home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Четвертая история

Даже в огромной, сильной ладони монстра Конор чувствовал, как в него проникает ужас, чувствовал, как мрак начинает заполнять легкие и душить его, чувствовал, как внутри будто бы что-то обрывается…

– Нет! – закричал он, вновь начиная вырываться, но монстр держал его крепко. – Нет! Пожалуйста!

Холм, церковь, кладбище – все исчезло, даже солнце, и они остались посреди холодного мрака, который начал преследовать Конора еще до того, как мама впервые попала в больницу, еще до того, как она начала принимать лекарства, от которых у нее выпали волосы, еще до того, как она заболела гриппом, пошла к врачу, и оказалось, что это вовсе не грипп, еще до того, как она начала жаловаться на усталость, еще до всего этого, – казалось, кошмар был с ним целую вечность, ходил за ним по пятам, охватывал его, отрезал от жизни, оставлял в одиночестве.

Казалось, что всю свою жизнь Конор провел в этом кошмаре.

– Забери меня отсюда! – закричал он. – Пожалуйста!

– Пришло время для четвертой истории, – повторил монстр.

– Не знаю я никаких историй! – воскликнул Конор. Страх завладел его разумом.

– Если ты сам ее не расскажешь, – произнес монстр, – мне придется рассказывать за тебя. – Он поднес Конора ближе к своему лицу. – И, поверь мне, ты об этом пожалеешь.

– Прошу тебя, – снова взмолился Конор. – Мне нужно вернуться к маме.

– Но ведь она уже здесь, – сказал монстр, поворачиваясь в темноте.


Монстр резко опустил его на землю – почти бросил, – и Конор повалился на колени.

Он узнал холодную землю под своими руками, узнал полянку, с трех сторон окруженную непроходимым лесом, узнал и то, что было с четвертой стороны – обрыв, за которым зияла чернота.

А на краю обрыва она, его мама.

Она стояла спиной к нему, но смотрела на него через плечо и улыбалась. Она выглядела такой же слабой, как и в больнице, но молча махала ему.

– Мама! – закричал Конор, чувствуя, что тело стало слишком тяжелым, чтобы стоять – так было каждый раз, когда начинался кошмар. – Нужно уходить отсюда!

Мама не шевельнулась, но слова Конора ее слегка обеспокоили.

Собрав все силы, Конор пошел вперед.

– Мама, надо бежать!

– У меня все хорошо, сынок, – сказала она. – Не о чем беспокоиться.

– Мама, беги! Пожалуйста, беги!

– Но, милый, ведь…

Она замолчала и повернулась к краю обрыва, будто что-то услышала.

– Нет, – прошептал Конор самому себе. Он сделал пару шагов навстречу маме, но она была слишком далеко, так далеко, что он не мог подоспеть вовремя, и в теле была такая тяжесть…

По ту сторону обрыва послышался низкий звук. Раскатистый, гулкий шум.

Будто бы там, внизу, двигалось нечто огромное.

Больше, чем целый мир.

И оно взбиралось наверх.

– Конор? – позвала мама, обернувшись к нему.

Но Конор знал: уже слишком поздно.

Приближался настоящий монстр.

– Мама! – закричал Конор, заставляя себя подняться на ноги, изо всех сил сопротивляясь невидимому весу, что давил на него. – МАМА!

– Конор! – закричала мама, отступая от края обрыва.

Но шум становился все громче. И громче. И еще громче.

– МАМА!

Он знал, что не успеет.

Потому что тут же послышался рев, и в облаке слепящего мрака над краем обрыва появились два гигантских кулака. На какое-то время они зависли над мамой, которая пыталась сделать хоть несколько шагов назад.

Но она была очень слаба, слишком слаба…

Оба кулака резко и хищно ринулись вниз, схватили маму и потащили ее за край обрыва.


Конор наконец-то смог бежать. С криками он бросился через поляну, он несся так быстро, что чуть не падал, он спешил прямо к маме, к ее протянутым рукам, а гигантские кулаки тащили ее за край обрыва.

Он схватил ее руки своими.

Таким был его кошмар. Кошмар, из-за которого он с криками просыпался каждую ночь. Кошмар, происходящий прямо здесь и сейчас.

Он стоял на краю обрыва, собрав все свои силы, и держал маму за руки так крепко, как только мог, пытаясь не допустить, чтобы ее утянуло во мрак, пытаясь отобрать ее у существа, притаившегося по ту сторону обрыва.

Теперь он мог разглядеть это существо.

Это был настоящий монстр, тот, которого он действительно боялся, тот, которого он ожидал увидеть, когда тисовое дерево впервые появилось, настоящий монстр из кошмарного сна, чудовище из дымных клубов, пепла и темного пламени, наделенное истинной силой, истинной мощью, глядящее на Конора красными, горящими во мраке глазами, чудовище со сверкающими зубами, готовыми заживо съесть его маму. «Видал и похуже», – как сказал Конор тисовому дереву в их первую встречу.

И вот оно, это самое «похуже».

– Конор, помоги мне! – взмолилась мама. – Не отпускай!

– Не отпущу! – громко ответил Конор. – Обещаю!

Монстр из кошмара заревел и потянул сильнее, крепко сжимая маму в своих кулаках.

И она начала выскальзывать из рук Конора.

– Нет! – завопил он.

Мама кричала от страха.

– Прошу тебя, Конор! Держи меня крепче!

– Хорошо! – крикнул Конор. Он обернулся к тисовому дереву, которое неподвижно стояло позади. – Помоги мне! Я не могу ее удержать!

Но дерево стояло неподвижно и наблюдало.

– Конор! – закричала мама.

Ее руки выскальзывали.

– Конор! – снова прокричала она.

– Мама! – заорал Конор, сжимая руки крепче и крепче.

Но ее ладони выскальзывали из его рук, она становилась все тяжелее и тяжелее, а монстр из кошмара тянул все сильнее и сильнее.

– Меня утягивает! – закричала мама.

– НЕТ! – проорал Конор.

Он упал на грудь – слишком уж тяжелой стала мама, и слишком уж сильно тянули ее чудовищные кулаки.

Она закричала снова.

И снова.

Она была такой тяжелой – невозможно тяжелой.

– Пожалуйста, – прошептал Конор себе под нос. – Пожалуйста.

– А вот и четвертая история, – сказало тисовое дерево за его спиной.

– Замолчи! – крикнул Конор. – Лучше помоги мне.

– Вот правда Конора О’Мэлли.

Мама кричала.

И выскальзывала.

Ее было очень трудно удерживать.

– Сейчас или никогда, – сказало тисовое дерево. – Ты должен сказать правду.

– Нет! – запротестовал Конор срывающимся голосом.

– Ты должен.

– Нет! – снова воскликнул Конор, вглядываясь в мамино лицо…

И как только правда вдруг стала известной…

Как только кошмар достиг своей кульминации…

Конор вновь крикнул:

– Нет!

И мама упала.


Какой в тебе толк? | Голос монстра (перевод Тихонова Анна) | Конец четвертой истории



Loading...