home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Конец второй истории

Конор круто развернулся лицом к монстру.

– Дом священника?

– Да, – сказал монстр. – Я обрушил крышу и повалил все стены кулаками.

Жилище священника все еще было у них перед глазами, и Конор увидел, как растущее рядом с ним тисовое дерево обернулось монстром и яростно напало на дом. С первым ударом по крыше распахнулась входная дверь, и священник с женой в ужасе выбежали на улицу и понеслись прочь. Монстр из видения швырнул им вслед сорванную с дома крышу, и она едва их не задела.

– Что ты творишь? – закричал Конор. – Ведь злодей – это этот Зна-как-его-там!

– Разве? – спросил настоящий монстр за его спиной.

Раздался треск: второй монстр – из видения – повалил переднюю стену дома священника.

– Само собой! – закричал Конор. – Он отказался помогать и не стал лечить дочерей священника! И они умерли!

– Священник не хотел верить в то, что Знахарь способен ему помочь, – сказал монстр. – Когда дела священника шли на лад, он едва не довел Знахаря до разорения, но стоило беде прийти в его дом, и он изъявил желание отказаться от любого убеждения ради спасения дочерей.

– И что? – спросил Конор. – Так поступил бы любой! Так поступил бы каждый! А чего ты от него ждал?

– Что он подпустит Знахаря к тису после первой же просьбы.

От этих слов Конор осекся. Вновь послышался треск – это рухнула еще одна стена дома священника.

– И ты дал бы себя убить?

– Я не какое-то там одно дерево, я больше, – сказал монстр, – и да, я позволил бы срубить тис. Это спасло бы дочерей священника. И много-много кого еще.

– Но тогда дерево погибло бы, а Знахарь обогатился! – вскричал Конор. – А он был плохим человеком!

– Он был жадным, грубым и озлобленным, но все же умел лечить людей. А священник – кем был он? Да никем. Вера – это половина выздоровления. Вера в лекарство, вера в будущее, которое ждет впереди. А он был человеком, который жил за счет веры, но пожертвовал ею при первой же трудности, как раз тогда, когда она больше всего была ему нужна. Он верил эгоистично и боязливо. И это стоило жизни его дочерям.

Конор начал злиться.

– Ты обещал, что в этой истории не будет обмана!

– Я обещал рассказать историю о человеке, который думал только о себе и поплатился за это. И я свое обещание выполнил.

Кипя от негодования, Конор вновь взглянул на второго монстра, уничтожающего дом священника. Огромная чудовищная нога одним ударом сшибла лестницу. Огромная чудовищная рука замахнулась и сломила стены спален священника.

– Конор О’Мэлли, скажи-ка, – начал монстр, что стоял позади, – а не хочешь ли ты что-нибудь порушить?


– Я? – удивленно переспросил Конор.

– Уверяю, получишь большое удовольствие.

Монстр выступил вперед, присоединяясь ко второму монстру – самому себе, – и пнул гигантской ногой диванчик – совсем такой же, как у бабушки Конора. А потом обернулся и вопросительно посмотрел на мальчика.

– Что бы мне теперь сломать? – спросил он и подошел ко второму монстру, они слились воедино – от этого зрелища в глазах у Конора на секунду помутнело – и стали одним монстром, еще больше, чем раньше.

– Жду твоего приказа, мальчик, – сказал монстр.

Конор почувствовал, что ему снова трудно дышать. Сердце стучало с невероятной скоростью, и вновь стало казаться, что он попал в сумасшедший мир кошмара. Он выдержал довольно долгую паузу.

А потом сказал:

– Ломай камин.

Кулак монстра в ту же секунду рванулся вперед и разрушил каменный очаг до основания, а кирпичная труба с грохотом упала вниз.

Конору стало еще труднее дышать, словно он рушил дом своими руками.

– Выбрось постели! – велел он.

Монстр взял из двух уже лишенных крыш спален две кровати и швырнул их с такой силой, что они, казалось, долетели почти до самой линии горизонта, прежде чем рухнуть наземь.

– Круши мебель! – закричал Конор. – Круши все!

Монстр прошелся по дому тяжелыми, громкими шагами, ломая с треском и хрустом каждый предмет мебели, что попадался ему на пути.

– РАЗНЕСИВСЕЧТОВИДИШЬ! – проревел Конор, монстр ответил ему таким же ревом и ударил по оставшимся стенам – и они тут же обрушились. Конор ринулся ему на помощь: он поднял с земли палку и, просунувшись в окно, принялся крушить все, что монстр еще не успел уничтожить.

Он все продолжал реветь, да так громко, что и собственных мыслей не слышал; неистовство разрушения поглотило его, и он просто крушил, крушил и крушил, ни о чем не думая.

Монстр не солгал: это и в самом деле приносит удовольствие.

Конор кричал до хрипоты, ломал все вокруг до боли в руках, ревел до тех пор, пока чуть ли с ног не валился от усталости. Когда он наконец остановился, то обнаружил, что монстр тихо наблюдает за ним, стоя чуть поодаль от разрушенного дома. Тяжело дыша, Конор оперся на палку, чтобы не упасть.

– Вот это настоящее разрушение, – сказал монстр.

И вдруг они вновь оказались в бабушкиной гостиной. Конор увидел, что разгромил ее целиком и полностью.


Вторая история | Голос монстра (перевод Тихонова Анна) | Погром



Loading...