home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть души

В телевизоре что-то клацнуло, пропал звук а на изображении показались точки.

– Надо лезть на крышу – Вздохнул Коля.

10-этажный дом, с крыши которого видно даже окраины города.

Страшно ли лезть на него ночью?

Конечно – страшно, но уж больно передача по телеку была интересная.

Ветер – часто срывал крепления антенны и она ложилась плашмя. Приходилось снова крепить к дымовой трубе.


Вот и сегодня, в тёмный мрак ночи – он полез вверх.

Открыл люк – и тут же холодный ветер ударил в лицо.

Звёздное небо над головой – огромное как будто в космосе.

Дух захватывает.

Он вылазит на крышу – и на мгновение чувствует себя богом. Внизу – тысячи огней – из окон домов… автомобилей…

А он наверху… и над головой – огромный чёрный космос.

Вот и антенна – лежит, как он и думал…

Начиняет привязывать её и вдруг чувствует – кто-то трогает за плечо.


Холодок ужаса – кто это?

Поворачивает голову и реальность – вдруг превращается в страшный сон.

Что-то белое, стоит рядом… тянет к нему руки… пустые глазницы смотрят прямо ему в лицо а беззубый рот – пытается сказать что-то…

– Не подходи ко мне!!! – Визжит Николай. – Или я прыгну с крыши!

Белое – как будто нехотя отступает в сторону.

И Николай пулей бежит к люку – летит вниз по лестнице.

В свою квартиру…

– Я ведь мог спрыгнуть… действительно мог. – Понимает он.

И ужас возвращается.

Потом уже выяснилось – это соседка повесила простыни сушится, и край одной из них – оторвал ветер – она колыхалась по всей крыше.

Теперь – это смешно… но тогда – он мог прыгнуть реально.


Воспоминание об этом – как заноза в памяти…


Возвращалась к нему – не раз… в сновидениях, или когда смотрел на огромное звёздное небо.

– Это была просто простыня! – Уверял он сам себя.

А потом вспоминал те руки, что тянулись к нему…

Костлявые, худые…

Пустые глазницы что пялились прямо ему в лицо…

И пустой рот… который говорил что-то…


Внутри его снова что-то дрожало… как будто ожидая что оно подойдёт и прикоснётся к нему сзади.


Даже когда ему перевалило за 50-ть – он помнил всё в деталях. И рассказывал родным – жене, детям.

Они смеются – этой истории о простыне на крыше.


Только, кто же знал что однажды… история – вернётся снова.

Во всем своём ужасе.


Начало казалось безобидным.

Они с женой шли по базару и увидели соседа. Тот недавно вернулся из-за границы и стоял в коротких цветастых заграничных шортах похожих на трусы. Волосатые кривые ноги выглядывали из под них – были мерзкими. Но соседу на это было плевать.


– Ох уж эта западная мода! – Пробормотал Николай жене.

– Он же коммерсант – Ответила жена – Лучше бы поучился как надо зарабатывать…

Они подошли к соседу.

Признаться, Николай ревновал жену – к нему… – здоровый детина, упитанный, с само довольной улыбкой.

Полная противоположность Николаю.

Едва пожав руку – сосед сразу же возбуждённо заговорил:

– В каком мире Вы тут живете? Я вот видел на западе – как люди живут! Ну ничего… я всё тут изменю… возглавлю домовой комитет, проложу новые трубы, утеплю. дом, а там – может и в мэры подадусь…


Жена слушала разинув рот и Николай скривившись – потянул её за рукав идти дальше..


Ревность.

Что это такое – Николай узнал в молодости.

Была у него одна девчонка… красивая…

Учила его – как надо правильно обниматься, целоваться.

А потом – однажды дала ему.

Легко и просто.


Опыта у неё – было хоть отбавляй.

Вот тогда Николай – впервые и почувствовал ревность…

Странное чувство,

Когда ты любишь – тело человека.

А его душе – не веришь…


– Женись на мне. – Сказала она когда они переспали.

И Николай – потащил её в церковь… чтобы поклялась что с ним не играет… и не изменяет.

Что любит… и будет верна…

Она кивала головой. Подтверждала.

А глаза – смеялись.


Что же делать пацану – в таких случаях?

Лишь подушка – мокрая от слез.

Лишь губы – покусанные до крови.

Лишь глаза – невыспанные утром.


Ревность порой возвращается. Даже в зрелом возрасте.


Снова они увидели соседа – через несколько месяцев

Все так же он стоял на улице – в заграничных шортах похожих на трусы.

Только глаза – были грустные.


– Я им покажу! – Ругался он – Наведу тут порядок! Всех этих жуликов с домового комитета – поставлю на место!


Николай кивал головой. С удовольствием замечая что восторг в глазах жены – поубавился.

Но ревность – все-таки не прошла…

Что-то напомнил ему сосед… может самого себя – в молодости, когда он тоже верил в мечту…


Когда первая девчонка стала давать ему – ревность не только проснулась.

Она была острая и безжалостная.

И чем послушнее она давала – тем сильнее была ревность.

И тогда он начал следить за ней… лазил в сумку… читал письма…

Она замечала это – и глаза её становились всё веселее.

И насмешливее.


– Чем я хуже других? – Стонал он от боли.

Но она – не отвечала.

Ответ нашёлся случайно…

Однажды – она кончила. В постели. Застонала… схватила край одеяла и сжала в кулак… потом в изнеможении – упала ему на грудь. И руки разжались…


– Что это? – Тихо спросил он.

Раньше – кончал только он.

И вдруг он понял.

Просто не знал что женщины кончают так же как мужчины.

Как просто!

После этого – всё изменилось.

Глаза её – теперь не смеялись. Смотрели на него – по новому… как-то странно – покорно и послушно.


А он – делал так чтобы она кончала всё чаще… два… три… четыре… пять – за ночь.


Теперь, когда она просила его жениться- голос был жалобным и нежным.

Да и ревновать – она стала тоже. Не меньше – чем он её раньше.


Однажды, спросил её просто так:

– Я знаю, у тебя было много парней… но скажи – ты делала аборты?

Она долго молчала почему-то. А затем сказала:

– Да, с первым парнем.

Как будто извиняясь, стала рассказывать подробности. А он слушал, чувствуя как холод ревности просыпается в его сердце снова.

– Сколько раз? – Перебил он её.

– Два… – Помолчав, тихо ответила. И осторожно подняла глаза – к его глазам.

В них он увидел – тоску.

И боль.


– Два раза? – По душе как будто резанули ножом. – Два раза? – Переспросил ещё раз.


Хотел ещё просить – Тебе сейчас больно, как мне?

Но не спросил…

Лишь закусил губу снова – до крови.

До боли.

И вдруг понял, что надо сделать чтобы перестать ревновать.


Только этот способ – не подходил к соседу.


Они снова увидели его – через пару месяцев.

Была уже поздняя осень. Дул холодный ветер и моросил дождь.

Сосед стоял посреди базара -все в тех же шортах, похожих на трусы. Увидев Николая – кинулся к нему.

– Слышишь? – Схватил за рукав куртки. Глаза у соседа были злыми и усталыми – Я все-таки добьюсь своего… уже написал в мэрию… домовой комитет расформируют а потом мы начнём ремонт дома. Нам выделят деньги…

– Да… да – Кивал головой Николай.

Жена потянула за руку – Пошли… нету время…


Больше – он не ревновал её.

С соседом – всё оказалось просто…


Но с той девчонкой – было сложнее.


Николай выбрал простой но жестокий путь..

Чем я хуже первого?

Ничем!

Но как проверить это?

Ты сделала от него два аборта?

Тогда от меня – сделаешь три…


Он не говорил этого вслух, но мысль эта – была логична и поэтому – била его как кирпичом по мозгам.


Он стал кончать в неё – обманывая что предохраняется.

Потом, когда выяснялся обман – врал что делал это потому-что они поженятся скоро.

– А почему не сейчас?

– Надо обождать немного…

Причины – назывались разные.

Что собирает деньги…

Что тётя приезжает…

Что годовщина какая-то…


Каждый раз – приходилось оттягивать дату, а она всё делала аборты… один, другой, наконец – третий.

Вот и все.

Я лучше!

Можно жениться.

Кирпич – наконец перестал бить по мозгам. Только ревность вдруг – сменилась пустотой.

А любовь – жалостью.


Вместо девчонки со смеющимися глазами – перед ним была разрушенная, опустошённая женщина.

Несчастная, вечно плачущая и жалующаяся…


Где же та, что шутила, смеялась?

Что случилось с ней?

Куда пропала?


Или она – расплатилась за своего первого?


Он отчаянно пытался понять что случилось… оправдать себя… Но не слишком ли большая цена?


Ответа не было. А значит – пора было кончать.

Ставить точку.


– Прости – Пробормотал он ей в последнюю встречу – Ничего не получится у нас… прощай…


И она вдруг заплакала… жалобно, беспомощно, как маленький ребёнок… потом пошла по улице… чуть покачиваясь, медленно и печально, ожидая что он окликнет её снова…

– Нельзя обижать детей, правда? – Вдруг мелькнуло в голове.

Только ты уже не ребёнок…


И он молчал… лишь смотрел ей вслед.

Понимая – что он – теперь не ребёнок тоже.

Она повернула за угол и исчезла.

И внутри него – что-то большое и светлое, вдруг провалилось в пустоту.

Чёрную, страшную.

И он не знал – как она называется.


Нет. Нельзя обижать детей.


И нельзя лечить ревность – таким способом. Доказывая что ты лучший…


Соседа в шортах, они с женой встретили снова – уже зимой.

В лютый мороз,

Он стоял посреди улицы – всё в тех же цветастых трусах откуда выглядывали его худые, волосатые ноги, посиневшие от холода.


Нестриженые волосы, и взгляд у него был какой-то странный.


– А!! Привет! – Заорал он едва заметив Николая с женой – Завтра я буду менять в доме трубы. А послезавтра – займу место мэра. Распоряжение уже подписано! У меня в кармане…

И он стал искать – где в шортах находятся карманы…


Они с женой быстро перешли на другую сторону улицы, делая вид что не знают его.

– Он тронулся? – С ужасом спросила жена.

Николай кивнул головой.

Да…


Когда он впервые встретил свою жену – у них всё складывалось как нельзя лучше.

Он имел опыт.

Знал как обращаться с женщинами.

И был уверен в себе

Так что счастье – было ожидаемым.


Лишь мысль одна не давала покоя – что случилось с той, что плакала как ребёнок?

Жива ли ещё?

И самое главное – кто коснулся его на той крыше ночью?

Чего хотел?


Но вместо ответа, пришли сны…

Странные и непонятные.

Три ангела… три маленьких младенца – прилетели и сели с ним рядом.

– Папа – Сказал один. И взял его за руку.

– Мы любим тебя. – Сказал другой. Кажется девочка.

– А ты убил нас – Добавил третий.


Он с ужасом проснулся. Сходил в церковь. Поставил свечи.


Та девчонка, с его молодости.

И её три аборта.


– Я не хотел тогда… простите – Оправдывался он стоя перед образами в церкви. А с них – на него смотрели три ангела.

– Простите… – Умолял он. – Простите… простите…

Ползая на коленях. И по старческим щекам – текли слезы.


И потом новый сон.

– Мы простили тебя – Сказал три ангела прилетев снова.

И обняли его.

– Папа…

– Детки…

Он ласково гладил их по крыльям…

– Если бы я знал тогда… простите меня… я не понимал просто…


Ангелы – помахали ему крылышками, улетели. Не возвращались больше.

И тогда он стал искать ту девчонку – что делала аборты.

Через пол года – наконец нашёл её.

Она давно вышла замуж, жила с семьёй и имела внуков.


Вызывал её на улицу… встал на колени… умолял простить его. А она отвечала – встань… не надо… простила давно уже.

Ведь понимает – молодые они были.


Вроде бы и все… Ангелочки простили… девчонка тоже.

Спи теперь спокойно, Николай Владимирович, по ночам.

Ходи в церковь.

И не греши больше.


Только нечто – не даёт старику покоя.

Один вопрос…

Кто коснулся его на крыше? Что хотел сказать?..


Или – всё глупость это?


Не выдержав, он рассказал эту историю мне. Мы вместе с ним вместе работал в то время. Дежурили по ночам – в одном помещении.

Только мне рассказал.

Никому больше…


Может знал, что ответа – я не знаю тоже…


Потом он ушёл на пенсию, и через 5 лет помер.


Надо ставить точку… да только история на этом – не кончается.

Самое интересное – лишь начинается…


Меня пригласили на поминки. Где вдова Николая Владимировича, поделилась странным сном, что видела накануне.

Он испугал её и удивил – одновременно.


Снится ей – что подымается душа Николая Владимировича из гроба – прямо к небу.

– Иди ко мне – Зовёт Господь. – Знаю я, что покаялся ты, что прощены все грехи твои.


– Правда покаялся – Радуется Николай.

Хочет сделать шаг – а не может.


Часть души его, что провалилась в пропасть, когда он был молод – до сих пор в яме… плачет там… не хочет отпускать на небо.


– Что мне делать? – Печалится Николай Владимирович.


– Вырви её – Советуют ангелы. – Отрежь. Забудь.

Ведь в пропасти она. Не вылезет…

Не спасёшь…


Только он – бросить её не может…


– Господь, спасибо что ты простил мою душу. Но что делать если она – не может простить саму себя?


– Диво то какое – Удивляются ангелы.

– Странно это – Вопрошает Господь.

– Непонятно всё это – Изумляется кто-то из ада.


– Куда же ты теперь? – Спрашивают они все вместе.


– Туда – Отвечает Николай. – Обратно.

И вот он – сидит на крыше, под огромным небом. Смотрит на звезды.

И ждёт… когда из люка на крышу – выйдет он сам, Николай, в молодости.

Поправлять антенну.

Может скажет ему – что и как… предупредит… образумится пацан… не совершит ошибок…

Надеется, что часть его души – что провалилась – вернётся из пустоты.

И они соединятся снова.

Полетят на небо.

Счастливые и радостные.


– Вот такой сон… – Супруга Николая Владимировича выглядела растерянно. Смотрела на присутствующих и молчала.

А мы – не знали что сказать ей…


Лишь на следующий день – я поднялся на ту крышу.

Положил иконку.

И зажёг свечу.


Может согреет его душу, там, на крыше…


Творческий вечер Олеандрова | Играя со стилями – 4 | Дружок