home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Четыре с половиной литра

Изумрудная рыбка: палатные рассказы

Мы сидели и вспоминали, как мы маленькие были.

— А помнишь, — говорит Пашка, — как мы про кровь спорили?

— В первый раз, что ли? — говорю я. — Помню, конечно.

Мы тогда только в первый раз познакомились, когда на перевязку сидели. У меня кровь через бинты просочилась, и мы стали разговаривать про кровь.

— Я тогда сказал, — говорит Пашка, — что из меня однажды целый литр крови вытек!

— А я сказал, — говорю я, — что из меня два литра вытекло!

— А Юрка сказал, — смеется Пашка, — что из него как-то раз пять литров вытекло!

Да, точно, помню. И мы стали спорить тогда. Потому что у человека внутри четыре с половиной литра крови. И если бы из Юрки пять вытекло, то он был бы уже не человек, а мумия сушеная. «И вообще! — кричал тогда Пашка. — Если из тебя пять литров крови вытекло, где ты еще пол-литра взял?!»

Изумрудная рыбка: палатные рассказы

— А Юрка тогда сказал, что у человека кровь все время новая делается, — говорю я. — И пока из него старая текла, то новая уже сделалась.

Это точно, так все и было. Мы, конечно, Юрке не поверили. Дураки, что ли?! Но тут как раз Андрей Юрьич из перевязочной вышел…

— И мы как закричим! — кричит Пашка. Он тоже как раз про это вспомнил. — «Андрей Юрьич, а правда, что кровь все время новая делается, пока старая вытекает, и может пять литров вытечь?!»

— А Андрей Юрьич испугался! — смеюсь я. — Он думал, что это у нас тут уже все вытекает! И Катю Васильевну стал звать!

— Не, тогда Катя Васильевна не работала еще, — говорит Пашка. — Тогда Лина Петровна работала.

— Да, точно, Лина Петровна, — говорю я.

— Но потом он объяснил, — вспоминает Пашка. — И, конечно, Юрка все перепутал!

— И наврал, — говорю я.

— И наврал, — говорит Пашка. — Никогда из него пять литров не выливалось! Только два с половиной, когда у него желудочное было.

Да, желудочное кровотечение — это ой-ой! Вмиг не мумией, так привидением станешь. Бело-зеленым.

— Вот мы дураки были! — говорит Пашка. — Таких вещей не знали!

— Точно, — говорю я. — Чего там сложного-то? Но мы просто маленькие были. Это ничего, со всеми бывает. Вот если бы мы сейчас стали факторы путать, про каскад забыли или лейкоциты с лимфоцитами…

— Да, тогда были бы точно дураки! — говорит Пашка. — Как такое можно не знать?!

— А если это человеку… ну, скажем, не нужно?

Это Толик сказал. Он там с нами сидел, только не разговаривал, а чего-то читал. И вдруг сказал.

— Как это не нужно?! — удивился Пашка.

И я тоже удивился, только молча.

— Ну, вот Катерина говорит… — начал Толик.

Все понятно. Влюбился он в эту Катерину, жених несчастный!

— Она просто, — начал Пашка, — ну… девчонка!

Не говорить же влюбленному человеку, что такие простые вещи, ну… все знают, в общем! Это же само если не с первого, то со второго попадания в больницу запоминается…


Завтрашние сосиски | Изумрудная рыбка: палатные рассказы | Арбуз с творогом и колбасой



Loading...