home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 2

На орбите мне уже залили техдокументацию на мой будущий корабль. Учил в том же центре, что и раньше. Шесть дней и я понял почему изучал базы по линкорам. Мой крейсер — это и есть обрезанный линкор. Силовой каркас остался прежним, часть оборудования заменили, броня наша, да и внутренности тоже наши все. От перегородок, до отсеков. Странная смесь технологий Содружества и местных разработок. Теперь я имел представление о нужном экипаже и приступил к его набору. Радовало, что и моя старая команда помогала с этим нелегким делом.

Как обычно дообучение экипажа и тренировки совмещались с работой на верфи. Конечно, сами мы гайки не крутили, но вот приемка и тестирование, наладка и состыковка модулей — то еще занятие. Хорошо хоть основной груз тянули заводчане. Кораблик вырисовывался очень даже интересный. Очень хорошо мне пояснил инженер про сам проект.

— Дело в том, Влад, что мы по сути вернули этому кораблю его первоначальный вид. Как ни крути, а вот та секция, что мы вырезали, не стыковалась с кораблем нормально — заметно, что ее приделывали уже после разработки проекта.

— Наверное была необходимость. — у меня вообще не было никаких мыслей на этот счет и решил выбрать что-то нейтральное из вариантов ответа.

— Я догадываюсь какая. Если не добавлять эту секцию, то у нас этот проект не подходит под классификацию линкоров. Вот ее и приделали, но весьма посредственно спроектировали саму стыковку и распределение нагрузок. Они перетяжелили корабль и одним махом уничтожили все его преимущества.

— Хм, вот как. И что мы сейчас имеем по сравнению со старым проектом?

— Улучшенные динамические характеристики. Наши двигатели ничуть не уступают аналогам из Содружества, кроме одного параметра — расход топлива. Поэтому тут остались старые топливные танки — мы жрем столько же, сколько и линкор. Энергетическая установка у них лучше наших и здесь установлены от линкора. Да мы особо и не меняли этот модуль. Только поколения реакторов заменили на более новые. Плазменное оружие у нас лучше — поставили свое. Туннельные пушки естественно из Содружества родом, но с нашими некоторыми дополнениями. Ракеты их же, торпедные установки и сами торпеды наши. Все в барабанах. Гипердвигатель наш — у нас больше пузырь формируется, а как ты видишь, у этого корабля так же есть вынесенные в псевдо-крылья торпедные и ракетные установки. Там же установлены турели пко. Все ближнее пко наше. Дальнее — Содружества. Ну и дальше сплошной салат в этом стиле.

— Да уж. Но вроде как должен получиться получше и наших кораблей и Содружества? — спросил у размякшего инженера. Видимо у того было настроение поговорить, а я и воспользовался.

— Да, но не совсем так. Боевой корабль — это прежде всего баланс брони и оружия. Тут установлен наш пси-реактор, да и внутри корабля используется где только можно пси-передающий материал. Корабль полуживой. Не знаю как его охарактеризовать даже. Вот из-за того, что мы съели это пространство на наш реактор, мы не смогли установить еще один обычный для питания турелей. Попытались компенсировать этот недостаток количеством ближних, но это ведь не спасение. Спасение — это уничтожение целей на дальних подступах еще, а тут уже поздно.

— Согласен, но и без пси-реактора никуда не полетишь.

— Тоже верно. Собственно мы не можем предсказать лучше наш корабль будет или хуже. Оружие от линкора, броня тяжелого крейсера. Скорость крейсерская, вес залпа слабее линкора, это если без торпед. Трудно сказать — тебе придется выучить все его сильные и слабые стороны, что бы не погибнуть в первом же бою.

— Это я сделаю. Главное корабль мне нравится, кстати, мне нужна вот такая переделка трюма, ну или приблизительно такая — это позволит мне сбрасывать платформы с торпедными пусковыми установками.

— Знакомый проект, я понял что нужно сделать, только в нем нужны переработки — мы уже сталкивались с таким. Сделаем.

Инженер слов на ветер не бросал. Да и вообще мужик толковый и говорит только по делу, ерунды не скажет и глупость не посоветует. И человек действительно любит свою работу. Повезло нам, что попали на его верфь.

Пусковых установок у нашего крейсера выходило маловато. Общие вес залпа составлял всего тридцать торпед единовременно, или же семьдесят, если выпустить сразу весь барабан в крылышках. В барабанах было по пять торпед. Наш старый крейсер имел в несколько раз больше вес своего залпа. Зато у нас было больше туннельных и плазменных орудий. Не знаю даже, что лучше. Дредноут мы уничтожить можем если только у него все мощности щита перекинуты на противоположную полусферу. Хотя два таких крейсера имеют реальный шанс его уничтожить — что не добьют торпеды, то можно добить туннельными орудиями. Переделка трюма, а вернее добавление в него конвейерного сброса, принесла нам еще двенадцать пусковых по четыре торпеды — уже ничего так. Жить можно в принципе. Главное наше преимущество — возможность ведения длительного боя. Десять истребителей-штурмовиков. Хорошая система пко. Преимущества были, и весьма хорошие. Да и возможность нанесения пси-ударов и защита от них тоже давала неплохие шансы. Да и по скорости мы оставались все-таки крейсерами. Так же стоит упомянуть и систему маскировки. Мне нравится этот проект!

Тренировки, наладка и подключение систем, тренировки. Мы гоняли новичков так, что они валились с ног. Что бы выжить в предстоящей бойне мне нужен самый лучший экипаж, и бездну мне в дюзы, если я своего не добьюсь! Редкие выходные и на новый круг. Мудрая мысль руководства подключать команды на завершающем этапе строительства давала свои плоды — все оборудование мы знали так, как не знали свой дом. У меня же была еще и моя головная боль — наладка и подгонка под меня пси-реактора с управляющим искином. Этот корабль сильно отличался от привычных мне. Чего только стоят коридоры биополимерной структуры. Био — это значит внутри были живые организмы или что-то подобное. Их задача одна — выработка и передача пси-энергии. И так было сделано все внутри корабля! Они не были однородными по типу энергий, спасали только универсальные руны, но пришлось заказывать и устанавливать дополнительный искин для управления всей этой структурой. Трудно передать ощущения, когда ты входишь в Живой корабль. Был у нас и мини ремонтный цех на корабле. Завод не завод, мастерская не мастерская. Что-то среднее. Там можно было производить болванки для туннельных орудий, броню, внутреннее биополимерное покрытие и некоторые запчасти. Особо не разбежишься. Но и то ладно. Корабль был огромен. Длинная, слегка сплюснутая сигара, плавно расширяющаяся на конце и имеющая небольшие изогнутые крылышки. Что-то стремительное было в его облике. Если большая часть начинки и силовой каркас остались от прежнего проекта, то внешний вид и обводы изменились разительно. Да и добавилось много нового оборудования и начинки. Если раньше тут были вместительные трюмы, то сейчас был всего один трюм и то небольшой.

Закончилась постройка корабля, прошли ходовые испытания. Отстрелялись, исправили недочеты и вышли в точку рандеву с группой, которую мне предстояло возглавить. У нас в подчинении один крейсер прорыва и шесть тяжелых. Весьма крупное соединение.

К группе я подходил последним. Плохо то, что я ничего не знал о капитанах и их кораблях. Сейчас будет вроде конкурса — кто лучше пройдет испытания в боевой обстановке, тот и станет главным во всей группировке. Старших офицеров не хватало и они все будут в основном ударном кулаке. Я понимал генштаб — там нужна координация больше всего, ведь и масса войск и количество решаемых задач там несравнимо выше чем у нас. Нам же надо просто прокрасться в двух системах, незаметно войти в третью и залечь в ней в засаду. Когда придет наша основная группировка мы будем передавать им все развед данные и помогать их системам наведения. Но это будет потом, а сейчас меня ждут капитаны кораблей. Встреча на флагмане в кают компании — у нас проще говоря. Все, все на месте пора идти.

— Доброго времени суток, товарищи офицеры. — мне ответили вразнобой, ну а что я хотел — это кают компания, здесь негласно всегда неформальная обстановка.

— С умными речами у меня проблема, говорить красивые слова тоже не умею, поэтому перейду сразу к делу. Первое — мы должны пройти эти учения в боевой обстановке лучше всех. Второе — мы должны стать единым организмом, быстро и четко реагировать на изменения обстановки, распределять цели и прикрывать друг друга. Третье — боевое слаживание и отработка типовых маневров, ведение огня за пределами видимости сенсоров, устройство засад и уничтожение противника без выдачи своего местоположения. И последнее. Самое важное. Мы должны остаться все живы и здоровы. — о, оживились. Видимо последний пункт им понравился.

— А теперь попрошу представиться, мы не знакомы, надо по нормальному познакомиться.

— И выпить. — это хмурый капдва подал идею. Судя по лицу — он ненавидит весь свет. Зачем ему пить?

— Разве что по сто грамм. — хмурый мужик кивает, как будто я говорю все правильно на его взгляд и он одобряет. Да уж. Будет нелегко.

— Командир, есть вопрос пока не вылетело из головы. — это молодой совсем парень. Реально молодой. Как он в капитанах то оказался?

— Говорите.

— Как вы видите наше объединение? У нас у всех разные характеристики кораблей и конфигурации вооружения. Как вообще такое можно объединить и как нам действовать.

— Ответ на поверхности — мы стая волков. В стае все тоже разные и по силе и по скорости и другим характеристикам, но нападают они слаженно и тактически грамотно. Вляпаться в лесу в стаю волков — это почти всегда приговор, хоть сам и сильнее каждого.

— Ты выжлятник?! — это опять хмурый. То ли спросил, то ли утверждает.

— Так точно.

— Это хорошо, выжлятники полезные. — говорит и морщится, да как тебя понять-то вообще?

— Давайте все таки познакомимся.

— Лир Веланд, крейсер прорыва «Хмурый». - каких трудов мне стоило сдержать улыбку даже говорить не буду, но вот некоторые не удержали. Лир обводит их тяжелым взглядом, но эффекта добивается противоположного — все начинают уже посмеиваться.

— Юр Гризли, тяжелый крейсер «Медвед» — это самый молодой опознался, да уж «Медвед» и откуда только такие названия вытаскивают?

— Гард Клэн, тяжелый крейсер «Меч» — да, это название ему идет — есть какая-то аристократичность в этом капитане. Награды тоже весьма впечатляют — три медали и орден «Слава» третьей степени. Начинал с младшего состава, но вот уже стал капитаном. Уважаю.

— Арси Лорм, тяжелый крейсер «Вымпел» — не могу сложить однозначное мнение, вроде и и награды есть, но только медали, и медалей много, а вот орденов нет. Лицо тоже не запомина на лицеющиеся, такого встретишь на у и через пять минут не вспомнишь как он выглядел.

— Молд Харт, тяжелый крейсер «Хирт» — это пробасил огромный шкаф, да ему дроиды не нужны, он сам как здоровый дроид. Когда он встал в полный рост, я почувствовал себя недомерком каким-то. Да уж. Ему и руку то протягивать страшно — а вдруг сломает и не заметит?

— Килх Дарс, тяжелый крейсер «Ураган» — это обычный среднестатистический капитан, наград в меру, облик среднестатистический тоже. Ну вроде ощущения от него нормальные.

— Дан Краст, тяжелый крейсер «Лом». - ясно все с ним, хохмач не иначе, но судя по наградам капитан неплохой. Нормально.

— Ну меня вы знаете, Влад Новик, крейсер прорыва «Волк». Рад познакомится с вами поближе, я думаю сработаемся.

— А куда мы в бездну денемся! — это опять хмурый проскрипел. Да ну его, я не могу вообще понять когда он говорит серьезно, а когда прикалывается.

— Вот именно, либо в бездну денемся, либо сработаемся. Поэтому надо сработаться кровь из носу. Будем тренироваться при каждом удобном случае.

— Здравствуй учебка. — это наигранно тяжело вздыхает хохмач.

— Ошибаешься, учебку будете вспоминать как санаторий. Вон крейсер «Хмурый» мне не даст соврать. — ну посмотрим, что ты скажешь, надо сейчас выяснить настроения, потом поздно будет.

— Учебка это место отдыха — согласен с тобой. — говорит и опять мина лице, будто кислого тарелку проглотил.

Вот как тут выяснить, что и кто из себя представляет. Выпили посидели, поговорили. Обсудили ттх каждого корабля, рисовали и переделывали схемы использования. Поругались. Может быть и зашла куда-то далеко ссора, но шкафоподобный Мод Харт подавил весь конфликт в зародыше, просто хлопнув ладонью по столу. Я думал уже хана мебели. Нет выдержала. Вот, умеем же строить! Главное, что бы он по голове кому-нибудь не хлопнул.

— «Лом», ты слишком фонишь при боковом смещении. Ликвидируй заметность.

— Да кто ее тут увидит!

— Разговорчики. Выполнять.

— «Волк», я на позиции ведения огня.

— Жди, «Лом» тормозит.

— Уйдет в прыжок ведь.

— Спокойно.

— «Лом», ты не успеваешь. Поднажми.

— Есть.

— «Лом» ты опять фонишь. — это уже «Хирт» не выдержал.

— Да бездну вам в печень, либо-либо. — уже психует парень.

— Спокойно «Лом», отключи маневровый с правого крыла и подрули корпусными.

— Вы##би механников своих. — это уже не выдержал и проскрипел «Хмурый». Вражеский эсминец ускоряется, я в слиянии. Тактический искин помогает мне прогнозировать. Я — это мой корабль. Я — это космос. Я вижу течение потоков энергий в этом пространстве. А ведь действительно уйдет вражина.

— «Хирт», огонь. — и сам готов выстрелить, если наш шкаф промажет. Но нет, попадание. Для эсминца наше попадание — приговор. В космосе вспухает взрыв.

— «Хирт», почему не меняешь позицию?

— Виноват, вылетело из головы.

Отношения у нас уже немного неформальные. Мы полцикла пробираемся по задворкам нашей же системы. У нас есть график движения и мы должны пройти контрольные точки не засвеченными. Где они расположены — мы не знаем. Ну и патрулирование и отлов архов никто не отменял. Но вот мало их было у нас после той битвы. Особо не потренируешься. Но надеюсь эти пауки не поняли, что их расстреляли. Для архов было просто исчезновение разведки. Надеюсь.

— Отвратительно господа офицеры. Просто отвратительно, все чему мы столько времени уделяли полетело в бездну, стоило только появиться архам. А на вражеской территории нам никто не сделает поблажек.

— Я засел за тактический искин. Ну это образно говоря. Смысл где-то заседать, если подключиться могу к нему из любого места. Передал Руфу управление кораблем — он у меня уже выполнял обязанности старпома и занялся вплотную анализом.

— Слаженное маневрирование у нас на троечку, реально никуда не годится. Точность огня и сопровождение целей на отлично, но тут больше моя заслуга, чем всей команды — я больше доверял своим ощущениям и слиянию, чем приборам, так что цели мы отслеживали качественно. Я задумался. Это у нас целей практически нет — либо истребители отслеживаем, либо вот один эсминец попался, а если целей будет много? Что тогда?

— Я вошел в слияние. Стал искать все наши истребители, что осуществляли мониторинг пространства. Нашел локализовал. Отдал команду им на хаотичное изменение траекторий движения. Не то. Все не то. Охватываю еще большее пространство и ищу в нем метеориты и любые объекты, нахожу и сразу передаю искинам на сопровождение, сам же занимаюсь только их локализацией и подвешиванием меток. Голова уже просто раскалывается. Отменяю приказы и вываливаюсь из слияния. Струйки пота стекают по лицу. Голова болит. Встаю и сразу же падаю обратно. Помимо воли вырвался стон. Болит все. Руку сводит судорогой. Встаю еще раз, но уже заранее приготовив себя к боли. Тихо-тихо по стеночке ползу к медицинской капсуле. Бездна, какой дурак их разместил так далеко! Видимо Руф что-то заподозрил неладное и ко мне прибегает Арсен. Помогает опереться и дотягивает на до медкапсулы. Я киваю — сил нет говорить. Капсула, крышка, темнота.

— Из капсулы я вылез через двадцать минут. Сверяюсь с искином. В состоянии целеуказания я пробыл всего семь минут. Да уж. Не впечатляет. А ведь целей будет намного больше в бою. Надо что-то делать. Маркировка вещь нужная — это позволяет в разы поднять точность, но вот с самой маркировкой проблемы.

— Командир, что это было? — это Руф озадачился. Даже отсюда я слышу в его голосе недоумение.

— Это я пытался выяснить, сколько целей могу одновременно маркировать и сопровождать. Не ожидал такого отката.

— Еще бы, это же какая нагрузка на нервную систему. Такое никто не выдержит. Но ведь и у нашего корабля есть нервная система, почему ты ее не используешь?

— Ты не понимаешь, корабль — это совсем другое, это ….- и я осекся. А действительно почему. Я вхожу в первое слияние с кораблем, но ведь по базам я знал, что возможно еще и более плотное — вторичное слияние. Тогда для меня не будет разницы, чьи ресурсы использовать. И нечто подобное я уже ведь делал.

— Руф, ты гений. Отбой. — даже здесь я буквально видел его ехидную ухмылку. Вроде не активировали передачу видео мы в разговоре, странно.

— Зачем откладывать то, что можно сделать сейчас? Я вошел в слияние с кораблем. Мое тело моментально преобразилось. Моя кожа-броня. Мои когти — торпеды, мои клыки — орудия. Я себя воспринимал как дикого зверя. Хищника вышедшего на охоту. Эти ощущения ни с чем не перепутать. Пытаюсь войти во вторичное слияние. Не получается, но я продолжаю свою попытки — я настырный. Трудно сказать сколько времени это все продолжается, но в какой-то миг мир изменился.

— Это уже не просто тело. Это полностью подконтрольное мне тело! Я слышал шорох вырывающейся плазмы, я видел всеми сенсорами корабля и видел потоки обычной и пси- энергии в корабле и за его пределами. Мой мозг стал мощнее и больше. Я чувствовал биение питающей жидкости в моем теле — био панели и внутренние переборки питали свои клетки и заодно контролировали климат в корабле. Я всмотрелся в комос. Он тут же расцвел редкими потоками сил и метеоритов. Как маленьких так и больших. Я не разделяю себя с кораблем. Просто теперь это моя часть и сам корабль уже помогает мне находить и маркировать условные цели. В этом состоянии я пробыл минут десять. Вываливаюсь. Голова болит, тело ноет. Но заметно лучше, чем прошлый раз. Надо тренироваться!

— Командир, это так вы видите мир? — это опять Руф не выдержал. Хм, ну да. Ведь я совместил восприятие и картинку видели мои парни весьма необычную. Вон голос ошарашенный какой-то.

— Да Руф, так видят мир выжлятники.

— Сильно, пожалуй я запишусь в программу обучения выжлятников.

— Рискуешь, там легко погибнуть. — Руф фыркает.

— А у нас санаторий тут, ага я как-то не подумал.

— Там сложно, моя жена прошла через эту программу. Если принял решение — надо идти до конца и поставить на кон все, свою жизнь в первую очередь. Надо быть готовым умереть, но победить.

— Ха, найди десять отличий с нашей работой!

— Я задумался, а ведь по сути он прав. Если потребуется мы поставим на кон свою жизнь ради победы. Это как-то само собой разумеется.

— Ты прав.

— А жена твоя смелая, я как-то и не задумывался над таким, что бы девушка, да еще решилась на такой поступок — это что-то из ряда вон.

— У меня самая лучшая жена на планете, и это не обсуждается. — хихикает засранец. Ну да бездна с ним.

Тренировки группы, тренировки мои собственные, патрулирование и прохождение маршрута. Жизнь однообразна до невозможности. Но времени на передышки нет и в каюту я приползаю вымотанным до нельзя. А ведь кроме тренировок мне надо еще заниматься анализом наших действий и находить все ошибки, что бы в следующий раз мы прошли без них.

В двойном слиянии у меня получается находится уже два часа. Это много и мало. Много для боя, но мало для постоянной жизни. Именно жизни — любая ошибка может означать нашу смерть. Все пытаюсь включить в систему своего мониторинга и остальные корабли, но не получается. Остальные командиры не выжлятники и у меня никак не выходит всех объединить. Зато внутри своего крейсера у меня прекрасная картина. Я уже не проговариваю приказы, а просто сбрасываю образы экипажу. Не все вначале понимали их нормально, но в конце-концов адаптировались. Очень помог в этом деле рунный язык. Он был создан как раз для таких вещей. Хорошо, что я скорее по-привычке, чем по-необходимости заставил всех его изучить.

У нас уже прекрасное взаимодействие и скорость реакции. Надо будет на обратном пути провести учебный бой с моей группой. А пока все таки остается вопрос — Как провернуть объединение всех в одну тактическую пси-сеть?

— Командир, мы тут не специалисты, но описания первого боя с архами ведь есть. Там князь затягивал к себе тех, кто стремился войти в общее слияние, но не умел.

— Это я помню, вопрос в том, как это нам сделать. Тут все сложнее, да и я не князь. — я ухмыляюсь и развожу руками.

— Да я откуда знаю! Я же большей частью программист, а не выжлятник! — и Руф в сердцах машет рукой.

— Одна голова хорошо, а две лучше. Ты мне подсказал толковую мысль со вторым слиянием, и ведь и тогда ты не был выжлятником. — это я уже ехидно говорю. — Может и здесь что надумаешь, у тебя хорошо получается.

— И что я сделаю? Напрограммирую общий канал связи через пси энергию?!

— Хм. а ведь мысль. У нас же есть руны, есть язык, что может передавать насыщенные образы. И это можно передавать по обычным каналам связи, тогда картинка станет полнее, и можем отдавать через обычное соединение приказы их искину для создания различных структур. Главное, что бы они были в их базах. Или не так?

— А при чем тут слияние?

— Не причем, это просто синхронизация наших действий и можно будет часть целей не мне помечать, а просто давать команду другому кораблю на расстановку меток и их сопровождение. Ничего ведь сложного в этом нет.

— Да нет ничего такого, можно сделать, вот только будет ли смысл от этого не знаю. Обычная тактическая сеть тоже хорошо работает.

— Ты попробуй наложить на эту сеть свои метки и координаты целей — поймешь тогда. Пиковые нагрузки искинов посмотри — поймешь.

— Хорошо Влад, я займусь. — Руф хлопает ладонью по столу и встает. Разговор окончен.

Из кают-компании, где и происходил наш разговор, я направился в рубку — моя вахта, у Мара — это третья вахта и давать ему полноценные вахты еще рано, а вот так, в спокойной обстановке, пусть учится. Спокойная то она спокойная, но ты то знаешь, что спокойствие и сонная тишина может смениться базерами боевой тревоги. Так что не стоит давать еще полные вахты новичкам. Жить хочется знаете ли. Только когда мы рядом и можем моментально перехватить управление, но вот дать почувствовать человеку, что сейчас он один в рубке исполняет обязанности капитана и никто не стоит рядом и не проверяет твои действия — это нужно. Руф скоро уйдет на другой корабль. Быть ему капитаном крейсера. Он сам оттягивает этот момент перехода — не хочет уходить, но так не будет длиться вечно. Пора и ему замену готовить. Вот снайпер наш и учится. Азат и Арсен тоже подтягивают свои знания. И чему их там учили в центре переподготовки — ума не приложу. Плохо их учили, вернее не плохо, но вот перспектив роста с таким обучением они не имели и мне тоже это приходилось исправлять.

Мое предложение вышло мне же боком. Мои вахты стали длиннее и все потому, что Арсен и Руф вплотную занялись написанием программы обмена пси-данными. Я же думал о том, что чем дальше, тем больше мы уходим и от языка Содружества и от их технологий. Все больше людей учит новый язык, да слова в нем либо похожи, либо те же самые, но вот сама структура построения фраз другая. Более сложная. И есть много противоречивых понятий, которые для нового языка таковыми не являлись. Пройдет сто лет, ну пусть двести или триста, но факт в том, что мы постепенно настолько отдалимся от Содружества в своей логике и технологиях, что станем чужими и малопонятными им, да и они нам. Само объединение этих государств я не уважал. Это миры подлости и предательства. Сама система выстроена так, что дружба и взаимопомощь в ней становятся исключением, а не правилом. Каждый одеяло тянет на себя и если ты подставишься — тебя сожрут твои бывшие друзья и товарищи.

Может так и надо для прогресса, но вот были у меня мысли, что могли бы и дальше уйти в своем развитии. Ведь давно ходят слухи, что все компании, разрабатывающие свой базовый модуль в нейросетях, либо быстро банкротятся, либо бесследно исчезают на просторах космоса. Содружество — это не плохо и не хорошо. Просто оно есть и гибели его я не желаю, но вот быть его частью нет желания. Те же нейросети у нас в разы дешевле и более доступны людям. А какой путь в содружестве? Кредит и отработка его на корпорации лет десять, для того чтобы выплатить стоимость нейросети. И то простой нейросети пятого поколения, про шестое и выше я уже молчу. Потом базы знаний — ага выучи ка их, только купи сначала. Это мир корпораций и для корпораций. Мир торгашей. Здесь нет чести и нет совести.

Конечно, люди везде остаются людьми и там тоже есть настоящая дружба и любовь. Вот только есть один момент. Это не поощряется. Зато предательство и удары в спину вызывают понимающие кивки. Не нравится мне тот мир. Пусть он живет, но без меня. Мы люди. Мы должны быть едины, что бы стереть архов из космоса. Ведь Содружество ничем не слабее их, если не сильнее. Но наверняка сейчас каждый там тянет одеяло на себя и злорадно потирает руки радуясь потерям соседа. Война слишком долго длится. Архи увязли в обороне различных планет и государств. Слабое место архов — отдаленность их империи или что там у них. Слабое место Содружества — желание отсидеться в стороне пока соседа бьют. Я просто уверен, что хоть и объявили сбор общего флота, но собрать заявленное количество кораблей не смогли. У кого-то резко много кораблей оказалось на ремонте, у кого-то никак не вернутся из какого-нибудь патруля. Вот и бьет Содружество архов растопыренной ладонью, вместо кулака. Уже давно бы отбились, если бы действительно все напряглись. Да и у каждой страны или корпорации своя армия и думают прежде всего о своих интересах. Не факт, что испугались настолько, что оставили все свои планеты без флота прикрытия. Один оставил флот, другой тоже оставит — а вдруг сосед своим флотом пока нет моих кораблей прилетит. И так дальше и так дальше. Да и ненавидят друг друга очень многие. Просто добиться слаженной работы флотов уже что-то невероятное.

На цифрах объединенный флот огромный, но вот по факту не так и силен. Правда и архи недооценили Содружество. И вот тянется уже которое десятилетие война. Ну Содружеству она явно пойдет на пользу. Они вынуждены будут создать нормальный общий флот и вымести архов. Либо погибнуть. А мы им в этом поможем. Прежде всего мы люди. Поэтому пауков будем бить вместе!

— Командир. Мы сделали первую версию программы, но надо что бы ты протестировал, да и доброволец среди нашего соединения нужен — ему ведь надо тоже ее установить. Нужна твоя санкция. Да и вообще, мы свое дело сделали.

— Понял Руф. Вы молодцы. Сейчас свяжусь с «Хмурым» и договорюсь. Предварительно мы уже об этом разговаривали. Будем пробовать.

Настроение пошло в гору. Все философские мысли вымело из головы. Вот, что монотонный труд с человеком делает — всякие общие темы в голову лезут. Связался с Лир Веландом — капитаном этого корабля. У него тоже крейсер прорыва — корабль моего класса. Да он тоже имеет свои отличия и по вооружению и по системам пко, да и реакторы у него другие. Но это самый близкий корабль по ттх для пробы нашей задумки. Руф ушел отсыпаться, так что заливал программу Арсен.

— Влад, ты уверен, что не навредишь своей разработкой. — естественно проворчал Лир. Ха, я бы удивился, если бы он ничего не сказал.

— Нет конечно. — я пожимаю плечами. — Но вроде ничего плохого не должно произойти. Это всего лишь передача данных. Все решения идут в виде рекомендаций тебе. Так что твое присутствие просто необходимо.

— Я так и думал. Главное, что бы мне это боком не вышло.

— Согласен. — ну а что тут скажешь, я и сам так думаю.

— Когда пробовать будем? — на удивление Лир не стал ворчать дальше, а сразу перешел к делу. Неожиданно как-то. Я готовился его уговаривать и приводить свои аргументы.

— Сейчас.

— Хорошо, тогда подключайся.

Нечего тянуть в самом деле. Я вхожу в слияние со своим кораблем. Чуть пришел в себя от нахлынувших ощущений и сразу проваливаюсь во вторичное. Здесь моя воля — это команды искинам. Установить связь. Синхронизация. Мир дрогнул, затем смазался. Какое-то время ничего не происходило. Я уже думал, что ничего не получится но нет. Вспышка в сознании и мир приобретает непривычную контрастность и глубину. Есть! Начинаю пробовать свое новое состояние. То, что вижу и ощущаю я сразу передается на второй крейсер. У них тоже полная картинка. Выискиваю любые материальные объекты в космосе и маркирую их. Часть задач скидываю на второй корабль. С задержкой, но он справляется. Увеличиваю количество задач ему. Нет уже тупит и явно не справляется, более того — уже промаркированные объекты теряют системы слежения. Меня берет злость. Я понимаю в чем дело — дело в Лире. Это он не справляется с потоком. Раздражение его действиями растет. Злюсь все больше. Наконец мне это все надоедает и я рывком втягиваю его в это же состояние. Вот так. Теперь работаем с ним в унисон. Нормально. Все цели ведутся системами наведения. Маркируем новые. Мы уже прошли мой прежний предел. Можно и еще больше взять работы, но Лир часто отвлекается. Я слышу его какой-то детский восторг и он постоянно увлекается то рассматриванием потоков энергий, то начинает изучать корабли нашей группы, то найдет крупный метеорит и начинает его исследовать. Я хотел было это прекратить, но вдруг вспоминаю свой восторг и радость знакомства с этим миром. Нет уж. Это первое свидание у человека, не буду портить его. Выпихиваю его неспеша из слияния и сам вываливаюсь в реал.

Связываюсь с подопытным. Что-то долго не отвечает. Может плохо ему? Уже думаю установить связь с его старшим помощником, но Лир все же решил выйти на связь. Камень сваливается с моей души — я уже стал волноваться за него.

— Лир. Все в порядке с тобой? — да я реально волнуюсь, и вид какой-то у капитана корабля … странный.

— Да. Со мной все в порядке, как может быть в порядке у человека ставшего непонятно чем. — ворчит, то же хмурое выражение лица, но вот глаза его выдают — они прямо сияют. Он просто еще под впечатлением, но сила натуры сильнее обстоятельств — ворчит и хмурится даже сейчас.

— Я думал ты уже в капсуле, а нет. Везучий ты капитан.

— Угробить меня хотел. Не дождешься!

Я пожимаю плечами, но видимо мой беспристрастный вид мне плохо удается. Меня очень быстро выводят на чистую воду.

— Хохмишь значит. Ну хохми.

— Есть немного. Но уж больно у тебя своеобразное выражение лица, не смог удержаться.

— Бездна с ним, с лицом. Ты мне лучше скажи — я сам могу войти в такое состояние? Это совсем другой уровень управления кораблем и экипажем.

— Не знаю. — я пожимаю опять плечами. — Все наши нейросети имеют блок слияния, что и рассчитан как раз на такое слияние. Так же у каждого есть пси-имплантант или его модуль. Выжлятников уже делают искусственно. Но вроде можно и просто одаренным быть, а с имплантантами мы все одаренные, для такого слияния. Ну не совсем такого, чуть попроще. Как то так.

— Научишь меня входить в слияние с кораблем. — он даже не спрашивает, а констатирует. Он не спрашивает согласия, он ставит перед фактом. Ну не обнаглел?

— Я подумаю, может быть да, а может и нет — своих дел навалом.

— Куда ты денешься, научишь, и других капитанов тоже. Это же вопрос эффективности всей группы и ты ее руководитель. Так что научишь. Смог затянуть меня — затянешь и других, а там может и мы сами научимся без тебя входить. — и лир ухмыляется. Ну надо же. Ухмыляется. Лир увидел мою реакцию и видимо меня решил добить окончательно. Он улыбается! И сразу разрывает связь. Обалдеть. Где-то должна появиться сверхновая.

Дальше дело завертелось, у меня совсем не осталось времени. Все было расписано буквально по минутам. Залили всем кораблям наше программное обеспечение по обмену пси-данными и я стал тренироваться сам и тренировать остальных. Больше всех намучился с Гардом Клэном — он никак не входил в слияние, и ведь все для этого у него было. Но нет не получалось. Все остальные уже отрабатывали общие маневры в слиянии, и только наш аристократ выбивался из коллектива. Эта мука с ним уже достала всех. Неожиданно мне помог наш шкафободобный капитан. Когда Молду Харту опять испортил маневр наш подопечный, он силком втянул неудачника в слияние. И у меня было отчетливое ощущение, что дал ему еще и оплеуху виртуальную. Не знаю так это или нет, но аристократ потом когда что-то доказывал мне, всегда поглядывал на Мода и временами трогал затылок.

Дальше пошло веселее. Мы тренировались делать скрытые залпы — ну я их так называл. В режиме маскировки скидывали торпеды и отходили на другое место, или делали выстрел за пределами возможного обнаружения сканерами по астероиду или метеориту. Стреляли только по пси-наведению. Практика была очень важна. К финишу мы пришли уже спаянной командой, готовой к очень эффективным действиям. У нас даже были мысли попробовать выбить разрешение на рейд в систему архов. Попробовать свои силы на реальном противнике.

На базу вернулись четко по расписанию. Сдали отчеты с искинов и ушли в отпуск. Нас ждал дом. А вот уже после отпуска началось самое интересное. Нас — всех капитанов, собрали в одном помещении. Всех — это имеется ввиду тех, кто использует корабли с приставкой «Т» (трофей).

— Господа офицеры, я адмирал Ланс Гор, если кто не знает. Все вы знаете, что эти учения были организованы по двум причинам: дать возможность провести слаживание групп и найти того, кто будет вести всех вас на задание.

— Это вкратце. А теперь результаты. А они нас порадовали. Потенциально выявлено четыре контр-адмирала. Будущих. За ними мы будем пристально наблюдать. К сожалению сложилась ситуация, что у нас не хватает высшего руководящего состава. Но это в перспективе, а сейчас всем этим людям авансом присваиваем звания капитанов первого ранга. Звание либо подтвердится будущей операцией, либо им уже будет ни к чему. Это первое. — адмирал сделал паузу, сразу видно, к долгим речам он не привык. Что-то в нем есть такое, что сразу понимаешь — перед тобой боевой офицер.

— Второе. Выявили и несколько капитанов проваливших задание. Судьба их групп сейчас решается. Новых званий они, естественно, сейчас не получат. Все остальные справились на удовлетворительно и остаются руководить своими группами кораблей.

— Конечно, сюда бы назначить уже имеющегося контр-адмирала, но флот мы нарастили слишком быстро и они нужны на основном ударе. Там весьма сложная операция и по логистике и по взаимодействию. У вас с этим проще и сложнее одновременно.

— Теперь о ситуации в целом. На эту битву мы поставили все. Планету и верфи с заводами остаются прикрывать всего три тысячи охотников. Все остальные корабли идут в бой. Даже не буду вам говорить, что если проиграем — нашей планеты не будет. Но выбора нет, мы копили силы, однако противник наращивает свою группировку быстрее, чем мы строимся. Не стоит забывать, что архи постоянно укрепляют оборону захваченных ими систем. По расчетам аналитиков, через десять лет сюда придет полностью автоматический флот. Архи учтут ошибки и он придет с разных направлений. Прогнозируемая его численность около десяти тысяч кораблей. Это приговор всем нам.

— Ждать больше нет смысла, поэтому скажу кратко. Пакеты данных по каждому из вас сейчас будут разосланы. Скажу только две вещи. Первая — лидером группировки назначается капитан третьего ранга Влад Новик. Вторая. По сканам мозга его и его группировки, а также всех вас сформировано новое дополнение к базе знаний — всем изучить. Особое внимание уделить именно пси-взаимодействию, которое и разработал и внедрил ваш лидер группировки. Затем у вас будет боевое слаживание, но весьма ограниченное по времени и короткий отпуск.

— Удачи господа офицеры. Она нам всем очень понадобится. — адмирал резко развернулся и вышел из зала.

Тут же на нейросеть пришел пакет данных. Приказ о назначении, о всех подчиненных кораблях и капитанах. Ссылки на скачку обновления баз знаний и план маневров. Ага маневры недалеко от планеты, прикрывать нас от патрулей архов будет уже основная группировка теперь. Я понимал, что сейчас архи заинтересуются, чего это так закрыли мы систему, да и не закроешь ее абсолютно — пространства огромны и все дыры не перекроешь. Так что прав адмирал — время нас поджимает. Я стоял и просматривал задание командования на маневры. Не слабо так. А времени мало и когда все это сделать? Взаимодействие штука такая — сразу не нарабатывается.

— Скучаешь, Влад. — меня хлопнули по плечу. Разворачиваюсь в недоумении — ну и кто это такой умный? Позади меня стоял Дорс Кланси — мой приятель. На лице здоровенная улыбка, описать ее можно только выражением «вооот тааакая». Помимо воли сам начинаю улыбаться.

— Привет Дорс, рад тебя видеть.

— Ты же еще не вступил в свою новую должность? А раз не вступил, то идем обмоем твое назначение и повышение одним махом.

— Так я же не пью.

— Обмоешь соком, да и вообще — это твои проблемы, но проставиться ты обязан.

— А идем, в бездну планы, хоть посидим по-человечески.

— Вот это дело, это по нашему. А то умную морду нацепил, того и гляди адмиралом станешь

— Хе, адмиралом. Мечтать не вредно, пошли, пока действительно есть возможность.

Самое удивительное то, что пошли мы вдвоем, а дошли уже толпой в семнадцать человек. Дорс был компанейским парнем и я ему немного завидовал — везде свой, всегда куча приятелей где только можно.

— Ну раз я проставляюсь, то и заказ делаю я — всем сока! — Дорс аж поперхнулся.

— ЭЭ, Влад, ты меня так больше не пугай хорошо? Ведь это шутка?

— Какие шутки Дорс — вот уже несут, надо же вам чем-то планетарку запивать.

— Действительно несут. Фух отлегло. Жестокий ты человек, так напугать. — и Дорс укоризненно качает головой.

— Планетарку не запивают, а закусывают — ты все перепутал. — это наш хмурый капитан тут уже сидит, когда появился я даже не заметил, естественно куда уж без его ворчания. Я улыбнулся.

— Открыл буферный счет, еду сами заказывайте, а то на всех не угодишь.

Одобрительные кивки, ну значит я правильно все делаю. Сам я пить не собирался — еще много работы, да и капитаны больше говорили про выпивку чем ее употребляли — так пригубили и все. А вот поесть — тут они разошлись во всю. Да и сам я тоже не отставал.

— Влад, а что там за пси-взаимодействие? Я так ничего и не понял.

— Так не объяснишь, просто мы группой стали поражать цели за пределами наших систем сканирования и целеуказания. Еще маневры стали все синхронными. Мне в пакете пришло требование скачать новую программу обмена данными — я глянул, она уже более доработана спецами, у нас больше кустарная была разработка.

— Вот как. Интересно. А что твоя команда скажет? Есть тут кто?

— Есть, работает эффективно и ощущения непередаваемые. Полное слияние с кораблем и видишь весь космос сразу. Во всех направлениях. Правда тяжело это. — это уже Лир как обычно проворчал. Вот как у человека получается всегда ворчать? Не представляю.

— Самое главное — это наш шанс на выживание и его нельзя упустить — это уже я.

— Ну ты всегда ставил на первое место выжить. — что я скажу на это? Просто пожимаю плечами.

— Так у меня жена дома, нехорошо будет ее подвести. — все посмурнели, сразу вспомнились слова адмирала про ставки на эту битву. Да уж. Такого не пожелаешь никому — если ошибемся — можем не возвращаться. Да и вернемся ли.

Мы посидели еще немного, поговорили уже на отвлеченные темы и разошлись по своим кораблям. Вернее разлетелись — наш флот висел на орбите планеты. Работы было — непочатый край. Обновления в нейросеть я закачал еще на базе, они были небольшие и вполне можно их выучить на корабле. Что я и сделал. А вот потом у меня начались уже трудности. Реально я не был готов к командованию такой группировкой. Мне требовалась вся информация по кораблям — каждый имел свои особенности. И если по ходовым качествам все были примерно на одном уровне, то вооружение и щиты у каждого свои. Это все надо было как-то упорядочить и разработать систему взаимодействия. Я просто не справлялся. В конце концов плюнул на все и изложил требования на еще один тактический искин и подробно описал для чего и почему я не справляюсь. На всякий случай требования к нему завысил в два раза. Кто его знает — вдруг дадут, все равно реальную нагрузку на него не могу просчитать.

Со мной буквально через пару часов связался механик Азат.

— Командир, тут техники искин твой притащили и требуют место под его установку и проложенные коммуникации.

— Так, быстро, ну устанавливай, мне он нужен.

— Ты командир конечно, но в следующий раз советуйся сначала, куда я его тебе поставлю?

— Азат, за то что не предупредил — извини. Думал дольше будут думать и я успею. А насчет куда и как — искин нам необходим и должен быть установлен в ближайшее время. Делай что хочешь, но он должен быть максимально быстро запущен в работу.

— Понял. — обиделся, да я что-то переборщил. Но ведь нужен действительно и без него никак.

— Азат, ты действительно прости, что не спросил. Но как его ставить — это ты у меня профи, что я буду тебе советовать? Нужен он как воздух.

— Ладно командир, я понял задачу. — ну вот вроде голос помягчел. Нет можно, конечно, просто отдать приказ и наорать, вот только люди от этого лучше работать не станут. Да и что говорить, действительно мой бок — я и сам не представлял, куда его сможет втулить Азат.

На искин мы установили новую программу, время уже поджимало. Но я успел к сроку выстроить систему движения и взаимного перекрытия секторов. Учли и маневры и еще много мелочей. Это кажется, что чего проще то, на самом деле все гораздо сложнее. Мы не на плоскости двигаемся, а неравномерно распределены по пространству. Корабли должны иметь возможность при маневрах не только не столкнуться с соседом, но и вести эффективный огонь. Не стоит забывать, что в случае нужды надо поддерживать пострадавший корабль своими щитами — передать ему часть энергии на эмиттеры для восполнения потерь насыщения щита. Все очень не просто. Но с искином мы справились и даже смогли протестировать различные варианты действий в виртуальности. А вот дальше началась уже практика. Все наши идеальные схемы постоянно накрывались суровой реальностью. У кого-то маршевые двигатели были толком не отрегулированы и при перестроении корабль терял скрытность, у кого-то постоянно шло запаздывание маневров. В конце концов я понял, что просто не успею таким образом подогнать все корабли под стандарт. Плюнул и стал вести наш флот с помощью пси-слияния. Правда несколько капитанов так и не смогли в него войти, но это я уже учел — для них выделил другие места в ордере, где они не сильно то и мешали. Затащить всех в слияние и выстроить единую тактическую сеть — та еще задача. Большую часть работы я переложил на новый искин, но больше пяти часов продержаться в этом состоянии не мог. И то это был упрощенный вариант. Я не маркировал все цели и не просеивал полностью пространство.

— Ну что командир, до встречи. Четыре дня архи нас подождут. — Дорс связался со мной по обычному каналу связи. Я залез в календарь. Да, что-то я заработался со своим планированием маршрута. Уже считай полчаса как отпуск начался. Сел то всего на часик — прикинуть просто схему движения. Дорс заметил мое замешательство.

— Да не волнуйся, Влад. Мы с парнями сначала ждали, что ты всех распустишь, но «Хмурый» проворчал, что ты опять во времени потеряешься и надо напомнить будет. Так оно и оказалось.

— Да я на минутку присел чуть прикинуть наше движение и не заметил как время куда-то делось. — Дорс усмехнулся.

— Ну тогда я тебе благодарен, я выиграл сто рублей.

— В смысле выиграл?

— В прямом, мы ставки всеми экипажами делали, твой Килх с «Урагана» ставки принимал. Все честно. — я улыбнулся. Дорс пройдоха, наверняка всех именно он подбил на ставки, но к нему не придерешься. Хотя да помог он мне, так бы нехорошо получилось.

— Все уже разбежались или можно официально обратиться к экипажам?

— Так выигрыши же раздаются только после официально подтвержденного результата. Результат я только что получил. Так что распускай всех нас по домам.

— Пройдоха. Спасибо Дорс. — он подмигнул и отключился. Действительно хороший товарищ, очень аккуратно и бесконфликтно убрал возможное недовольство моей ошибкой. Надо лучше следить за временем.

— Вниманию экипажей, говорит командующий группировкой «Молот». Тренировочные учения считать законченными. Результаты — удовлетворительные. Через четыре дня мы выдвигаемся в наш поход. Не буду ничего говорить про него, скажу только одно — оторвитесь на планете как следует.

Ну вот и все. Короткие учения пролетели, а столько еще недоработок. Мне откровенно не нравилось выступать в поход с такой подготовкой. Реально это снижало наши шансы не только на выживание, но и на успешное выполнение задачи. Но сохранять достаточно долго такую группу готовых кораблей к походу не выйдет. Я понимал это — выбора нет. Плохо, но что поделаешь. Ладно, пора домой.

— Аня, ты дома? — я зашел в свой домой. Искин мне уже доложился об обстановке, и что жена дома я тоже знал, но надо же как-то привлечь внимание.

— Дома, дома. Иди переодевайся, мы опаздываем. — в проеме двери показалась моя жена, одетая по высшему разряду.

— ЭЭ, куда опаздываем? Я только прилетел и никуда не спешу. — решил все таки завернуть непонятное мероприятие.

— Это сюрприз, но ты и на него умудрился практически опоздать, ну давай же, переодевайся быстрее.

— Что-то мне он уже не нравится. Ладно пойду переодеваться. — не люблю я такие повороты событий, хотя вроде Аня старалась, ждала. Вот и одежда моя уже приготовлена для выхода куда-то там. Ладно, переживу.

— Все я готов.

— Хорошо, пошли, такси ждет.

— Пошли, так пошли.

Такси, значит где-то в городе. Ресторан? Больше ничего не лезло в голову. Вот только как в ресторан можно опоздать? Что-то я не понимаю. Аня загадочно на меня посматривала, но отмалчивалась. Ну раз ничего не говорит применяем первое правило: морду кирпичом — нам все нипочём.

А в ресторане меня ждал сюрприз. Тут собралась моя старая команда, даже те, кто ушел на планету. Да, через многое с ними пройтись пришлось. Я покосился на жену. Но та загадочно улыбалась и молчала, как рыба об лед. Кстати так и не спросил у отца что это означает? Как именно молчит рыба об лед. Вроде слова знакомые — что такое рыба знаю, лед — знаю, с молчанием тоже все понятно, но вот в целом не складывался смысл. Но фраза мне нравилась.

— Ну что командир, принимай наши поздравления! — это Граст Марш сразу приступил к делу. Хм какие поздравления и с чем.

— Спасибо. Тебя так же. — нашелся я.

— А меня то с чем? Это ты теперь с наследником будешь! — я покосился на свою благоверную.

— Это правда?

— Да, я прошла обследование и зафиксировали беременность. Мы пообщались с девочками — и кивок на женщин, — и решили, что такое дело надо обязательно отметить. Но встретится всем сразу получается только сегодня.

— Хм.

— Или ты не рад.

— Рад конечно, только так все неожиданно, я еще от службы не отошел.

— Не слышу радости если рад — и Аня с подозрением на меня смотрит. Обнимаю и целую жену. Самое лучшее средство.

— Рад дорогая и это просто замечательная новость. Жаль я не знал заранее, я бы подарок принес.

— Нет проблем командир. Мы вам подарки уже принесли. — опять Грас взял инициативу в свои руки.

— Ну подарки мы любим.

— Знаем, знаем. Потому что ты не жлоб, но очень жадный. — это моя команда чуть ли не хором проскандировала и ржут сидят. Ну да. Мое выражение. Всегда так говорил, если что надо утянуть на корабль по тихому.

— Ну тогда друзья у нас нет повода не выпить. — Аня потянулась тоже к бокалу, но я сразу пресек.

— Тебе нельзя, пей сок. Он полезный.

— Вот так всегда. — только и сказала жена и наигранно тяжело вздохнула

Примерно через сорок минут Граст с женой засобирались, у них было какое-то неотложное дело или встреча, я так и не понял. После чего постепенно вся наша компания разбежалась. Теперь понятно, чего жена у меня торопилась — видимо не так просто было найти окно времени для всей компании — увольнительная была короткой и у всех было все заранее распланировано. Кроме меня конечно, я не строил никаких особых планов. Поэтому мы спокойно посидели в ресторане еще немного, но уже вдвоем.

— Как назовем ребенка?

— Понятия не имею, вопрос важный, но я к нему не готовился.

— Ты хочешь сказать, что за все это время ты не думал о детях? Ты что не рад?

— Рад конечно, просто они были где-то в отдаленном будущем и я представлял себе как я минимум цикл готовлюсь к этому событию, а неожиданно оказалось, что будущее вот оно — уже наступило, а я совершенно ничего не сделал. Нехорошо с моей стороны получилось. — взгляд жены смягчился и тревога ушла из глаз, все же волнуется.

— То, что ты обормот я уже давно поняла, так что даже не удивлена, но вот с именами надо решить вопрос сейчас и вместе.

— А у тебя какие варианты. — пытаюсь выиграть себе время, а сам лихорадочно прокручиваю в голове все известные имена, но лезут почему то смешные.

— Есть, но сначала твои, потом решим.

— Если девочка, то что-то певучие и красивое, ну или пусть тоже будет Анной, хотя нет — путать буду, что-то рядом можно. Если мальчик, то… — и я всерьез задумался. Где-то я слышал имена краткие и хлесткие. А вспомнил, командир другой группы, что тоже претендовал на мое место, если бы не пси-разработка моя — быть бы ему главным. — то пусть будет Дэн.

— А имя девочки кто будет придумывать?

— Ты. — и я делаю честное лицо и не прерываюсь смотрю на Анну. Помимо воли залюбовался. Это не укрылось от нее и она слегка порозовела.

— Хорошо, только не смотри на меня так, а то такое ощущение, что прямо тут на меня набросишься. А тут все таки люди — общественное место.

— Полетели домой.

— Полетели.

Эти дни я вообще не заметил. Слишком мало их было нам отведено. Ну перед смертью не надышишся, так что нечего зацикливаться. Обстановка действительно была сложной. В свою систему противник уже притащил вторую космическую базу и начал выстраивать малую оборонную призму. Если притащат третью, то о всем нападении можно забыть. Так что особого выбора и не было. Шансы у нас неплохие, но только если все пройдет правильно — как задумано. Значит будем очень внимательны и аккуратны.

Наш засадный полк уже выстраивался в походный ордер. Тут уже все знают и без меня свою роль и место. Я же просто наблюдал. В голове роились различные мысли, что странно ни одна из них не была связанна с предстоящим заданием. Чаще всего мелькала мысль — закрыл ли я окно. У нас начинался цикл ливней и я никак не мог вспомнить закрыл я его или нет. Собирался в спешке. Жена называла такие сборы «в режиме паники», в чем-то права. Успокоил себя тем, что искин должен догадаться сам закрыть и все таки заставил себя сконцентрироваться на работе.

Вот и завершено наше построение, я вошел в слияние. Проверил. Исправили наши огрехи и пошли к точке прыжка. Шли так же под маскировочным полем — глупо получится если нас засекут еще здесь. Шли довольно медленно, одно радовало — микропрыжки у нас имеют большую дальность и в наших кораблях всплески от них удалось существенно снизить — на малом ходу его практически нет, правда и дальность прыжка меньше. Ну ничего, лучше перебдеть, чем недобдеть. Так и шли восемь дней. У точки прыжка я в слиянии очень придирчиво проверил пространство, практически просеял его. Чисто. Расчеты прыжка давно сделаны, тянуть больше нечего. Мы начинаем разгон. Большая скорость нам не нужна — прыжок всего на одну систему. Там установлены «глушилки» — устройства, что принудительно выбивают корабли из гипера, так что незачем нам и пытаться прыгнуть выше головы.

Все ушли в гипер, теперь есть пару часов на свои дела, потом мы вывалимся в обычное пространство и работы станет много.

— Руф, я пойду часок посплю, вымотался я что-то.

— Иди, Влад. Мы разбудим перед выходом, ты и так все вахты перевыполнил.

— Что поделать, нет еще той синхронности и не на кого свалить свою работу.

Вот и каюта, койка, подушка, сон. Вырубился моментально. Все же устал я сильно. Снов не было — только закрыл глаза и какой-то голос опять меня требует. С трудом понял, что уже пора вставать. В таком режиме я долго не выдержу, надо что-то думать.

В рубке не было суеты, да и откуда она возьмется, если все и так лежат в ложеметах? Тоже укладываюсь в свой ложемет и сразу включаюсь в работу. Ну это я громко сказал, просто начинаю просматривать логи и события. Ага, мы вывалимся через семь минут. Добро. По кораблю уже орут базеры боевой тревоги. Так, экипаж по местам стоит, все готово. Три, два, один. Рывком появляется обычное пространство, мы сразу окутываемся маскировочным полем и щитами. Медленно ползем вперед. Наше местоположение еще не локализовано. Ждем координат. Зато уже вижу как один за другим выходят из гипера наши корабли. Не все проходят идеально — некоторые запаздывают со щитами или маскировкой. Плохо, но мы вроде далеко от их зоны патруля и сканирования, не должны засечь. Корабли продолжают вываливаться еще час. Хоть и подбирали всех по одним ходовым характеристикам, но все же не так все идеально.

— Командир, все корабли вышли из гипера и строятся в ордер. — это опять Руф. Смысл того, что он мне сказал? Я и так вижу. Наверное нервничает парень, вот и озвучивает очевидные вещи. Не важно.

— Передать на корабли готовность к слиянию. — термины еще не выработаны и как называть такой обмен данными неясно толком. Так что пока пусть будет слияние.

— Готовность к слиянию десять секунд.

Все, начинаем. Я вхожу в слияние, затем во второе. Так, есть. Космос распахивает мне свои объятия. Корабль — это я. Даже экипаж мой — тоже я. Очень странное чувство, странное и неповторимое. Слышу как стучаться ко мне тоненькие нитки связи. Разрешаю им войти. Зона охвата расширяется. Теперь самое сложное, я втаскиваю людей в такое же состоянии. Я уже не только корабль и мой экипаж, нет. Я уже — это все корабли нашего маленького флота. На удивление в слияние затащил и тех, кого раньше не получалось. Это хорошо, но времени нет. Моя-наша общая мысль формирует структуру поиска и анализа возможных целей. Зона охвата огромная. Мы ускоряем ход — все чисто. Крепнет уверенность, что нас не засекли. Вперед.

С каждым разом время общего слияния увеличивалось. Вроде ненамного — сейчас продержался всего на пять минут дольше, но ведь развивается! Так со временем глядишь и до полной вахты дойду. Сейчас же все мои вахты были привязаны к длительности моего слияния. В конце вахты я снизил скорость движения кораблей до минимальной и только после этого вывалился. Мы практически ползем — у нас только пассивные системы сканирования пространства активны, а они не могут нормально просеивать пространство — столкнуться в этом режиме с противником — это приговор. Так что ползем.

Постепенно я втянулся в такую работу. Мы уже цикл ползем по системе. Но конец уже близок. Через час мы начинаем разгон и уходим в другую систему. Нас никто не заметил, да мы и шли так далеко, как только могли. Как раз закончится моя вахта и я пойду спать. На целых восемь часов. Как же это много. Отвык уже от долгого сна. Время тянется медленно, но скорый прыжок бодрит. Скоро мы приблизимся на еще один шаг к цели.

Все, корабли начали входить в гипер, наша очередь. Вошли. Теперь можно расслабиться. Вываливаюсь из слияния и иду сразу спать — нет сил на разговоры и еще что-то. Просто киваю Руфу и плетусь к себе. Засыпаю еще не прикоснувшись к подушке. А вот проснулся я ровно через четыре часа сорок минут. Спать все равно хотелось, но заснуть не удавалось. Сбил себе график. Повалялся, потом плюнул и пошел в медбокс. Завалился в капсулу, выставил время и программу общего восстановления организма — тонус поднять, в принципе ничего серьезного эта программа не делала — предусмотрели ее на случай критической ситуации в корабле, при нехватки кислорода можно завалиться в капсулу и периодически вставать из нее для проверки как там вообще в округе. Полезная программа. Вот ей и воспользовался.

Когда вылез из капсулы почувствовал себя заново родившимся. Давно надо было воспользоваться и не морочить голову. Вышли из гипера спокойно и уже лучше, чем прошлый раз — слаженней вышло. Все опять пошло по наработанной схеме. Шли мы самыми задворками системы, весь маршрут прокладывался так, что бы нас не засекли. Очень тяжелая и нудная работа. Предельная концентрация нужна постоянно, но это состояние было тут знакомо многим — среди капитанов много бывших охотников, уж кому кому, а тем кто ходит в лес, такое состояние знакомо не по-наслышке. Систему так же прошли без эксцессов. Вывалились из гипера тоже. А вот дальше стало сложно.

— Капитан, регистрируем сигнатуры крейсера.

— Твою мать. Сейчас буду. — я уже закончил свою вахту и шел отсыпаться и на тебе. Бегом на мостик, прыгаю в ложемет и сразу проваливаюсь в двойное слияние — я уже не слабо наловчился. Всех пока не затягиваю в слияние. Сам сначала разберусь. Канал и так есть, вот с него и считываю полученное. Быстро нахожу опасность, ага вот он родной. Так, курс пересечется с нами через два часа. Плохо. Рывком втягиваю остальные корабли в слияние, все общая сеть построена. Такое ощущение, что я могу потрогать космос руками. Ага вот предполагаемый искином маршрут, но что-то не то. Сосредоточиваюсь на своих ощущениях. Есть какая-то неправильность в нарисованном искином маршруте. Кажется понял.

— Всем увеличить ход. — я прямо слышу недоумение всей группы, как же так, мы тогда точно пересечемся. Нет, я практически уверен, что крейсер изменит маршрут. Но пси удар на всякий случай готовлю, но нам он не нужен — тогда точно нас будут искать и выполнить задание станет практически нереально. Риск.

— Принять изменение курса. — отрывистые команды-образы. Все в одном, некогда рассусоливать. Мы меняем немного угол нашего прохождения, так есть. Изменили. Теперь ждем. Томительно тянуться минуты, одна, вторая, третья, четвертая. Вот! Крейсер архов меняет курс. Мы расходимся. Засечь он нас оттуда своими сенсорами не мог, если только не придумали что-то новое. Всё, уже разошлись. Еще раз меняю курс всей группе, но уже основываюсь на своих ощущениях правильности, а не теоретической безопасностью. Вываливаюсь.

Меня встречает хор глоток моих парней в рубке. У Руфа стекает пот по лбу. Да уж. Перенервничали все изрядно. Пронесло.

— Спасибо парни, вы вовремя меня дернули. Молодцы, да и маневры мы сделали красиво всей группой.

— Да мы то что, ты хорошо нас развел с разведчиком. Надо же так все просчитать, вопреки всему!

— Мы все команда одна. Все теперь я точно спать. Голова раскалывается.

— Иди командир. Отдыхай. Дальше мы сами справимся.

Мы уже на месте, висим всей группой и ожидаем прибытия наших основных сил. Мы в опасной близости от их патрулей, рано или поздно нас обнаружат. Если обнаружат раньше времени — битву можно считать проигранной сразу. У основного флота тогда шансов нет. Если обнаружат перед самым прибытием — это уже будет на руку основной группе — ударят во фланг. Но весь смысл в том, что ударить должны как раз мы во фланг — у нас очень сильный первый залп. Щиты же архов в бою будут сконцентрированы на передней полусфере, значит мы сможем поразить большей целей и уничтожить больше их кораблей. Общий залп составит 10800 торпед. Первый залп. У нас в псевдо-крыльях по пять торпедных барабанов на пять торпед в каждом. И их всех можно выстрелить одним залпом. В корпусе тоже барабаны по пять, но в залпе только по одной торпеде из барабана. У крейсеров по три в псевдо-крыльях и по пять в корпусе. Только самих пусковых меньше. Но мы тянули еще в трюмах платформы с торпедами и подвесили на корпус. Мы бы еще могли подвесить и увеличить вес залпа до тринадцати тысяч, но больше торпед просто не было на складах — мы выгребли все. Наше производство на такие объемы потребления не рассчитано. Итак все запасы забрали. Но почти одиннадцать тысяч торпед! Это должно решить исход боя. Если они все войдут в ослабленные щиты, то большая часть флота архов просто перестанет существовать. Но план сложный. Именно сложный. Не быть обнаруженными, дождаться своих и атаковать в самый подходящий момент. Причем мы соблюдали режим молчания — ни со своей планетой, ни с флотом не связывались. Связь установим только после первого залпа — все равно нас обнаружат, а до этого мы дрейфуем в космосе в полной неизвестности.

Уже пошли вторые сутки, как должен прибыть сюда наш основной флот. Терпение капитанов на исходе. Все уже бояться, что план сорвался. Это нам приговор. Архи сильно активизировались и постоянно рыщут в системе, к тому же зачастили их корабли между системами. Нам уже не уйти незамеченными. Все пути отступления перекрыты. Мы затаились и ждем. Что нам еще остается? Ждем и надеемся.

— Командир, надо прорываться обратно. Что-то пошло не так. Нашего флота не будет. — вот уже не выдержали нервы у одного из капитанов.

— Нет. Ждем.

— Сюда идет флот архов, большой флот архов. Нас размажут.

— Не размажут. Их курс проложен к границе системы. Пройдут мимо.

— Это обман. Они его изменят перед нашим носом и навалятся сразу все. Нас засекли!

— Нет. Нас не могли засечь. Ждем. — настаиваю я, а у самого есть сомнения. Но надо идти до конца, слишком многое поставлено на карту.

— Да не будет нашего флота! — срывается человек чуть ли не на визг, похоже паника нарастает.

— Отставить панику. Ждем. У нас хорошая позиция, нас не засекли и не засекут. Спокойно ждем. — ага спокойно, а у самого нервы натянуты до предела.

— Надо хоть сбросить торпеды, если в нас попадут при такой загрузке, да еще удачно — нам моментальная смерть. — это уже другой капитан.

— Нет, их могут засечь сканерами, мы под полем, а торпеды нет. Ждем.

Вот связь с паникером пропадает — вывалился из общей сети. Я с замиранием жду чем закончится. Если он сейчас рванет прочь, то засветит наше местоположение и тогда нас точно найдут. Жду. Сделать все равно ничего не могу. Проходит минута, две, три пять. Корабль не двигается. Вот в сети снова засветилась его сигнатура. Немного странная, но корабль тот. Мы общаемся по направленному лучу — наши переговоры никак не перехватить. Так что же там произошло.

— Говорит Кирх Маренс, исполняющий обязанности капитана на тяжелом крейсере «Пламя». Капитан Рен Вилд отстранен от должности при попытке нарушить приказ. — молодой совсем парень. Я вижу как он волнуется. Но взгляд решительный.

— Рен Вилд оказал вооруженное сопротивление и убит. — вот это дела. Мда..

— Как состояние корабля и команды?

— Есть раненные и погиб старший помощник. Но я проходил обучение, я справлюсь. — а голос-то дрогнул. Нет, парниша, ты совсем не уверен в себе, но все равно выбора нет.

— Да куда ты денешься. Принимай командование кораблем капитан Кирх. — вот так я его официально и закрепил в должности. Жаль погиб старший помощник, этот парень наверное как у меня Мар — на второй скамье запасных.

— Всем. Ждем. Наши скорее всего столкнулись с временными трудностями и опаздывают. Мы проходили те системы и не видели каких-либо приготовлений или перемещений крупных сил. Просто ждем.

Ждем. Когда я говорил — я вымел все сомнения из головы, но вот они снова в нее лезут. Может прав тот паникер? И надо было принять его точку зрения и прорываться отсюда пока не поздно. Ведь флот архов, что идет сейчас, не даст нам такой возможности.

Через десять часов мимо нас прошел флот. Впечатлений мы получили массу. Вот так лежать в дрейфе и знать, что мимо тебя идет огромная сила, которая если тебя сейчас заметит, то просто размажет по пространству. Очень изматывает неизвестность. Я сразу ушел в капсулу. Надо передохнуть. Мне понадобятся все силы скоро. Наказал парням меня принудительно выдергивать, если войдет наш флот или что-то изменится. В капсуле нет времени, но там я смогу сбросить немного то напряжение, что выкручивает нервы час за часом.

— Вставай командир. Наши в системе! — Это Мар меня вытаскивает из капсулы, а у самого глаза горят.

— Точно наши? — туплю я.

— Да командир. Наши! Ты был прав как всегда! — угу я всегда прав, потому что я командир. Если я не прав, то смотри пункт первый.

Быстро собираюсь и в рубку. Кидаю свое тело в ложемет и сразу проваливаюсь в слияние. Строю тактическую сеть и втаскиваю ко мне все корабли. Вот уже все тут. Кроме молодого. Ну да ладно. Осматриваюсь. Когда мы вместе, мои силы возрастают нелинейно. Хотя и не так резко, как бы мне хотелось. Хотя может это просто у меня не хватает сил больше охватить.

Вижу наш флот выходит из гипера. Архи не успели на перехват — флот «Наковальни» успеет выстроиться в атакующий ордер. Но как наших много. Правда архов еще больше и я хорошо видел семь дредноутов когда они мимо нас проходили. Это очень много. Но главное — архи не успели перехватить на точке выхода! Еще одно «если» сработало в нашу пользу. Как тут много «если». Наши жизни — ерунда по сравнению со ставкой — вся планета. Мы ждем. Время есть. Вываливаюсь из слияния. Все уже в курсе приказа — нет ничего проще, чем передать его в этом состоянии. Только надо еще молодому сказать.

— Флоту. Ждем. — хватит и этого.

— Сейчас наши парни будут погибать, а мы тут висеть и ждать момента. — это тяжело вздыхает хмурый на всю тактическую сеть.

— Наш удар должен быть решающим в битве, нельзя его сделать раньше.

— Но нельзя и позже. — это уже другой, не узнаю по голосу, да и не важно.

— Вот этот момент и ждем.

Ждем, а что еще делать. Надо что бы армады схлестнулись, тогда все их сенсоры и активные системы будут перегружены данными и мы сможем по тихому приготовить залп. Основной флот нашей планеты уже заканчивает построение. Скоро, архи тоже не спят и сформировали свой атакующий ордер. У нас еще вываливаются из гипера корабли, но главное уже сделано — войска готовы к бою. А вот и залп торпед кораблей группировки «Наковальня». За ними идет волна штурмовиков, прямо сквозь строй начинают бить туннельные орудия. Основной флот начал бой! Пси ударами никто не обменивается. Противника прикрывают дредноуты, а на наши корабли архи уже давно перестали пробовать хоть как-то повлиять пси-ударами. Сила на силу. Архи не отвечают, просто идут на сближение. Это понятно — они плохо дружат с дальнобойным оружием, у них конек пси-удары на дальних дистанциях. Не их случай. Плазменные орудия у нас одинаковые по мощности, правда у архов их больше. На близких дистанциях у них будет преимущество.

Вот из строя архов выдвигается клин. На острие их дредноут. Но только один. Сзади сверху, снизу и по бокам идут их тяжелые корабли. Весь огонь сосредоточен на дредноуте, но пока без особых результатов. Двадцать два километра в длину! Это мощь и голая сила. Снесли ему щит. Начинаются разрывы уже на его корпусе, но там толстая броня и далеко не сразу ее проковыряют. Все остальные архи, что шли позади, резко ускоряются и врубаются в строй. Но маневр не удался — этот момент наши адмиралы просчитали заранее и вклиниваясь в строй, архи попадают под перекрестный огонь. На тактической карте один за другим гаснут их сигнатуры.

— Командир, Пора!

— Ждем, еще не все ввязались в бой.

— Там гибнут наши!

— Ждем.

— Сука ты командир.

Вот еще нервы у человека не выдерживают. Но нет, рано еще. Если нас засекут, то перекинут щиты на нашу сторону и большая часть залпа будет впустую потеряна.

— Командир, есть засечки противника с левого борта.

Твою ж. Отвлекаюсь от битвы и смотрю на приближающийся флот архов. Ясно, подгоняют подкрепления. Бездна. Как не вовремя. Вхожу в полное слияние и пытаюсь поймать то состояние интуиции, что подскажет самый лучший момент. Постоянно задаю себе вопрос «Да/Нет». Нет, нет, нет, вроде еще нет, точно еще нет, нет, да!

— Сброс торпед по варианту два.

Вариант два — это когда сбрасываем все навесные и по три торпеды из каждой пусковой. Крейсера станут практически пустые, мы тоже. Останется всего два малых залпа. Этот вариант был предусмотрен для самых благоприятных условий, вот только нет в нем расчета на приближающееся подкрепления архов.

— Нам хана. — грустно кто-то комментирует решение, но сброс идет по плану.

— Нормально все. — это «Хмурый», его ворчание вообще невозможно спутать ни с кем.

— Сброс закончен — это я просто констатирую факт.

— Смещаемся по заданному вектору. — пакеты данных ушли.

— Перестроение.

Все теперь идет счет на секунды до нашего выступления. Есть. Я поймал то чувство правильности и неправильности действий. Оглядываю поле боя флотов. Архи уже вышли общим клином и давят всем фронтом. И я знаю — время. Пора.

— Залп. Ведение целей. Не спать!

Цели давно уже все искином распределены, маркеры подвешены на каждый корабль. Вот только не учли мы новый флот и я лихорадочно маркирую и их. Сопровождение торпед идет уже без меня.

— Полный вперед, все щиты на нос. Огонь по команде.

Мы пошли на атаку флота подкреплений архов. Под косым углом. Это столкновение нам дорого обойдется. Я выкинул из головы далекое для меня сражение и сосредоточился на ближайшем противнике. Есть. Закончил маркировку.

— Торпеды залп по красным, орудия по зеленым. — я уже выстроил в голове бой, пока есть чувство Правильности действий это легко. Помогаю определиться с распределением целей, искин наверное дымится от нагрузок, хотя вроде они не дымятся. Не важно.

— Пауза, Щиты на правый борт. Разворот по координатам.

— Прыжок.

Мы почти развернулись и сразу прыгнули в сторону. В сторону, уводящую от битвы. Мне некогда считать потери противника, лишь краем сознания я фиксирую огненный вал, что пронесся по кораблям пауков в основной битве. Быстро смотрю на карту, да дредноуты мы выбили все. Удачный момент. Все щиты сконцентрированы на передней полусфере и тут сзади и сбоку им прилетел наш подарок. Мало не показалось. Кроме дредноутов выбили и множество линкоров. Сейчас там большая проблема с тяжелыми кораблями. Одним залпом они лишились большей части флота. Весы истории качнулись опять, но уже в нашу сторону. Вышли из микропрыжка и сразу командую следующий разворот, плавный. Краем сознания я слежу за флотом архов, что преследует нас. Потери у них не такие большие, как хотелось бы. Но все же с пару десятков кораблей они не досчитались. Оставшихся все равно много. Они нас порвут.

— Щиты на левый борт, огонь по готовности.

Пауки выходят из микропрыжка очень близко к нам, мы бьем плазмой практически в упор. Цели в постоянном фокусе. Те пять минут, что мы проходили бортом стоили архам сорока кораблей. Мы пока не потеряли ни одного. Искин постоянно тасует состав и распределяет помощь щитами. Мы держим идеальное построение не смотря ни на что. Вот мы и подошли к следующему этапу.

— Прыжок по вектору, щиты на нос.

Прыгаем, выскакиваем как раз около перестраивающихся архов первого флота. Нас не ждали. Решили видимо, что мы сцепились с их резервом. Нет ребята, наша цель — вы.

— Всем что может стрелять. Залп!

Это я для непонятливых, оружие у нас все таки сильно отличается — вдруг кто не поймет. Последний залп торпед. Не так их и много. Но их цель не уничтожить а сбить щиты. Я все еще не потерял свое состояние правильности действий. Маркирую и разделяю цели — кому что. Тут искин не сможет сравниться со мной — у него программа и допуски, а я просто знаю, что сюда надо три торпеды и наподдать туннельными. Мы входим в строй, как в масло раскаленный нож. У пауков теперь сложный выбор — развернуться к нам и подставить одному флоту борта, или предоставить такую радость нам. Нас посчитали опаснее. Заворочались, зря. Это еще не все сюрпризы.

— Штурмовикам старт.

Каждый штурмовик тащит по тяжелой противокорабельной торпеде, а если учесть, что мы их притащили в саму свалку — сейчас у кого-то начнутся проблемы. У штурмовиков одна задача — двигатели, да плюс архи разворачиваются… Ох что сейчас будет. Почти тысяча штурмовиков срывается в космос. Мы все еще идем единым строем. Я постоянно перераспределяю фокус огня. Все, что оказывается у нас на пути, долго не живет. А вот и штурмовики начали приносить результаты — то один, то другой корабль начинал выписывать замысловатые зигзаги, либо вообще просто переходил в беспорядочное вращение. Мы уже далеко углубились в строй противника, но сейчас пришло время архам осознать вторую свою ошибку, связанную с нарушением построения и разворотом к нам. Из микропрыжка выходит подкрепление. Выходит прямо в эту кучу малу, с не прогнозируемыми траекториями кораблей. Мы стреляем не переставая. Позади нас обломки и таранящие друг друга корабли противника. Мне все тяжелее держать это состояние и концентрацию. У меня болит все. Сознание, тело, даже мысли отдают болью. Но я еще держусь. Чем дольше я так продержусь, тем больше жизней парней сохраню. Море огня. Наши щиты уже пробили. Левый борт получает попадания, но я успеваю выйти из-под огня противника. На этот огонь не обращаю внимания, моя цель впереди. Еще немного и мы пройдем сквозь весь строй противника. Тот хаос, что мы принесли своей отчаянной атакой, будет стоить им полного разгрома. Никто не уйдет обиженным. Уже не нужен искин для анализа этого. Архов долбит в борта основная группировка наших сил. Управление флотом архи уже потеряли. Это приговор. Осталось только вывести своих парней из-под огня. Ну же, еще немного. Но нет, в сознании взрывается сверхновая и я проваливаюсь в беспамятство. Успеваю лишь выругаться напоследок. Бездна.


Часть 1 | Влад. Трилогия в одном томе | Часть 3



Loading...