home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18


Джули ожидала возражений или хотя бы вопросов, но через несколько минут Дерек спустился вниз, одетый в чистые джинсы и рубашку.

Они вышли из дома, сели в машину Джули и за десять минут в полном молчании доехали до ее дома. Митчелл пошел за ней. Из гаража они сразу попали на кухню, а потом прошли в гостиную. Молодая женщина бросила сумку на диван и открыла бар.

— Я после смерти Пола ничего не покупала, но виски и водка есть. В холодильнике стоит бутылка белого вина. Это не та, которую я накануне обнаружила открытой. Ту я выбросила.

— Виски.

— С водой?

— Нет. Только лед.

Она взяла бутылку и пошла на кухню. Дерек тоже отправился туда, встал посередине и уставился на кованую вешалку для полотенец, сейчас пустую.

— Полотенца были памятными, — сказала она. — Но он все испортил. Их я тоже выбросила. — Джули протянула Митчеллу стакан.

Потягивая виски, Дерек разглядывал висевшие над плитой сковородки, заткнутые пробками бутылочки с уксусом и ароматным растительным маслом, стоявшие на полочке, подставку с кулинарной книгой… Все это было так не похоже на его холостяцкую кухню.

— Ты готовишь, — это был не вопрос, а утверждение.

— Научилась, когда жила во Франции.

Дерек встретился с ней глазами:

— Для Уиллера ты готовила?

— Часто.

Он сделал глоток.

— Не хочешь что-нибудь съесть? — осторожно спросила Джули.

— Нет.

Ответ был резким, и она не стала настаивать.

— Могу тебе кое-что показать. Это займет некоторое время, так что, если хочешь спать, придется подождать до завтра.

Он заглянул в свой стакан, повертел его и сказал:

— Не думаю, что я сегодня усну.

Джули сочувственно кивнула, затем жестом предложила ему следовать за собой. Они снова оказались в гостиной.

— Устраивайся поудобнее.

Дерек сел на диван. Джули подошла к стене, где стояла музыкальная и телевизионная аппаратура. Пока она там возилась, Митчелл спросил:

— Как ты думаешь, когда Крейгтон был здесь?

— Моя горничная ушла в полдень, так что в его распоряжении оказалась большая часть дня. Я взяла вечернее платье с собой в галерею, чтобы ехать на аукцион, не заходя домой.

— Как ему удалось управиться с сигнализацией?

— У меня был неисправен внутренний детектор движения — три раза поднимал ложную тревогу. Все не хватало времени заменить систему, чтобы не слали штрафы… А твою он как миновал?

— Я торопился на встречу с тобой в Атенсе. Об охране даже не вспомнил.

Джули достала диск и поставила его в видеоплеер.

— Мы будем смотреть фильм?

Она взяла пульт, проглядела меню на экране и нажала на кнопку, потом села рядом на диван.

— Хичкок.

Дерек удивленно поднял брови:

— «Незнакомцы в поезде».[28] Никогда не видел.

— Картина старая. Некоторые считают ее классикой. Например, Крейгтон Уиллер.

Митчелл обратил все свое внимание на экран. Через несколько минут он увлекся, как несколько поколений зрителей до него, игрой Роберта Уокера, изображавшего миллионера-убийцу. Через час после начала фильма Дерек взял у Джули пульт и нажал на кнопку «пауза».

— Крейгтон и Билли Дьюк обменялись убийствами.

— Крейгтон и еще кто-то. — Джули смотрела на крупный план на экране — лицо актера.

Мягкие манеры и тихий голос этого персонажа не вступали в противоречие с душой и разумом безжалостного убийцы.

— Я думаю, Крейгтон позаимствовал свою идею в этом фильме. Как-то раз во время ужина с родителями и дядей он долго говорил о гениальности Хичкока в целом и этого фильма в частности. Он мог цитировать весь фильм, фразу за фразой. Хичкок снял более известные ленты, чем эта, — «Психо», «Птицы», «Окно во двор», но самый любимый фильм Крейгтона — «Незнакомцы в поезде». Наверное, потому, что этот миллионер напоминал ему самого себя. Он, помимо всего прочего, самовлюбленный эгоист.

— Крейгтон избегает камер, считая, что они не могут отразить его во всей красе?

— Возможно, отчасти поэтому. Так или иначе, после того как я поняла, что Крейгтон никак не мог быть убийцей в маске, который застрелил Пола, я вспомнила про этот фильм. Купила диск и посмотрела, — она печально улыбнулась. — Думаю, это вовсе не совпадение, что в то время, когда Пол был убит, Крейгтон играл в теннис.

Дерек взглянул на экран:

— Второй главный герой — профессиональный теннисист.

— Маленький скрытый юмор Крейгтона.

Митчелл наклонился вперед и поставил стакан с виски на журнальный столик. Лед растаял, и жидкость напоминала травяной чай. Фильм и то, что он предвещал, настолько захватили его, что Дерек забыл про виски.

Он встал и медленно обошел комнату, иногда останавливаясь, чтобы на что-то взглянуть — на фотографию Джули и Пола в рамке, три антикварные французские книги, вазу с засушенной зеленой гортензией. Потом повернулся к ней спиной, уперев руки в бедра, и стал разглядывать картину на стене. В такой же позе он рассматривал полотно в галерее.

— Эта тебе больше нравится, чем голый толстяк?

Митчелл повернулся и криво усмехнулся:

— Намного больше.

Они долго смотрели друг на друга. Может быть, как и Джули, Дерек вспоминал резкие слова, которыми они обменялись в тот день. Наконец молодая женщина спросила:

— Что ты думаешь о моей гипотезе? Считаешь меня сумасшедшей?

— Не считаю.

— Кстати, киносценарий написан по книге. Полагаешь, у меня все так сходится, потому что мне этого хочется?

Он снова сел на диван, на сей раз поближе к экрану, и уставился на замершее черно-белое изображение.

— Этот парень хочет, чтобы его отца убили, потому что считает, что лучше получить наследство раньше, чем позже.

— В случае с Крейгтоном это дядя, но, как и в фильме, отношения между родственниками плохие.

— Миллионер встречает профессионального игрока в теннис в поезде и во время ленча в вагоне-ресторане, как бы между прочим, предлагает убить его жену.

— Потому что она потаскушка. Женщина беременна, а теннисист уверен, практически наверняка знает, что ребенок не от него. Кроме того, он влюблен в другую. Ему нужен развод, но супруга его не дает. Но он, будучи человеком с совестью, не хочет, чтобы она умирала.

— Миллионер настаивает. Не получив прямого согласия теннисиста, он все же убивает его жену.

— Зрители следят за тем, как происходит убийство. Здесь интересный ход — все отражается в стеклах его очков.

— Гениальная операторская работа.

— Но смотреть-то страшно.

Дерек продолжил проговаривать сюжет:

— Теперь, когда миллионер выполнил свою часть сделки и убил неверную жену, теннисист должен ответить услугой за услугу. Маньяк хочет, чтобы он убил его отца. Теннисист не соглашается.

— Он не сразу понял, что психованный миллионер абсолютно серьезно предлагал ему эту сделку в поезде. Теннисист думал, что тот рассуждает абстрактно. «Послушайте, я хочу, чтобы кто-то умер, и вы хотите, чтобы кто-то умер. Почему бы нам не обменяться убийствами?» Незнакомцы убивают незнакомцев. Никакой связи друг с другом. Никто ничего не заподозрит.

Дерек нахмурился:

— Если киллером был Билли Дьюк, если он убил Пола Уиллера для его племянника Крейгтона, тогда, значит, Крейгтон убил кого-то для Билли Дьюка, так ты полагаешь?

— Если он следует сюжету, это вполне логичное предположение. Разумеется, наверняка я не знаю.

— Давай будем считать, что ты права. Крейгтон добился того, чего хотел. Пола больше нет, а его племянник вне подозрений. Вот только… — он взглянул на Джули. — Билли Дьюк. На его месте я бы прикрывал свою спину.

— Особенно теперь, когда его фотографию показали по телевизору.

— Это обязательно должно было заставить Крейгтона нервничать. Если же он избавится от Дьюка прежде, чем его найдет полиция…

— …тогда убийство Пола сойдет Крейгтону с рук, — закончила мысль Дерека Джули. — Я больше всего опасаюсь того, что Билли Дьюк уже мертв и все ниточки, связывающие эту пару, разорваны. Боюсь, что Крейгтон выйдет сухим из воды.

Дерек встал с дивана и снова начал ходить по комнате. Через несколько минут он остановился перед Джули.

— Ты делилась этой теорией с Кимбалл и Сэнфордом?

— Нет.

— Тогда почему рассказала мне? И почему именно сейчас?

— На эти вопросы я могу ответить, назвав одно имя. Мэгги. Ты на себе испытал безмерную жестокость Крейгтона. Я несколько дней уверяла тебя, что он страшный человек. Теперь тебе не надо верить мне на слово.

Он посмотрел Джули прямо в глаза:

— У меня большой опыт вылавливания правды и ничего, кроме правды, из уклончивости или откровенной чуши. Как правило, это у меня хорошо получается.

— Сейчас тоже получилось. Я знаю, ты полагаешь, что я права.

— И все же…

— Мне нельзя доверять, и я ненавижу Крейгтона.

Дерек хотел, чтобы Джули была с ним абсолютно откровенна. Его взгляд не отпускал молодую женщину.

Наконец она сдалась.

— Ладно. Был один случай в доме Дуга и Шэрон. Мы ужинали на террасе. Пола всегда обожали комары. В тот вечер они просто свирепствовали, поэтому я отправилась в раздевалку рядом с бассейном, чтобы взять какой-нибудь репеллент. Через минуту туда явился Крейгтон. То, что он тебе рассказывал, произошло на самом деле, только нападающим был он, а не я. Он расстегнул молнию на брюках и буквально сунул мне в руку свой член. Сказал, что, если я не сделаю то, что он хочет, поднимет крик. Прибежит Пол… Что он подумает, увидев свою возлюбленную и племянника, который и моложе, и красивее, чем он? Мне удалось вырваться. Крика он не поднял. Теперь я понимаю, что Крейгтон блефовал. Он просто хотел меня унизить. Я пыталась держаться непосредственно, но не могла вынести его присутствия. Каждый раз, когда я на него смотрела, он подмигивал или делал исподтишка какой-нибудь непристойный жест. Меня от него тошнило. Я сказала Полу, что у меня разболелась голова, и мы уехали.

— Ты когда-нибудь рассказывала об этом Полу?

— Нет.

— Почему?

— Антипатия между ним и Крейгтоном могла отразиться на Дуге и Шэрон. Пол очень дорожил своей семьей, особенно ценил отношения с братом. Я не хотела стать причиной ссоры между ними, — Джули закрыла глаза. — Теперь ты все знаешь. Всю правду и ничего, кроме правды.

— Почему ты не рассказала мне о том, что было на самом деле, раньше?

Джули открыла глаза и посмотрела ему в переносицу.

— Потому что в самолете… я… — она опустила голову. — Вот почему.

Митчелл отвернулся и снова принялся шагать по комнате. Она спросила:

— Мне стоит рассказать о своей теории Кимбалл и Сэнфорду?

— После откровений Кейт они пребывают в полной уверенности, что ты действовала заодно с Билли Дьюком.

— Я могу их разуверить в этом.

— Думаешь, это так просто? Если ты пойдешь к ним с этой фантастической идеей…

— Ты считаешь, она фантастическая? Дерек остановился:

— Джули, я постоянно твержу своим клиентам одно и то же. Неважно, что считаю я. Важно, что считают присяжные, а на данном этапе твои присяжные — Кимбалл и Сэнфорд. Ты можешь доказать, что не знала этого типа, Билли Дьюка?

— Нет.

— Нет. С точки зрения ведущих это дело детективов, ты под подозрением.

— И что мне теперь делать? Ждать? А Крейгтон тем временем выйдет сухим из воды!

Дерек услышал в ее голосе вызов, поэтому наклонился, постучал себя указательным пальцем по груди и сказал:

— Мне он тоже нужен, Джули. Я хочу провернуть из него фарш. То, что он сделал с моей Мэгги, — тяжкое уголовное преступление, но у меня нет надежды, что полиция займется его расследованием или что прокурор докажет, что это дело рук Крейгтона Уиллера и мне удастся привлечь его к ответственности. — Митчелл выпрямился, отвернулся, выждал некоторое время, стараясь успокоиться, и снова повернулся к Джулии: — Он уже доказал, что на редкость умен. Значит, мы должны быть умнее его.

— Как же нам быть?

— Позволь мне привлечь к этому делу Доджа Хэнли.

— Кто такой Додж Хэнли?

— Один мой сотрудник.

— Тот, который собирал информацию на меня? Удобно иметь такого человека под рукой.

Дерек проигнорировал ее ядовитый тон и кивнул:

— Очень удобно. Я уже попросил его порыскать, узнать, как идет охота на Билли Дьюка, но теперь Додж сам займется поисками. Будем надеяться, что ему повезет больше, чем полиции.

— Если они не могут его найти, как это сделает твой Додж?

— Ты не захочешь это знать, — серьезно сказал Дерек и сменил тему. — Пол никогда не упоминал о том, что его племянника арестовывали? У него не было проблем с законом в юности?

— Пол мне об этом не говорил. А твой сотрудник может сие выяснить?

— Это практически невозможно, но он, конечно, попробует.

— Ему придется потрудиться. А пока мне что, продолжать заниматься галереей и вести себя так, будто я не попала в первые ряды в списке подозреваемых?

— У тебя есть адвокат?

— Нед Фултон.

— Я его знаю. Хороший юрист. И человек неплохой, кстати. Позвони ему утром и расскажи об исповеди Кейт в полиции. Фултону не нужно говорить, что из этого следует. Сам все поймет.

— Что ты собираешься делать?

— Мне в девять надо быть в суде, — Дерек взглянул на часы. — То есть через семь часов.

— Может, переночуешь у меня? В комнате для гостей…

— Спасибо, мне еще нужно… — внезапно Митчелл замолчал, склонил голову и потер лоб ладонью. — Хотел сказать, что мне нужно выпустить Мэгги. — Он опустил руку, крепко сжал ее в кулак и ударил по ладони второй руки. — Эта сволочь… Знаешь, я почти жалею, что позвонил в полицию. Теперь, когда шок прошел, по крайней мере чуть притупился, его место заняла ярость. Чего мне сейчас больше всего хочется, так это найти Крейгтона Уиллера, а когда я найду этого подонка — убить его голыми руками. Теперь он мой личный враг, и мне бы хотелось поквитаться с ним.

Джули мягко улыбнулась:

— Я тебя понимаю, Дерек, но советую сначала досмотреть фильм.

Он прикрыл глаза. Усталость начала брать свое.

— Я видел достаточно. Лягу здесь, если ты не возражаешь, а утром вызову такси. Мне завтра, кроме всего прочего, нужно купить новый матрас…

— Дерек, полицейские могут захотеть встретиться с тобой еще раз.

— Вряд ли.

— Думаешь, сможешь заснуть?

— Нет, конечно.

— А может быть, все-таки заснешь… — тихо сказала Джули. — Ты ведь вымотался…

— Я так паршиво выгляжу?

Она подняла руку, хотела прикоснуться к его щеке, но тут же отдернула.

— Ты выглядишь очень несчастным.

— С этим ничего нельзя поделать, Джули.

— Да. Я знаю, как это бывает.

Она быстро встала, выключила телевизор и лампу и жестом предложила Митчеллу следовать за собой. Джули привела его в комнату для гостей, выдержанную в нейтральных серых тонах, кое-где с мазками красного. На стенах висели картины, изображающие животных.

— Кровать не королевских размеров.

Дерек смотрел не на комнату, а на Джули. На кровать он даже не взглянул.

— Ванная вон там, — она показала на закрытую дверь на другой стороне. — Полагаю, здесь есть все, что тебе может понадобиться, но…

— Джули, — Митчелл ждал, когда она к нему повернется, но даже после этого молодая женщина смотрела на воротник его спортивной рубашки. Через минуту она нехотя подняла на него глаза. — Я еще не сказал тебе спасибо за то, что ты так быстро приехала, чтобы помочь мне.

— Не благодари меня, Дерек. — Она еле сдерживала слезы. — Что бы ты ни говорил, если бы не я, с Мэгги ничего не случилось бы.

Он взял ее лицо в ладони:

— Крейгтон Уиллер видел нас вместе.

Джули ошарашенно смотрела на него и не знала, что сказать.

— В Атенсе. Нет, даже до этого. Он видел меня здесь, с тобой, вчера вечером. Потом последовал за нами до отеля. Уиллер описал романтическую сцену — гроза, запотевшие стекла машины… Он не знает, где и когда мы познакомились, но обвинил меня в сексуальном контакте с женщиной, которая его порочит и преследует. Крейгтон выразился грубее, но все сводится к тому, что он понял, почему я отказался представлять его интересы. Это его взбесило. Чтобы рассчитаться со мной за отказ и за то, что я не объяснил его причину, он и отрезал Мэгги голову. — Горло Митчелла перехватило, и ему пришлось подождать, прежде чем он смог закончить свою мысль. — Твоей вины здесь нет.

— Есть. Я втянула тебя в эту передрягу.

— Втянула? Не помню, чтобы ты волоком тащила меня по проходу в самолете, — Дерек подошел к ней ближе. — Зато все остальное помню.

Без сомнения, он был бы рад узнать, насколько хорошо все это помнила и она. Джули вспоминала их близость и сегодня, причем в мельчайших подробностях, только раньше. Стоя сейчас рядом с Дереком и чувствуя жар его тела, ощущая, как его пальцы легонько ласкают ее лицо, она снова окунулась в воспоминания. Джули понимала, что им нужно остановиться, но в этот момент он наклонился и прижался губами к ее шее.

Молодая женщина откинула голову назад:

— Надеюсь, тебе все-таки удастся отдохнуть. Спокойной ночи.

Митчелл поймал ее за руку:

— Останься со мной.

— Нет, Дерек.

— Просто полежи рядом. И все.

Джули многозначительно посмотрела на него и освободила свою руку. Он закрыл глаза ладонью:

— Почему нет? Все тайное стало явным. Крейгтон знает. Скоро узнает и Дуг. Так почему нет?

— Потому что…

— Ты не беременна?

— Что?.. Нет.

— Если ты беременна от Пола Уиллера…

— Да не беременна я!

Теперь Митчелл смотрел ей прямо в глаза, и в его взгляде было разочарование.

— Ты его любила…

— Да.

— Его или то, что он для тебя сделал? Он помог тебе забыть неудачный брак, а потом организовать собственный бизнес.

Джули почувствовала, что ее лицо залила краска гнева.

— Так вот что ты обо мне думаешь? Если так, чем ты лучше Крейгтона? Мои отношения с Полом были совсем не такими, как ты пытаешься представить.

— То была любовь, — сказал Митчелл со скрытой издевкой.

— Да, любовь.

— Для обоих?

— Да.

— Для тебя в той же степени, что и для Уиллера?

— Почему ты на этом зациклился? Почему сомневаешься?

— Потому, что в самолете ты хотела меня.

— Ты знаешь, почему…

— Я не могу считать это единственной причиной.

Джули открыла рот, чтобы возразить, но сказать ей было нечего.

— И потому, что у тебя был оргазм, — назвал вещи своими именами Митчелл. — Да, Джули, у тебя был оргазм.

Крейгтон Уиллер настоящий психопат.

Как только дверь за ним закрылась, Билли сделал несколько глубоких вдохов, чтобы хоть немного успокоиться.

С этим уродом что-то всерьез не так. Он как одна из тех дыр в космосе, которые поглощают солнечный свет и энергию. А теперь при виде Крейгтона его, Билли, бросает в дрожь. Такого никогда раньше не случалось.

Дьюк проклял день, когда Уиллер появился в его жизни. Чтоб он провалился со своим долбаным надежным планом! Билли сразу сообразил, что это опасная, очень опасная затея. Но ведь тогда, когда Крейгтон растолковывал ему «сюжет», как он выразился, первый акт пьесы уже был сыгран, разве не так? Билли оказался втянутым в это дело прежде, чем успел подумать о том, есть ли у него выбор.

Хотя, если честно, он вовсе не считал себя обманутым.

Нет, ему все очень понравилось. И плюс этот аристократический лоск Крейгтона, который давали ему большие — нет, огромные! — деньги. Уиллер был воплощением того, чем Билли Дьюк мечтал когда-нибудь стать сам. Вот он и поддался, надеясь рядом с миллионером обрести похожий глянец. К тому же Билли, как последний дурак, поверил в то, что Крейг-тон выбрал его, разглядев и оценив талант и недюжинную смекалку.

Но это все в прошлом. Жалеть об уже принятых решениях и совершенных поступках поздно. Сейчас самое время спасаться. Нужно придумать, как половчее выпутаться из этой ситуации. Важно не только ускользнуть от полиции. Нужно скрыться от Крейгтона Уиллера, а это задача потруднее.

Если человек заключает сделку с дьяволом, ему придется оглядываться до конца своих дней. Глупо, что он не понял этого раньше… Билли Дьюк — это та ниточка, которую Крейгтон обязательно постарается оборвать.

Он сам загнал себя в ловушку.

Билли вспомнил, что Крейгтон ни к чему в комнате не прикасался ни утром, ни днем. Все, до чего он дотрагивался, Уиллер забрал с собой. Можно быть на сто процентов уверенным в том, что даже конверт, в котором лежал диск, протерт, и никаких отпечатков на нем, кроме пальцев самого Билли, не осталось.

Нет ничего, что могло бы связать Билли Дьюка и Крейгтона Уиллера. Если сейчас в номер ворвутся копы, Билли будет отвечать за все один. У него найдут цацки, снятые со свидетелей в том самом лифте в «Молтри». Теперь идея припрятать их уже не казалась ему умной. И как долго сотня штук будет находиться на том счету, если Билли арестуют? Ровно столько, сколько понадобится Крейгтону, чтобы он, нажав несколько кнопок, снял их оттуда.

Их связывала только она. Сегодня Билли несколько раз звонил ей — хотел предупредить об опасности. Но, по-видимому, она была на работе, а он понятия не имел, где сейчас его бывшая подружка зарабатывает себе на жизнь. Если он пойдет к Эриэл, та тут же позовет полицию, и его немедленно арестуют по подозрению в убийстве Пола Уиллера, а защитить ее, попав за решетку, он не сможет.

Мысль о том, что Крейгтон замыслил воплотить в жизнь ту кошмарную сцену из фильма, привела Билли в ужас. Конечно, их роман закончился скверно, но, пока они были вместе, он любил свою подружку. По-настоящему любил.

Так, если ты не хочешь, чтобы она умерла, причем умерла страшной смертью, думай!

Билли понял, что Крейгтон его подставил. Это большой минус.

Теперь нужно решить, что у него в плюсе.

Дьюк выдвинул ящик комода, вынул кисет с награбленным и положил его на кровать. Затем он достал еще один мобильный телефон, который купил на всякий случай, резонно предположив, что предсказать действия Крейгтона Уиллера сложно.

— Я не вчера родился, — пробормотал он свою любимую фразу.

Это то, что у него есть. Немного, верно, но нужно использовать все по максимуму. Билли взял новый телефон и активировал быстрый набор номера, который он уже ввел в аппарат. Телефон прозвонил несколько раз, но никто не ответил. Дьюк отключился. Прикинул, не стоит ли оставить для Эриэл сообщение, но не стал этого делать, потому что знал — она слушать не станет. Как только услышит его голос, тут же все сотрет. Нужно найти возможность поговорить с ней. Сегодня. Непременно.

Он искал способ спасти жизнь женщины, чья единственная вина заключалась в том, что когда-то она была его подругой, но ведь нужно придумать и то, как спасти самого себя. И как же?..

Билли снова вспомнил все свои встречи и разговоры с Уиллером, начиная с первого дня их знакомства, и пришел к выводу, что этот урод особый упор делал на то, чтобы убийство его дяди Пола никак нельзя было связать с ним, Крейгтоном. Сегодня, уходя, он снова сказал то, что повторял уже сто раз: «Проверь, что не оставил ничего такого, что могло бы привести к тебе, Билли. Или ко мне. Особенно ко мне».

Так. Может быть, в этом и есть решение проблемы?

Если Крейгтон будет абсолютно уверен в том, что никто не сможет заподозрить его в соучастии в убийстве дяди, ему не понадобится избавляться от подруги Билли, потому что она знает Дьюка, а Дьюк знает все остальное. Верно? Надо на это надеяться.

Билли еще раз посмотрел на бархатный кисет с побрякушками. Перевел взгляд на телефон. Снова глянул на кисет. И вдруг одновременно вспомнил две детали, вернее две фразы. Одна — слова, которые постоянно повторял Крейгтон. Вторая — нечто, сказанное ему много лет назад, в момент, когда он попал в крутую заваруху. Вот как — тогда это казалось крутой заварухой, а по сравнению с тем, что происходит сейчас, это просто детские шалости.

Впрочем, и в прошлом все выглядело очень и очень мрачно. Он был виновен, и ему предъявили обвинение. Но адвокат не слишком волновался. Он сказал Билли, что, когда юридически зацепиться не за что, надо постараться состряпать дело против кого-нибудь другого.

— Ваша защита сводится к одному заявлению, Билли. «Это сделал другой».

Дьюк вспомнил эти слова ловкого адвоката и рассмеялся. Черт возьми, он решит проблему!

Крейгтон Уиллер думает, что он самый умный, мать его, но Билли Дьюка ему не перехитрить.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...