home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14


Додж стоял, прислонившись к стене в зале суда. Выглядел он весьма неспокойным, явно испытывая острую потребность закурить, причем как можно скорее. Когда появился Дерек, бывший полицейский набросился на своего босса:

— Чего ты так задержался, черт побери?

— Пришлось убеждать клиента согласиться на предложение прокурора.

— Сколько дали?

— Два года.

Они вошли в лифт и замолчали. Разговор возобновился, когда Дерек и Додж выбрались из здания суда и Додж закурил.

— Парня на пленке с видеокамеры охраны «Молтри» зовут Билли Дьюк.

— Кто сказал?

— Был анонимный звонок. Женщина. По голосу молодая, нервничала. Позвонила чуть позже полуночи, из телефона-автомата. Автомат нашли, но ее никто не видел, потому что все магазины вокруг в это время были, конечно, закрыты.

— Это была соскучившаяся одинокая дама или она действительно что-то знала?

— Большинство тоскующих сердец звонят из дома. В полиции думают, что она сказала правду. — Додж сплюнул на узкую полоску травы и тут же снова глубоко затянулся.

— А есть какое-нибудь «но»?

— Конечно. «Но» такое: в отделе транспортных средств полиции Джорджии не зарегистрированы водительские права ни на какого Билли или Уильяма Дьюка, который бы подошел. Есть один Уильям Уэйн Дьюк, проживающий здесь, в Атланте, но он оказался девятнадцатилетним черным парнем. Имеется и Уильям Сэнди Дьюк, белый, но ему восемьдесят четыре года. На той фотографии явно не они. Еще…

— Ладно, — перебил его Дерек, зная, что, если Доджа не остановить, он будет перечислять ему всех не подошедших полчаса. — Как далеко полиция продвинулась в поисках?

— Ищут… У налоговиков он тоже не числится. Они просматривают национальные базы данных, интересуются уплатой налогов, арестами, выдачей водительских прав. Сэнфорд и Кимбалл отправились к Уиллерам и мисс Рутледж, чтобы узнать, не знакомо ли им это имя. Может быть, они слышали его от покойного.

— Сомнительно, раз уж они этого Дьюка не узнали.

Додж пожал плечами. Он выбросил окурок и тут же закурил новую сигарету.

— Мусоришь…

— Подай на меня в суд. — Хэнли вдохнул дым, выдохнул и взглянул на своего босса. — Что ты сам по этому поводу думаешь?

— Не знаю. Вообще-то я полагал, что это не даст никаких результатов и парень на снимке окажется продавцом обуви из Кливленда, честным гражданином, который, возможно, химичит со своими налогами, но не обидит и мухи, не говоря уж о том, чтобы застрелить в упор человека. Я все про него придумал заранее. Теперь вот не знаю… Может, он все-таки окажется продавцом обуви? Или это феномен синдрома одинокой женщины? Надеется, что какой-нибудь молодой полицейский выяснит, откуда звонили, и окажется любовью всей ее жизни…

— Может быть и такое.

— Или этот Билли Дьюк все-таки причастен к…

— Читаешь мои мысли.

Дерек достал мобильный телефон и проверил пропущенные звонки и сообщения, затем перезвонил в офис. Додж тем временем спросил, что ему теперь нужно делать.

— Продолжай заниматься тем же. Звони сразу, как только что-нибудь узнаешь. Привет, Марлин… — Дерек помахал Доджу рукой и пошел в противоположном направлении, к парковке, где оставил свою машину. — Он получил два года. Нет, я считаю это удачей. Приговор мог быть значительно строже. Послушай, позвони, пожалуйста, Уиллерам… Да, и тому, и другому. Жене тоже. Организуй встречу у нас. Когда? Как можно скорее.

Джули позвонила Кейт рано утром, попросила забрать ее из отеля и отвезти домой. Она пообещала объяснить все при встрече. Кейт очень удивилась, увидев подругу в платье, в котором она была вчера на благотворительном аукционе.

— Все совсем не так, как ты думаешь, — сказала Джули, усаживаясь на переднее сиденье машины Кейт. — Поверь мне.

Она рассказала только то, что в ее доме не оказалось электричества и она, несмотря на то что свет быстро включили, побоялась, что проблемы возникнут снова. Словом, она решила не оставаться там на ночь.

— Ведь вполне мог испортиться трансформатор, правда?

Кейт не стала выпытывать подробности, но все-таки спросила, почему Джули не приехала в отель на своей машине.

— Не то чтобы я возражала против того, чтобы тебя подвезти…

— Моя машина в последнее время что-то барахлит. Я не хотела рисковать… Вдруг она сломается во время грозы? Вызвала такси и поехала.

Кейт искоса взглянула на нее:

— И свет, и машина… У тебя плохая карма.

Джули натянуто улыбнулась:

— Возможно.

Она вышла, не доезжая до дома, и сказала Кейт, что у нее еще есть дела. Сейчас в галерею она не поедет, но, если понадобится, пусть Кейт ей позвонит. Войдя в дом, Джули первым делом позвонила своей горничной, которая обычно приходила дважды в неделю, и спросила, не может ли она прийти сегодня и привести с собой мужа. Он поможет двигать мебель.

— Хочу сделать генеральную уборку и кое-что поменять… Разумеется, это сверхурочная работа.

Они приехали через полчаса. Джули ждала свою приходящую прислугу и ее супруга, сидя у входной двери. Присутствие в своем доме Крейгтона она до сих пор ощущала как сырой туман.

Пока горничная и ее муж делили обязанности и разбирали орудия труда, Джули прошлась по всем комнатам, отмечая следы присутствия Уиллера, которые не заметила прошлой ночью. В столовой он поменял местами картины. Равно как и кресла в гостиной. Она обнаружила также несколько мелких изменений, которые и сама увидела только потому, что искала.

Самой ужасной выходкой Крейгтона стал анатомически безупречный фаллоимитатор, который он положил рядом с новыми батарейками и иллюстрированным буклетом с инструкциями в ящик тумбочки у ее кровати. Джули едва не вырвало от отвращения, но она похвалила себя за то, что интуитивно решила проверить все ящики, прежде чем оставить распоряжаться в доме горничную.

Джули отметила про себя, что необходимо выстирать всю одежду, а то, что нельзя стирать, собрать и отправить в срочную чистку. Она уже заканчивала эти неприятные дела, когда позвонила Кейт:

— Только что звонили детективы Сэнфорд и Кимбалл. Им необходимо тебя видеть.

— Когда?

— Как можно скорее. Кимбалл сказала, что могут приехать сюда. Годится? Я обещала им перезвонить.

— Скажи, что я буду через час.

Когда Джули добралась до галереи, полицейские были уже там. Приехал и ее адвокат — ему она позвонила, как только повесила трубку после разговора с Кейт. К счастью, он оказался свободен.

— Вас познакомили? — спросила Джули с порога.

Детективы пробормотали приветствие и обменялись рукопожатиями с Недом Фултоном, которого в свое время ей порекомендовал корпоративный юрист Пола.

— Это не допрос, мистер Фултон. В вашем присутствии нет необходимости, — сказала Кимбалл адвокату.

— Моя клиентка думает иначе, — возразил он. — Особенно после предположений, высказанных вами вчера.

Роберта пожала плечами, и Сэнфорд перешел к делу.

— В полицейское управление ночью позвонила женщина, которая отказалась назвать свое имя, — сообщил он. — Человека на фотографии она опознала как Билли Дьюка.

Оба детектива, Кейт и Нед Фултон повернулись к Джули. Она удивленно подняла брови:

— Я впервые слышу это имя.

— Вы уверены? — спросила Кимбалл.

— Можете не отвечать, Джули, — вступил в разговор Фултон.

— Почему же? С удовольствием отвечу. Я не знаю человека с таким именем.

— А Пол Уиллер знал? — задала Роберта следующий вопрос.

— Если и знал, мне он об этом не говорил. Я никогда не слышала этого имени.

— Производные от имени могут быть Билл или Уильям.

— Простите, нет, — Джули повернулась к Сэнфорду. — Кто все-таки позвонил, чтобы назвать его?

— Мы не знаем, — повторил детектив. — Звонившая женщина отказалась назвать свое имя.

— Она только сказала, что увидела фотографию по телевизору и узнала этого парня, — добавила Кимбалл. — Назвала его имя и повесила трубку. Мы выяснили, из какого телефона-автомата она звонила, немедленно послали туда машину, но, когда туда приехали полицейские, там уж никого не было. Пустая улица.

Джули немного подумала:

— А может это быть розыгрышем?

— Да, конечно, — кивнул Сэнфорд. — Но наша сотрудница, которая отвечает на звонки по горячей линии, та, что разговаривала с этой женщиной, так не думает. Она говорит, что звонившая показалась ей молодой и очень напуганной. Тяжело дышала. Безусловно, нервничала. Так что мы теперь пытаемся найти этого Билли Дьюка.

— И?.. — не утерпел Фултон.

— Пока ничего, — отвел взгляд Сэнфорд. Кимбалл рассказала о попытках разыскать Дьюка, которые окончились неудачей.

— Мы закинем сеть пошире и посмотрим, может, что в нее и попадется. Полиция занимается этим с раннего утра. Но даже если мы найдем этого Билли, сие еще не значит, что он тот, кто нам нужен.

Фултон решил, что разговор можно заканчивать:

— Мисс Рутледж сказала, что она не узнает этого человека и не слышала имени, которое вы назвали. Что-нибудь еще?

Детективы переглянулись. Сэнфорд сказал:

— Думаю, на сегодня все, — он взглянул на Джули и добавил: — Разумеется, если вы что-нибудь вспомните…

— Я хочу, чтобы убийцу нашли, не меньше, чем вы, господа. Если бы мне было что сказать, я бы обязательно это сделала.

Перед тем как попрощаться, Кимбалл спросила о благотворительном аукционе:

— Все прошло хорошо? Дождь не помешал людям прийти?

— К счастью, гроза собралась, когда все уже закончилось.

— Выручка хорошая?

— Да, очень хорошая.

— За картину дали цену, на которую вы рассчитывали?

— Значительно больше, — не удержалась от улыбки Джули.

Сэнфорд подождал, пока Кимбалл сядет на пассажирское сиденье, и тронул машину с места.

— Ну, что ты думаешь? — спросила она.

— Я думаю, что все это дело запутано, как чертова пряжа.

— Это твоя профессиональная оценка? Именно это ты собираешься сказать шефу, когда он вызовет нас на ковер и потребует, чтобы мы сообщили ему о своих успехах?

— Зачем она пригласила адвоката?

— По-моему, ты сердишься.

— Мне жарко.

— Включи кондиционер. — Сэнфорд так и сделал, и Роберта повернула рычажок, чтобы дуло на него. — Так лучше?

— Зачем она пригласила адвоката? — повторил свой вопрос чернокожий детектив, но уже спокойнее.

— Разумное решение, — пожала плечами Ким-балл. — А ты бы не пригласил?

Сэнфорд скорчил гримасу, более или менее соглашаясь, что да, он бы пригласил.

— Просто Джули Рутледж осторожна. Это вовсе не значит, что она в чем-то виновата.

— Но и что невиновна тоже не значит.

— Верно, — вздохнула Роберта. — Но мы узнаем, Гомер. Мне все-таки трудно представить, что она на самом деле подставила Уиллера под пулю. Во-первых, я уверена в том, что она была без ума от этого мужика, а во-вторых, не такой Джули Рутледж человек.

— А каким надо быть человеком?

— Способным придумать и поставить весь этот спектакль.

— Ты так говоришь только потому, что она образованная и хорошо одета.

— А мы рассматриваем эту версию только потому, что у нас нет ничего лучше.

— Теперь у нас есть Билли Дьюк. Черт, ладно! У нас его нет. Но ты понимаешь, что я имею в виду.

— Угу, — вздохнула Роберта. — Я понимаю, что ты имеешь в виду.

Они проехали квартал в молчании. Остановившись у светофора, Сэнфорд сказал:

— Почему она вдруг задергалась, когда ты спросила насчет вчерашнего аукциона?

Кимбалл засмеялась:

— Задергалась? Это что-то новое…

— Понизила голос, отвела взгляд. Явно задергалась. Интересно, с чего бы это?

— Ты думаешь, Джули Рутледж врет? Зачем ей врать, когда речь идет о благотворительной акции и картине?

— Да нет, не врет, просто…

В это время телефон Кимбалл разразился соловьиной трелью.

— Не теряй мысль, Гомер, — она приложила трубку к уху. — Кимбалл. — Роберта тут же перевела глаза на Сэнфорда. — Здравствуйте еще раз, мисс Филдс.

Сэнфорд так резко повернул голову, что чуть не свернул ее. Брови детектива поползли вверх. Кимбалл отвечала односложно:

— Угу. Да, да. Конечно. Когда вы хотите прийти? Ладно. Мы будем на месте, — она отключилась и уставилась на напарника. — Ну и ну.

— Помощница Джули Рутледж? Кейт Филдс?

— Она самая. Ей нужно поговорить с нами о чем-то важном.

— Она сказала, о чем?

— Нет, но ты был прав. Мисс Рутледж задергалась.

— Он просто чудо.

— Она, — поправил Дерек. — Мэгги.

— Привет, Мэгги, — Шэрон Уиллер наклонилась и почесала лабрадориту за ухом. — У меня никогда не было своих собак, но я им всегда нравилась.

Мистер и миссис Уиллер приехали в офис Митчелла на несколько минут раньше, чем была назначена встреча. Дуглас познакомил Дерека со своей супругой еще на благотворительном вечере. Ему она показалась красоткой — хорошей породы, ухожена, элегантна. Но внешность в данном случае — это явно было все, чем могла похвастаться Шэрон. Дерек догадывался, что она смеется даже тогда, когда не понимает шутки. Он предположил, что эта женщина идет по жизни, слегка растерявшись, но научившись скрывать свою растерянность под отработанным очарованием.

Дерек догадывался, что Дуглас Уиллер прекрасно осознает интеллектуальный потенциал своей жены, но тем не менее любит ее. Сейчас он с удовольствием смотрел, как она ласкает Мэгги.

— Почему бы нам не завести собаку?

Миссис Уиллер просияла:

— Я бы с удовольствием.

— А, вся банда в сборе, — Крейгтон вальяжно прошел в дверь, которую открыла для него Марлин. — Привет, мама! Папа, привет! Здравствуйте, мистер Митчелл, — он щелкнул каблуками и отсалютовал адвокату. — Все как приказано, сэр.

Дерек ужасно хотел врезать ему так, чтобы он вылетел в окно и летел до Китая.

— Вы вчера проникли в дом Джули Рутледж? Его родители удивленно вскрикнули, но Митчелл оставил это без внимания. Он не сводил глаз с Крейгтона. Молодой человек несколько секунд смотрел на него, потом обернулся и заглянул себе за спину. Снова повернувшись к адвокату и идеально подражая Роберту Де Ниро, он спросил:

— Вы говорите со мной? Вы говорите со мной?

— Отвечайте.

Крейгтон фыркнул:

— А, так вы серьезно… Я был уверен, что это шутка.

— Что все это значит, мистер Митчелл? — решительно вмешался Дуглас.

Дерек еще несколько секунд смотрел на Крейгтона, затем повернулся к его отцу:

— Не обращайте внимания. Это шутка. Я собрал вас всех здесь, чтобы дать последний совет. Бесплатный, потому что я возвращаю ваши деньги, — Митчелл помолчал, затем сказал: — Если кто-то из вас знает человека, которого опознали как Билли Дьюка, вы должны немедленно сообщить об этом полиции.

— Я уже сказал им, что не знаю его, ни в лицо, ни по имени, — Дуглас Уиллер выглядел очень недовольным. — Я мог сообщить вам это по телефону.

Похоже, он был весьма рассержен, но пока сдерживался.

— Я хотел увидеть вас лично, чтобы относительно того, что я скажу, не было никаких разночтений. Мистер Уиллер, несмотря на более чем внушительную сумму, которую вы перевели на мой счет, я не буду вашим адвокатом. Ни семейным, ни представляющим чьи-либо интересы индивидуально.

Воцарилось молчание. Шэрон явно ничего не понимала. У Дугласа был оскорбленный вид. Лицо Крейгтона оставалось бесстрастным.

— Что еще, кроме бесплатного совета, мистер Митчелл? — спросил наконец Дут.

— Рано или поздно полиция разыщет этого Билли Дьюка, даже если это его ненастоящее имя. Может оказаться, что он здесь абсолютно ни при чем, просто законопослушный гражданин. Или другой вариант — он все-таки имеет отношение к смерти вашего брата, мистер Уиллер. В этом случае, если Дьюк был как-то связан с Полом или вашей компанией и вы об этом знаете, я советую вам как можно быстрее сообщить об этом полиции, а не ждать, когда они сами выявят эту связь. Тогда вам придется объясняться, и объяснение вряд ли будет приятным.

Дуг посмотрел на жену, которая хлопала глазами, затем на сына. Крейгтон лениво заявил:

— Я сказал двум детективам, которые, кстати, помешали моему массажисту, что никогда не видел этого парня и никогда не слышал о Билли Дьюке, — он скорчил гримасу. — Одно деревенское имя чего стоит… Дальше ехать некуда. Кстати, Дьюк — это его второе имя или фамилия? Он Билли Дьюк Смит? Или Билли Джо Дьюк?

Шэрон хихикнула. Дуглас Уиллер взглянул на часы:

— У меня скоро совещание. Это все, мистер Митчелл?

Дерек сделал шаг вперед и протянул ему руку:

— Еще раз хочу сказать, что мне очень жаль, что с вашим братом произошло такое несчастье. Надеюсь, полиция скоро поймает преступника. Всего вам хорошего.

Дуг пожал адвокату руку, затем взял Шэрон за локоть и пошел к двери. Крейгтон двинулся за родителями.

— Мне хотелось бы сказать вам пару слов наедине, Крейгтон.

Молодой Уиллер повернулся и посмотрел на Дерека так, будто хотел пожелать ему сию же минуту сдохнуть. Но ответил он вежливо:

— Хорошо.

Дуглас остановился на пороге:

— О чем вы собираетесь говорить с моим сыном?

Крейгтон улыбнулся:

— Есть небольшое дельце, о котором я говорил мистеру Митчеллу пару дней назад, — он поцеловал мать в щеку. — Ты всю вторую половину дня будешь дома? Тогда я заеду.

— Прекрасно. До скорой встречи, дорогой.

Они ушли. Крейгтон повернулся к Дереку и картинно похлопал ресницами:

— Я в вашем распоряжении.

Дерек подошел к нему совсем близко. Говорил он тихо, но очень четко:

— Вы настоящий полудурок. Нет, полный дурак. Более того, вы дурак, который глупеет от своей собственной наглости.

— Вы говорите со мной?

Митчелл вопрос проигнорировал, понимая, какой реакции этот урод добивается.

— Еще один бесплатный совет.

— Вот как? Почту за честь.

— Я бы на вашем месте забыл про эту затею о судебном решении относительно мисс Рутледж. Оно может выйти вам боком, особенно в свете вашего пристрастия к играм в гараже в стиле «Глубокой глотки».

Крейгтон слегка покачал головой:

— Я не понимаю, о чем вы говорите:

— Джули Рутледж может обвинить вас в том, что вчера вечером вы пытались напугать ее в гараже общественного центра. Затем она приехала домой и сразу поняла, что там кто-то побывал, передвигал вещи и устраивал розыгрыши, в которых нет ничего смешного.

— И вы об этом знаете… Каким же образом?

— Я купил картину, которую мисс Рутледж пожертвовала для аукциона. Утром она позвонила, чтобы поблагодарить меня, — Дерек Митчелл гордился тем, что умеет врать не хуже других. — Это не была самая теплая и душевная благодарность, какую мне когда-либо приходилось слышать. Скорее мисс Рутледж сделала это по обязанности. Вчера вечером ей указали на меня как на вашего семейного адвоката. Похоже, она о вас не лучшего мнения, чем вы о ней.

— Я же рассказывал вам, как было дело.

— Верно, рассказывали. Но она тоже не смогла поведать о вас ничего хорошего, так что скажите, кому мне верить? Вам? Ей? Или ни вам, ни ей?

— Позвольте мне задать вам вопрос, мистер Митчелл. Вы были свидетелем инцидента в гараже, о котором говорите? Мисс Рутледж заявила полиции о якобы проникновении в ее дом?

Дерек ничего не ответил, и Крейгтон мерзко ухмыльнулся:

— Десять против одного, что не заявляла. Почему? Потому что ничего подобного не было. Что касается моего пребывания в гараже, это даже не стоит обсуждать. Разве вы не поняли? Джули рассказывает дикие истории, пытаясь вызвать у вас подозрения насчет меня, как она проделала с детективами Сэнфордом и Кимбалл. Она меня ненавидит. После того самого случая в раздевалке, помните, — он коротко рассмеялся. — Наверное, было бы лучше, если бы я позволил ей тогда сделать мне минет…

Ярость, бушевавшая в Дереке, чуть не оказалась сильнее его самообладания.

— Чем больше вы говорите, тем больше я сомневаюсь, такие ли уж дикие истории рассказывает о вас мисс Рутледж.

Крейгтон опять ухмыльнулся, и это едва окончательно не вывело Митчелла из себя.

— Джули врет. Врет, чтобы объяснить свои обвинения в том, что я имею какое-то отношение к смерти дяди. Это нелепо. Причины мы с вами уже обсудили. Надо сказать, мне сие начинает надоедать. Теперь, когда вы уже не наш адвокат, мне не надо спрашивать у вас разрешения уйти, не так ли, мистер Митчелл?

Дерек несколько секунд не сводил в него глаз, затем поднял руки, как бы сдаваясь, и отступил назад. Крейгтон коротко рассмеялся и вышел.

— Прежде всего я хочу, чтобы вы знали, как ужасно я себя из-за этого чувствую. — Кейт Фиддс комкала в руках бумажный носовой платок. Девушка посмотрела сначала на Кимбалл, потом на Сэнфорда и, получив от них по сочувственному кивку, продолжила: — Я обожаю Джули. Она так мне помогла! Дала эту работу, а я ведь тогда только-только закончила колледж. Она так мне доверяет, не только как босс, но и как подруга… Я не сделаю и не скажу ничего такого, что могло бы ей навредить.

— Мы не сомневаемся в вашей преданности к мисс Рутледж, — улыбнулась Кимбалл. — Однако у вас есть обязательства перед нами, как представителями закона, и перед своей совестью, мисс Филдс. Вы должны сказать нам правду.

— Конечно, я понимаю, — Кейт высморкалась. — Я надеялась на чудо, молилась, чтобы что-нибудь помешало мне, освободило от необходимости рассказать вам это.

— Что рассказать? — Сэнфорд наклонился вперед. — Вы говорили детективу Кимбалл, что мисс Рутледж ни в чем никого не обманула, рассказывая о деле, которым мы занимаемся.

— Я в этом не совсем уверена, — Кейт посмотрела на них по очереди. — Возможно, Джули знает больше, чем говорила вам.

— Больше о чем? — спокойно спросила Кимбалл. — Об убийстве?

Кейт покачала головой. Сглотнула слюну. Она тысячу раз спрашивала себя, должна ли это делать, и пришла к малоприятному для себя выводу — да, должна. Совесть не позволяла ей поступить иначе.

— Нет. Об этом человеке, Билли Дьюке.

Детективы обменялись взглядами, которые сразу заставили Кейт горько пожалеть о том, что она решила поделиться с ними тем, что ей известно.

— Ох, пожалуйста, не подозревайте Джули в чем-то ужасном! Она не имеет никакого отношения к смерти мистера Уиллера! Совершенно точно, не имеет. Она его любила. Вы не знаете, вы даже представить себе не можете, какие у них были отношения! Они были так преданы друг другу! — Слезы, которые Кейт до сих пор пыталась сдержать, ручьем хлынули из ее глаз.

Кимбалл пододвинула ей коробку бумажных платков.

— Мисс Фиддс, мы знаем, что вам тяжело, но то, о чем мы сейчас говорим, очень важно. Что вы знаете о мисс Рутледж и Билли Дьюке?

Кейт вытащила из коробки еще один платок. После нескольких неудачных попыток начать рассказ она наконец сумела справиться с рыданиями.

— Я узнала его на фотографии, которую вы показывали Джули. Я подавала вам кофе, помните? Вы были в гостиной…

— Конечно, помню, — уверила ее Кимбалл. — Где вы его раньше видели?

— Он приходил в галерею.

— Когда?

— Я не помню точную дату.

— После того как мистера Уиллера застрелили?

— Нет. За несколько недель до этого. Это я хорошо запомнила.

— Он пришел к мисс Рутледж?

— Да.

Кимбалл взглянула на Сэнфорда, но тут же снова впилась глазами в Кейт. Девушке этот молчаливый разговор между ними показался весьма многозначительным, и она почувствовала себя еще более несчастной, потому что предала женщину, которую так любила.

— Но Джули его не видела!

— Она отказалась его принять?

Кейт покачала головой:

— Нет. Ее просто не было в галерее. Он вошел. Спросил ее. Я сказала, что она консультирует клиентов на дому и будет занята до конца дня. Предложила свою помощь. Он отказался, сказал, что ему нужна именно Джули и что он встретится с ней позже.

Выложив все это, Кейт вздохнула с облегчением. Она может поклясться, что никогда не видела Джули и этого Билли Дьюка вместе и тем более не слышала, чтобы они разговаривали.

— Они встречались? — спросил Сэнфорд.

— Мне об этом ничего не известно.

— Он приходил в галерею еще раз?

— Нет. Во всяком случае, я его не видела. И вот еще что. Этот человек был совсем не похож на того, кто интересуется искусством. Он даже не взглянул на картины! Вряд ли он что-то обсуждал с Джули и вернулся, потому что передумал. Он не проявил абсолютно никакого интереса к нашим экспонатам.

— Только к Джули.

Кейт неохотно кивнула:

— Только к Джули.

— Она когда-нибудь говорила вам о нем?

— Нет, но до сегодняшнего утра я не знала его имени… Вы сами его назвали.

— Но этот парень вел себя так, как будто знал Джули?

Кейт поколебалась. Больше всего она боялась именно этого вопроса.

— Ну… Вообще-то, да. Он назвал ее по имени, так что мне показалось, что они где-то раньше встречались или имели какие-то дела. И когда он заметил, что встретится с Джули позже, это прозвучало так, как сказал бы хороший знакомый. Верно?

Детективы что-то пробормотали, как бы соглашаясь.

— Вы когда-нибудь говорили ей о визите этого человека? — спросила Кимбалл.

— Да, говорила, но он не назвался, не оставил визитную карточку или номер телефона… Так что я только могла сказать, что приходил мужчина, спрашивал ее и ушел, пообещав, что свяжется с ней позже. Догадаться, о ком идет речь, было невозможно… Джули отмахнулась, я тоже про него забыла и не вспоминала до того момента, как вы показали фотографию, сделанную с видеокамеры охраны отеля. Я его сразу узнала, но когда Джули совершенно равнодушно сказала, что незнакома с этим человеком, я… я…

— Вы промолчали, — укоризненно заметил Сэнфорд.

— Я не хотела, чтобы у нее были неприятности…

— А как же сейчас?

— Что вы имеете в виду?

Кимбалл дотронулась до ее плеча:

— Кейт, вы больше не скрываете никакой информации, которая может обернуться для мисс Рутледж неприятностями?

— Нет. — Детективы с сомнением посмотрели на девушку, и она добавила: — Клянусь, что нет! Если честно, мне стало легче, когда я сняла этот груз со своих плеч. Хотя… — Ее нижняя губа начала дрожать, и Кейт почувствовала, что сейчас снова польются слезы. — После того как мистера Уиллера убили, Джули прошла по всем кругам ада. Надеюсь, что, рассказав вам все это, я не осложнила ей жизнь. Особенно после того, что случилось прошлой ночью…

Детективы снова переглянулись, а затем внимательно посмотрели на Кейт.

— А что случилось прошлой ночью? — спросила Кимбалл.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...