home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Молоток

– Как держишься, молотком? – спросил папа, пока они ждали официантку с пиццей.

– Молотком? – переспросил Конор, скептически подняв бровь.

– Прости, в Америке совершенно другой язык.

– С каждым разом ты говоришь все чуднее.

– Что ж… – Отец потеребил ножку бокала для вина. – Рад тебя видеть.

Конор отпил кока-колы. Они уже побывали в больнице, и мама выглядела очень больной. Им пришлось ждать, пока бабушка отведет ее в туалет, и после этого мама так устала, что все, на что у нее хватило сил, – это сказать «Привет, милый» Конору и «Привет, Лиам» отцу, прежде чем она снова уснула. Не прошло и минуты, как бабушка выставила их из палаты с таким лицом, что даже папа не осмелился с ней спорить.

– Твоя мама… – начал отец, вглядываясь в никуда. – Настоящий боец, верно?

Конор пожал плечами.

– А ты как держишься, Кон?

– Ты уже восьмисотый раз за день спрашиваешь.

– Прости.

– Я в порядке. Маме дают новые лекарства. Ей станет лучше. Выглядит она неважно, но такое бывало и раньше. Почему все ведут себя так, словно… – Он осекся и отпил кока-колы.

– Ты прав, сынок. Совершенно прав. – Отец поставил бокал на стол и покрутил его. – И все же тебе надо оставаться сильным ради нее, Кон. Тебе понадобится мужество.

– Я как будто смотрю американское телевидение.

Папа тихо засмеялся.

– Твоя сестра неплохо поживает. Почти научилась ходить.

– Единокровная сестра.

– Скорее бы вы с ней встретились. Надо устроить так, чтобы ты к нам приехал. Может, получится даже на это Рождество. Как тебе идея?

Конор взглянул отцу в глаза:

– А как же мама?

– Я поговорил с твоей бабушкой. Она не против, главное, чтобы мы тебя вернули к началу триместра.

Конор пробежался рукой по краю стола.

– Значит, я просто приеду в гости?

– В смысле? – удивился отец. – В гости, а не… – Он умолк, и стало ясно: он понял, что хотел сказать его сын. – Конор…

Но Конор не дал отцу закончить.

– Ко мне приходит дерево, – затараторил он, сдирая этикетку с бутылки кока-колы. – Оно появляется у моих окон по ночам и рассказывает мне истории.

Папа недоуменно заморгал.

– Что?

– Сначала я думал, что это сон, – продолжил Конор, царапая этикетку, – но наутро я находил то листья, то ростки, пробившиеся из пола. Я их прятал, чтобы никто об этом не узнал.

– Конор…

– К бабушке оно еще не приходило. Может, потому, что она слишком далеко живет…

– Что ты…

– Но какая разница, если это все сон? Почему сон не может пересечь город? Если он не древний, как земля, и не огромный, как мир…

– Конор, прекрати

– Я не хочу жить с бабушкой, – твердо сказал Конор. Его голос стал таким плотным, что казалось, будто он душит мальчика. Он не отрывал взгляда от влажной этикетки и все так же сдирал ее ногтем. – Почему я не могу жить с тобой? Почему я не могу переехать в Америку?

Папа облизнул губы:

– Ты имеешь в виду, когда…

– Бабушкин дом – дом старой леди.

Папа хмыкнул.

– Я ей передам, что ты назвал ее старой леди.

– Там нельзя ничего трогать, ни на чем нельзя сидеть. Беспорядок не продержится и двух секунд. А Интернет проведен только в ее офисе, а мне туда нельзя.

– Я уверен, что мы можем с ней это обговорить. Наверняка есть много способов сделать так, чтобы у нее ты чувствовал себя как дома.

– Я не хочу чувствовать себя там как дома! – воскликнул Конор. – Мне нужна моя комната в моем доме!

– В Америке у тебя этого не будет. Мы втроем-то живем в тесноте. А у твоей бабушки намного больше денег и комнат, чем у нас. К тому же здесь твоя школа, твои друзья, вся твоя жизнь. Было бы нечестно отрывать тебя от всего этого.

– По отношению к кому?

Папа вздохнул.

– Об этом я и говорил. Об этом я и говорил, когда посоветовал тебе быть сильным.

– Все так говорят. Как будто это что-то значит.

– Прости меня, – сказал отец. – Звучит несправедливо, и я хотел бы, чтобы все было иначе…

– Правда?

– Конечно. – Папа перегнулся через стол. – Но это к лучшему. Вот увидишь.

Конор сглотнул, не глядя ему в глаза. И снова сглотнул.

– Поговорим об этом еще, когда маме станет лучше?

Папа медленно выпрямился на стуле.

– Конечно, дружище. Так мы и сделаем.

Дружище?

– Прости, – улыбнулся папа, поднял бокал с вином и опустошил его. Охнув, он поставил бокал на стол и насмешливо посмотрел на сына. – А к чему была эта речь про дерево?

Но тут пришла официантка с их пиццами, и они замолчали.

– Американо, – нахмурился Конор, глядя на выбор отца. – Интересно, умей эта пицца говорить, она говорила бы так же, как ты?


Дом бабушки | Голос монстра (перевод Тихонова Анна) | У американцев мало выходных



Loading...