home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Древние хозяева «современного Чуда Света»

В начале XXI века в средствах массовой информации была развернута кампания по голосованию, на основании которого был объявлен список современных «семи Чудес Света». В этот список попал и перуанский археологический памятник – «потерянный город» Мачу-Пикчу, который еще в 1983 году был объявлен ЮНЕСКО культурным достоянием человечества.


Рис. 164. Мачу-Пикчу


Любопытно, что этот один из наиболее известных ныне древних памятников на территории Перу долгое время оставался неизвестным историкам и археологам. «Потерянный город» был обнаружен Хирамом Бингхемом в ходе его поисков легендарных сокровищ инков лишь в 1911 году. Хотя точнее было бы говорить о том, что Бингхем «переоткрыл» Мачу-Пикчу для широкой общественности, поскольку руины древнего города посещались и до него – другими кладоискателями.

Так еще в 1894 году местный фермер Августин Лизарага показывал Мачу-Пикчу некоему Луису Бейяру Угарта. Тот же Лизарага с двумя своими друзьями Габино Санчесом и Энрике Палма в процессе поиска сокровищ на территории древних руин 14 июля

1901 года запечатлели свои имена и дату на скале. Когда Бингхем попал в Мачу-Пикчу, он нашел эту надпись, хотя, естественно, в дальнейшем старался не особо афишировать эту свою находку.

Впрочем, место было известно не только кладоискателям. На территории города к моменту его «открытия» Бигхемом проживало несколько семей, которые использовали плодородную почву местных террас для выращивания кукурузы, юкки, сладкого картофеля и сахарного тростника. Сын одного из таких местных фермеров буквально за руку привел Бингхема к древним руинам.

Недавно же выяснилось, что местные жители использовали террасы древнего города еще несколько столетий назад – непосредственно после прихода испанцев. Это оказалось зафиксированным в налоговых отчетах монахов-августинцев XVI века. А перуанец Альберто Лопес отыскал в архивах Лимы даже подробный план Мачу-Пикчу, составленный в 1558 году французским монахом Бартоломео Сегерра со слов одного индейца, спустившегося с гор. Впрочем, и в те времена если там кто и жил, то это были буквально единицы…

Ныне у историков принято считать, что Мачу-Пикчу был построен инками в XV веке. В период расцвета количество его жителей будто бы превышало тысячу человек. И есть версия, что город даже выполнял в свое время функцию столицы инкской империи – или, как минимум, столицы провинции, подчиненной Куско. Но к концу того же XV века (максимум – в начале XVI века) МачуПикчу был заброшен по непонятным причинам.

Такие датировки выбраны сугубо под давлением традиционной схемы, поскольку в центральной части древнего города находятся мегалитические конструкции, которые у историков принято относить к архитектуре позднего инкского периода. Поскольку достаточно очевидно, что город мог расти лишь вокруг центра, а не наоборот, постольку и получается, что у зажатых в традиционные шаблоны историков есть возможность «стартовать» только с весьма поздних датировок, к которым они относят перуанские мегалиты. В результате им даже приходится игнорировать тот факт, что Бингхэм наряду с инкскими предметами находил тут каменные топоры, кости древних бизонов, обсидиановые наконечники и керамические изделия, относящиеся к доинкскому периоду.

Впрочем, результаты археологических работ в Мачу-Пикчу могут сбить с толку любого историка. Например, тем, что при численности населения более тысячи человек, определенной на основе количества построек (около двух сотен зданий) и занимаемой площади, тут было найдено всего 173 человеческих скелета. Спрашивается: а куда делись остальные?.. Ведь кремацию инки не практиковали (если не считать человеческих жертвоприношений, которые нередко сопровождались как раз сожжением жертвы)…

Более того, из 173 найденных скелетов 150 оказались женскими!.. В результате это даже породило версию, что Мачу-Пикчу был резиденцией Верховного Инки, которую он посещал лишь периодически, а постоянно тут проживали только его наложницы и/или жрицы Солнца.

Но и с этой версией что-то не очень клеится... При том огромном «золотом запасе», который испанцы обнаружили в Куско, в захоронениях Мачу-Пикчу почему-то не было обнаружено никаких золотых предметов. А в «гробнице верховного жреца», как назвал ее Бингхем (ориентируясь на качество конструкции), были найдены лишь останки болевшей сифилисом женщины, маленькой собачки, несколько керамических предметов, два вертела и шерстяная одежда. Нечего сказать – хорошенький антураж для гарема богатого повелителя громадной империи…

Слабость традиционных версий настолько очевидна, что историкам приходится придумывать все новые и новые гипотезы о происхождении и назначении Мачу-Пикчу, которые все равно оказываются одна нелепее другой. То инки тут будто бы не жили, а лишь проводили религиозные церемонии; то занимались астрономическими измерениями с помощью изрезанных скал (см. ранее); то выстроили на вершине крутых горных склонов целый город только лишь ради того, чтобы, взобравшись на вершину соседней горы Уайна-Пикчу и отпустив тормоза своего воображения, увидеть в его очертаниях силуэт священного кондора…


Рис. 165. Вид Мачу-Пикчу с Уайна-Пикчу


Все это на самом деле является вполне закономерными последствиями ограниченности той схемы, в которую историки загнали сами себя. Мачу-Пикчу лишь доводит эту схему до логического абсурда самим фактом своего существования.

Между тем, еще первооткрыватель «потерянного города» Хирам Бингхем указал то направление, которое может помочь выбраться из клубка кажущихся противоречий. Вовсе недаром в своих описаниях Мачу-Пикчу он говорит не об инках, а о неизвестной древней цивилизации, используя для этого термин «прошлая раса».

«По разнообразию его чар, по мощности его очарования, я не знаю никакого места в мире, которое может сравниваться с ним. Помимо громадных снежных пиков, вздымающихся выше облаков более чем на две мили; гигантских обрывов разноцветного гранита, поднимающихся отвесно вверх на тысячи футов над пенящейся, сверкающей и ревущей стремниной, это место обладает также поразительным контрастом орхидей, папоротников и деревьев, притягательной красотой роскошной растительности и таинственным очарованием джунглей. Неотразимо притягивают непрерывные сюрпризы в глубоком продуваемом ущелье, поворачивающемся и извивающемся мимо нависающих утесов невероятной высоты.

Но главное – восторг от обнаружения тут и там под свисающими виноградными лозами или взгромоздившихся на вершину нависших скал массивных каменных сооружений прошлой расы; и попытки понять сбивающий с толку романтизм древних строителей, которые века назад нашли прибежище в области, которая кажется специально предназначенной по своей природе быть святилищем притесняемых, местом, где они могли бы бесстрашно и терпеливо выражать свою страсть к стенам выдающейся красоты» (Бингхем).



* * * | Перу и Боливия задолго до инков | * * *



Loading...