home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20


Сейчас адвокатская контора Митчелла занималась примерно дюжиной дел. В три раза больше клиентов ждали своей очереди. Сам Дерек держал каждое дело на контроле и участвовал в подготовке к защите, даже если в суде сам не выступал.

После служебного совещания ему было о чем подумать, но после звонка Доджа, который сказал: «Я его нашел», Дерек сразу переключился на то, что его больше всего занимало. Ему не нужно было спрашивать, кого Хэнли имеет в виду.

— Где он?

— В поганеньком мотеле недалеко от аэропорта.

— Как ты его отыскал?

— У меня есть один информатор, который часто ходит в бар недалеко от того места. Он волочится за кореянкой — хозяйкой того самого мотеля. Ей-то мой парень и показал фотографии Билли Дьюка. Барышня повела себя странно, заволновалась, хоть виду старалась не показывать. Он позвонил мне, и я сам отправился к даме его сердца. Кореянка призналась, что узнала Билли Дьюка, когда по телевизору показывали его фотографию. Паршивец снимает у нее номер почти месяц. Конечно, под другим именем.

— Почему она не позвонила в полицию?

— У женщины не совсем в порядке иммиграционная карта. Боялась, что ее депортируют… — Додж сделал паузу, наверное, закуривал. — Думается, моему информатору придется поискать себе другую подружку, но это дело десятое. Так или иначе, я нашел Билли Дьюка. Хочешь постучать в его дверь и поздороваться?

— Нет. Мы должны позвонить Сэнфорду и Кимбалл.

— Разве? — по голосу Доджа можно было понять, что он не считает себя кому-либо должным.

— На чем этот Дьюк ездит?

— Кореянка сказала, что не знает.

— Если он уедет, немедленно сообщи мне и следуй за ним. Не своди глаз с его двери.

Дерек отключился и через минуту попросил Марлин соединить его с Кимбалл или с Сэнфордом.

— Скажи тому, с кем будешь разговаривать, что это срочно.

Пока Митчелл ждал, он решал, не позвонить ли Джули, но все-таки не стал рисковать. Если она говорила правду, то вскоре, как и все остальные, узнает, что Дьюк задержан. Если же Джули солгала и Билли ее сообщник, она может успеть его предупредить.

Митчелл сказал сам себе, что все делает правильно.

Джули дрожала даже тогда, когда вернулась домой. Неожиданный визит Крейгтона в галерею вывел ее из равновесия. Молодой женщине пришлось признать, но Уиллер опять сумел ее напугать. Он снова вовлек ее в свою игру, и она попалась в ловушку. Крейгтон настолько ее затерроризировал, что она побоялась открыть обычную посылку.

Джули заехала в гараж и сразу закрыла дверь с помощью пульта дистанционного управления. Она нигде не чувствовала себя в безопасности. Молодая женщина вспомнила, как Крейгтон сжимал ее горло, как прижал ее к стене, и, глубоко дыша, уронила голову на сложенные на руле руки.

В последние дни, где бы они ни встретились — в клубе или галерее, Крейгтон был очень агрессивен. Может быть, это признак усиливающегося психоза? В машине было жарко. Кожа Джули очень быстро покрылась потом, стала липкой, но при этом она тряслась от страха. Крейгтон еще не закончил то, что начал, убив Пола. Джули была в этом уверена. Уиллер чувствовал, что она представляет для него угрозу, иначе не угрожал бы, не пугал ее. Что-то должно было произойти… Но что именно? Если неизвестно, какое преступление он замышляет или кто его будущая жертва, как можно предотвратить кошмар?

В конце концов, духота и жара стали нестерпимыми, и Джули вышла из машины.

После того как Крейгтон проник в ее дом, молодая женщина следила за тем, чтобы все двери, включая ту, что вела из гаража на кухню, были заперты. Она достала ключ, чтобы открыть ее.

Детектор движения по-прежнему был неисправен, но Джули все равно включала сигнализацию, даже если выходила ненадолго. Впрочем, после того что пережила, она не выключала ее и тогда, когда была дома.

Толкнув дверь на кухню, Джули ожидала услышать предупреждающий сигнал. Он не сработал, и это испугало ее больше, чем резкий звук. Тишина была зловещей, наводила ужас.

Сердце Джули бешено колотилось. Дышала она с трудом. Мысли метались, но молодая женщина попыталась взять себя в руки. Паниковать нельзя. Нужно рассуждать рационально.

Могла ее приходящая прислуга забыть включить сигнализацию перед уходом?

Нет. Горничной сегодня не было. После генеральной уборки она вообще не приходила.

Могла она сама забыть включить сигнализацию утром? Джули судорожно вспоминала, что делала перед тем, как выйти из дома, и сейчас готова была поклясться, что сигнализацию включила.

Она бесшумно поставила сумку на стул и сбросила туфли. Босиком прошла к раковине и сняла с деревянного держателя над ней большой нож для мяса. У него было длинное острое лезвие, но Джули увереннее бы себя чувствовала, окажись в ее руке револьвер, но он снова был спрятан под матрасом.

Она прислушалась. В доме царило безмолвие. Тишину нарушал только стук ее собственною сердца.

Через пять минут, когда ноги стали затекать от чрезмерного напряжения, Джули слегка расслабилась. Неужели она снова играет в игру, затеянную Крейгтоном?

Действительно ли она утром включила сигнализацию? Ее смутил и расстроил Дерек, сначала тем, что накануне безапелляционно заявил: «У тебя был оргазм», а затем своим уходом утром, не извинившись и не попрощавшись. Возможно — даже скорее всего, — она была так занята мыслями о Митчелле, что столь недавняя привычка обязательно включать сигнализацию не сработала.

Тем не менее, вооружившись, Джули пошла по своему дому, разыскивая следы вторжения. Нигде ничего не было тронуто. Осмотрев гостиную, она осторожно вышла в коридор и посмотрела в сторону дверей в спальни. Молодая женщина снова замерла и прислушалась, но ничего не услышала.

Она на цыпочках приблизилась к спальне для гостей и заглянула в нее. Постель Дерек застелил. Дверь в ванную комнату была открыта. Джули пошла туда. Все, как обычно, вещи на своих местах. Она набралась смелости и подошла к стенному шкафу. Распахнув его дверцы, Джули почувствовала себя просто глупо. Конечно, там было пусто — только несколько пустых вешалок на перекладине и сложенное одеяло на верхней полке. Чтобы окончательно увериться в театральности всего происходящего, молодая женщина встала на четвереньки и заглянула под кровать.

Выпрямившись, Джули усмехнулась и вышла в коридор. Дверь в ее спальню была открыта.

Когда появился он, Джули была в нескольких шагах от своей спальни. Он показался ей призраком из дома с привидениями.

Молодая женщина считала, что готова к любым неожиданностям, но сдержать крик не смогла.

Когда Дерек приехал к бару около мотеля «Вид на сосны», Додж уже сидел за стойкой. Отсюда открывался прекрасный вид и на сам мотель, и на окружающие его дома. Митчелл сел рядом и оттолкнул подальше тарелку с обглоданными свиными ребрышками и застывшим жиром.

— Ребрышки совсем недурны, — Додж явно советовал ему попробовать здешнее угощение.

— Нет, спасибо.

Официантки разносили клиентам, которых было человек десять, заказы. Стараясь говорить потише, Додж кивнул за окно:

— Я заметил в конце квартала две полицейские машины…

— С другой стороны у них еще одна. Плюс две на улице за мотелем. А еще вот тот седан.

Дерек посмотрел туда, куда глазами показал Додж. У бара стоял старенький автомобиль. В свете неоновой рекламы Митчелл разглядел два силуэта: мужчину за рулем и женщину рядом.

— О! Старая знакомая… — Хэнли удивленно поднял брови. — Она раньше делилась со мной информацией.

— Раньше?

— У нас тогда было соглашение.

— Что за соглашение?

— Да обыкновенное соглашение. Но сейчас все не так. Если будешь с ней беседовать, не проговорись, что я работаю на тебя.

— Хорошо.

Прибыли Сэнфорд и Кимбалл. Митчелл и Хэнли смотрели, как детективы паркуют автомобиль прямо напротив мотеля. Кимбалл вышла из машины и направилась прямо туда. Из бара все было прекрасно видно. Роберта взяла со стола колокольчик и позвонила. Бамбуковая занавеска, отделяющая внутреннее помещение от ресепшен, отодвинулась, и оттуда вышла кореянка. Кимбалл показала ей свой жетон.

Дерек повернулся к Доджу:

— Я попросил Сэнфорда о любезности. Если эта женщина согласится помочь полиции и даст им ключ, они не станут докладывать о ней в службу иммиграции.

— И ты поверил?

— Не слишком.

Кимбалл вышла из мотеля через минуту после того, как вошла туда. В руках у нее был ключ. К ней присоединился Сэнфорд. Они вместе прошли вдоль ряда домиков и двинулись дальше, то появляясь в свете фонарей, то исчезая в тени между ними.

Оказавшись около номера, который был им нужен, детективы начали двигаться осторожнее. Они бесшумно подошли к двери и встали по обеим ее сторонам. Сэнфорд постучал. Ничего не произошло. Он что-то сказал Роберте, затем постучал еще раз. Не дождавшись ответа, детектив кивнул своей напарнице. Кимбалл вставила ключ в замочную скважину. Дверь распахнулась, и детективы ворвались в номер.

Полицейские из седана выскочили из своей машины и побежали к номеру, держа оружие наготове.

— Пошли, — Дерек встал с табурета.

Они подошли к дверям номера. На пороге стояли мужчина и женщина из седана. Заметив Доджа, сотрудница полиции резко вскинула голову:

— Хэнли?! Какого черта ты здесь делаешь?

— Это я его нашел. А Митчелл позвал вас.

— Ловко! Но вы оба опоздали. Дьюка здесь нет.

— Черт! — выругался Дерек.

Полицейский кисло улыбнулся:

— А вам какое до этого дело, Перри Мейсон?[32] — Он повернулся к Доджу: — А ты теперь на него работаешь?

— У господина Митчелла отличная медицинская страховка.

Полицейский сплюнул и обратился к своей напарнице:

— Я иду на ресепшен.

Когда он отошел подальше, Додж улыбнулся женщине:

— Можешь впустить нас на минуту в комнату?

— Ну ты и наглец!

Додж притворно вздохнул:

— Мне тогда надо было уйти, Дора. Мне позвонили.

— А мне пришлось заплатить по счету.

— Вот этот самый человек потребовал, чтобы я немедленно явился, — Хэнли кивнул на Дерека.

— Тот ужин стоил мне двадцать два доллара.

— Я очень извиняюсь. Не сердись на меня.

Она бросила взгляд через плечо на открытую дверь в номер Билли Дьюка.

— Сэнфорд устроит скандал.

— Не устроит.

— Вы будете допрашивать хозяйку мотеля? — подал наконец голос Митчелл.

Дора взглянула на адвоката с подозрением:

— Может быть.

— Спросите ее…

— Не учите меня моей работе, мистер Митчелл.

Додж сделал Дереку страшные глаза и повернулся к своей бывшей приятельнице.

— Он даже и не думал об этом, Дора. Но если ты узнаешь что-нибудь интересное…

— И не надейся, Додж. Я не хочу, чтобы Кимбалл вцепилась мне в задницу. — Она пошла прочь.

— Ты уже забыла, что я позволял тебе быть сверху?

Женщина шаг не замедлила, но показала Хэнли через плечо средний палец.

Додж хмыкнул:

— Вот и вся любовь.

Дерек вошел в комнату, и Хэнли последовал за ним. Услышав движение, Сэнфорд повернулся от стенного шкафа, в котором копался. Взгляд у него был настороженный и при виде неожиданных гостей не смягчился.

— Спасибо за наводку, мистер Митчелл. Но это вовсе не означало приглашения сюда.

— А сюда вход по приглашениям? — не удержался от язвительного вопроса Додж.

Ответа не последовало.

— Есть какие-нибудь следы Билли Дьюка? — все-таки спросил Дерек.

— Билли Вуда, — поправила вышедшая из ванной комнаты Кимбалл. Как и на Сэнфорде, на ней были резиновые перчатки, но в руках Роберта ничего не держала. — Он зарегистрировался здесь под этим именем. Приехав сюда, мистер Вуд заплатил за месяц вперед. Наличными. Это произошло за десять дней до убийства Пола Уиллера. С той поры хозяйка видела его только один раз. Он выносил пакет с мусором на помойку за мотелем.

— Вы же разговаривали с ней всего минуту, — удивился Додж.

Кимбалл улыбнулась:

— Мы способные.

— Тогда почему не смогли найти этого Билли?

На сей раз Кимбалл ответила убийственным взглядом. Сэнфорда, казалось, все раздражало.

— Почему вы послали своего человека, — детектив покосился на Доджа, — искать Дьюка, мистер Митчелл?

— У меня есть собственный интерес.

— Я слышал, что вы больше не представляете Уиллеров.

— Это так.

— Тогда зачем вам понадобился этот парень?

— Мне не хотелось бы пока об этом говорить.

— Имеет это какое-нибудь отношение к смерти вашей собаки?

Этот вопрос задала Кимбалл, и Дерек внимательно взглянул на нее. Роберта пожала плечами:

— Сегодня кто-то говорил об этом. Мне очень жаль. Правда.

Странно, но Митчелл поверил и даже был тронут ее искренностью.

— Спасибо.

— Мне тоже жаль, — сказал Сэнфорд. — Надо же сделать такую пакость! — Прежде чем что-то еще было сказано про Мэгги, Додж сменил тему — спросил про упоминавшуюся помойку.

— Вы послали к мусорным бакам людей, чтобы проверить?

Кимбалл снова превратилась в сурового детектива:

— Мы не любители, мистер. Там идет работа, но мусор могли вывезти после того, как Билли Дьюк, или как там его зовут, выбросил свой пакет. Мадам за конторкой не может точно вспомнить, в какой день она его видела. Так что все уже могли увезти и сжечь.

— Что насчет машины?

— Ничего не известно, — на сей раз ответил Сэнфорд.

— Хозяйка говорит, что никогда не видела его на машине, — сказала Кимбалл. — Возможно, он оставлял ее где-нибудь поблизости, а сюда шел пешком. Мы послали людей проверить окрестности.

Додж хмыкнул:

— В этом районе вам вряд ли помогут безвозмездно. Будьте готовы потратиться.

По-видимому, детективы были с этим согласны, потому что ничего не возразили.

Дерек молчал. Он не переступал порог, потому что не хотел — если в номере есть улики и они будут найдены, — чтобы в связи с этим упоминалось его имя. Митчелл внимательно слушал все, что говорили Додж и детективы, и одновременно пытался представить себе человека, который жил в этой комнате.

Номер был убогим. На обоях — пятна, на потолке — потеки от воды. Постель не прибрана, простыни выглядели так, будто на них спали несколько недель, не потрудившись постирать. Если Дьюк сам выносил свой мусор, то, по-видимому, услуги горничной здесь не предусматривались. В открытую дверь ванной комнаты, за спиной Кимбалл, Дерек увидел валяющиеся на полу полотенца. Впечатление было такое, как будто их кто-то небрежно бросил.

Но в комнате не оказалось ни одной личной вещи, ничего, что не было бы принадлежностью собственно номера.

— Дьюк не просто вышел. Он вообще отсюда съехал, — наконец вынес свой вердикт Митчелл.

Сэнфорд нахмурился:

— Похоже на то. В стенном шкафу никаких вещей. В ящиках комода тоже.

— И в ванной ничего, кроме вони, — добавила Кимбалл. — Здесь, похоже, проблемы с канализацией.

— А раковину вы осмотрели? — спросил Додж.

— Да, — кивнула Кимбалл. — На ней остались капли воды. Видимо, он убрался отсюда не так давно.

— В ванной нет окна?

— Есть, но недостаточно большое, чтобы вылез взрослый человек.

— Я следил за этим номером с шести часов, — сказал Додж. — Из него никто не выходил. Значит, Дьюка, когда я появился, уже не было, но исчез он незадолго до этого, раз раковина не высохла.

— В середине дня? — предположил Сэнфорд.

Додж пожал одним плечом.

— Меня не столько интересует то, когда Билли ушел, сколько то, куда он направился-а-а, — протянул Дерек.

— Мы бы тоже не прочь это узнать, — усмехнулся Сэнфорд.

— Но у нас все равно еще нет ничего такого, что привязывало бы его к убийству в «Молтри». Билли Дьюк вполне может быть просто парнем, пришедшим в отель по своим делам.

Дерек не думал, что Кимбалл верит в это больше, чем он.

— Кто, приехав в другой город по делам, расплачивается наличными, а не кредитной картой?

— И имеет при этом два имени, — добавил Додж. — По крайней мере, мы знаем этого человека под двумя именами.

— Это так, — согласилась Кимбалл.

Дерек еще раз внимательно оглядел комнату:

— У меня есть ощущение, что это его нора. Место, где он прятался.

— Я с тобой согласен, — поддержал его Додж и показал на корзину для мусора. — Пусто.

— Та, что в ванной комнате, тоже пустая, — любезно сообщила им Кимбалл.

— Уходя отсюда, мистер Дьюк-Вуд ничего не оставил, — сказал Дерек.

— Ничего заметного глазу. — Сэнфорд достал свой мобильный телефон. — Я попрошу, чтобы здесь поискали пальчики. Может быть, нам удастся получить отпечатки, которые имеются в базе данных. Тогда, по крайней мере, мы узнаем его настоящее имя.

Кимбалл перешла на кухню, и оттуда послышался ее комментарий:

— Посуду он вымыл. Мусор тоже выбросил. А вот пол не вытер! Он липкий.

Роберта наклонилась. Когда она через несколько секунд выпрямилась, Дерек заметил многозначительный взгляд, который Кимбалл бросила на напарника.

— Нашли что-нибудь? — тут же спросил Митчелл.

Женщина отрицательно покачала головой:

— Нет. Мы, конечно, попробуем узнать, что такое он здесь разлил, — внезапно она нахмурилась. — Почему вы все еще здесь? Вы ведь не полицейские. Прошу вас удалиться, господа.

Додж повернулся к Дереку:

— Видел достаточно?

— Не знаю, — Митчелл с места не двинулся.

— А что ты знаешь?

— Что-то здесь не сходится…

— О чем вы там шепчетесь? — спросил Сэнфорд.

Дерек не стал отвечать на этот вопрос. Он еще раз медленно обвел глазами комнату. Взгляд адвоката задержался на телевизоре. Митчелл понял, что «не сходилось». Все в этой комнате было старым, а телевизор выглядел сравнительно новым и имел встроенный видеоплеер.

— Проверьте-ка его!

Сэнфорд без энтузиазма начал искать пульт дистанционного управления. Тот валялся на кровати, среди мятых простыней. Детектив включил телевизор и нажал на кнопку, чтобы выдвинуть дисковод. Он выскользнул. Пустой.

Полицейский выжидающе посмотрел на Дерека. Митчелл разочарованно вздохнул:

— Попытаться все равно стоило…

Эриэл надушилась, последний раз придирчиво взглянула на себя в зеркало и взяла сумку. После того как недавно она объелась мороженым, девушка решила, что не позволит одному уроду заставить ее растолстеть. Как любил повторять ее отец, единственный способ пережить, что тебя сбросила лошадь, — снова сесть в седло.

Она куда-нибудь съездит и хорошо проведет время.

И кстати, нос кверху!

Эриэл вышла из квартиры и заперла за собой дверь. Когда она шла к машине, стоявшей через дорогу, ее окликнула соседка из дома напротив. Девушка мысленно застонала, но ответила:

— Здравствуйте, миссис Гамильтон!

Пожилая женщина жила одна и, очевидно, чувствовала себя всеми покинутой. Она часто задерживала Эриэл, причем именно тогда, когда та спешила. Во всяком случае, девушке так казалось.

— Подожди меня, Эри!

Эриэл, которую учили уважать старших, бросила сумку в машину и стала ждать, когда миссис Гамильтон дохромает до нее.

— Ваши цветы такие красивые! — похвалила она клумбу соседки, когда пожилая женщина наконец подошла.

У миссис Гамильтон был самый ухоженный участок на их улице, и она гордилась тем, что все там делает сама.

— Спасибо, милочка, — старушка приложила руку, покрытую возрастными пигментными пятнами, к груди, как будто хотела помочь себе отдышаться. — Я за тебя беспокоюсь.

— Беспокоитесь? За меня? Почему?

Обычно миссис Гамильтон интересовалась, правильно ли она питается, корила за то, что поздно возвращается домой, советовала пользоваться защитным кремом от солнца. Эриэл удивилась новой теме, а старая женщина между тем продолжала:

— Тебя сегодня, когда ты была на работе, искал мужчина.

— Мужчина?

— Думаю, он был немного не в себе, — старушка перешла на шепот. — Мне совсем не понравилось, как он выглядел.

— А как он выглядел?

Соседка подробно и точно описала Билли Дьюка, и сердце Эриэл забилось в тревоге. Интересно, что миссис Гамильтон описывала Билли не таким, каким он был, когда они познакомились, а таким, каким выглядел на фотографии, показанной по телевизору.

— Что он хотел?

— Я видела, как он ходил около твоего дома, заглядывал в окна, стучал в дверь. Крикнула ему, что тебя нету, но разве он сам этого не понял?

В другое время нарисованная старушкой картина показалась бы Эриэл забавной, но сейчас ей было не до смеха.

— Он перебежал через улицу, — продолжала миссис Гамильтон. — Я, слава богу, успела закрыть дверь на щеколду… Этот невменяемый замахал руками и начал орать: «Пожалуйста, помогите мне!»

— Помочь ему?

— Он сказал, что ему обязательно нужно поговорить с тобой, что это вопрос жизни и смерти, и спросил, не знаю ли я, где ты работаешь. Этот парень звонил тебе на старую работу, но там ему сказали, что ты уволилась.

— Я недавно перешла на другое место.

— Он спросил, не знаю ли я номер твоего мобильного телефона, а я ответила, что если бы и знала, а я ведь его не знаю, то все равно бы ему не сказала. Пригрозила, что позвоню в полицию, если он не уберется, а затем захлопнула окно. Но, сказать по правде, я подсматривала через жалюзи… Он сел в машину и уехал, — миссис Гамильтон обеспокоенно взглянула на Эриэл. — Разумеется, это не мое дело, но мне он не показался человеком, с которым тебе стоит водить компанию, Эри.

— Не волнуйтесь, миссис Гамильтон, я и не собираюсь это делать, — она сжала руку старой женщины. — Если еще раз увидите этого человека, звоните в полицию.

— Обязательно. Будь осторожна.

Эриэл уверила соседку, что обязательно будет осторожна, и старушка вернулась на свой участок. Девушка подумала, не вернуться ли ей домой и не позвонить ли в полицию, чтобы рассказать об этом нежеланном визите Билли Дьюка. Впрочем, сие означало бы впутаться в очень сомнительное дело, а она пообещала себе и Кэрол, что постарается этого избежать. Эриэл хотела надеяться, что угроза миссис Гамильтон отпугнет этого мерзавца.

Она решила, что не позволит Билли Дьюку испортить ей вечер, но, когда вошла в залитый огнями клуб, все еще пыталась избавиться от смутного ощущения беспокойства. Настроение Эриэл совсем испортилось, когда она заметила Тони. Он стоял, прислонившись к одной из колонн в конце зала, и выглядел невозможно элегантным и красивым.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...