home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11


Представительница общественной организации протянула Джули конверт:

— Вот ваша налоговая квитанция. Определите, пожалуйста, рыночную стоимость картины. Какой может быть стартовая цена?

Галерея «У Жана» передавала им в дар картину, которую предполагалось выставить на аукцион на благотворительном вечере. Эта организация собирала деньги на новое оборудование для детской онкологической больницы.

— Одну из работ этой художницы на прошлой неделе продали за семьдесят две тысячи.

— Давайте поставим стартовую цену в пять тысяч долларов.

— Я надеюсь, что за это полотно удастся получить намного больше.

— Я тоже на это надеюсь, — пожилая женщина окинула картину оценивающим взглядом. — Я сама хочу поучаствовать в торгах.

Джули улыбнулась:

— Желаю удачи.

Она стала объяснять, когда и как они доставят картину по назначению. Кейт в это время обсуждала достоинства другого полотна с клиентом — пожилым джентльменом, который часто заходил в галерею, но ни разу ничего не купил. Джули догадывалась, что он обходит магазины в округе не в поисках товара, а ради общения, но они с Кейт не тяготились такими визитами. Впрочем, этот человек никогда не задерживался надолго.

Колокольчик над дверями возвестил о появлении нового клиента, и Джули повернулась, чтобы приветствовать его. На пороге стояли Кимбалл и Сэнфорд, и, хотя оба были в цивильном, в полной мере выглядели полицейскими. Выражение лиц — строго официальное.

— Доброе утро, — сказала Джули.

Детективы поздоровались.

— Я скоро освобожусь.

— Не торопитесь, — ответила Кимбалл.

Джули снова повернулась к пожилой женщине:

— Я останусь после аукциона, чтобы упаковать покупателю картину и убедиться, что ее не повредят при транспортировке.

— Это будет очень мило с вашей стороны, — она улыбнулась Джули, но тут же сделала скорбное лицо. — Я знаю, для вас это очень тяжелое время, дорогая. — Женщина бросила взгляд на детективов, которые изучали предметы искусства — или делали вид, что изучают. — Мистер Уиллер был прекрасным человеком. Все мы до сих пор не можем поверить в его смерть.

Через минуту представительница общественной организации удалилась. Пожилой джентльмен распрощался с Кейт и тоже ушел.

— Похоже, мы тут у вас всех разогнали, — кивнула на дверь Роберта Кимбалл. — Вы уж извините.

— Этот человек все равно ничего бы не купил. Что привело вас сюда, господа?

Детективы взглянули на Кейт, которая стояла рядом с Джули, явно не зная, как ей поступить. Хозяйка галереи представила ее полицейским. Последовало неловкое молчание.

— Может быть, кто-нибудь хочет кофе или чаю? — нашла предлог, чтобы уйти, Кейт.

— Я не откажусь от кофе, — улыбнулась Кимбалл.

Сэнфорд сказал, что ничего не желает.

— Мы будем в гостиной, — сказала Джули.

Кейт извинилась и пошла варить кофе.

Джули провела детективов в гостиную. Вчера в это же время она разговаривала там с Митчеллом. Интересно, подумала Джули, сможет ли она когда-нибудь входить в это помещение и не вспоминать о нем? Сомнительно. Дерек словно оставил здесь свой след — молодая женщина почувствовала это сразу, как только они вошли.

Детективы сели на маленький диван, а Джули на стул напротив. Сэнфорд вынул из папки, которую держал в руках, конверт.

— У нас есть новые снимки.

— Того самого мужчины?

Кимбалл кивнула:

— Он проходил через холл за два дня до убийства. Один снимок получился довольно четким.

— Можно взглянуть?

Сэнфорд открыл конверт, достал несколько фотографий и протянул их Джули:

— Верхний самый лучший.

Вошла Кейт с подносом, на котором стояла маленькая чашка кофе. Она подала ее Роберте. Джули рассматривала снимки. Фотографии были лучше, чем те, которые она видела накануне, но ненамного. Она просмотрела все. Как сказал Сэнфорд, самым качественным был верхний снимок.

— Да, это тот самый мужчина… — кивнула Джули. Кимбалл отпила кофе и поблагодарила Кейт улыбкой.

— Вне сомнений, это он, — повторила хозяйка галереи, — но раньше я его никогда не видела.

Сэнфорд не сумел скрыть разочарование:

— Вы уверены?

— Абсолютно. Я не знаю этого человека.

Сэнфорд откинулся на диване и положил руки на его спинку. Детектив взглянул на Кейт:

— Я бы выпил стакан воды, если вас не затруднит.

Кейт, которая рассматривала фотографии через плечо Джули, вздрогнула.

— Конечно. Джули?..

— Нет, спасибо.

Молодая женщина вышла, оставив Джули наедине с полицейскими. Сэнфорд и Кимбалл смотрели на нее почти так же внимательно, как накануне Дерек Митчелл на картину с голым толстяком.

— Слушаю вас, господа.

— Расскажите нам, пожалуйста, все сначала.

— Про ограбление?

— Нет. С самого начала. С той минуты, как вы с Полом Уиллером вышли из номера.

Джули посмотрела на Кимбалл. Лицо Роберты оставалось бесстрастным. Она допила кофе и сейчас сидела, немного наклонившись вперед и уперев локти в колени.

Джули повторила все, что рассказывала раньше. Дойдя до момента, когда она впервые увидела грабителя, молодая женщина остановилась.

— Может быть, если вы мне подскажете, что именно вас интересует, я смогу…

— Мы не хотим, чтобы вы что-нибудь пропустили, — сказала Кимбалл. — Продолжайте, пожалуйста.

Джули подождала, пока войдет Кейт и подаст Сэнфорду воду, и продолжила с того места, на котором остановилась. Очень скоро она добралась до конца — до прибытия полиции и медиков.

— Пока они не приехали, никто не мог оттащить меня от Пола. Я обнимала его, а потом меня заставили его отпустить…

Минуту-другую все молчали. Сэнфорд отпил глоток воды и поставил стакан на столик рядом с пустой кофейной чашкой. Прервала молчание Кимбалл:

— Мы разослали новые фотографии остальным очевидцам происшествия. Никто из них, так же как вы, этого парня не узнал.

— На грабителе были маска, очки, перчатки…

— Верно, — согласилась Кимбалл. — Мы и не рассчитывали на то, что нам повезет. Но, разговаривая со свидетелями по телефону, мы попросили их еще раз нам все рассказать, как и вас. Кое-что из того, что сказали дамы, причем порознь, нас удивило. Раньше мы эту деталь не заметили или не обратили на нее внимания.

Джули перевела взгляд на Сэнфорда, но он был бесстрастен. Видимо, детективы заранее распределили роли, и ведущая была отведена Кимбалл. Повернувшись к ней, Джули спросила:

— И что это за деталь?

— Вы не встали на колени. Когда грабитель потребовал, чтобы все сделали это, вы остались стоять.

— Я встала на колени.

— Не сразу. Почему? — Кимбалл посмотрела ей в глаза. — В вас целится из пистолета человек в маске и кричит, чтобы вы встали на колени. Одна из женщин из Нэшвилла призналась, что она так перепугалась, что даже описалась. Она сразу рухнула на пол, страшась, что, если помедлит, бандит ее застрелит. Ее подруга сделала то же самое.

— Мужчина из Калифорнии… — начала Джули. Кимбалл не дала ей договорить:

—…сказал, что оцепенел и не мог двинуться. Тогда грабитель наставил пистолет на него и потребовал, чтобы тот встал на колени. Калифорниец послушался, а вы нет. Все трое свидетелей говорят, что вы ему противодействовали. Сказали, что у вашего спутника артрит… В конечном счете именно мистер Уиллер потянул вас вниз и заставил встать на колени рядом с ним.

Сэнфорд наконец решил вмешаться, но сначала немного наклонился вперед, приняв такую же позу, как его напарница:

— Вы такая невероятно смелая женщина, мисс Рутледж?

— Никогда не считала себя смелой… Впрочем, мое мужество и не подвергалось испытаниям… Люди по-разному реагируют на смертельную угрозу. Думаю, никто из нас не знает, как поведет себя, если попадет в такую ситуацию. Я не помню, чтобы особенно храбрилась…

— А что вы чувствовали? — спросила Кимбалл.

Джули поколебалась, но ответила:

— Я смирилась.

После короткой паузы Сэнфорд сказал:

— Вы решили, что этот человек убьет вас, что бы вы ни делали?

Она отметила внимательный взгляд чернокожего детектива. Потом посмотрела на Кимбалл, глядевшую на нее так же пристально.

— Я знала, что преступник выстрелит. Как только увидела его, сразу догадалась, что ограбление — всего лишь ширма. У бандита была другая цель — он собирался убить Пола и, я уверена, меня тоже. Я не встала на колени сразу же, как только он приказал, потому что полагала, это ничего не изменит. Я смотрела в стекла его очков, пытаясь увидеть сквозь них.

— Чтобы убедить его не убивать вас?

— Нет. Чтобы узнать.

— Получилось?

Джули покачала опущенной головой:

— Я пыталась узнать в нем Крейгтона Уиллера.

— Это был не он, мисс Рутледж.

— Теперь я это знаю.

Зазвонил телефон. Джули услышала приглушенный голос Кейт, разговаривающей по-французски.

— Галерея «У Жана». Простите, она сейчас на совещании.

Ее допрашивает полиция. Вот это было бы правдой. Беседа превратилась в допрос, и это беспокоило Джули.

— Почему вы вдруг этим заинтересовались? Какая разница, когда именно я встала на колени?

Сэнфорд снова откинулся на спинку дивана и сказал:

— Вы утверждаете, что от того, выполнили бы вы требование преступника или нет, ничего бы не изменилось.

— Это так.

— Пол Уиллер мертв, а вы остались живы.

— И это так.

— Теперь вы понимаете, почему детали могут быть важными?

Джули перевела взгляд на Кимбалл:

— Извините, господа. Я не могу понять, что вы имеете в виду.

— Мы имеем в виду вот что, мисс Рутледж, — сказала Кимбалл. — При желании можно предположить, что вы не опустились на колени, когда грабитель приказал… потому что были уверены, что вам ничего не угрожает.

Эриэл вошла в свою квартиру, довольная, что этот день наконец закончился. Она закрыла дверь, оставив за порогом весь мир, радуясь тому, что добралась до своей норы, где ей никто не помешает собраться с мыслями. Она очень скучала по своей подруге Кэрол, в складчину с которой снимала эту квартиру, но сейчас была рада, что та уехала на все лето. Эриэл хотела побыть одна.

Она работала менеджером в компании, производящей электрооборудование. Фирма продавала, устанавливала и обслуживала охранные системы корпоративных клиентов и частных заказчиков в жилых домах. Все документы, входившие и выходившие из офиса компании, первым делом попадали на стол Эриэл. Ее обязанностью было направить их в нужный отдел. Девушка работала там недавно, но уже была на хорошем счету у начальства и заслужила уважение коллег.

Эриэл нравилась ее работа, но сегодня каждый час тянулся бесконечно, все задания раздражали. Она считала минуты, оставшиеся до семи, когда сможет вернуться домой и забраться в постель, прихватив коробку шоколадного мороженого с орехами. Вчерашнее фиаско заслуживало целой коробки.

Какой же дурой надо быть, чтобы поверить, что такой шикарный и богатый парень, как этот, обратит внимание на нее — мисс «Неуверенность в себе»… Он мог выбрать любую девушку в клубе. Как она могла подумать, что из всех женщин, находившихся там, он выберет ee!

Ну что за идиотка!

И все же, когда Эриэл вышла из дамской комнаты, она была уверена, что он ждет ее там, где обещал. Сразу она его не увидела, но девушке и в голову не пришло, что ее кинули. Она решила, что Тони тоже пошел в туалет. Прошло несколько минут. Он не появлялся. Эриэл вышла из клуба и описала его служащему на стоянке.

— В светлом костюме? Да, видел такого… Спасибо, сэр, счастливого вам пути! Хм, этот парень был здесь минуту назад.

— Он сел в «Порше»?

— В «Порше»? У нас сегодня «Порше» не было. — Служащий поднял руку, чтобы предупредить следующий вопрос, и оглушительно свистнул своему напарнику. — Эй, Грег, не мог бы ты помочь этим людям? Спасибо! Он сейчас же подойдет, мэм. Извините, что пришлось немного подождать. — Затем он снова повернулся к Эриэл. — Тот парень вышел отсюда с какой-то женщиной.

Девушка обмерла:

— С женщиной? Он был с женщиной? С какой?

— Вам нужна машина или как?

Эриэл села в свою машину и поехала домой, чувствуя себя просто раздавленной. Проезжая мимо кафе, в котором предложила ему выпить кофе, она покраснела от стыда. И потом — разве может такой мужчина зайти в подобную забегаловку?

Она вела себя как полная дура. Через сколько секунд после ее идиотского махания рукой он ушел? Через десять? Через пять? Было унизительно представить, как он обрадовался, когда дурочка извинилась и отправилась в туалет, предоставив ему возможность сбежать…

Эриэл бросила сумку на пол, переступила через нее и пошла в спальню. Она сняла офисный костюм, сбросила туфли на высоких каблуках и надела любимую старенькую пижаму, а ноги сунула в тапочки. Сегодня она уже никуда не пойдет… И завтра, возможно, тоже, даже если позвонят подруги и позовут ее куда-нибудь. У нее нет ни сил, ни желания одеваться, идти пить кофе и болтать о пустяках. Самооценка Эриэл, и так не слишком высокая, была в нокауте.

Она достала из морозильной камеры коробку мороженого, взяла ложку и пошла в гостиную. Села, подобрав ноги, на диван и включила телевизор.

Ей было очень стыдно за свое легковерие… Сейчас Эриэл даже не рассказала бы об этом позоре Кэрол, а ведь они ничего друг от друга не скрывали. «Впрочем, — подумала она, — не позвонить ли подруге?» Задушевный разговор над большой коробкой мороженого — первый шаг к улучшению настроения.

Она протянула руку к трубке, но тут телефон зазвонил сам. Эриэл посмотрела на определитель. Номер не высветился. Впрочем, она не сомневалась в том, что знает, кто это.

— Вот зараза!

Она не стала снимать трубку, а набрала полную ложку мороженого и сунула ее в рот. Телефон замолчал, но всего на несколько секунд. Номер опять не высветился. Это повторилось еще три раза, и Эриэл не выдержала — взяла трубку.

— Чтоб ты сдох! Перестань трезвонить!

А она-то думала, что этот тип ушел навсегда и о нем можно забыть! Когда он позвонил первый раз, Эриэл удивилась, как это у человека хватает нахальства. Он назвался, и тут же последовал залп из всех орудий — Эриэл объяснила ему, кто он такой. Врун, обманщик, мерзавец! Ни одна нормальная женщина не подпустит его к себе на пушечный выстрел! Она сказала, чтобы он исчез с горизонта и никогда больше не появлялся. Если не хочет, чтобы она заявила на него в полицию, пусть никогда не звонит.

Но он звонил и продолжает звонить.

Он никогда ей не угрожал. После первых попыток он вообще перестал разговаривать, но его молчание было наполнено раздражением, а угроза, которая в нем таилась, действовала на нервы, особенно сейчас, когда Эриэл осталась в квартире одна.

Она пожалела, что не может позволить себе охранную систему своей же компании. Ее бюджет не потянет даже самую простую, без всяких финтифлюшек… Однако очень успокаивало, что за время отсутствия Кэрол она сменила замки. Подруга ее поддержала, сказав, что лучше переусердствовать, чем потом пожалеть, и согласилась заплатить свою половину за замки и особые защелки, установленные на окнах. Но сегодня все это не успокаивало Эриэл. Кроме того, она была очень расстроена вчерашним обломом. И опять этот мерзавец со своими звонками!

Теперь, когда все шлюзы ее жалости к себе были открыты, девушка не стала сдерживаться:

— Ты просто жалок, понимаешь? Считаешь себя настоящим мачо, но ни один уважающий себя мужчина не станет звонить, чтобы подышать в трубку! Убирайся туда, откуда пришел! К чертям собачьим! И перестань наконец звонить!

Эриэл бросила трубку и почувствовала себя значительно лучше, сумев так здорово его отшить. Снова занявшись мороженым, она пришла к выводу, который показался девушке глубоким. В общем и целом все мужчины подлецы.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...