home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19


В суд он пришел вовремя.

Разумеется, заснуть в доме Джули Дереку так и не удалось. На рассвете он вызвал по телефону такси. Машина приехала через полчаса. Митчелл уже ждал ее на обочине.

Джули ушла от него и плотно закрыла обе двери — комнаты для гостей и своей спальни. Они оставались закрытыми всю ночь. Дерек уехал, не повидавшись с ней.

Собственный дом показался ему без Мэгги невероятно холодным и пустым. Обычно она встречала хозяина на пороге… Когда Митчелл вошел в спальню и увидел на матрасе огромное пятно крови, его затошнило.

Дерек быстро принял душ, оделся и через пятнадцать минут выехал из дома.

Марлин, да благословит ее Господь, уже пришла и кофе был сварен. Она протянула боссу дымящуюся чашку и оглядела его критическим взором, замети красные глаза.

— Тяжелая ночка выдалась?

— Мэгги умерла.

Марлин ошарашенно выслушала рассказ о том, что произошло. О Джули Рутледж и о том, что он провел ночь в ее доме, Митчелл не упомянул.

— Ты уверен, что это дело рук Крейгтона Уиллера?

— Да, уверен. — Пока это было все, что Дерек собирался сказать на эту тему. — В одиннадцать часов собери сотрудников. Присутствовать должны все, кроме тех, кто занят в суде. Я хочу выслушать последние сведения о делах, которые каждый ведет. Если совещание затянется и захватит обеденный перерыв, организуй общий ленч. Если кто-то наметил на это время встречи, пусть скорректирует свои планы. Он отдавал распоряжения, и Марлин записывала их в блокнот. Дерек одним глотком допил кофе и посмотрел на часы.

— Свяжись с моей горничной и предупреди ее, чтобы знала, что ждет ее наверху. Мешок, который стоит в углу, пусть выбросит. И позвони, пожалуйста, в магазин матрасов. Попроси их…

Марлин не дала ему договорить.

— Я все сделаю, Дерек. К твоему возвращению домой все будет готово. Об этом не беспокойся ни одной минуты. — Она помолчала и все-таки спросила: — Как ты?

— Бывало и лучше. — Сочувствие в глазах Марлин усилило душевную боль. — Боюсь опоздать в суд. — Митчелл направился к двери и напоследок сказал: — Еще вот что. Свяжись с Доджем. В суде я вряд ли пробуду больше часа. Встречусь с ним здесь после заседания.

Митчелл должен был получить ответ на свою просьбу отложить разбирательство дела Джейсона Коннора. Прокурорский отдел наконец переслал документы, где шла речь об уликах, но Дерек получил их только вчера во второй половине дня, вскоре после встречи с Уиллерами.

Настроение у него было ужасное, глаза припухли, но в зал суда адвокат Митчелл вошел, как всегда, спокойно и уверенно. Поздоровался с клиентом — Коннор сидел в наручниках и равнодушно смотрел перед собой. Дереку хотелось дать ему за такой вид подзатыльник, но пришлось совладать и с этим желанием. Митчелл начал свою речь, и быстро, причем весьма убедительно, доказал, что прокурорский отдел затянул сбор необходимых документов и передачу их защите для ознакомления.

Последовали возражения. Прокурор сказал, обращаясь к судье:

— Ваша честь, документы были отправлены немедленно после того, как мы завершили свою работу. Если у мистера Митчелла так много клиентов, что на всех не хватает времени, это дело ему брать не следовало. Правда, тогда не будет его фотографий на первых полосах газет.

Это была ошибка. Прокурор не сумел сдержаться, перешел на личности, и Дерек еще до того, как судья открыл рот, знал, что вопрос будет решен в его пользу. Адвокат получил еще месяц на то, чтобы найти для этого угрюмого подростка смягчающие его вину обстоятельства. Суд перенесли.

Митчелл попросил разрешения минуту поговорить с клиентом, и судья удовлетворил его просьбу. Дерек начал свое заклинание:

— Джейсон, я не смогу помочь тебе, если ты не захочешь помочь мне.

Если не обращать внимания на его перманентно хмурый вид, мальчишка был симпатичным. Крепко сложенный, темноволосый, темноглазый, с четкой линией подбородка.

— Как это — помочь вам? — разомкнул он уста.

— Скажи мне что-нибудь такое, что я смогу обратить тебе на пользу. На чем мне строить защиту? Я просмотрел документы, полученные из прокуратуры. Если я не объясню, почему ты бросился с ножом на отчима и мать, ничего хорошего ждать нам не придется.

Митчелл всем своим видом являл заинтересованное внимание, но ничего не дождался. Джейсон позвенел наручниками, потирая руки, но больше никаких звуков не последовало.

— Знаешь, что я думаю? — спросил наконец Дерек. — Ты просто болван, а совсем не такой крутой парень, каким хочешь казаться.

Подросток повернулся к Дереку. Глаза его загорелись.

— Вы ничего не знаете.

Обрадовавшись хоть такой реакции, Митчелл надавил:

— Я знаю, что тебя посадят на электрический стул, если ты не нарушишь свой обет молчания и не расскажешь мне, в чем дело.

— Я разозлился. Достаточно?

Дерек поднял руку ладонью вперед:

— «Разозлился» тут не прокатит, Джейсон. Дети злятся на родителей постоянно, но с ножом на них не бросаются. Ты меня слышишь? Я пытаюсь спасти тебе жизнь.

— А кто вас просил? — Мальчишка вскочил со стула, и к нему тут же бросились охранники. — Почему вы просто не оставите меня в покое? — закричал он вне себя.

Коннора увели. Разочарованный, Дерек стал складывать бумаги, и тут к нему подошел один из судебных приставов. Он протянул адвокату обычный почтовый конверт.

— Кто-то из посетителей просил передать вам, мистер Митчелл. Сказал, вы знаете, что это такое.

Додж стоял на улице, курил и ждал Дерека. Он оглядел своего босса таким же критическим взглядом, как Марлин, но от высказываний по поводу того, как тот выглядит, воздержался. Хэнли потушил сигарету в вазоне с цветами около двери, и они вошли в здание, где располагался офис Митчелла. В лифте Додж и Дерек оказались одни, поэтому разговор начали прямо там.

— Джейсон Коннор вознамерился позволить штату Джорджия казнить его.

— Придурок.

— Вчера вечером Крейгтон Уиллер убил Мэгги.

Додж резко дернулся. Дерек не стал утаивать от него отвратительные подробности. Пока они шли к кабинету, он рассказал Хэнли все.

—….. — то и дело бормотал Додж.

— Я все слышала, — подала голос Марлин.

— Так подай на меня в суд.

Это было любимое выражение Доджа — любимое из тех, которые можно цитировать.

Марлин помахала ладонью перед лицом, разгоняя табачный дым, и протянула Дереку несколько записок с напоминаниями.

— Ничего срочного. Явка на совещание будет стопроцентной, и я предупредила всех, чтобы были на высоте. — Затем, понизив голос, она добавила: — Звонил ветеринар и сказал, что ждет твоих распоряжений по поводу похорон Мэгги.

Дерек кивнул и взялся за ручку двери своего кабинета. Додж вошел за ним. Когда оба сели, Хэнли спросил:

— Что ты собираешься делать?

— Хочу ее кремировать.

— Лучше пару дней подождать, — посоветовал Додж. — Полиция может захотеть еще раз осмотреть… тело.

Дерек горько улыбнулся:

— Я звонил в участок перед тем, как пойти в суд. У новичков, которые ко мне приходили, сегодня выходной, но я переговорил с их начальником. Те парни написали рапорт. Мне назвали номер дела и уверили, что ведется расследование и мне сообщат о его результатах, как только будет что сообщить.

— Ты полагаешь, что все заглохнет?

— Боюсь, что да.

— Откуда ты знаешь, что это он? — Додж посмотрел в глаза Дереку.

Митчелл достал из кармана пиджака конверт, который ему вручили в суде, и передал Хэнли. Тот его внимательно осмотрел, открыл и вытащил листок бумаги. На нем оказались две напечатанные строчки.

— «Как тебе эта мокруха! Майкл Дуглас, «Идеальное убийство»,[29] — он поднял глаза на Дерека. — Что такое мокруха, я понял, но какое отношение к этому имеет Майкл Дуглас? Или я чего-то не знаю?

— Крейгтон Уиллер — ходячая энциклопедия по истории кино. То, что он сделал с Мэгги…

— Я видел. «Крестный отец».

— Да.

— Господи…

— Да.

Додж вложил листок в конверт и вернул его Дереку.

— Собираешься передать полиции как улику?

— Какая от этого польза?

— Особенно теперь, когда мы все залапали. И еще тот мужик, который принес тебе конверт…

— Да они в любом случае, скорее всего, не станут этим заниматься. Но я все-таки хочу обратиться в главное полицейское управление штата.

Додж поморщился:

— Они там по уши в делах по поводу людей, убивающих других людей.

— Я и не надеюсь, что из этого что-то выйдет.

— Почему эта сволочь Уиллер так на тебя взъелся? Потому что ты отказался представлять его интересы?

Дерек покрутился в своем кресле. Он еще раз порылся в голове, душе и сердце и не нашел там ничего, что подсказало бы ему, что Хэнли не следует доверять.

— Додж, я хочу тебе кое-что рассказать.

— Если судить по твоему тону, потом ты меня убьешь. Может быть, мне лучше не знать этого?

Митчелл мрачно улыбнулся. Он начал с самого начала и поведал Доджу все, включая эпизод в самолете, без подробностей, конечно, и теорию Джули Рутледж, что это убийства «крест-накрест». Возможно, Крейгтон оказал или окажет человеку, опознанному как Билли Дьюк, такую же услугу, как оказал ему сам Дьюк, пристрелив дядю.

Когда он закончил, последовало долгое молчание. Наконец Додж сказал:

— Мне надо закурить.

— Пока не дашь мне совет, не закуришь.

— Здесь мозговой центр ты. Тебе платят большие деньги, чтобы вытаскивал людей из беды.

Дерек воспринял ворчание Хэнли как способ потянуть с ответом. Ему требовалось время, чтобы переварить все, что он услышал. Митчелл это понимал. Чтобы дать Доджу эти несколько минут, он встал и подошел к окну. Дерек смотрел в него и завидовал людям — торопящимся на свидания, бегущим по поручениям, спешащим в магазины.

Он думал о том, что сказала ему Джули. В чем-то она права: он попал в эту передрягу из-за нее. Если бы не она, Мэгги осталась бы жива. С другой стороны, если бы не Джули, он представлял бы интересы Крейгтона Уиллера. От одной мысли, что он стал бы адвокатом этого психопата, Дерека чуть не вывернуло. Он будет защищать Джейсона Коннора до конца, подаст все мыслимые и немыслимые апелляции, если тому вынесут смертный приговор, но не станет защищать Крейгтона Уиллера, даже если дело будет идти о штрафе за неправильный переход улицы.

Как будто прочитав его мысли, Додж сказал:

— Как бы там ни было, этот Крейгтон Уиллер мерзавец. Его нужно остановить. Я знаю парней, которые смогут это сделать. И недорого…

— Додж!

— Я серьезно.

Дерек хмыкнул:

— Не сомневаюсь. Очень соблазнительно. Но я лучше сломаю ему жизнь, чем покончу с ней.

— Только за Мэгги, или ты считаешь, что эта девка, как там ее, Рутледж, права, и он стоит за убийством Пола Уиллера?

Когда Додж назвал Джули девкой, Дерек поморщился, и незамеченным это не осталось.

— Думаю, в ее гипотезе что-то есть. Я посмотрел этот фильм Хичкока почти до конца. Главный злодей необыкновенно напоминает Крейгтона. Он очарователен. Красив и очень неглуп. А еще богат.

— И к тому же псих, — добавил Додж. — Я видел это кино когда-то давным-давно. Тогда моя первая жена — хотя, возможно, то была супруга номер два — вышвырнула меня из дома. Мне пришлось пару ночей обретаться в мотеле, пока она не остыла. Телевизор в номере не был подключен к кабельному, так что я потащился в кино. В одной из старых киношек поблизости как раз шел этот фильм Хичкока. Они часто устраивают такие показы.

Он замолчал и задумчиво почесал щеку. Митчелл тоже молчал, по-прежнему глядя в окно.

— Я понял, откуда у нее такие мысли, — продолжил Додж. — Он ведь такой знаток кино! Если Крейгтон Уиллер сотворил такое с Мэгги, он законченный психопат.

Дерек вернулся к столу. Он не сомневался в том, что соображения Хэнли на этом не закончатся.

— И?..

— Да ничего, — Додж похлопал себя по карманам в поисках сигарет.

— Будет тебе. Что ты хотел сказать?

Хэнли пожал плечами:

— Кто-то на кого-то злится и убивает собаку своего врага. Такое случается сплошь и рядом.

— И обставляет все, как в кино? Крейгтон обозлился, что я отказался быть его адвокатом, пробрался в мой дом и обезглавил мою собаку, как кто-то лошадь в «Крестном отце»? И много подобных умельцев?

— Да не знаю я! — в сердцах ответил Додж. — Я просто так говорю.

— Что ты говоришь? — Хотя Додж старался не смотреть ему в глаза, Дерек дождался, когда он это все-таки сделает. — Уж не хочешь ли ты сказать, что если Джули Рутледж смогла манипулировать мною один раз, то ей по силам сделать это и во второй?

— Я хочу сказать, — дернул подбородком Додж, — что самый верный способ для женщины получить желаемое — это использовать то, без чего мы, бедолаги, обойтись не можем. То же случается сплошь и рядом.

— Но Джули ничего не использует. Она не позволяет мне до себя дотронуться. Если не считать самолет.

— Но тебе хочется.

Теперь взгляд отвел Дерек.

— И она знает, что тебе хочется.

Митчелл молчал.

— И чем дольше она будет держаться, тем больше тебе будет хотеться. А чем больше тебе будет хотеться, тем более слепым ты будешь становиться. Между эрекцией и глупостью есть прямая связь.

Дерек вскочил со своего кресла так резко, что оно закрутилось.

— Ладно, допустим, что ты прав. Ты, как и полиция, считаешь, что Джули Рутледж соучастница убийства Пола Уиллера и теперь она пытается спихнуть вину на Крейгтона. — Он оперся грудью о спинку кресла и немного наклонился вперед. — Она любила этого человека, Додж. Зачем ей желать ему смерти?

— Черт! Откуда мне знать? И я не говорю, что все именно так. Я только не хочу, чтобы ты совсем исключал такую возможность. Ты должен признать, что многое свидетельствует против нее. Кимбалл и Сэнфорд не идиоты. Совсем наоборот. Каждый из них по-своему хорош, а вместе они вообще великолепны. Они бы не стали обращать внимание на твою Джули, если бы не чувствовали, что здесь что-то не так. Ты сам был в ее доме и не заметил там следов пребывания посторонних. Ты поверил ей на слово, что Крейгтон Уиллер забрался туда и переставлял-перекладывал ее вещи. И то, что он пугал ее в гараже, она тебе рассказала.

— Джули не убивала Мэгги. Я был с ней в это время.

— Ты же говорил, что не сразу поехал домой и что, когда вы расставались, она в тебя только что не плюнула.

— Она не убивала Мэгги…

Додж отступил:

— Возможно, нет. Но остальное?.. — Хэнли опять потянулся к карману, где лежали сигареты, но не достал их. — Только прикинь, что она может оказаться не такой белой и пушистой, какой ты хотел бы ее видеть. Посмотри на все это объективно, прежде чем вляпаешься во что-то такое, что может разрушить не только твою карьеру и репутацию, но и жизнь. Ты готов рискнуть всем ради смазливой мордашки?

Дерек промолчал, и Додж заговорил спокойнее:

— Ты можешь злиться на меня сколько хочешь, но от этого то, что я говорю, не перестанет быть правдой. Кроме того, ты сам напросился, — Хэнли что-то пробормотал себе под нос, наверное ругательство. — Я знаю, о чем говорю. Женщины сбивают нас с пути куда быстрее, чем что-либо еще… Могу привести тебе кучу примеров. Когда одна из них завладевает твоей душой… — Он печально покачал головой.

Дерек Митчелл впервые в жизни чувствовал себя таким усталым. Уныло глядя на Доджа, он спросил:

— Я все понял. Что посоветуешь?

— Брось все это.

Дерек несколько секунд смотрел на него в упор.

— Теперь все понял я, — Додж вздохнул и снова похлопал себя по карману. — Я так и думал, но может же человек надеяться.

— Даже если Джули действительно соучастница или если Крейгтон вступил с кем-то в сговор и поручил этому человеку убить своего дядю Пола Уиллера, нужно найти того, кто стрелял.

— Этого Билли Дьюка?

— Да. Ты можешь это сделать, Додж?

Хэнли встал и направился к двери. У него это было утвердительным ответом.

— Еще кое-что.

Додж повернулся.

— Можешь выяснить, не было ли у Крейгтона Уиллера в юности проблем с законом?

Хэнли нахмурился:

— Больше ты ничего не хочешь?

— Это невозможно?

— Ну, как сказать… Моисей раздвинул воды Мертвого моря.

— Красного. Так ты попробуешь?

Додж снова повернулся к двери, и Дерек опять остановил его. Хэнли застонал:

— Мне срочно надо закурить.

— Насчет Джули. Ты задал несколько хороших вопросов, Додж. Спасибо.

Хэнли смягчился:

— Черт, не мое это дело — читать тебе нотации. И я могу насчет нее очень даже сильно ошибаться. Надеюсь, что ошибаюсь. Но в чем я уверен на сто процентов…

— Да?

— Она тебя здорово приворожила.

Джули и Кейт объяснились. Кейт ждала ее в маленькой гостиной и тут же снова начала извиняться.

— Я еще вчера тебе сказала, что в извинениях нет никакой необходимости, — улыбнулась Джули. — Ты должна была рассказать полиции все, что знала. Ты поступила правильно.

Они обнялись. Затем Кейт отправилась в главный зал, а Джули занялась бумагами, которые ждали уже несколько дней. Первый звонок раздался в половине двенадцатого. Кейт была занята с клиентами, поэтому Джули сама сняла трубку:

— Галерея «У Жана».

Молчание. Она была уверена, что на другом конце провода ее кто-то слушает. Джули дважды сказала «Алло», но никто не ответил. Молодая женщина положила трубку.

Через два часа все повторилось.

Третий звонок раздался перед самым закрытием. Кейт подписывала квитанцию для посыльного из службы доставки, поэтому на звонок опять ответила Джули.

— Галерея «У Жана», — через несколько секунд напряженного молчания она пробормотала:

— Чтоб ты удавился…

— Кто звонил?

— Любитель подышать в трубку.

Кейт поставила пакет, за который расписалась, на стол Джули.

— Он и утром дважды звонил. Еще до твоего прихода.

— Ты мне ничего не сказала.

— В первый раз я решила, что ошиблись номером, во второй просто повесила трубку и забыла об этом. А сейчас вспомнила.

По-видимому, Кейт действительно не придала значения этим звонкам.

— Ему надоест, и перестанет трезвонить, — сказала она, собирая вещи и готовясь уйти. — Почему бы нам с тобой не пойти и не выпить, Джули? Может быть, поужинаем вместе?

— Спасибо, но я хочу кое-что доделать.

— Ладно. Тогда до завтра, — Кейт ласково коснулась ее плеча и вышла.

Джули взглянула на настенные часы и включила маленький телевизор. Начинались новости. Она просмотрели их до конца, но упоминаний об убийстве Пола Уиллера или поисках Билли Дьюка не услышала. Молодая женщина даже не поняла, что почувствовала — облегчение или разочарование.

Она ждала, что сегодня придут детективы и начнут спрашивать ее насчет визита в галерею того человека, о котором накануне им рассказала Кейт. Джули предупредила Неда Фултона, что он может ей понадобиться. Но полицейские хранили молчание.

Ей было горько думать, что они впустую потратят время, пытаясь найти связь между нею и этим человеком, которого она не знала. Но ведь не могла же она посоветовать Сэнфорду и Кимбалл не искать то, чего не существует!

Потом ее мысли потекли по другому руслу.

Дерек. Сегодня он не звонил и не появлялся. Что неудивительно, но она не знала, радоваться этому или огорчаться. Когда Джули направилась к двери, чтобы проверить, хорошо ли та закрыта, она вынуждена была признаться самой себе, что скорее огорчена.

Как бы Джули ни разозлилась на Митчелла за то, что он вчера наговорил, утром, обнаружив, что Дерек ушел, не попрощавшись и не оставив записки, она расстроилась. Он даже заправил кровать в спальне для гостей, как будто его вообще там никогда не было… Молодая женщина прошла мимо открытой двери и подумала, что, если вздохнуть достаточно глубоко, можно будет почувствовать запах его лосьона после бритья.

Джули вошла в зал. Она с тоской посмотрела на картину с голым толстяком — ту самую, которая ему не понравилась, и улыбнулась, вспомнив, как Дерек спросил, способен ли человек, пребывающий в здравом уме, выложить за такую мазню большие деньги.

Да, Митчелл вывел ее из равновесия, когда в тот день появился в галерее. Он был последним человеком на Земле, которого она тогда хотела бы видеть. А сейчас Джули этого страстно желала. Она обратила внимание на все — на манеру держаться, форму рук, стрижку, еле заметный шрам на подбородке. Джули видела так много фотографий Дерека, что все эти детали были ей знакомы еще до того, как она села рядом с ним в самолете.

Могу я предложить вам выпить? Он тогда та-ак на нее посмотрел! Даже вспоминая эту улыбку сейчас, Джули чувствовала, как сердце начинает колотиться о ребра.

— Ты мне сразу понравился… — прошептала она.

— «Джерри Магуайер».[30]

Теперь сердце ушло в пятки. Джули вскрикнула от испуга, повернулась и увидела в дверном проеме Крейгтона Уиллера. Он небрежно прислонился к притолоке. Ноги скрещены в щиколотках. На лице сардоническая улыбка.

— Тебя заводит этот мясистый джентльмен с крошечным членом? — И дальше, понизив голос: — Или я застал тебя в мечтах о жеребце-адвокате?

Джули понимала, что не должна показывать ни страха, ни отвращения. Она спокойно спросила:

— Что тебе нужно, Крейгтон?

— Джули, Джули! Я чувствую в твоем тоне враждебность… Я просто решил зайти спросить, как ты поживаешь. Ведь ты едва не стала моей тетушкой…

— Ты мог спросить, как я поживаю, когда звонил сегодня.

— Звонил?

— Это глупые телефонные игры, Крейгтон. Недостойно тебя. Другое дело — отрезать голову беззащитному животному.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. Ничего не знаю ни о телефонных играх, ни об обезглавливании животных, — сказал он. — Честно.

Джули было трудно дышать. Ненависть к Крейгтону душила ее, но в то же время делала храбрее.

— Галерея закрыта. Ты нарушаешь порядок. Прошу тебя уйти. Если ты не уйдешь, я позвоню в полицию.

Уиллер взял со столика, на котором лежали буклеты, телефонную трубку и протянул ей.

— Звони. Интересная получится сцена. Мы все уютно расположимся в твоей маленькой гостиной — ты, я, два детектива, которые подозревают тебя сама знаешь в чем. Я им расскажу, что ты пригласила меня в галерею, и пожалуюсь, что теперь, когда дядя Пол уже не мешает, ты хочешь продолжить то, что начала в тот вечер в домике около бассейна.

— Они тебе не поверят. Дерек не поверил. Крейгтон поднял одну бровь:

— Дерек не поверил?

— Я рассказала ему правду.

— Но он заговорил об этом?

Джули ничего не ответила, и на его лице появилась мерзкая ухмылка.

— То, что Митчелл затронул эту тему, показывает, что он в тебе сомневается. Но ты не отчаивайся. Может быть, больше повезет с детективами, — Крейгтон помахал телефоном. — Хочешь, я сам наберу номер?

Она оттолкнула мерзавца и вышла из зала.

— Если не хочешь уходить ты, уйду я.

Джули пошла по коридору. Спину она держала прямо и изо всех сил старалась не показать, как ей страшно.

После того что Крейгтон сделал с Мэгги, трудно было предположить, на что он еще способен.

Он взял ее за локоть, развернул и прижал к стене, придавив весом своего тела. А потом ухватил пальцами за горло.

— Может быть, тебе нравилось трахаться с дядей Полом. Случаются и не такие странные вещи. Впрочем, не исключено, что тебе все-таки больше нравится стонать под Митчеллом. Но думаю, больше всего это тебе понравится со мной.

Крейгтон сильнее прижал ее бедрами. Джули пыталась вырваться, но это вызывало у него только злую улыбку, от которой ей становилось еще страшнее.

— Пусти меня!

— Тебе нравится доставлять мне неприятности, не так ли, Джули? Ты думаешь, что сможешь скомпрометировать меня, если возьмешь в союзники адвоката? Подумай как следует.

— Я тебя предупреждаю, Крейгтон!

— Какого рода это предупреждение? Что ты мне сделаешь? — Пальцы Уиллера на ее горле слегка сжались. — Одумайся, пока я предлагаю тебе такой вариант.

Крейгтон резко отпустил ее и ухмыльнулся, когда Джули обхватила себя руками за плечи, словно защищаясь.

— У тебя великолепная кожа, Джули. Так и хочется тебя облизать. «Мне всегда этого хотелось». Роберт Патрик, «Факультет».[31] Мне тоже жутко хотелось узнать, что там такое особенное у тебя между ног, что так околдовало моего дядюшку. Но, увы, Джули, радость моя, нам придется перенести эти увлекательные изыскания на другое время. У меня сегодня свидание.

С этими словами он пошел по коридору дальше к выходу.

— Не забудь открыть посылку, она лежит на твоем столе.

Крейгтон громко захлопнул за собой дверь. Джули осталась стоять у стены. Ноги — подгибающиеся трясущиеся — еле ее держали.

Наконец, придерживаясь рукой за стену, она двинулась вперед. Спотыкаясь, подошла к двери, через которую вышел Уиллер, и заперла ее, затем повернулась и привалилась к ней, не в силах двинуться дальше.

Через десять минут Джули с трудом добралась до своего стола и потянулась к телефону, но передумала и оставила трубку лежать на месте. Крейгтон бы не появился здесь, не будь он уверен в том, что сможет извлечь из этой ситуации пользу для себя и навредить ей. Возможно, Уиллер надеялся, что Джули все-таки расскажет о его визите Сэнфорду и Кимбалл, и тогда он исказит все, что она скажет, и выставит ее в неприглядном виде.

Ее взгляд упал на пакет на столе. По наклеенной на нем этикетке определить обратного адресата не представлялось возможным. Посылка казалась вполне безобидной, но Джули не могла забыть как бы случайного упоминания Крейгтона о ней.

В голове молодой женщины замелькали сцены из фильмов, в которых люди обнаруживали в обычных с виду коробках ужасные предметы.

В галерее стояла полная тишина, нарушаемая только стуком ее собственного сердца. Джули открыла ящик стола и достала оттуда нож для разрезания бумаги. Она нажала на кнопку, появившимся лезвием одним длинным надрезом, напомнившим о рассекающем кожу скальпеле, разрезала обмотавшую коробку ленту и отложила нож в сторону.

Пальцы были такими холодными, что Джули почти не чувствовала картонные клапаны, которые отогнула по очереди сначала с одной, потом с другой стороны коробки. Внутри был виден стандартный упаковочный материал. Абсолютно безобидный.

Она вытянула руки, затем быстро сжала их в кулаки и тут же отдернула. Несколько раз глубоко вздохнула и приказала сердцу успокоиться. Отбросив страх, Джули снова потянулась к коробке. После мучительной секунды полного ужаса она погрузила руки в упаковочный материал. Он частично выпадал на стол и дальше, на пол. Не обращая на это внимания, Джули продолжала шарить в коробке.

Она нащупала какой-то предмет, завернутый в мягкую бумагу, схватила его обеими руками и вытащила.

Молодая женщина сразу поняла, что держит в руках, и вскрикнула. Ее начала бить дрожь. Из глаз хлынули слезы.

Это была стеклянная ваза, которую она заказывала для одного клиента.

И ничего больше.

Она сидела так, стараясь справиться с рыданиями. Перед мысленным взором Джули стоял Крейгтон.

Молодой женщине казалось, что она слышит его злорадный смех.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...