Лидия, шш. — Рэй осторожно тронул ее за руку. — Кто-нибудь может нас услышать. Это была всего лишь пустая болтовня, за несколько дней до того момента, как я просил у вашего отца позволения жениться. Я сказал Линли, что собираюсь сделать вам предложение, и он выразил свое мнение по этому поводу.

— Его негативное мнение, я полагаю. — Лидия старалась сдержаться и не наговорить гадостей в адрес Линли, и чувствовала, как краска заливает ее лицо и шею. — И в чем же были его сомнения?

— Я не помню.

Досада захлестнула ее с головой.

— Нет, вы помните. О, Господи, забудьте, хоть раз, что вы джентльмен и скажите мне правду!

Рэй затряс головой и мягко произнес:

— Мне нужно было быть осторожнее в высказываниях. Мне не важно, что за сомнения были и у Линли, или кого-либо еще. Я решил, что желаю видеть вас своей женой. И все.

— Решили? — переспросила Лидия, скривив губы.

Рэй прикоснулся к ее брови:

— Давайте присоединимся к гостям, — пробормотал он. — У нас будет все время нашей жизни для приватных разговоров, как только мы поженимся.

— Но милорд…

Он протолкнул ее вперед, в толпу гостей, которые продолжали праздно болтать недалеко от них. Но Лидия понимала, что не в состоянии сосредоточиться на разговоре. Она сердилась все больше, чувствуя что еще немного, и она просто закипит от сдерживаемой ярости. Даже до сего момента она считала Джейка Линли самым большим провокатором, с которым она имела несчастье встречаться в своей жизни. Как смел он пытаться отговорить графа от предложения? Она задавалась вопросом, что именно сказал Линли лорду Рэю? Наверняка он выставил ее в самом невыгодном свете.


Линли не приносил Лидии ничего кроме унижений и беспокойства с того самого дня, как они встретились четыре года назад, когда она подвернула лодыжку, играя в теннис на лужайке. Та злополучная встреча произошла во время уикенда в поместье друзей Кравенов, куда были приглашены все самые состоятельные семьи Хафордшира. Играя с подругами, Лидия поранилась, и ее брат Николас помог ей дохромать до ближайшего раскидистого клена.

— Полагаю, Линли уже приехали, — пробормотал брат, осторожно усаживая ее на собственный сюртук, который он разложил на лужайке, рядом с остатками пикника, коим они наслаждались чуть ранее. — Посиди тут, пока я приведу доктора.

Старый доктор Линли был приятным, внушающим уважение человеком, который помог последним двум Кравенам появиться на этот свет.

— Побыстрее, — проговорила Лидия, состроив страдальческую усмешку, завидев как сразу три молодых человека устремились к ней под клен. — Кажется, сейчас меня возьмут в осаду.

Николас хмыкнул, внезапно став похож на их отца.

— Если кто-то из этих недоумков решит осмотреть твою лодыжку, сделай вид, что тебя сейчас стошнит. Они тут же разбегутся.

Стоило только ее брату побежать выше по склону, чтобы добраться до главного дома, как Лидия обнаружила себя в окружении нежданных поклонников. Она была полностью беспомощна и могла только сидеть и глядеть, как целая толпа молодых людей досаждает ей. Один из них притащил стакан с водой, другой прижимал какую-то ткань к ее лбу, третий поддерживал за спину, на случай, если ей станет плохо, и она решит упасть в обморок.

— Я в полном порядке, — протестовала она, задыхаясь от их внимания. — Я просто подвернула лодыжку… Нет, мистер Гилбер, не нужно проводить медицинский осмотр… Послушайте, все вы…

Внезапно всех трех молодых людей как ветром сдуло от резкого мужского голоса:

— Убирайтесь, все трое. Я сам осмотрю мисс Кравен.

С неохотой все они развернулись и отошли, тогда как незнакомец опустился на колени перед Лидией.

От неожиданности, Лидия даже позабыла о боли в лодыжке и только пристально смотрела в его серые, опушенные черными ресницами глаза. Не смотря на то, что одет он был хорошо, мужчина выглядел как-то немного помято, его галстук слишком свободно болтался на шее, а на пальто виднелись неровные складки. Он выглядел лет на десять старше ее самой, к тому же, от него исходила мощная мужская энергия, что Лидия нашла чрезвычайно притягательным.

Иногда очень красивые мужчины казались Лидии слишком пустыми и жеманными в этой своей идеальной оболочке. Но этот был на сто процентов мужчиной, с его дерзкими чертами лица, густыми, пшеничного цвета волосами, коротко остриженными возле шеи. Он улыбнулся, блеснув белыми зубами.

— Вы не доктор Линли, — сказала Лидия.

— Нет, я именно доктор Линли. — Он, все еще улыбаясь, дотронулся до ее руки. — Доктор Джейк Линли. Мой отец послал меня вместо себя, потом что он уже глубоко увяз в бокале портвейна и не очень хочет спускаться вниз со склона.

Лидия сцепила пальцы в замочек, чтобы не дать ему увидеть легкую дрожь ее рук. О, да, она слышала россказни об ослепительном старшем сыне доктора, но никогда прежде не встречалась с ним.

— Вы тот, у кого репутация бабника, — вырвалось у нее.

Освободив ее запястье, он засмеялся:

— Я надеюсь, вы не слушаете все сплетни, что ходят в свете?

— О, нет, вовсе нет, — быстро ответила она. — К тому же, мужчины с подмоченной репутацией гораздо интереснее степенных и респектабельных.

Его глаза прошлись по ее телу в быстром, но тщательном осмотре, начиная с завитков ее каштановых волос и заканчивая кончиками ног, выглядывавших из-под пенистой массы белых юбок. Уголок его рта приподнялся в полуулыбке.

— Ваш брат сказал, вы поранили ногу. Могу я взглянуть?

Внезапно у Лидии стало сухо во рту. Никто еще так не волновал и не нервировал ее за всю ее жизнь. Она судорожно сглотнула и выпрямилась, когда Джейк Линли взялся руками за подол ее платья и приподнял юбки на несколько дюймов. Выражение его лица стало профессионально сосредоточенным, все движения точными, но все равно Лидия чувствовала, как ее сердце переходит на дикий галоп в груди. Она уставилась на его склоненную голову, наблюдая как солнечные лучи, проникая сквозь густую крону дерева, играют на его волосах, окрашивая их во все цвета золотого и янтарного. Его большие и нежные руки ощупывали ее лодыжку.

— Всего лишь небольшое растяжение, — сказал он. — Я бы посоветовал вам не ходить несколько дней и остаться дома.

— Хорошо, — едва слышно ответила она.

Ловко перевязав ее лодыжку льняной салфеткой, которую он выудил из корзины для пикника, Джейк поднял голову.

— Моя сумка осталась в доме, — пробормотал он. — Но если вы разрешите мне отнести вас, я сделаю другую повязку и приложу лед. И, если захотите, дам вам что-нибудь от боли.

Лидия судорожно кивнула в ответ.

— Извините за беспокойство.

Она почувствовала как легко и осторожно он поднял ее и прижал к груди. Его тело было твердым и мускулистым, руки сильными, а плечи широкими.

— Ничего подобного. — весело ответил он, удобнее устраивая ее в своих объятиях. — Спасение травмированных леди — мое любимое время препровождение.

К огромной досаде Лидии, эта первая встреча с Линли заставила ее почувствовать дикое возбуждение, которое длилось почти четыре часа. До того самого момента, как она подслушала разговор между ним и другим гостем, приехавшим на уикэнд.

— Проклятие, Линли, — усмехнувшись, заметил гость, — теперь я понял, почему вы стали врачом. Вы сумели забраться под юбки к каждой привлекательной девушке в Лондоне. И даже к дочери самого Кравена.

— О, у меня чисто профессиональный интерес, — последовал саркастический ответ. — Уверяю вас, я нисколько не заинтересован в мисс Кравен.

Этот комментарий не просто обидел, он больно ударил Лидию, ворвавшись в ее наполненное романтизмом воображение с внезапной жестокостью. С тех пор Лидия общалась в Линли с неприязнью и раздражением всякий раз как их сводила вместе судьба. С течением времени их взаимная антипатия только усилилась. Дошло до того, что стоило им встретиться в одной комнате, как они начинали спор, заставлявший всех остальных уносить подальше ноги. Лидия пробовала игнорировать его, быть к нему совершенно равнодушной, но что-то в нем задевало струны ее души. Беседуя с ним, Лидия с удивлением обнаруживала, что говорит вещи, вовсе не имея их в виду на самом деле, и после очередной перебранки еще долго прокручивала в памяти разговор. Во время одной особо яростной перепалки, Линли дал ей прозвище «Логарифмичная Лидия». Хуже того, ее семья с удовольствием ее теперь так дразнила.

И вот, он дошел до того, что попытался расстроить ее помолвку с лордом Рэем.


Обиженная и рассерженная, Лидия еще раз вернулась мыслями к той ночи, когда была объявлена ее помолвка… она вспомнила удивительный поцелуй Линли и ее собственный отклик на его близость. Вернувшись в настоящее, Лидия поняла, что не сможет больше выносить этих пустых разговоров ни единой секунды. Она приподнялась на носочки и зашептала на ухо своему жениху:

— Милорд, у меня начинает болеть голова, и мне бы очень хотелось найти какое-нибудь тихое местечко и посидеть.

Граф наградил ее участливым взглядом:

— Я составлю вам компанию.

— Нет, — поспешно сказала она, — не стоит этого делать. Я пойду куда-нибудь в безлюдный спокойный уголок. Я хотела бы, чтобы вы остались тут, со своими друзьями. Я присоединюсь к вам, когда почувствую себя немного лучше.

— Ну, хорошо, — легкое поддразнивание вспыхнуло в его голубых глазах. — Я подозреваю, что моя дорога Мисс Логарифмическая Лидия собирается уединиться для того, чтобы вновь заняться своими любимыми математическими вычислениями.

— Милорд! — протестующе воскликнула она, бесясь на ненавистное прозвище.

Он в ответ только хмыкнул:

— Прошу прощения, моя дорогая, я не должен был так вас называть. Вы уверены, что вам не нужна моя компания?

— Да, вполне уверена. — Лидия одарила его извиняющейся улыбкой и поспешно отошла, пообещав в скором времени вернуться.

Только потому, что она шла вдоль наполненного людьми зала, Лидия могла сдерживать себя и не сорваться на бег. Воздух вокруг был наполнен запахами цветов, духов, пота и вина, нескончаемый гул разговоров звенел у нее в ушах. Никогда еще она не хотела остаться одна как в данный момент. О, если бы только она могла мгновенно достичь своей спокойной спальни… но она не могла сделать этого, не пройдя сквозь стой людей, настаивающих на очередных пустых разговоров. Найдя взглядом свою мать, которая стояла возле французских дверей, ведущих в оранжерею, Лидия подошла к ней.

— Мама, — пробормотала она, — тут слишком душно и у меня разболелась голова. Надеюсь, ты не обидишься, если я ненадолго исчезну?

Сара с беспокойством посмотрела на нее и обняла своей тонкой рукой талию дочери.

— Ты действительно выглядишь слишком румяной. Попросить слугу принести порошок от головной боли из кладовки?

— Нет, спасибо, — Лидия улыбнулась матери, которая отняла руку от ее талии и приложила свою прохладную ладонь к ее пылающей щеке. — Я в порядке мама. Я просто… не знаю, устала, наверное.

Сара погладила Лидию по щеке, чувствуя ее дрожь.

— Что-то случилось, дорогая?

— Нет, просто… — Лидия оттащила мать в сторонку и наклонилась к ее уху, шепча, — Лорд Рэй только рассказал мне, что Джейк Линли советовал ему не жениться на мне. Можешь ты представить себе такую заносчивость? Хотелось бы мне огреть его чем-нибудь увесистым. Невыносимый, жалкий, эгоистичный грубиян…

— И чем аргументировал доктор Линли свой совет?

— Я не знаю, — созналась Лидия. — Не сомневаюсь, Линли считает, что я не достойна Рэя и он мог сделать гораздо более хорошую партию, чем я.

— Хм, это так не похоже на него. — Сара осторожно погладила Лидию по спине. — Вздохни поглубже, дорогая. Вот так-то лучше. А теперь… Не стоит так расстраиваться по поводу слов доктора Линли, ведь они никоим образом не повлияли на желание лорда Рэя жениться на тебе.

— Ну а я расстроилась, — проворчала Лидия. — Между прочим, из-за этого мне хочется что-то разбить. Как он мог сделать что-то подобное? — К ее собственному стыду, Лидия почувствовала нотку уныния в собственном голосе, когда она добавила. — Никогда не понимала, почему я ему так не нравлюсь.

— Не думаю, что в этом дело, — попыталась успокоить дочь Сара. Продолжая поглаживать ее по спине, — Я даже думаю, что знаю причину неудовольствия доктора Линли твоей помолвкой. Я разговаривала с его матерью недавно, когда мы встретились у модистки, и она сообщила мне, что он…

Сара запнулась, увидев вошедшего в бальный зал.

— О, Рейфорды прибыли, — Их дочь Николь родила второго ребенка четыре дня назад. Я должна спросить как она поживает. Поговорим с тобой позже, дорогая.

— Но мама, ты же должна сказать мне… — начала Лидия, глядя как ее мать ускользает к своим друзьям.

Этот вечер становился все более неприятным с каждой новой минутой.

Что, во имя Господа, сказала мать Линли такого? Полная грусти и уныния, Лидия проскользнула через французскую дверь наружу. Не сомневаясь ни минуты, она направилась в единственное место в поместье, где смогла бы побыть одна — винный погреб.

Во время ее детства винный погреб был ее самым любимым убежищем. Она и три ее младших брата всегда восхищались огромной подземной комнатой с тремя каменными залами, полными бочками и зелеными бутылками с иностранными этикетками. Это была самая большая коллекция в Англии, полная редких и экстравагантных шампанских вин, бренди, портвейна, шерри, бургундских вин, кларетов и ликеров.

В самом дальнем зале стояли стол, скамья и маленький буфет, где можно было открыть бутылку и попробовать ее содержимое. Лидия помнила как она, и все остальные из многочисленного выводка Кравенов играли здесь в прядки, пиратов и шпионов. А еще она помнила, как любила сидеть тут и решать какую-нибудь наиболее сложную математическую загадку, наслаждаясь тишиной, покоем и запахом воска, специй и вина.

Открыв тяжелую дверь, она пригнулась и быстро прошла по каменным ступеням вниз. Лампы оставили горящим специально для дворецкого, который часто наведывался в подвал за вином для гостей. После шума и суматохи, что творились в доме, тишина и спокойствие винного подвала была огромным облегчением для Лидии. Глубоко вздохнув, она начала расслабляться. С вымученной усмешкой она потерла ладонью затылок. Возможно, она, наконец, начала испытывать предсвадебную лихорадку.

Тихий голос нарушил тихую безмятежность подвала.

— Мисс Кравен?

Подняв голову, Лидия взглянула на человека, которого не желала бы больше видеть. Никогда.

— Линли, — произнесла она, уронив руки по бокам. — Что вы тут делаете?



предыдущая глава | Несмотря ни на что (Сквозь все преграды) | Глава 3



Loading...