home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 6

Они в осаде тут сорок лет. Всего одна фраза. Бездна. Мы влипли. Я стою крепко сжав зубы, что бы не вырвались ругательства, которые вертятся на языке. Надо было не заканчивать разгром пауков, а уходить из системы. Теперь уже просто так нам не вырваться отсюда. Почему я решил, что это Содружество ведет наступательные действия и возвращает себе территории? Мне хотелось думать, что либо блокада временная и вот-вот подойдут подкрепления, либо они тут держаться ну год, ну пару лет и связь с Содружеством у них есть. Одна ошибка и теперь куча проблем. Мы сами зашли в ловушку. Сверяюсь с тактической картой. Так и есть — пути отхода нам уже перерезали.

— Жаль. — только и могу процедить я. Адмирал кивает. Он наверняка понял меня и мое положение — не глупый же он, раз столько лет держит тут оборону.

— Вы, я так понял, тоже не из Содружества и тем более не из империи Антар. — Кирх Вален тоже разочарован, видимо они надеялись, что пришла долгожданная помощь из Содружества. Его надежды тоже рухнули. Бездна.

— Вы правильно понимаете, наша цель и состоит в том, чтобы наладить дипломатические отношения с Содружеством, а именно с некоторыми его государствами вроде империи Антар. — ну а что мне ему сказать, только окончательно внести ясность.

— Спускайтесь к нам на базу, поговорим.

— Это не возможно, — я усмехаюсь, — ваша база значится резервной базой флота. Мы даже не граждане империи и тем более не ваши военные. Это прямое нарушение Вашего устава. — адмирал морщится, как будто съел что-то кислое.

— Я выдам вам ограниченный допуск или принимайте наше гражданство, а я уж сразу внесу в реестр флота вас и ваши экипажи.

— Нет — качаю головой я, — это невозможно. Мы давали присягу своему княжеству и нарушать ее не намерены. — прям разбежался вливаться в твои подчиненные, к тому же кто тебя знает, что у тебя на уме. Мало ли — допросить, просканировать мозг и тому подобное, мне такое не улыбалось.

— Вести диалог по связи не так удобно, я предпочитаю лицом к лицу. — ага, теперь намекает на приглашение его к нам в гости.

— Не проблема, принимайте наше гражданство и присягу, затем внесем вашу базу и людей как военнослужащих княжества. — вернул подачу ему я. Теперь уже он усмехается — все понял.

— Тоже не возможно. Значит будем так и говорить.

— Значит будем. — киваю ему я.

— Хорошо, тогда у нас есть множество вопросов, догадываюсь, что и у вас тоже.

Предлагаю первичный обмен информацией. Мы вам, что можем сказать, вы нам.

— Конструктивно, принимается. — Соглашаюсь я.

Опасаюсь я таких вот бравых генералом и адмиралов. Они тут уже царствуют давно и что им в голову взбредет я не знаю. Лучше перестраховаться.

Пакет данных был большой. В самом начале шла нарезка новостей с самого начала вторжения архов в Содружество. Погибшие планеты и флоты. Везде говорилось о мужестве защитников и тому подобное. Я бы поверил, если бы мимо одной из планет мы не пролетали. Флот избивали практически на базе базирования и гражданское население не успело покинуть систему. Транспортные корабли пауки настигали и уничтожали обычным оружием. Это было просто избиение. Мужество? Может и были случаи его проявления, но большей частью все пытались просто спастись бегством.

Что флот, что гражданские. Всех их избивали при бегстве. А вот население нескольких баз было уничтожено прямо на них. И никто не пытался их забрать на корабли — просто бросили. Понятно, что не везде так было. Вспомнить только дредноут, что прикрывал отход простых людей и держался не смотря ни на что. Там да — мужество и героизм всех защитников. Все было. Но вот повально всех делать героями… Даже не знаю, ну да это их решение.

Дальше было интереснее. Шла хроника обороны этой системы. Системы где не было практически гражданского населения. Она была защищена даже лучше, чем пиратская.

Я вообще не представляю какие силы нужны, что бы ее взять. Крепкий орешек. Но постепенно оборонные системы уничтожались и антарцы теряли сектор за сектором, пока не потеряли практически все. Это жалкие остатки некогда очень укрепленной базы. Спасало их свое производство и ремонтные мастерские, а так же большое количество людей, что обслуживали корабли и автоматические платформы. Судя по всему, у них было и производство вооружений и искинов. Хотя людей я тоже видел на их кораблях и архи их не трогали пси-ударами. Странно. Добычу полезных ископаемых люди развернули на планете у которой и была расположена база. Там же было и подземное поселение и все заводы. Мудро.

Мой пакет данных состоял из данных, что мы получили от пиратов и краткой сводки по нашим нескольким битвам с пауками. Без указания координат систем. И не весь бой. Но битва флотов, с нашим фланговым ударом, уничтожение баз архов и последней обороны нашей родной системы, — там были. Хватит им и этого. Думаю понять они смогут, что у нас тоже идет война и не по мелочи. После изучения предоставленных материалов с нами опять вышел на связь адмирал.

— Мы просмотрели ваши записи боев. Должен сказать, что впечатление они производят. Предлагаю встретится у вас на корабле. — Кирх Вален усмехнулся — Думаю захватывать меня вы не станете. — он смотрит прямо мне в глаза.

— Хорошо, но мы пошлем СВОЙ бот и в нем будет не больше трех ваших людей.

Задержка при посадке в него недопустима. При малейшем промедлении мы уничтожаем его и уходим от вас. — смотрю глаза в глаза этому человеку. Я уважаю его, но верить не могу. Люди везде разные и делать глупые ошибки я не намерен.

— Хорошо. Ловите пакет. Шлюз и маршрут в нем есть, время прибытия бота тоже указано. Так нормально?

— Вполне. — Киваю я. — Все, бот вышел. — поторопитесь.

— Не волнуйтесь, мне не далеко.

Адмирал разорвал связь. Риск все равно есть и для него, и для меня. Ну и может глупый случай все испортить. Одна мелочь и все пойдет кувырком. Он немного задержится, бот не сможет быстро выйти в космос и все. Мы уничтожаем его, нас начинает бить база, мы сбегаем и нарываемся на архов. Между молотом и наковальней. Ну да будем надеяться на лучшее. То, что по уставу мне не положено пускать на военный корабль не имеющих допуска, это конечно серьезный аргумент.

Ну да устав — не клятва. Переживу. Думаю их адмиралу тоже давно плевать на устав, он его уже столько раз тут нарушил, что одним нарушением больше или меньше — уже не имеет значения. Но опасения мы друг друга понимали.

Прошел в кают компанию. Заказал мясо обезьян с гарниром и вино. Пока дроиды сервировали стол, вызвал к себе двух человек. Командира десантников и Мара. Руф пошел на внеплановую свою вахту. Обычный десант и дроиды встретят и проводят условно дружественные цели. Скучать мне долго не пришлось. Сначала пришли мои парни, а минут через пятнадцать и гости.

Кирх Вален осматривал кают компанию с явным интересом, с ним было двое капитанов первого ранга. Они тоже с большим любопытством осматривали нас и помещение. Я не сразу понял чем оно вызвано, только потом до меня дошло. Это нам уже привычно, что все панели у нас полуживые и поверхность их композитная органика. Да в ней и металлы и много чего еще, но выглядят они странно и на ощупь теплые. Ближе всего сравнение с деревом.

— Доброго времени суток, Я Кирх Вален — командую всеми вооруженными силами империи Антар в этой системе. Это мои помощники — Вит Даск и Мол Фрастер. — первый заговорил гость.

— И вам доброго времени. Я Влад Новик — командую этой экспедиционной эскадрой.

Это Мар Клест и Малек Тонк. Тоже мои помощники. — раз он должностей не назвал, не буду и я светить, да и ни к чему это. — Присаживайтесь господа офицеры.

Когда все расселись я предложил сначала поесть, а уж затем только говорить о делах. Это предложение прошло с полным одобрением сторон — сильно я сомневаюсь, что у них было время поесть нормально до встречи. Впрочем, как и у меня.

— Спасибо за угощение, очень вкусно. Жаль не понять — это какая-то особая еда или просто мы уже отвыкли от натуральных продуктов постоянно питаясь био-смесями.

— Думаю оба варианта. У нас есть некоторые проблемы с производством пищевых картриджей да и самих кухонных синтезаторов у нас тоже нет. Вот и таскаем с собой запас еды. — поясняю я и наливаю в бокалы наше вино.

— У нас тоже, но мы вспомнили о такой простой вещи как био-смеси — их не сложно организовать при наших площадях, вот только вкусовые качества у нее мягко говоря никакие. — адмирал откинулся на кресло с бокалом вина и стал уже внимательно осматривать нашу кают компанию.

— Странный у вас корабль. Искин определил, что это обрезанный линкор серии «Хоррос». И вроде ничего необычного не должно быть, но… У вас что, живые эти панели?

— Сложно сказать, это соединение материалов и да там есть живые клетки. Что вроде скрещенного дерева с металлом и минералами. — это и так догадаться можно, чего уж строить из себя неизвестно что.

— Живые. — кивает своим мыслям адмирал. — Осмелюсь предположить, что и вся мебель у вас подобного рода. — теперь он смотри выжидательно на меня. Его компаньоны тоже с любопытством ощупывают кресла и стол.

— Логично. — только и говорю я.

— Значит у вас есть как минимум одна планета и вы не прячетесь где-то в астероидах, так как планета у вас скорее всего пригодная для жизни. — продолжает допытываться Кирх.

— И не одна. — киваю ему я.

— И архи вас не смогли уничтожить, это весьма интересно. Более того, судя по вашим данным, это вы им хорошо наподдали. — то ли констатирует, то ли спрашивает он.

— Верный вывод. И к чему вы ведете? — решил подтолкнуть его я.

— Мы сорок лет сражались. Все время с надеждой на помощь из родной империи.

Медленно проигрывать и надеяться — вот что только и оставалось нам. И дождались.

Но не не своей империи, а вас, на весьма странных кораблях. Кто вы такие и откуда вы взялись? — адмирал очень внимательно смотрит мне в лицо. Думаю сейчас он фиксирует каждый мой жест и любую мимику. Вопрос для него важный. Даже определяющий — от него зависит, как ему поступать дальше. Хорошо.

— Оттуда откуда и все — от родителей. — пожимаю плечами я с легкой усмешкой. — Думаю мы первые, кто столкнулся с пауками и дал им по зубам. С тех пор тоже ведем войну, но победить их у нас сил не хватает, вот и идем в Содружество.

— И что вы хотите от него? Если с нас не сняли осаду до сих пор, то там явно не до вас.

— Технологии, заводы и знания. — решил раскрыть карты я.

— Сомневаюсь. — теперь уже усмехается адмирал, да и не только он — его подчиненные тоже явно не верят в это. Я киваю.

— Попытаться можно, да и обозначить сектор наших интересов нужно, что бы избежать потом недоразумений.

— И большой сектор?

— Да нет, ловите пакет.

— Сто двадцать семь звездных систем?! Вы не ошиблись? — удивление написано прямо огромными буквами на его лице, да и его люди тоже поражены. Скорее всего они ожидали наши претензии на пару систем, ну до десятка максимум. — Да кто вам столько даст!

— Мы информируем, нам не надо ничего давать — мы УЖЕ взяли их. — ну чуть преувеличил, ну да не вредно. Воцарилась тишина. Адмирал явно прокручивает в голове наши сведения.

— Хорошо. Я понял. — кивает он мне. Судя по всему, понял только он. Его люди ничего не поняли. — И что же вы хотели обменять на требуемое вам?

— Для заводов у нас есть некоторое количество транспортных кораблей, загруженных ресурсами и полезными вещами. Технологии и знания — как получится.

— Не густо. — на лице не дрогнул ни один мускул, но он явно разочарован нами.

— Хватит и этого. В содружестве можно купить что угодно, нужны только деньги и знания где купить. — Один из попутчиков его дернулся. Не в бровь, а в глаз!

Намек явно поняли на черный рынок и взяточников.

— Верю. — теперь уже он смотрит на меня с каким-то непонятным выражением лица, не мог понять с каким именно. Но мою мысль он понял точно.

— Давайте перейдем к более предметному разговору. Что вам надо и что вы готовы за это дать нам. Сферу наших интересов мы озвучили. — Я играю в руке бокалом и наблюдаю за этой троицей. Сейчас не простой для них момент. Содружества до сих пор у них нет, а если не восстановят оборону, то через пару таких атак их не станет уже и в живых. Выбор не простой. Настала гнетущая тишина. Я не тороплю.

Адмирал невозмутимо потягивает вино. Его помощник Вит Даск как на иголках.

Второй человек невозмутим. Мои парни тоже спокойны — они уверены во мне и сидят неторопливо потягивают вино.

— Хорошо, — решается адмирал Кирх Вален — нам нужны корабли, орудия, сырье, нейросети нормальные и люди. В первую очередь это. Базы знаний я посмотрю какие мы можем дать, технологий особых у нас нет. Заводы однозначно не дадим — самим нужны.

— Реакторы у вас я так понимаю производятся. Если есть их технологии производства и знания в этой области и если они не ниже восьмого поколения, то у нас есть что вам дать.

— Что именно?

— Ловите предложение. Люди не оцениваются — их нашли на одной из пиратских баз по пути сюда, нам они не нужны нам, да и возвращаться ради них никто не будет.

Что это за люди и какие их навыки я не знаю, но судя по всему были рабами.

Остальное можете попытаться обменять. Ловите список, что нам нужно. Вот теперь думайте.

— Мне надо связаться с базой. — вопросительно смотрит на меня старый адмирал.

Да. Я уже уверен, что он давно живет на этом свете и ему явно больше ста лет.

Скорее уже около двухсот. Отсылаю команду искину открыть транзитный канал для связи адмирала и команду на подключение к сети их базы. Ясное дело, что там ответят нам без адмирала отказом. Ждем.

— Хорошо. — минут через десять ожил Кирх. — По реакторам можем дать технологию и базы знаний, но девятого поколения. Этого вам много и за деньги вы бы такое не купили.

— Люди и нейросети? — поднимаю бровь и вопросительно на него смотрю.

— ВСЕ люди и ВСЕ нейросети. — потом он чуть подумал и продолжил — И добавьте еще пятьдесят плазменных орудий. Список позиций выслал.

Мне на нейросеть приходит его пакет данных. Понятно, что людней и нейросети он выбрал полностью — отмечен весь раздел. А вот орудия он выбрал самого большого калибра, правда не все, что у нас были. Странно. Отдать технологию ему ничего не стоит, но вот нейросетей он нагреб просто много. У нас тут уже накопилось около семи тысяч их, причем большинство из них военного образца. Людей тоже три тысячи. Ну да с ними понятно — людские ресурсы у него ограничены и пополнение нужно как воздух. У нас так же. Орудия он добавил после размышлений, во время которых он посматривал на моих людей. Я уверен, что мое лицо ничего не выражало, видимо кто-то из мои ребят обрадовался или еще как-то проявил свои чувства, вот и решил повысить ставки. С другой стороны, а что тут вообще можно взять? А реакторы девятого поколения — это у нас глобальный скачек вперед. Я ничего не теряю — все трофейное. Наплевать и забыть.

— Принимаем. Больше нечего предложить? — смотрю с интересом на него. Если скажет нет — соврет. Есть еще у него что предложить. Его сдали его же подчиненные, я видел как уже было открыл рот один из них, только потом успел его захлопнуть.

Поздно, я уже знаю, что у вас есть что-то нам нужное. Адмирал молчит. Ну давай думай.

— Хорошо. Базы знаний у нас есть некоторые. Позже я пришлю список. Нам нужны ваши сплавы, что вы везете.

— Цена на них возросла везде. — задумчиво говорю я, покачивая бокал. — Хорошо, мы выставим количество ресурсов в обмен на базы. После того, как получим список.

Базы мы получили только на следующие сутки. Архи к нам не лезли. Видать трепка им не понравилась, но старательно перекрывали пути нашего отхода. Из плохого — к ним прибыло подкрепление. Это не радовало нас. Надо подумать, как нам отсюда еще и смыться. Но пока ничего путного в голову не приходило. Искин прогнозировал удачный прорыв всего трех кораблей — не густо и так уходить мне не хотелось. Мои парни от такого прогноза скисли совсем. Но я просмотрел отчет с непроницаемым лицом, ухмыльнулся и буркнул: «Как всегда тупит железяка» и вышел из рубки. То, что мой пассаж удался, я понял только часов через шесть — люди стали на меня смотреть уже с надеждой. Правильно — пусть верят, что я их выведу отсюда, а не предаются унынию. Хотя сам я не видел еще никакой возможности прорваться. Ну да придумаю. Надеюсь. Я отметил, сколько ресурсов за базы знаний из списка мы готовы отдать и отослал обратно. Реально меня не впечатлил выбор. Из полезного было только несколько баз, да и то сильно устаревших. Но если дают, чего бы не взять? К тому же большинство баз явно самоделки — видимо их делали тут снимая знания реальных людей. Значит могло быть что-то полезное. Все базы мне предлагались в единственном экземпляре. Хитрый ход — пока мы их выучим, пока снимем своим оборудование — глядишь и пару лет выиграют, а то и не пару. Вот только нам это не надо — их скопирует специальный искин и добавит в общи фонд.

Несколько дней.

— Влад Новик, я бы хотел встретится с вами и поговорить. — со мной связался адмирал.

— Не вопрос, все так же и с теми же условиями. — соглашаюсь с ним, а почему бы и нет?

— Без сопровождающих, думаю воровать вы меня не будете и допрашивать тоже. — и внимательно смотрит на меня. Странно, чего это он? Хотя и трое не гарантия безопасности. Наверное он прав.

— Хорошо. Скидывайте коридор. Я вышлю бот.

Хм. Что это он решил в одиночку прилететь? Пакость какую-то придумал? Все равно не понятно. Сомневаюсь, что он решил пожертвовать собой или захватить наши корабли. Не чувствую подвоха и это напрягает.

— Если можно, мне вина, желательно того же. — начал разговор он. Я киваю и вызываю дроида.

— Поесть не желаете?

— Соблазн велик, знали бы вы как нам уже опостылела наша еда. Уже что только с ней не придумывали. А ваше мясо производит впечатление. — адмирал устроился в кресле и опять рассматривает обстановку.

— Да не вопрос. Запасы еще есть. Хотя именно этого мяса уже немного осталось.

Это очень полезный продукт. Для иммунитета, для нормализации работы организма, много витаминов и все прекрасно усваиваются, к тому же выводит тяжелые металлы и вредные вещества. Да там список большой.

— Дорогое? — с любопытством смотрит на меня. Я киваю.

— Не дешевое. Но есть специальные фермы, где выращивают животных для поставок во флот, так что мы в приоритете. Пользуемся так сказать.

— И правильно. Да и обстановка у вас шикарная. Сразу видно, что здесь поработал дизайнер. Это не типовая кают-компания.

— Вы правы. Это одна из привилегий капитанов кораблей. Мы можем интерьер себе заказывать сами. Другое дело, что казна оплачивает только его часть. Ну да я не бедствую, так что можно позволить себе подобные мелочи.

Адмирал кивает и с еще большим интересом осматривается. Лишних свидетелей тут нет и он пользуется спокойной обстановкой, что бы все изучить. Вроде праздное любопытство, но я уверен, что он уже составляет мой психопрофиль. Тот еще жучара. Хотя почему жучара? Я бы тоже так делал, хотя сомневаюсь, что с такой же эффективностью как он.

— Хороший у вас флот. У нас слишком все однообразно и по типовому проекту. Все стандартно. С одной стороны — проще ремонтировать, а с другой… Это очень утомляет, хочется что-то более комфортное.

— Знаю. Служил когда-то в обычном флоте.

— По вам не скажешь. Молодо выглядите. — Кирх внимательно и цепко осматривает меня.

— У нас хорошая медицина. Вам бы пройти у нас курс оздоровления и омоложения не помешало.

— Это дорого у вас?

— Да нет, среднестатистический житель это себе может позволить спокойно.

Принесли еду и мы решили пока отложить разговор. Я понимал старого адмирала.

Есть сорок лет одну и туже биомассу — это кого хочешь доведет до ручки. Наверное он возненавидел уже ее. Хотя если нет ничего больше — не умирать же. Порции были небольшими и мы быстро расправились с едой. Налил вина и уже откинулись на спинки кресел.

— Надо признать, что кухня у вас великолепная. Но я здесь по другому вопросу.

— Я догадываюсь.

— Правильно догадываетесь. На прошлой встрече наши подчиненные несколько раз, скажем так, прокололись. Чем дали другой стороне лишний аргумент. Так как это было, я так понял, обоюдно, то проще мы с вами будем обсуждать наедине.

— Нормальный вариант. — киваю ему я. — Они все равно не участвовали в совещании.

— Верно. Не будем их отвлекать. А теперь серьезно. Я не знаю сколько мы еще продержимся тут и не верю давно в помощь из Содружества. То что мы берем сейчас — это лишь продлит агонию, но я хочу себя чувствовать здесь уверенно. Вам же надо будет убраться из системы. Я верю, что вы сможете это сделать. Вы и так сделали невозможное для такой группы кораблей, как ваша. Это не реально просто.

Уничтожить стационарную базу, повредить вторую, причем так, что она до сих пор чинится и не активна, судя по разведданным. Вывели ее из строя практически. Да еще и уничтожить шестьдесят восемь кораблей разных классов противника. Включая линкоры. Если бы я сам это не видел — я бы не поверил. Это не реально. И вас архи почему-то не атаковали пси-атаками или же их атаки были не эффективны. Про боевую слаженность и четкость маневров я вообще молчу. Искин просто выдал, что подобный уровень взаимодействия и эффективность выстрелов просто не возможна. Я впечатлён. Но вот имею веские сомнения, что вы сможете просто так отсюда убраться. — закончил свою тираду старый адмирал и стал неспешно потягивать вино.

— Вы частично правы. Нам надо убраться к вам в Империю — наше задание никто не отменял. И путь туда загораживает вторая база и флот. Отойти и сделать крюк можно, но это не так просто и я не знаю, что нас ждет в системах рядом. — это и так очевидно, так что ничего нового я не сказал.

— Вот я это и имею ввиду. Мы оба в сложной ситуации. Надо решать, как нам помочь друг другу. Плевать мне уже на тайны империи. Они все устарели на сорок лет. Да и достать их можно в погибших системах. — Я киваю ему. Это тоже очевидно и я собираюсь еще на обратном пути продолжить это увлекательное занятие.

— Именно. У нас немного другая задача, но у меня не единственная эскадра, что собирает нужное нам.

— Я о том же. Нам нечего дать кроме знаний, но и вам нужна помощь. Нам очень нужно ВСЕ, что вы готовы продать или поменять. Нам нужен весь список. Мы проигрываем архам и осталось уже немного до полной гибели.

Я задумался. Если это узнают в Содружестве — он покойник. Ему не простят.

Действительно отчаянный шаг. Я всмотрелся в его лицо. Упрямая складка возле губ и морщины. Выцветшие глаза, но не нужно никаких диагностов и прочей мишуры.

Стоит только раз внимательно всмотреться в его лицо — это воин и лидер. Я уже уверился, что ему больше двухсот. Через что же ты прошёл. Понимает, что он поставил на карту? Понимает конечно. Ему ли не знать всю эту кухню. Ему не жить.

Он приговорил себя, но хочет спасти людей. А в то, что можно будет сохранить наши действия в тайне я не верил. Узнают, все равно узнают. Сканирование мозга никто не отменял. Одно подозрение и просмотрят всю его память. Да. Этот человек не зря столько лет держит оборону системы. За ним пойдут в огонь и в воду.

— Хорошо. Играем с открытыми картами. Вы нам отдаете ВСЕ, что только можете.

Вообще все базы знаний. Более того, ваши люди пусть проходят сканирование мозга на нашем корабле и на нашей аппаратуре. Я тоже пойду на встречу вам. Я дам вам ВСЕ, что есть в списке на продажу. Но взамен я потребую помощи в нашем прорыве отсюда. Понадобится кое-что построить и некоторые корабли переоборудовать. Мы же поможем вашему флоту. Думаю можно быстро будет спроектировать малые корабли и построить их на ваших верфях. Обучение всех, кого мы вам передадим тоже не затянется для них. Мы создадим вам флот и он будет участвовать на нашей стороне.

Правда есть одно но. Я хочу быть уверенным, что вы не ударите нам в спину.

— Правомерное желание. — адмирал откидывается на спинку кресла и заметно расслабляется.

— Если бы я отказался, вы бы попытались захватить наши корабли? — невинно интересуюсь я.

— Нет, хотя предложения были такие и высказывались весьма настойчиво. — спокойно отвечает он мне потягивая вино. — Но я просто уверен, что у вас есть с собой и на этот случай сюрприз — он вопросительно смотрит на меня. Я ухмыляюсь.

— Либо мы бы ушли слегка потрепанными, а вы частично не жизнеспособными. Либо боевая ничья и архам не пришлось бы трудится. — да я вполне допускал это и мы все были наготове.

— Я допускал такой вариант. — кивает он мне. — Не может не быть у такой странной эскадры сюрпризов. Каких, конечно, не скажете. — я начинаю смеяться, ему тоже весело. Мы поднимаем бокалы в знак приветствия и выпиваем. Это явно риторический вопрос.

— Скиньте мне ВСЕ данные по вам. Особенно включая производственные мощности. Мы прикинем, как все это вместе лучше использовать. Есть идейка у нас.

— Договорились.

На этом и разошлись. Мне все больше нравился этот упрямый адмирал. Он сражался не ради себя, а ради доверившихся ему людей. Давно не веря ни во что, продолжал упрямо тянуть свою лямку. Сколько боли он испытал за это время — одной Бездне известно. А сколько близких ему людей навсегда ушли в смерть и кто из них был его другом или родней. А может и любимый человек тоже погиб. Но он не сломался.

Он сражался и намерен сражаться до конца. Пока в Содружестве появляются такие люди — оно будет жить. Империи гибнут не из-за внешнего врага. Нет. Сначала они гибнут изнутри. Когда перестанут рождаться воины — тогда и умирает империя.

Мне пришел пакет данных с полной раскладкой и имеющихся ресурсов и всех производств. Не слабо тут они обосновались. Антарцы могли спокойно клепать малые корабли, но их не было. Либо средние, либо автоматические платформы и мины. Были и торпеды устаревшего образца. Почти такие же как у нас. Да там ничего сложного — нет ни системы защиты от помех, но ни систем прорыва ПКО ни противодействия РЭБ. Естественно навестись под действием РЭБ эта торпеда уже не могла, да еще их ПКО противника сбивало легко. Производство это простаивало. Но мне нужны как раз эти торпеды — на них я и рассчитывал. Если бы не было готового производства, то мы бы его организовали сами. Ну так даже проще.

Все суда обеспечения выгружались. Я их переделаю однозначно. Наши крейсера прорыва тоже были загружены производством брони. Люди и нейросети давно были уже на базе. Я уже знал, как мы будем прорывать оборону. Но одного этого мне было мало. Я собирался вымести архов из этой системы. Будет та еще бойня. Но вот я в ней со своим флотом вмешаюсь только в самом конце — мне особо негде ремонтироваться. Да и потерь я хотел избежать.

Сначала нас не понимали. Зачем надо максимально загружать производство никому не нужных торпед. Но этот пункт я особо выделил и настоял на беспрекословном исполнении. Дальше загрузили стройку малых кораблей. Я планировал выпустить упрощенный вариант охотников. Сильно упрощенный. Вот броневые листы для них мы и выпускали. Двигатели и реакторы давали нам заводы, расположенные на планете. Я оснащал мелкие корабли плазменными орудиями. С этими реакторами мы могли поставить более мощные, что и делалось. Проект взяли у антарцев с орбитальной базы, просто модифицировали. Это не сложно. Основное назначение этих охотников — перевоз и запуск торпед. Наводить сами торпеды будем уже мы. Создали даже программу для тренажеров. Никаких реальных тренировок не будет — я не собирался раскрывать карты паукам. А они забеспокоились. Но к нам подходить боялись. Нет было пара их разведчиков, но мы выбили их пси-ударами на расстоянии. Увы — только так. Подпускать их близко было нельзя — смогут догадаться тогда. И так рисикуем.

Конечно, этим мы себя выдали. Но я надеялся, что такое событие пройдет мимо внимания антарцев — мы действовали далековато от их сенсоров. Может и не заметят. Дальше началось сканирование партий людей. Немного их подлечивали, но совсем немного — больше применяли пси-лечение, чем использовали картириджи — запас уже их тоже подходил к концу. Это поможет адмиралу скрыть истинное назначение процедуры. Затем я пригласил адмирала к себе на корабль, для проведения такой же процедуры с ним. Уточнил, что больше пяти человек не приму, но это не требование — это пожелание. Если не хочет — может в общей очереди проходить. Он прибыл.

— Доброго времени суток господа офицеры. В кают компанию не веду, времени у меня мало — слишком много дел. — сразу пояснил я.

— Так и знал, что все вкусное уже съедено и нам ничего не достанется — усмехается молодой парень. Относительно молодой — поправляю я себя. И что-то он очень похож на адмирала. Сын что ли?

— Ну на вас хватит, но без меня — времени действительно нет. Так что после лечения и не в моей компании. — усмехаюсь я.

— Да мы вроде здоровы. — неуверенно говорит женщина в форме со знаками различая полковника медицинской службы.

— Сомневаюсь. Мы с адмиралом обсуждали обстановку на вашей базе. К сожалению картриджей и у нас не так много. На судне сопровождения развернут мобильный госпиталь, но его хватит только на небольшое лечение всех ваших людей. Я же еще могу позволить себе провести полное лечение небольшого круга лиц. Но трюмы у нас маленькие, так что не надейтесь, что эту услугу мы будем еще кому то предоставлять. — я опять усмехаюсь и веду за собой группу людей. К сожалению на спине глаз у меня нет, но судя по общему пси-фону — они крайне заинтригованы.

— Адмирал говорил, что ваши медицинские капсулы десятого поколения — это правда?

У нас только шестого установлены и картриджи уже давно дефицит. Экономим как можем.

— Да у нас десятое поколение капсул стандарта княжества Рос. — говорю я и пропускаю их вперед — в медицинский бокс. Замечаю, как от моей оговорки несколько человек морщатся. Я понимаю, что они подумали — «какое-то дикарское поколение, в лучшем случае до третьего нашего дотянет». Это просто светилось огромными буквами на их лицах. Тем заметнее было общее удивление, когда увидели наши капсулы.

— Это что? Медкапсулы? — в оцепенение впали все, даже невозмутимый адмирал.

Думал его ничем не прошибешь, а надо ж тебе.

— Да это медицинские капсулы княжества Рос. Надо отметить, что наше поколение не равно такому же по эффективности поколению Содружества. — парень оглядывает всех с явным выражением лица — «Ну я же говорил».

— Просто хочу заметить, что наше поколение по эффективности опережает такие же в Содружестве. Приравнено оно просто по некоторым базовым показателям и используемым методикам. Думаю не сильно ошибусь, если предположу, что эти капсулы не менее эффективны, чем тринадцатого поколения у вас. — решил добить я их.

— Более эффективны? — полковник медицинской службы явно озадачена.

— Да, у нас изначально были более развито именно это направление, но вторжение архов вынудило бросить все ресурсы и силы на освоение космоса и военные технологии. — развожу руками я.

— Странные капсулы. Если предположу, что и они у вас тоже смесь био-технологий с металлами и тому подобным, то я не ошибусь. — адмирал тем временем неспешно обходил капсулу ведя по ней рукой. Я его понимаю — выглядит она совсем не так, как он привык. Сразу видно — она живая.

— Немного более «био». Но в целом вы правы. Нам биотехнологии ближе. — уточняю я.

— А как ей пользоваться — опять интересуется медичка.

— Так же, как и вашими, но у вас нет соответствующих сертификатов и поэтому можете не стараться. — Женщина кивает — это ей понятно.

Приходит наш медик и активирует капсулы. Вернее раскрывает. Они и так активированы. Загораются дисплеи с общей информацией по пациентам, но капсулы пока пусты и там просто много обозначение на нашем рунном языке. Причем большинство слов совпадает с общим языком, но вот все, что связано с аурой и пси-силой, написано рунами. Дальше я уже не нужен и выхожу из медотсека. У меня много дел и некогда заниматься ими. Медик есть — вот пусть и работает. Я пошел в кают компанию — тут их подожду и заодно позанимаюсь делами. Задач много и мне надо правильно все организовать. Это можно откуда угодно на корабле делать, но в кают-кампании удобно.

Сколько всего увязать. Даже страшно смотреть. Искин мне, конечно, помогает, но не настолько, что бы расслабиться. Без моего супер-искина я бы даже не знаю когда смог все это просто обработать. Глаза бояться, но голова работает. Шаг за шагом раскладываю на этапы и проставляю взаимосвязи и зависимости. Но срок уже примерно вырисовывается — сорок дней. Повезло, что много мелких кораблей тут уже есть — их просто модифицируем. Небольшие корабли есть, но вот они все это время простаивали. И я уже знаю почему. Пси-удары архов их выносят на раз. А вот в крупных объектах и в средних кораблях местные устанавливают небольшие бронированные отсеки, где и находятся люди. Бронированные — это двенадцать метров металла. Вот так они и решили проблему пси-ударов. Мы же производим им свою броню. Упрощенную весьма, но толстую — для малых кораблей. Понятно что наш секрет теперь засвечен, но вот повторить они долго такое не смогут — другая технология получения броневых листов, другие сплавы. Это все кажется мелочью, на самом деле не так все и просто. У нас даже метод стыковки отличается — броня ложиться в виде чешуи у рыб и потом только сваривается между собой. Просто наносится специальный состав на поверхность одну и другой состав на вторую и через десять минут происходит химическая реакция диффузии. Резать потом намного сложнее, чем устанавливать.

Я так заработался, что еле оторвался от процесса для встречи прошедших лечение и скрытое сканирование мозга антарцев. Выглядели они слегка ошарашенными. Явно не ожидали такого эффекта. Медичка все ощупывала у себя кожу — кожа явно стала выглядеть лучше. Да это и понятно. Обновление аурной памяти пациентов с клеточным составом более эффективно, чем просто клеточное обновление. Даже адмирал помолодел. Теперь он выглядел не на сорок с небольшим лет, а где-то на тридцать с мелочью. Только упрямая складка осталась та же. Да и морщины на лбу некоторые остались, хотя и меньше стали.

— Вы не говорили, что у вас на корабле есть омолаживающие картриджи. — сразу начала медичка.

— А у нас их и нет, вы прошли просто полное излечение. — Я посмотрел на часы, да уж — семь часов прошло.

— Но адмирал и я помолодели, а мы уже проходили две омолаживающие процедуры и обычное лечение не может дать такого результата. Не спорьте со мной — я врач. — Сказала и гордо вскинула голову. Ага две процедуры. Ну точно им за двести должно быт или около того.

— И не собираюсь спорить. Мне все равно кто вы. Вот только наш медик боюсь вас не признает на этой должности. Что-то мне подсказывает — он будет с вашим мнением в корне не согласен. Да и про капсулы я вам говорил уже. Не сравнивайте свой хлам шестого поколения с нашим десятым. — решил позлить ее я. В ответ не получил ни резкости ни еще чего либо такого. Она с интересом меня осматривала.

Точно говорю — не первую сотню лет живет, быстро сориентировалась.

— Кирх говорил, что вы служили еще до архов в Содружестве. Сколько же вам тогда лет?

— Я женат. Так что выбросите эти мысли из головы. — смеюсь я в ответ.

— Я не об этом!. - и лукаво смотрит на меня, вот же зараза женская. Еще и глазками постреливает. Омоложение — это не просто обновление клеток. Это еще и выработка соответствующих гормонов, а они как раз влияют на наше поведение. Что бы вы там себе не считали. Конечно — это не полное омоложение. Там идет уже практически полное обновление клеточного состава и изменение гормонального фона — для каждого возраста есть свои нормы. Но постепенно аурная память клеток берет свое и все возвращается назад — это если делать по методике Содружества.

Процедура становится все менее эффективна, пока полностью перестает уже помогать.

— Полное омоложение процесс требующий серьезных специалистов и особого оборудования с другими картриджами. У нас его просто нет. — развожу я руками.

— Жаль. Интересно очень стало. Знаниями, конечно, не поделитесь?

— Нет конечно.

— Почему-то я так и подумала. — улыбается она, открыто так и задорно. Веселится.

Дальше был общий разговор ни о чем и обо всем. Угощение обедом. Мне стало неловко не угостить людей, что уже столько времени питаются неизвестно чем.

Обезьянье мясо смолотили в момент. Потом еще немного обсудили наш план действий и текущие дела. И уже когда все уходили, адмирал чуть задержался и спросил.

— Если бы мы атаковали, с нами бы произошло то же, что и с двумя разведчиками архов? — вот так, все он замечает.

— Да. Но афишировать это мы не хотим.

— Теперь я верю, что архов вы встретили первыми и смогли не только удержаться, но и начать экспансию.

— Нам очень тяжело далось это. И Содружеству мы ничего не должны.

— Я понял. Эти две битвы — это ведь не самые большие ваши битвы?

— Да, самый страшный был первый удар. — сказал я и скинул просто список трофеев после «битвы за имя», как давно уже стали называть первое столкновение с пауками. Именно после нее планета изменила имя. Логики мало, как будто дрались за имя что бы поменять, а не за возможность жить. — Это трофеи той битвы.

На адмирала было надо посмотреть, как говорит один мой знакомый. Лицо вытянулось. Трофеи били весьма детально описаны — такое сложно подделать да и никому не надо. Адмирал поверил. Я не давал доказательств. Я просто взял концовку записи из нашего информационного ролика.

— Это страшно представить. Нас бы вообще не заметили. — я киваю. Ну да, к ним зашли уже после самых сильных битв и началась затяжная война. Людей бы смяли давно, но вот подкрепления пауков слишком далеко находятся и занимает много времени их подтягивание.

— Мы давно ведем войну с архами, и осаду прорвали только недавно. Если вам надо только освободить вашу систему, то нам пришлось больше двенадцати систем пройти.

Нас хорошо обложили.

— У вас есть награды?

— Есть.

— А узнать можно какие?

— А смысл? У нас они разные и вам названия ничего не скажут, к тому же я уверен у вас и своих наград хватает. — он кивает и протягивает мне руку. Далеко не все пользуются этим жестом в Содружестве. Скорее наоборот. Но я не задумываясь протягиваю свою и скрепляем рукопожатием наш договор. Мы сейчас прекрасно поняли друг-друга.

— Удачи вам. Я так понял, что план прорыва и ухода отсюда у вас есть и мы его как раз готовимся осуществить.

— Поправка. План снятия осады с этой системы. А вот насколько он выйдет говорить рано. Но уйти просто так и не дать коленом под зад паукам, мы просто не можем.

— Я рад, что мы на одной стороне.

Потом он на мгновенье задумался о чем-то, тряхнул головой, вроде как отгоняя проч ненужные мысли и вышел.

Планирование и проектирование. Внесение изменений и куча, огромная куча работы.

Сроки сдвинулись еще на двадцать дней. В систему зашли еще две эскадры архов.

Они тоже видимо чувствовали, что грядет сражение и подтягивали все что могли. Но они не знали куда мы ударим, а идти на прямое столкновение пока опасались и накапливали силы. К нашему счастью они это делали в разных секторах системы. Так что в бой вступить все одновременно просто не смогут. Но надо было спешить. Если придет еще пару таких подкреплений и они объединяться — нам будет очень грустно и весь наш план пойдет коту под хвост. Мы рисковали как никогда. Все силы были направлены на расстановку засадных полей из торпед и минных кластеров с турелями. Мы прикрывали базу относительно слабо, но создавали видимость, что все как раз наоборот.

Десяток наших же кораблей вышли под полями маскировки и раскидывали торпеды и расставляли другие сюрпризы. Бойня будет что надо. Все очнувшиеся рабы в добровольно-принудительном порядке стали капитанами малых «Охотников». Не было в них гипердвигателя и весь экипаж состоял только из одного человека. Торпеды и плазма основное оружие, скорость и маневренность — защита. Гоняли их в тренажерах и обучали в капсулах нещадно. Освоить базы быстро они могли только у нас, так что обучались они на большом судне сопровождения. Базы были урезаны по максимум — только то, что необходимо для этого боя. Нет времени учить по-нормальному. Но гоняли их хорошо. Науку просто вбивали. Искин им постоянно генерировал возможные ситуации предстоящего боя. И шансы выжить и победить у них были. Они это видели, но, естественно, пытались спрыгнуть с этой темы. Но кто ж им даст? Сказано было одно — или через шлюз в космос без скафандра или бой.

Дезертиров и трусов — уничтожим. Кто дрогнет в бою и подведет всех — либо архи сотрут в пыль, либо мы. Я так и сказал — будем отстреливать предателей. Мне поверили. Я давил не только словами, я давил еще пси-силой. Говорил так, что проняло каждого. Меня боялись, меня ненавидели. Мечтали меня убить, но готовились к бою усердно и в бой пойдут. Три тысячи малых кораблей. Должно хватить две. Шансы есть и неплохие.

Те корабли, что расставляли архам сюрпризы под полями маскировки, заменяли другими в нашей эскадре, да и мы их закрывали своими корпусами. Так что заметить их пропажу не должны. Когда уже все было практически готово пришло еще два подкрепления к архам. Нас боятся, раз столько нагнали. Но это не радовало.

Антарцы скисли. Они уже не верили в победу. Подкрепления пришли, но не объединялись. В момент слияния я как-то неожиданно понял — они ждут еще одну большую эскадру и вот тогда все начнется. Я прямо кожей чувствовал, как уходит время. Как песок сквозь пальцы. Спешно внес в план расстановку двух минных полей в прыжковой зоне, которую никто толком не прикрывал и находящуюся на отшибе. У меня прямо зудело все от желания ее заминировать. Я бы там расставил все оставшиеся мины, но на это не хватит просто времени.

— Как у нас дела? Когда будем атаковать? — по привычке спросил адмирал. Раньше я уходил от этого вопроса. Но не сейчас.

— Завтра. — только и сказал я. Я очень устал за эти дни. Сегодня надо отдохнуть.

— Хм. Не ожидал такого ответа. Что так? Мы вроде еще не готовы полностью. — задумчиво спросил меня Кирх Вален.

— Пауки готовятся быстрее. Завтра будет наш пик готовности. Дальше, мы уже начнем проигрывать архам по скорости наращиванию сил.

— Тогда людям надо отдохнуть.

— Скажите им что-то воодушевляющие и пусть через пару часов заканчивают и отдыхают.

— Не очень то и поможет. Тут вас уже не ругает только ленивый.

— Таковы всегда люди — пожимаю плечами. — Им постоянно кажется, что есть кто-то другой, виноватый в их всех проблемах. Не пришли бы мы и архи бы их не атаковали.

— Я понимаю, но твой план мне немного не понятен. Мы бьем не одним большим кулаком, а несколькими. Да и передвижения войск какие-то бессмысленные.

— В бою поймете. — уверенно говорю я. Хотя уверенности полной нет, что пойдет все по плану. Вернее есть уверенность что план этот я буду корректировать по ходу боя. Это так — наброски. Не более того. Где кому надо находится, что бы я успел их использовать в нужный момент.

— Поймем, или погибнем и поймем. — кивает мне он.

— Как вы сможете вы вести людей, если сами не верите в победу. Верьте. Ставки слишком высоки. И вы и мы отсюда не выйдем живыми, если проиграем битву.

— Ты так спокойно это говоришь.

— Это не первый такой бой у меня, да и у большинства из нас далеко не первый. Мы так воюем. — что я еще могу сказать старому адмиралу?

— Хорошо, просмотрю пару ваших роликов, а затем только обращусь к своим людям. А что ты будешь говорить своим?

— Я уже сказал — завтра бой, через два часа отдыхать. Мне не надо произносить речи. — усмехаюсь.

— Странные вы все таки воины. Так спокойно готовиться к смерти. — недоумевает он.

— Смерть — дело житейское, как говорил мой отец. Не думайте о ерунде.

— Хорошо тебе говорить. — проворчал старый адмирал. Устал мужик. Не от того, что я нагрузил его работой в эти дни. Нет. Он устал уже от этого нескончаемого боя.

Сдал адмирал. Найдет ли завтра силы в себе? От него многое зависит. Смотрю с тревогой на его лицо, пытаясь найти опять ту упрямую складку. Кирх замечает мой взгляд и усмехается.

— До завтра. Все сделаем. — и отключается.

Все не успеть переделать в любом случае. Перегружаю все задачи на искин. Да, он не так эффективно проведет корректировки. Но это уже не важно. Я тоже не железный и мне нужен отдых. Прихожу к себе в каюту. Душ и спать. Нет снов, нет ничего. Просто выключается сознание, что бы проснуться ровно в срок. Одеваю все медали и парадную форму — это надо не мне и не моим парням. Это надо другим.

Тем, кто сегодня пойдет умирать. Тем, кто первый вступит в свой первый бой. Им страшно. Очень страшно. Я знаю. Но мы не оставили им выбора и бежать некуда.

— Воины. Сегодня будет бой. Многие из нас погибнут. Все мы идем на смертельный бой. Победитель получит все. Проигравший — только смерть и забвение. — я начал свою речь. Параллельно идет музыка и специально подобранный видео ряд.

— Этот бой решит, кто достоин жить. Но это еще и становление. Сегодня мы станем смертью и принесем ее паукам. — идут кадры с мертвых планет, самые страшные кадры, те, что не оставят равнодушным никого.

— Нам принесли много зла, но оно проросло и пришло время вернуть его обратно.

Бой будет страшен. Не стану врать и лукавить — многие из нас погибнут. Но я скажу только одно — верьте в победу и мы победим. — теперь идут кадры сражений.

Самые сильные кадры. Эффектные. Это не оставит равнодушным никого. Взрываются и раскалываются наши корабли, но все больше идет кадров где уничтожаются и паучьи.

— Каждый из вас боится смерти, но вы забыли, что смерть всегда за нашими плечами. Мы можем ее бояться, но можем и нести врагам. — теперь вырезка кадров, где волна взрывов кораблей от торпед — это из нашего ролика, там где моя группа была в засаде. Старт громадного количества торпед и взрывы, взрывы. Огонь кораблей и маневры. Залпы наши и архов. Мы проходим как нож сквозь масло через строй пауков. Самые лучшие кадры. Я в слиянии. Со со своей эскадрой и постепенно начинаю ощущать уже все остальные экипажи и корабли. Я уже вбиваю им в сознание каждое свое слово.

— Это будет смертельный бой. Это будет праздник смерти. Мы ее накормим паучьими жизнями и своей кровью. Мы победим, потому что мы ЛЮДИ. Мы несем Смерть. Мы сильнее смерти, мы ее посланники. И послание наше просто — Победа или Смерть!

Кадры заканчиваются взрывом баз архов. Последний аккорд. В слияние я не могу всех затащить, но вот уже побыть их направляющим внутреннем голосом получается.

Я настроился на них и немного влияю на их мысли. Я заразил той яростью и жаждой битвы, что переполняла меня в конце речи. Вот ради этого я все и устраивал — нельзя, что бы новички дрогнули. Слишком многое от них зависит. Мы поставили на кон свою жизнь. Теперь действительно — Победа или Смерть. Третьего не дано.

Начали. Стартует первая самая большая группа кораблей. Две тысячи малых «Охотников», переделанные мною грузовые суда. Переделки простые: усилена броня, добавлены реакторы и усилены щиты. Снято все вооружение и сделаны конвейерные автоматы по сбросу торпед. Да. Они все забиты торпедами до отказа. Никаких сложных маневров эти корабли не сделают. Тупо переть вперед и сбрасывать по команде торпеды. Это корабли смертники. Двадцать кораблей смертников. Но нам на них наплевать — там нет людей. Тупой искин поведет в последний рейс.

Остальные группы ждут. Вот архи поняли куда направляется первая группа — к их уцелевшей базе. Тут же выдвигаются две эскадры пауков на помощь и перехват. Да они должны зайти моим парням с тылу и сбоку. Это приговор. Был бы. Но на пути их ждут наши сюрпризы — развернутые кластеры минных полей и торпеды. К нашему счастью, мы нашли много торпед и ракет на складах. Все старых поколений. Но это не важно. Четыре тысячи этих ос, зажалят насмерть.

Я выдвигаю вторую группу. Оставшаяся тысяча с малы «Охотников», три транспорта, и три десятка легких крейсеров. Эта эскадра идет непонятным для архов курсом — там нет прыжковых точек, там нет баз. Там нет ничего. Но проигнорировать эту эскадру они не могут и за ней отправляется погоня. Мои люди начинают уходить от противника. Их цель проста — они должны увести на минные поля и там разделаться с врагом быстро и эффективно. Транспорты скинут торпеды, когда станет ясна точная траектория противника. Надо скинуть так, что бы пауки их не засекли и в то же время, торпеды должны ударить в корму врагу.

Сказать, что план буквально висит на ниточках — это ничего не сказать. Но я провалился в то чувство правильности действий, что мне помогает сражаться с врагом. Направляю корабли вышедших эскадр. Пусть им не ясны все мои приказы, но они их исполняют. Стоять на месте нам тоже нет резона. Надо не дать последней группе зайти в тыл моим. Они явно немного растеряны. Не могут понять, что делать. Ждать их у базы не вариант. Быстрее они пойдут на соединение к другим группам. Жаль, но бесполезно надеяться на чудо. К нам не придут они на убой. Не хотите идти к нам, тогда мы пойдем к вам. Бой будет маневренный. Мы нигде долго не задержимся. Наша задача нанести максимальный урон и уйти на помощь другим.

Все эсминцы и оставшиеся крейсера базы идут с нами. Мы выдвинулись на встречу с последней эскадрой архов. Их больше, чем нас. Но это не важно. Я уверен, что разобьем их.

Первая группа вступает в бой уже. Навожу им всем торпеды на цели и активирую их.

Вся наша эскадра пока идет спокойно и мы помогаем целеуказанием и наведением всем остальным. Мы гигантский сканер и компьютер. Странно, но я вполне себе хорошо охватываю большее, чем раньше пространство. Маркировка, распределение и целеуказание дается не легко, но вполне терпимо. И главное, я вижу все корабли архов. Я даже ощущаю их маневры.

Залп удался. База архов подпитывала щиты своих кораблей прикрытия и никак не ожидала, что мой удар будет именно по ней. Да еще не в лоб, а сбоку. Мы пробиваем ее защиту и наблюдаем как вспыхивают уже огненные цветки на самой станции. Преследовавшие две эскадры ускоряются и прыгают к моим на дистанцию выстрела, так же ускоряется и прикрытие со станции архов. Клещи с трех сторон.

Вот только выпрыгивают две эскадры посреди минных кластеров. Я лишь помогаю торпедам добивать противников. Мины сами не плохо справляются. Одни ошметки летят. Постоянная череда взрывов освещают равнодушный космос. Транспортные суда скидывают в максимальном темпе торпеды. Если бы не искин, я бы упустил этот момент — тяжело пытаться везде успевать. Интенсивность боя все нарастает. Первые залпы архов и первые потери. Охотники рассыпаются в пространстве. — их задача создать кашу и атаковать отовсюду. Они тоже сбрасывают торпеды. Скорость и маневр их спасают. Пауки переключаются на большие транспорты, молча ползущие к ним.

Почти успели сбросить все торпеды. Все же я немного ошибся. Плохо — это чьи-то жизни теперь будут заплачены за мою ошибку. Но главное — успели сбросить большинство торпед уже все корабли моей первой эскадры. Залп. Опять проваливаюсь в ускорение и навожу торпеды на цели. Мы еще топаем на противника, вторая эскадра все так же убегает от своего врага. Время еще есть.

К сожалению, торпеды идут в большей части «в лоб» архам. Ну да зато «Охотники» их насыпали с боков. Удар в носовую проекцию приводит только к незначительным потерям противника — довольно много успели сбить. Но это уже не важно. Приходят торпеды в боковые проекции от «охотников». Строй проредили хорошо, но это не разгром. Много щитов снесено, многие корабли получили повреждения. Но взорвалась или развалилась на куски только малая часть кораблей архов..

Я делаю залп торпедами, что приберег с лобовой атаки. Пошли. А вот его архи не ждали. Теперь все. Большая часть архов вспыхнула и разлетелась осколками. Теперь пусть путешествуют в виде энергии. От двух групп, что были в корме уже тоже мало что осталось — одни недобитки. Неповрежденных единицы. «Охотникам» приказ на сближение и карусель. У них самые мощные плазменные орудия — паукам станет жарко. Микропрыжок. Все пошла потеха.

Ни в одном нашем месте кораблей не достаточно для победы. Это сейчас не достаточно. Я собираюсь все сделать наоборот. Все таки тяжело наводить столько торпед и ракет. А бой только начался. Но терплю боль. Болит даже не голова, а само сознание. Нечто эфемерное и не привязанное к телу. Но жалеть себя некогда.

Каждая удачно направленная торпеда может сохранить чью-то жизнь. Хорошо хоть самый массовый пуск торпед уже был. Сейчас полегче будет.

Вторая погоня вляпывается в минные поля. Я краем сознания постоянно вел вторую эскадру и подправлял им траектории. Как только у архов начинаются проблемы, вторая эскадра закладывает вираж и идет уже в атаку, сбрасывая по ходу движения торпеды. Направляю их залп. Ну вот. Около 70 % кораблей сильно повреждены.

Уничтоженных нет. Но это и не нужно. Вторая эскадра делает прыжок и залп торпед практически в упор. Даже в слиянии и ускорении я не успеваю все направить. Опять не справился, плохо. Не дорос я еще до такой битвы — меня не хватает на управление всеми этапами боя. Но все равно результаты есть и они меня радуют.

Теперь от всех архов осталась треть кораблей. И все они без щитов. Вот теперь мои «Охотники» им устроят кровавую баню.

Держу краем сознания два идущих боя. Торпед там уже нет — я просто слежу за кораблями и общим ходом битвы. У меня начинается моя схватка. За мной идут практически все средние и большие корабли антарцев. Три битых линкора и сорок крейсеров различных типов и модификаций. Латанные-перелатанные. Все мы тащим максимальное количество торпед на корпусе и в трюмах. Теперь пошел их сброс. Моя личная эскадра немного ускоряется и мы меняем направление — теперь движемся в под острым углом к противнику. Архи уже знают, чем им грозит массовый сброс торпед и сильно напряглись. Начинается поспешное перестроение. Это мне и надо.

Еще сильнее забираю от них в сторону. Все внешние торпеды сброшены. Архи выпустили все истребители. Странно, чего они раньше тупили? Хотя да, три их эскадры мы поймали в самый неудачный для них момент, а последняя не ожидала резкого изменения обстановки. Микропрыжок.

Выходим уже на дистанции залпа, но идем бортом, так что вести бой особо нечем.

Сбрасываем уже подвески из трюмов. Антарцы так и топают как раньше — тем же строем. Только забрали чуть в другую сторону. Немного, но этого должно хватить.

Я делаю дугу вокруг архов и захожу им уже в тыл. Пауки нервничают. Строй уже раскололся. Часть кораблей поворачивает в след за нами, а другая часть нацеливается под острым углом на антарцев. Щиты держат пока нормально.

Прикрываем друг друга и постоянно перестраиваемся внутри строя. Совсем короткий микропрыжок. Боевой разворот. Такое ощущение, что не корпуса кораблей максимально резко поворачивают, а мое тело стонет от перегрузок и натужно работают мышцы-двигатели. Причем тел сразу много, и сознание не только мое, а общее. Я просто стержень.

Завершаю практически разворот и делаем еще один малый микропрыжок. Вот мы и оказались в бортовой проекции пауков. Залп. Бьем в упор из всего, что есть. Я опять в ускорении выискиваю уязвимые точки и нацеливаю туда удары. Силой тоже бью, но аккуратно. Особо светиться не хочу — так, некоторые корабли просто теряют щиты и начинают дрейфовать. Их все равно добиваем, хоть и вывожу их из строя только после попаданий орудий, но добиваю все равно.

Неожиданно понимаю, что нить боя начинает ускользать от меня. Ага, первая часть архов собирается уйти в микропрыжок к нашим союзникам и задать им трепку. Нет уж. Так не пойдет. Быстро ввожу координаты и время прыжков для антарцев и буквально за мгновенье активирую им приказ. Успели. Наши корабли ушли в прыжок на пару секунд раньше. Замечаю, что эффективность боя моей эскадры не изменилась не смотря на то, что я отвлекся. Мне помогают! Я понимаю, что часть моих обязанностей уже выполняют мои капитаны. Вот это новость. Во мне поднимается злая радость. Ну сейчас повеселимся. И неожиданно проваливаюсь в вообще непонятное состояние. Ничего особенного, но мне видны все векторы кораблей и их возможных выстрелов. Время замедлилось. Я знаю каждый шаг моей эскадры и могу прогнозировать события. Я что, полностью слился еще и с тактическим искином?

Чувство правильности действий не исчезло. Но теперь все уже на новом уровне. Я успеваю направлять каждый корабль и избегать самых опасных ситуаций. Я заранее начинаю менять борта и поддерживать свои корабли щитами. Да бой в космосе это не только маневры в пространстве. Это еще и вращение корпусом. Поэтому то и особые требования к устойчивости к перегрузкам. Мы идем сквозь строй архов. Вышли наши союзники. Очень удачно вышли. Архам становится жарко. Этих уже можно списывать, но я помогаю этому процессу запуском торпед. Все торпеды активированы и запущенны.

Мы вываливаемся из толпы паучьих кораблей на простор. Вдалеке вижу первую часть противника. Они поняли, что мы ускользнули и тут все потеряно и идут к базе. А вот это плохо. Очень плохо. Там мы толком не наращивали и не восстанавливали оборону. Подпускать их близко нельзя. Идем на максимальном ускорении за ними.

Сопровождаю стартовавшие торпеды. Надо закончить этот этап. Вот пришли и торпеды. Все. Этих архов уже добьют и без нас. Если бы первая часть не рванула к базе, то ребятам надо было продержаться до подкреплений, но теперь сами справятся. Мне надо идти спасать базу и надо спешить на выручку второй эскадре.

Выбор. Хреновый выбор. Кем пожертвовать?

Все же буду спасать базу. Бездна. Вот тебе и план. Все таки рано мне в адмиралы.

Не готов еще к таким боям. Прыгаем вслед за пауками. Они реже прыгают, но дальше могут уйти в прыжке. Мы чаще. Все равно догоняем. Но до базы они доберутся. За базой все наши суда поддержки и вообще все корабли, что не могут участвовать в бою. У кого ремонт идет, у кого повреждения слишком сильны. Но команды выгружены на планету. Там нет людей. Это и перестраховка и плохо. Это значит, что если что не так — мы не успеем забрать своих парней.

Архи нарываются на заслон из минного кластера и автоматических турелей. Бездна.

Один кластер только на их пути. Как то они удачно вышли, что минуют большую част заграждений. Да я злюсь. Я не просто злюсь. Я ненавижу архов. Той искренней и чистой яростью, что выжигает все чувства. Мне не мешает она думать. А, плевать на все. Тянусь силой к архам. Быстро строю конструкции ударов, напитываю их силой и бью.

Это не убьет их. Лишь немного оглушит. Но это даст нам время догнать. Опыт я имею. Я хорошо дозировал удары. Архи продолжают двигаться вперед, но какое-то время не меняют строй и не уходят в прыжки. Щиты так распределены — везде равномерно. Я прыгаю.

Ну вот. Теперь я могу бить из туннельных орудий. Распределяю цели и места прогнозируемых попаданий. Залп. Идем на полной скорости и постоянно ведем огонь из туннельных орудий. У нас очень хороший калибр. То один, то другой корабль противника теряет ход. Я не стремлюсь уничтожить. Мне надо лишь задержать. Но вот и они очухались и начинают активно маневрировать и перестраиваться. Избиение закончилось. Ну да хоть десяток кораблей оставил двигаться по инерции. Скоро противник прыгнет. Я уже ощущаю это. Тут же рождается план. Я прыгаю раньше их ненамного. Вываливаюсь когда противник еще в прыжке. А вот теперь залп торпед.

Где выйдут пуки искин спрогнозировал, а мои ощущения помогли выбрать точки на этих векторах. Нацеливаю туда торпеды и распределяю цели. Мгновенье и мои торпеды тоже уходят в прыжок.

Я уже не иду за архами, я закладываю свой разворот — надо идти на помощь второй эскадре. Парням там уже совсем туго приходится. Вроде еще успеваю, но обратный отсчет уже идет. А вот и мои архи вываливаются из своего прыжка. И буквально через мгновенье к ним выходят торпеды. Донавожу. Есть! Противник лишился хода а три корабля вообще вспухли беззвучными взрывами. Угадал.

Разворот завершен. Какое-то время иду набирая скорость, затем тоже прыгаю.

Несколько прыжков. Медленно тянется время. Я стараюсь помогать своим союзникам чем могу. Помогаю наводиться на цель и уходить из опасных зон. Кто принимает мои поправки, а кто и нет. Потери уже становятся критическими. Я не рассчитывал, что настолько задержусь. Еще немного и их полностью разобьют. Архи не зря имеют свою страшную славу — они перегруппировались и теперь очень эффективно отражают атаки. Сами тоже несут потери, но постепенно начинают побеждать. Еще немного и смогут переломить исход свое боя. Но нет. Меня засекли. Начинают разворачиваться и устремляются на выход из системы. Самое смешное, что идут туда, где мы раскидывали минные поля с торпедами и турелями.

Первой эскадре тоже не сладко приходится. Но пока бой идет на равных. У архов слишком большие потери и повреждения. Они медленно проигрывают свой бой. Даю остаткам второй эскадре идти в точку на соединение с третьей — с той эскадрой, что я бросил уничтожать моих недобитков. Ту эскадру тоже вывожу из боя и приказываю идти на соединение со второй. Можно добить конечно их клиентов, но бой еще висит на волоске. Мне нужен перевес! И они его сделают! Их задача идти на помощь первой эскадре когда объединятся.

Маршруты выстроены, приказы отданы. Я иду на свой бой. Я уже понимаю, что в той точке встретятся две группы архов — там выйдут из гипера подкрепления и туда же придут на максимальной скорости убегающие пауки. Кажется будет очень интересная ситуация. Хорошо, что я иду за ними. Должен успеть к выходу, когда сенсоры еще слепы и щиты только поднимают корабли. Оставшиеся должны справиться уже сами.

Потери будут огромны, но что делать? Нам некогда жалеть. Есть бой и есть враг. И противник должен умереть.

Мы гоним врага на минное поле. Холодное бешенство ведет нас на этот бой. Не уйдете! Вселенная сжалась до размеров этого сектора. Я знаю — это столкновение будет страшным. Я уже ощущаю, что сюда идут дредноуты архов. Пока не знаю сколько, но нити судьбы уже завязаны узлом в этой точке пространства. И нам надо этот узел разрубить. Отсчет уже идет на минуты. Скоро.

Вот беглецы уходят в прыжок. Вот они вышли из него и начинают разгон. Они хотят сбежать из системы, превратившуюся в мышеловку. Мышеловку для пауков. Они увязли в своей же паутине. Я видел — их матки умеют ее делать. Вот теперь они сами и застряли в такой же. Я не даю команды минным полям активироваться. Ждать. Вот уже практически они достигли точки прыжка и начинается веселье — из гипера выходит флот архов. Пока только первые корабли, но процесс начался. Строй беглецы разваливают практически мгновенно. Пытаются маневрировать — на такой-то скорости! Ну-ну. Активирую минные поля и турели. Пока без торпед. Их приберегу.

Все больше и больше выходит кораблей из гипера.

Столкновения неизбежны. Да их будет мало, но они будут. К тому же теперь надо им всем маневрировать, а это не даст как уйти в гипер нашим беглецам быстро, так и пришедшим выстроить эффективный ордер. Мины постоянно взрываются выстреливая узкими пучками смертоносного излучения. Почти вся энергия взрыва мины уходит в узкий луч. Поля не выдерживают у пауков. Начинают взрываться и раскалываться корабли. Вышедшие из гиперпространства не сразу могут сориентироваться в обстановке и несут самые значительные потери.

Вышел первый дредноут. Тут же даю команду на запуск части торпед. Тщательно навожу и веду их. Есть! Дредноут раскалывается сразу на пять частей. Второй дредноут выходит в другом месте и в него сходу влетает легкий крейсер пауков.

Корпус крейсера сминается как консервная банка. Взрыв. Нет крейсера, но дредноут жив, хоть и получил значительные повреждения. Мины бьют по его корпусу непрерывно. Скоро минные кластеры истощаться. Да, на это я не рассчитывал. Думал противника будет меньше. Посылаю десяток торпед добить дредноут врага, но попадет только треть — его прикрыл корпусом вышедший из гипера линкор. Линкор пострадал сильно, но еще держится. Опять посылаю на дредноут торпеды. На этот раз хватило и попал удачно — короткая вспышка возвестила о гибели корабля.

Мы не уходим в прыжки — просто идем к сектору бойни. Архи выходят один за одним.

Понимаю, что это их основная часть выходит и посылаю торпеды практически постоянно. Каждый миг новые торпеды уходят на старт. Я веду все цели, я маркирую и направляю торпеды в уязвимые точки. Я — это вся моя эскадра. Мы все — одно «Я». У нас одна цель. Один за другим вспухают огненные взрывы в пространстве.

Все. Я ощутил буквально каждой своей частью — сейчас выйдет третий дредноут а потом придет последняя группа кораблей. Я уже понимаю где он выйдет и нацеливаю всю свою эскадру туда. Прыгаем. Как только вышли сразу видим вываливающийся из подпространства корабль противника. Бьем все из всего оружия. Залп за залпом посылаем в огромную тушу наши смертоносные снаряды и плазму. Скорость мы не снижаем — так и идем полным ходом. Корабль противника вздрагивает всем своим корпуса от наших залпов и вспухает в космосе беззвучной вспышкой. Мы идем прямо сквозь него не сворачивая. Щиты воют от перегрузки. Ничего. Веселье только началось.

Сразу за ним появляется его группа сопровождения. Торпедами? Нет, пока чувства молчат про них. Значит можем справиться и так. Чуть меняю курс и открываем огонь. Строй наш постоянно тасуется и маневрирует каждый корабль во всех направлениях. Со стороны посмотришь — хаос. Но нет — все продумано. Каждый мой корабль находится каждый миг там где может и помочь товарищу и вести наиболее эффективный огонь. К тому же на некоторые корабли архов я нацеливаю сразу несколько своих, что бы противник просто не успел нанести урон. Постоянный расчет и анализ траекторий и возможностей совмещенный с моей интуицией.

Эту группу мы проходим нормально. Но щиты временами уже нам пробивают и я ощущаю смерть моих частиц — да, кто-то из моих людей погибает. Смерть бывает разная.

Где просто мгновение боли, а где и мучительная агония. Я все это чувствую. Мы все это чувствуем. Такова расплата слияния. Это больно. Вести бой и постоянно умирать — это трудно. Но мы идем вперед. Я уже понимаю зачем мне торпеды. Я ошибся. Это были не все архи — сейчас выйдет еще одно подкрепление и оно не на минном поле. Я иду к нему на встречу. Щиты постепенно переводим на заднюю полусферу. Нам долбят вслед.

Противник вышел из гипера всеми кораблями практически одновременно. Это явно сильная эскадра, спаянная вместе в один организм — сильный противник. Но у нас есть фора — мы их уже видим, а они нас еще нет. Торпеды — залп! Полный залп торпед — это страшно. Их дредноут не успел поднять щиты — его раскалывает как гнилой орех. Достается и всем остальным. Мы опять идем в лоб. Вот вышли на дистанцию туннельных орудий. Бьем ими. Строй враг так и не успел изменить. В нем сияют бреши от уничтоженных кораблей и через них мы бьем дальних — те кто еще не успел очухаться и поднять щиты. Буквально за десять минут от тридцати семи кораблей остается меньше десятка, да и те не рады нам. Вот дистанция плазменных орудий. Бьем ими в упор. В нас попадают и сзади и спереди и сейчас начнут бить со всех сторон. Но мы перекидываем щиты перед самими выстрелами пауков по нашим кораблям и именно туда, куда надо. Я вижу бой уже как книгу. Надо просто успевать читать. Но не всегда успеваю и гибнут мои товарищи.

Мы вламываемся в расстроенный ордер как хищник в домашний зверинец. Проходим насквозь и когда оказываемся в чистом космосе я с некоторым удивлением замечаю, что этой эскадры архов больше нет. Закладываю вираж — пора возвращаться к нашим противникам.

Как же их еще много и нет ни торпед ни минных полей, да и все автоматические турели уничтожены. Пауки сильный противник. Идем по широкой дуге на сближение.

Пси удары мы мало использовали и все те корабли сразу добивали. Но сейчас исход боя не очевиден. Те пауки, что не успели сбежать, объединились с подкреплением.

Строй еще формируют, но скоро нам будет туго. Потери у нас неизбежны. Потери уже в кораблях. Пока мы теряли только людей и получали терпимые повреждения, но сейчас нам будет туго. Если нам не помогут — будет плохо. Скорее всего нас уничтожат. Выпускаю штурмовики и истребители. Мы пойдем по краю строя архов, а наши птички будут добивать подранков. Прыгать я не собираюсь — тут уже опасно такое делать.

Ну что смертнички, покувыркаемся? Шансы равные, что уходить, что переть напролом. Идем в атаку. Этот бой вам запомнится, гады! Я выбираю цели. Мы готовимся дать наш залп. Я хочу создать сильные помехи от взрывов их кораблей — это им затруднит по нам бить. Готовлю заклинания — не время уже скрываться — это решающая схватка. Мы умрем, но вы сдохнете тоже.

Неожиданно архи отворачивают и начинают ускорятся от нас. Не понял!? Они что решили сбежать? Да. Они решили сбежать. Мы идем за ними. Но понимаем, что нам не успеть. Нет, кого-то мы догоним. Часть из них никуда не уйдет, но вот основные силы сбегут. Погоня продолжается уже двадцать минут. Время от времени мы настигаем отставших и разносим их в хлам. Но уже архи скрываются в гипере один за одним. Мы не успеем приблизится достаточно для ведения огня или блокирования гипера, да они уже уходят — что тут сделаешь?

Все ушли. Я разворачиваю эскадру и веду ее обратно в систему. Где-то на трети пути нам на встречу вываливается подкрепление. Ясно чего драпанули архи. Ничего личного — просто расчет. Связавшись с нами они бы не успели уйти и все.

— Влад Новик, ждем ваших распоряжений! — это мне рапортует незнакомый парень.

Какой же он молодой. Странно и вроде как тут главный. Осматриваю сборную эскадру. Да уж. Чуть больше тысячи «Охотников» и десяток крейсеров с одним линкором. Тяжело далась победа.

— Архи в системе еще есть?

— Уже нет! Последние, которым вы отстрелили двигатели добиты автоматическими турелями. Транспортники их подтащили поближе и направили в дрейф с постоянным ускорением. Добили вообще без потерь.

Голос бодрый, но лицо осунувшиеся и вид вымотанный донельзя. Битва была тяжелой и всю ее мы шли по лезвию ножа. Но уничтожили более чем десятикратно превосходящие силы противника. Правда большую часть уничтожили засады мин и торпеды. Мы больше добивали. Но и это показатель.

— Надо организовать операции спасения. Много наших дрейфует в космосе.

Поступайте в распоряжение адмирала — у него есть полный лог битвы и он сможет вас эффективно разбить по секторам поиска. Мы тоже переходим в его распоряжение.

— Так точно! — отдает честь молодой парень и разрывает со мной связь.

Дальше были поиски выживших и буксировка остатков наших кораблей. Мы еще и ремонтировались по ходу. Некоторые корабли зависали около базы и там их облепливали наши суда сопровождения и дроиды. Провозились дней пятнадцать.

Заправились и пополнили запас торпед. В принципе мы готовы к последнему броску в Содружество. Цель уже близка как никогда.

Меня все почему то стали звать «великим адмиралом» и им было абсолютно наплевать на мое звание капторанга. Странные люди. Адмирал у них и так есть, почему вдруг я им стал, да еще великим — непонятно. Сам себя я таковым не считал. Я разобрал со своими парнями тот бой посекундно и мы нашли, как можно было сократить потери почти на треть. О чем и сказал их адмиралу.

Кирх Вален тоже плевал на логику и тоже называл меня «великим адмиралом» и что больше всего раздражало — он в это абсолютно верил!

— Влад. Ты говорил сам, что служил во флоте до вторжения архов. И еще учти, что такой бой провернуть мог только адмирал, причем высокого класса, повыше моего, к сожалению. Я себя считал очень хорошим адмиралом, да и мои люди таким меня считают, но такой бой я бы не потянул. Одновременное управление разными группами вплоть до ведения торпед. Сама стратегия боя и маневрирование с заманиванием на засады. Нет, Влад, такое может сделать не хороший, а именно «Великий» адмирал. И уж извини — никак не может сделать капитан первого ранга. Просто не хватит знаний. А то, что они у тебя есть я видел. И даже базу узнал — сам такую учил. — смотрит строго, но в то же время не зло. «По домашнему» что ли. Я морщусь.

— Извини. Но на той планете уже нет живых, как и моего прошлого. Оно умерло давно. Я капитан первого ранга княжества Рос. И точка. — доказывать бесполезно.

Только больше утвердится человек в своих догадках и подозрениях. Бездна с ним.

— Что ж. Желаю счастливого пути и удачи. — Я киваю и мы уходим на разгон — впереди нас ждет Содружество!


Часть 5 | Влад. Трилогия в одном томе | Часть 7



Loading...