home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава V.

Об уважении, с которым относились к Sinchi Cozcue Pachacuti, его сыновьям и родственникам; и об итогах войны, которую вожди Antaguailas развязали против них.


Среди сыновей Sinchi Cozcue был один по имени Inti Capac Yupandui, который, хотя всего на несколько лет был старше всех, но все же, как мы увидим, заслужил право унаследовать королевство благодаря своим делам. У него было много братьев, которые хотя и были отважными, не могли сравниться с ним в храбрости. Поскольку у его отца было много женщин, его семейство было настолько многочисленным, что из его членов можно было сформировать армию. Король Sinchi Cozcue был очень старым и дряхлым, но его уважали в период всего его царствования, потому что он считался Сыном Солнца и главным жрецом Illatici Yachachic Huira Cocha. Поэтому вожди из самых отдаленных мест прибывали к нему, чтобы отдать дань уважения, с большими подношениями и пожертвованиями на создание храма и для его обслуживания. И хотя храм не был закончен, они совершали большие жертвоприношения в нем и молили о счастливом будущем и благосостоянии через верховного жреца, который был всегда в храме. И брат или очень близкий родственник короля занимал эту должность, из-за чего короли Куско были очень известны.

Pachacuti жил очень спокойно и решил женить своего сына Inti Capac на девушке по имени Mama Anahuarque*, дочери вождя Choco, что около Куско. Это было осуществлено после его смерти. Именно Pachacuti, как утверждают древние amautas, завоевал целое королевство Перу, кроме области Chachapoyas и части Llanos, вплоть до области Кито, которая вскоре восстала и лишь через много столетий была возвращена в состав империи.

[ * Ana Huaci в оригинале. - J.]

Причиной значительного увеличения размера империи в тот период стал следующий случай.

В области Chancas*, входившей в состав Перу, есть большая [нация], называемая Antaguailas; это в тридцати шести лигах от Куско. Ей управляли два храбрых и воинственных брата, старшего звали Guaman Huaroca, а другого Hacoz Huaroca**. Они с юношеским задором и при некоторой удаче, которые дали начало их правлению, подчинили себе некоторых соседних вождей. Они решили расширить свое влияние и постепенно продолжали проникать в страны их соседей. До них доходили слухи об областях Contisuyo и Tucaysuyo; они пошли в них, покорили и пошли дальше, опустошая земли тех, кто им не подчинялся; они завоевали область Collasuyo, и дошли до Chiriguanas, область примитивных, воинственных и отважных людей, и после нескольких сражений они сделали их своими вассалами и оставили гарнизоны и губернаторов среди них так же, как они сделали в остальной части региона.

После стольких побед, они вернулись с намерением провозгласить себя Вождями мира. И так как Куско, где Sinchi Cozque был королем, был оставлен ими позади [в их походе на юг], они решили захватить этот город и поработить короля Pachacuti. Тут возникли разногласия между этими двумя братьями и их военно начальниками о необходимости начала этой войны, потому что некоторые говорили, что они не имели никакого права возмущать Солнце, отца Pachacuti, так как своим светом, влиянием и блеском оно благоволит всему созданному, и нельзя входить непосредственно в Куско и разрушать его храм вооруженной силой. Однако возобладало противоположное мнение, и они решили, что, если даже если король не будет захвачен ими, по крайней мере они поведут безжалостную борьбу с ним. С этой целью, они послали двух послов в сопровождении многочисленного отряда, чтобы сообщать Pachacuti намерение вождей Antaguailas. Послы прибыли к королю и огласили свое поручение с должным почтением. Он ответил, что они могут оставаться на несколько дней, и что после этого они будут отправлены домой. Король разослал шпионов по всей земле, чтобы они могли вызнать численность отрядов врагов, оснащение и оружие, укрепление лагеря, и чем они заняты. Все это время он обращался с послами со всем вниманием и любезностью настолько, что слуги короля и жители Куско сильно разволновались и, если бы не ободряющие слова и планы их военно начальников, они ушли бы в горы [в гневе].

И это стало особенно актуальным, когда [стало известно то, что] сказали некоторые из шпионов. Поэтому было решено, что шпионы должны держать в тайне то, что они видели. Достоверные данные о противнике были очень пугающими. Шпионы сказали, что численности вражеских отрядов не было предела, что их настрой был очень воинственным, и что шум их барабанов и труб заставляет землю дрожать. Они также сообщили, что в некоторых из лагерей воины проводили время в пьяных кутежах, но что военноначальники были очень бдительными, хотя не было никаких стражей вне лагеря, и большинство воинов непрерывно спали и пили.

Король Sinchi Cozque проводил много советов и встреч, и на них звучали разные мнения. Наконец, король решил уступить людям Antaguailas преимущественно из-за слабости и немногочисленности отрядов, которые он собрал, как и из-за того, что считал себя слишком старым для испытания войной. [И он сказал, что], если это решение не удовлетворяло их, люди могли бы пойти с ним в крепость, которую он построил в Saxahuana, в четырех лигах от Куско; и вслед за этим он отдал необходимые для этого распоряжения. Некоторые приняли решение короля; другие отказались от него, и король, видя общее замешательство, решил покинуть Куско и идти в упомянутую крепость со своими женами и маленькими детьми, пока он не сможет увидеть то, что небеса пророчат ему, и какие меры могут быть предприняты против людей Antaguailas. Он реализовал свой план этой же ночью и в полной тайне покинул город, практически дезертировав.

Принц Inti Capac Yupanqui, старший сын Sinchi Cozque, созвал своих братьев и тех жителей, которые остались в Куско, и сказал им, что он получил известие от Солнца, своего отца, и что тот велел ему напасть на его врагов без опасения, используя немногочисленные отряды, которые у него были, поскольку он [Солнце] поможет ему, и всегда будет оказывать ему покровительство. И с этой целью он дал принцу копье и приспособления для метания копья из золота, и показал ему, как пользоваться ими. Здесь Перуанские поэты сообщают небылицы, в том смысле, что эти копья имели так много достоинств, что каждый раз, когда одно из них было брошено, оно поражало много людей, повергая их на землю. Принц сказал всем это с такой большой страстностью, что склонил всех на свою сторону, и они обещали умереть за него. Он собрал всех своих воинов и перед ними огласил ответ послам от имени своего отца и такими словами: «Являясь Сыновьями Солнца и слугами Illatici Huira Cocha, суверены Куско не могут подчиниться никому, и [он сказал], что он был очень удивлен тем, что, вместо того, чтобы прибыть смиренно для поклонения Illatici и Солнцу, его собственному отцу, принеся им подарки и подношения как дань за многочисленные победы, которых они удостоились, их вожди прибыли, чтобы тревожить их и напасть [на их людей]. Сообщите это им, кто послал вас сюда, и сообщите им, что мы живем тихо и мирно в наших домах, и не собираемся служить или подчиняться кому-либо».

Послы возвратились в свой лагерь с этим ответом. Они передали его своим вождям, которые без дальнейшей проволочки решили идти на Куско. Принц в Куско был уже предупрежден об этом и со своими отрядами отошел ближе к своему лагерю, постоянно заботясь о том, чтобы быть в курсе того, что происходило в лагере врага, используя шпионов, которые у него всегда там были; от них принц знал в каждое мгновение, что творится в лагере противника. Противник же, узнав об отсутствии короля и полагаясь на свое превосходство, не заботился о том, чтобы узнать, что происходило в другом лагере. Принц, используя эту неосторожность, сговорился со своими военно начальниками напасть на врага за час или два до рассвета, так как в это время из-за пьяного ночного кутежа враг должен был спать. Эта стратегия принесла [принцу] победу, потому что враг был в дне перехода от Куско – принц со своими людьми, ориентируясь по звукам военных инструментов, которые звучали в лагере врага в первом и втором часу ночи и которые разносились во все стороны, передвигались быстро в темноте ночи, пока не достигли враждебного лагеря в назначенный час. И, соблюдая тишину, принц вступил в лагерь со своими людьми, произведя значительное опустошение в рядах своих врагов. Обнаружив, что они подверглись неожиданному нападению, враги схватились за оружие, и, не зная, кому они противостоят, убили некоторых из своего числа. Люди принца получили приказ окружить хижины вождей Antaguailas и взять их живыми. Они сражались на бегу на всем пути к месту отдыха [братьев] и боролись настолько отважно, что, уничтожив почти всю охрану, они захватили братьев, которые вели себя так тихо, как будто были из камня. Принц Inti Capac Yupanqui приказал связать им руки и велел им объявить своим людям, что случилось с их товарищами, с тем, чтобы они прекратили убивать. Они исполнили это, и как только все прекратили бороться, сражение было закончено, и стих шум оружия, наступил рассвет. Побежденные братья были напуганы угрозами, которые принц произнес в их адрес, и когда он увидел их настолько испуганными, он велел им созвать командиров их отрядов, а когда все прибыли, принц вывел братьев вперед, после чего без какого-либо другого наказания заставил присягнуть ему перед всей их армией, что они сделали со всем смирением и почтительной благодарностью. Принц оказал побежденным братьям милость, которая состояла в том, что он отослал их назад в свои области после того, как они искренне обещали ему вассальную зависимость, став на колени на землю перед Солнцем. И они ушли очень счастливые от того, что избежали такой серьезной опасности, какой не подвергались никогда прежде.

Здесь amautas рассказывают древние предания, много поэм и мифов, утверждая, что Солнце бросило свои лучи на принца и его людей, освещая их с большим блеском, чем прежде, в то время как их враги, напротив, остались в той же самой ночной темноте. И они утверждают, что, лишь когда люди принца достигли хижин братьев, они столкнулись с первым сопротивлением, и что Солнце, в исполнение обещания, данного своему сыну Inti Capac, превратило камни на поле в людей и осветило их так, что враг сдался. А после сражения люди снова превратились в камень.

Принц возвратился в Куско, где его старый отец Sinchi Cozque ожидал доблестного сына. Он вступил в торжествующий город. Его встретили песнями и восхвалениями, в которых поздравляли с победой и освобождением страны. Старый отец заключил его в свои объятия, испуская много слез радости. Тут же в присутствии армии он провозгласил его королем и передал ему власть, отдав ему командование и королевство, что было сделано с одобрения королевского семейства и всех вассалов. И он был пятым королем Перу*.

[* Первый момент в этой главе – очевидная неразбериха, которая есть здесь между Культом солнца и поклонением Виракоче. Ни в коем случае нельзя быть здесь абсолютно уверенным, но насколько можно говорить в настоящее время о событиях, было так:

В доколумбовый период Андский регион был местом двух больших религиозных культов (и неисчислимых мелких культов). Из них культ, имеющий отношение к некоему Богу-Создателю, был намного старше. Терминология очень сложна и запутана. В регионе Кито (теперь Эквадор) Создатель-бог был известен под разными именами, как Irma, Con или Pachacamac, по крайней мере в более поздние времена. В регионе Huarochiri центрального Перу он был известен как Coniraya Uira-cocha или как Iraya. В области Лимы, опять использовались имена Irma и Pachacamac. В Горной местности около озера Титикака обычными именами были Illa-tecce-Viracocha и Tonapa или Tarapaca. Это все было помимо неисчислимых разновидностей имен. Мы обнаруживаем во всех них более или менее те же самые атрибуты, что и у называемого Богом-Создателем.

С другой стороны, инки распространяли Культ Солнца и сопутствующие ему звездные культы.

Arriaga, Pablo Joseph de. 1621. Extirpacion de la Idolatria del Piru. Lima.

Lafone Quevedo, Samuel A. 1892. El Culto de Tonapa. Revista del Musee de la Plata. III. pp. 320-379. Buenos Aires.

Quiroga, Adan. 1901. La Cruz en America. Buenos Aires.

Spence, Lewis. 19-. Myths of Mexico and Peru. New York. p. 321 ff.

Второй интересный момент - то, что есть здесь признаки того, что даже столь давно большая равнина Xaquixaguana (теперь называемая Anta или Zurite) была излюбленным поле битвы, что продолжалось до современного времени.

Другой интересный момент здесь - упоминание нашим автором Mama Anahuarque Choco, которая, как он говорит, была женой

Инки, которому он дает имя Inti Capac Yupanqui и который, по-видимому, здесь является сыном суверена по прозвищу Pachacuti.

Фактически, эта леди была сестрой-женой великого Inca Yupanqui, который правил незадолго до Конкисты. Fernandez de

Palencia заявляет, что она была женой Pachacutec, отца Inca Yupanqui, и Garsilasso de la Vega вторит ему.

Sarmiento de Gamboa, 1907, pp. 107 and 123. Fernandez de Palencia, 1571, p. 126. Garsilasso de la Vega, 1869-71, II. p. 203. Cobo, 1890-95, III. p. 156.

Все, что Монтесинос вынужден говорить здесь о восстании Chanca, конечно, чрезвычайно запутано.]



Глава IV. О том, как из-за смерти Manco Capac и соседних вождей случились большие войны между их преемниками, и о конце распри, который был вызван странным случаем. | Перу и Боливия задолго до инков | Глава VI. О распоряжениях Inti Capac Yupanqui в Куско по вопросам религии и управления.



Loading...